Лебединое озеро Ихтиандра

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 32

Леня кивнул, и Патрик зачастил:

– Когда Лера подошла к метро, ей позвонила Ари, представилась Ромальцевой и сказала: «Давайте встретимся в гипермаркете электротехники на улице Карелина. Если не хотите туда ехать, я не стану предлагать вам квартиру».

Валерия нуждалась в жилье. Она понимала: бесплатный вариант – это уникальный шанс, поэтому согласилась на все условия. Назарова без приключений добралась до торговой точки, там ее встретила Ари, заверила, что жилплощадь ждет Леру, незаметно прикрепила к ней аппаратуру и ушла. А я начал игру. На Леру охотился наш постоянный клиент Вениамин, он очень капризный, обожает повторять: «Кто платит, тот и босс».

Вениамину захотелось заставить Валерию делать глупости. Я предостерег заказчика:

– Хорошо, пусть Назарова начнет идиотничать, но не в магазине, она уже испытала стресс, сейчас ее надо уводить отсюда.

Но разве Вениамин послушает? Он выхватил у меня микрофон и стал сам управлять Лерой. Приказывал ей положить паспорт в стиралку, косметику в СВЧ-печку, веселился, как дурак. Полностью устранил меня. И что вышло? В конце концов клиенту надоело гонять Назарову по залу, он вывел ее на улицу, загнал в переулок, пугал, и Лера внезапно упала. Ее нервная система оказалась перегружена. Долго Вениамин не забавлялся. Он мне потом истерику закатил. Дескать, бабло заплатил, а где удовольствие? Пары часов не поразвлекался! Я ему ответил:

– Не следовало перегибать палку. Что за безумная идея с рассовыванием вещей по бытовым приборам? После смерти «дичи» мы забираем у нее сумку и все документы. Ты же не хочешь неприятностей? Нам надо вернуться в магазин и найти ее паспорт.

Ан нет, Вениамин стал истерить, потребовал ехать с ним домой и составить план новой охоты. Вот прямо сейчас вынь да положь ему новую дичь! Документы и прочая ерунда остались в торговом центре на Карелина. Кретин безмозглый! Но ослушаться его было опасно, у парня полно денег и связей. Я понадеялся, что никто особенно не забеспокоится, найдя в демонстрационных моделях мелочи, а паспорт консультанты просто выкинут. Ступил!

– Вы имеете специально оборудованную машину? – спросил Леня.

– Конечно, – подтвердил Патрик. – Неприметные «Жигули», снаружи помойка, под капотом мощный двигатель, в салоне суперсовременные компы, следящая аппаратура. Клиент видит все на мониторе и отлично слышит, ну прямо настоящая охота.

Моя челюсть медленно уехала в сторону. Полковник убрал звук и уставился на меня.

– Что тебя поразило?

Я с трудом проглотила тугой комок в горле.

– Я говорила с кассиршами в магазине. Влада и Мила рассказали, что Валерия была крайне напугана, ей казалось, свекровь наняла убийцу, который преследует ее. Бедная Назарова, я понимаю, каково ей пришлось. В ее ушах звучал голос, он требовал, пугал, кричал. У Валерии помутился рассудок, она начала подчиняться голосу, но одновременно искала помощи у сотрудников магазина. Думаю, она пыталась позвонить Патрику, но он блокировал свой мобильный. По возвращении в «Приют доброй Клары» я узнала о смерти Леры и сказала, что мне ее кончина кажется странной, отметив мелкие несостыковки. Если Лера была в районе одиннадцати тридцати в магазине, то как она могла очутиться через полчаса у Ромальцевой? За короткое время через всю Москву не проехать. Сказала и о других непонятных вещах. Совершенно дикая ситуация с певцом, который якобы звал Назарову в домработницы. Но я не заподозрила никого из владельцев приюта. И знаете, что случилось потом?

– Нет, – одновременно ответили Дегтярев и Игорь Леонидович.

Я невольно поежилась.

– Я вышла в сад прогулять собак. Ко мне присоединился Патрик, завел разговор о страхах, начал выпытывать, чего я боюсь. В процессе беседы меня охватило странное оцепенение, я словно засыпала наяву и отвечала на вопросы Патрика, не хотела с ним говорить, но продолжала. Думаю, он владеет гипнозом. Кстати, то же состояние у меня возникло сегодня, когда я стояла у машины и неожиданно ощутила в руках бутылку. Патрик опять вогнал меня в транс, еще пара минут, и я могла превратиться в послушную куклу, уже поднесла горлышко к губам, но тут примчались Дегтярев с Ковалевым. А что было в той бутылке?

– Ничего хорошего, – улизнул от прямого ответа Александр Михайлович, – и мы не прибежали, а вели тебя от приюта. Хотели взять кое-кого с поличным.

– И сорвать операцию, которую люди готовили долгое время, – неожиданно вскипел Игорь Леонидович. – Привыкли работать нахрапом! Шум, гром, стрельба, ОМОН! Сказано было, не лезьте! Ситуация под контролем! Ну возьмешь ты устроителей охоты, а клиенты? Вся фишка в них! Думаешь, Патрик их сдаст? Чушь. Да, он перепугался, поет сейчас соловьем, все тебе выложит! Но заказчиков он еще больше опасается! Их имен вы не услышите.

Александр Михайлович начал оправдываться:

– Вениамина он уже упомянул.

Игорь Леонидович поморщился.

– Ну и радуйся! Про остальных он промолчит. А мы с десяток уже вычислили. Позволь напомнить, что спешка хороша только при ловле блох.

Дегтярев треснул кулаком по столешнице.

– Мне что, следовало подождать, пока Дарью доведут до смерти? Ты зачем звонил? Справки наводил? Вопль поднял, орал: «Ты послал свою сотрудницу в приют, она нам всю операцию под прикрытием рушит». Я своего человека из-под удара выводил. А ну, вспомни ситуацию в Красноярске, когда ты из-за своего недоумка двух моих людей под пули подставил! Да, я за Дашей проследил и взял Патрика тепленьким. Скажи спасибо, что ты сейчас тут сидишь!

– Твою Дашу и самосвалом не переедешь, – огрызнулся «бывший маразматик». – Торнадо с мотором! И не похоже, что ее можно испугать.

Я вскочила.

– Секундочку. Игорь Леонидович – представитель спецслужб, которые затеяли операцию в «Приюте доброй Клары»? А Дегтярев использовал меня как подсадную утку, ловил Патрика на живца? Ну вы даете! Хотя… я отлично вас понимаю. Жаль, что никто из вас не поставил меня в известность о своих планах. Из меня мог получиться замечательный агент! Или детектив! Вы мне не доверяли. Ну ладно, Игорь Леонидович! Он меня впервые увидел, но ты!

Дегтярев засопел. Я посмотрела на него:

– Хорошо, проехали, я продолжу. Первый раз, когда я находилась в саду, планам психолога помешала Афина. Собака прилетела из зарослей, ткнулась в меня, и я словно проснулась. Кстати, Патрик совершил ошибку, он сказал про агорафобию, и мне стало понятно, чем страдала Лера. Но я ему во время того разговора ни словом не обмолвилась о том, что ярко-красный цвет может вызвать у меня мигрень. Об этом я заявила после того, как психолог появился в ярко-алой сорочке.

– Сейчас разберемся, – пообещал полковник и снова нажал на небольшую коробочку на стене.

– Леня, спроси его еще раз про красный цвет.

Ковалев даже не моргнул, но я услышала его голос:

– Что-то я не понял по поводу ситуации с Дарьей и одеждой. То нужна черная, то красная. Повторите, пожалуйста.

Патрик откашлялся.

– Я знал, чувствовал – пора завязывать. Заработали хороший кусок – остановитесь, не зарывайтесь, соберем чемоданы и отвалим к теплому морю, купим там недвижимость, разбежимся, чтобы больше никогда не встречаться. Но Ари сумасшедшая, а Гелен ей под стать. Я сначала думал, что девкам хочется заполучить капитал, набить мошну. А потом увидел: они социопатки, обе. Знаете, это очень странный момент, уникальный факт. Многочисленными исследованиями доказано, что социопаты не способны на положительные чувства. Любовь, взаимовыручка, жалость – это не их эмоции, но они великолепные актеры, гениальные. Станете общаться с социопатом, непременно попадете под его очарование, он чутко настраивается на чужую волну, нравится всем без исключения. Но если ей захочется, социопатическая личность преспокойно убьет того, кому нежно улыбалась, не ощутив ни малейшего раскаянья. Социопатам не свойственно дружить, но Ари и Гелен – лучшие подруги. Я надеюсь, что мне удастся написать диссертацию по этому феномену.

– Отлично, вы будете единственный, – кивнул Леня, – до сих пор никто не получал кандидатское звание, находясь в заключении. Вы первопроходец во всем. Давайте вернемся к Дарье и красному цвету!

Но Патрик словно не слышал Ковалева, он монотонно продолжал:

– Идея охоты принадлежит Гелен, у нее невероятная, болезненная фантазия. Ари обожает гонять жертву, она получает от вида чужих страданий искреннее наслаждение. Я всего лишь скромный консультант, который подсказывает, как правильно наладить общение с дичью, я работаю за деньги и в принципе не делаю ничего ужасного. Обычный сеанс психотерапии!

Леня скривился, но удержался от замечаний, а Патрик продолжил свою вдохновенную речь:

– Гелен и Ари убеждали меня, что их основная цель – накопить капитал. Вот соберут несколько миллионов евро и свалят из Москвы. Да только они давно эти суммы получили, а охоту продолжают. Вряд ли смогут остановиться. Для них не бабло главное – девушки кайфуют больше клиентов.

Леня кашлянул и заговорил:

– Насколько я понял, бизнес выглядит так. Подыскивается дичь, она обрабатывается психологически, поселяется в «Приюте доброй Клары», где воздействие на нее продолжается. Затем находится клиент, ему необходимо сначала от души поиздеваться и лишь потом убить человека, который символизирует его жену, тещу, падчерицу, начальника. Я прав? Вы психолог, составляющий сценарий охоты, Ари загонщик, Гелен мозговой центр, а какова роль Софьи, Эдуарда и Ренаты?

Патрик закатил глаза.

– Рена хочет денег, она всего-то провожает дичь к месту охоты. Иногда едет вместе с человеком, иногда тайком за ним присматривает. Но когда жертва на старте, Рена исчезает и начинается время Ари. А Соне и Эдику нужны деньги на благотворительность!

Последняя фраза прозвучала настолько нелепо, что Леня даже привстал.

– На что?

Психолог кивнул:

– Вы не ослышались! Софья происходит из семьи Мурмуль, ее предки тратили почти всю прибыль на «Приют доброй Клары». У Сони навязчивая идея не ударить в грязь лицом перед их памятью. Она действительно многим помогает, всех кормит, поит, устраивает. Но денег у Мурмуль мало, Эдуард безынициативен. Чтобы хоть как-то сохранить дело, завещанное поколениями Мурмуль, Софья из кожи выпрыгивала, искала спонсоров, но долгое время безуспешно.

«Приют доброй Клары» дышал на ладан, но тут появилась Ари и предложила Софье:

– Даю вам средства, использую убежище для своих целей, а вы укрываете тех, кого приведут к вам по моему указанию. Молчите, когда постоялец исчезнет, я даю деньги – и вы можете помогать сирым и убогим.

Софья с Эдиком согласились, и сейчас их предприятие процветает. В нем, например, пригрели старика Поповкина, он обуза, жертва болезни Альцгеймера, кому такой нужен?

Я сдержала возмущенный возглас. Отлично помню, как Софья в библиотеке спросила у Ренаты: «Может, Николай Ефимович кому-нибудь понравится?» Она хотела избавиться от безумного дедули. И вообще, мне следовало раньше понять суть подслушанных бесед и позднейшего рассказа Софьи о том, что случилось с Лерой. Ее история категорически не совпадала в деталях. Но я не заметила вовремя нестыковок.

– Или повар Вадим, – как ни в чем не бывало продолжал Патрик, – он недавно вышел из заключения, у него нет ни друзей, ни денег, ни жилья.

Я невольно кивнула в такт словам Патрика. Хорошо помню, как тихо вошла на кухню, а повар вздрогнул, обернулся и отрапортовал: «Я на работе». Меня удивила его реакция, но сейчас я знаю: у него сработал рефлекс зэка, который должен при виде охраны и воспитателей докладывать о том, чем занимается.

– Соня его пригрела, – говорил Патрик, – дала работу на кухне. Бескорыстно. Вадим проживет в приюте до тех пор, пока не ощутит в себе сил выйти в мир. Светлана! Она тоже обласкана и пользуется вниманием. Вспомним Настю. Ее на самом деле пристроили к лучшему сурдологу, девочке вшили имплант, она обретет слух.

– Еще один феномен для вашей диссертации, – протянул Леня, – этакий дуализм, с одного бока благодетели, с другого убийцы.

– Нет, нет, – заволновался Патрик. – Они никого не лишали жизни, Софье и Эдуарду требовались средства для функционирования приюта, они хотят помогать людям, но на благие дела нужны деньги, и немалые. Поверьте, Мурмуль ничего не оставляли себе, все вкладывалось в несчастных, например, в таких, как Настя.

– Здорово! – подпрыгнул Ковалев. – Убили Валерию, а ее дочке вернули слух.

– Ну конечно, – обрадовался Патрик, – вы правильно оценили ситуацию. Назарова никчемная мать, что она могла дать ребенку? А? Ее смерть девочке во благо. Насте найдут новую семью. Мы с Соней и Эдиком исполняем благородную миссию, а Ари и Гелен набивают карманы и потакают своим низменным желаниям мучить людей.

Я вздохнула. Патрик забыл, что пару минут назад рассказывал о своих планах купить себе домик у моря?

– Мы черное и белое, – пафосно вещал психолог, – думаете, мне приятно работать с психопатками? Но приют пропадет без денег. Возьмем Антонину! Какова судьба инвалида? Она печальна: умерла любящая бабушка, вместо нее появились отвратительные родственники. Они бы сдали девочку в дом престарелых, там содержатся и дети-колясочники. Антонюк впереди ждали мучения. Мы помогли Тоне спокойно завершить земной путь. Думаю, она бы обрадовалась, узнав, что полученные Соней за нее средства пошли на ремонт чердака.

– Очень хозяйственно, – процедил Леня. – Инвалидную коляску вы не выкинули, но это глупо! Кресло – улика!

Патрик улыбнулся.

– Нет, можно легко объяснить наличие коляски в приюте – ее передали нам в дар. Выбросить кресло жалко, больно оно дорогое, возможно, пригодится другому человеку. Приют не может себе позволить разбрасываться такими вещами. Правда, мы не знали, как им пользоваться, никто не владеет иностранными языками, но появилась Дарья, она успешно разобралась с коляской. Мы надеялись, что она перед уходом составит для нас инструкцию.

– Перед уходом? – уточнил Леня. – Васильеву не собирались превращать в дичь?

Психолог дернул шеей:

– Позвольте объяснить. Встреча Лены и Дарьи чистая случайность. Жена Эдуарда любит выпить, количество принятого алкоголя никак не отражается ни на ее внешности, ни на поведении. Я всегда удивляюсь, глядя, как Лена напивается виски. Вольет в себя пол-литра и выглядит трезвой. Но если вы, пусть даже и не нарочно, сбили человека, то непременно окажетесь в кабинете, где вас попросят пройти алкотест. И что бы он показал в случае Лены? Привалова испугалась и привезла Дарью в приют, где той с охотой оказали помощь, вызвали врача, наложили гипс, накормили, напоили, спать уложили. Никто не собирался посягать на жизнь гостьи. Когда она откровенно рассказала про своего жениха, Софья тут же предложила Дарье спокойно пересидеть время в приюте. Соня очень добрая, милосердная, ей всех жаль, поверьте, никаких коварных планов в отношении Дарьи мы не строили.

Я вздохнула: это похоже на правду. Лена перетрухнула, попросила меня молчать об обстоятельствах нашей встречи, а Софья не стала расспрашивать гостью, приняла ее с распростертыми объятиями. Лена утром притащила зарядку для телефона, никто не препятствовал моей поездке в город. Привалова была приветлива, но она допустила одну оплошность. Прикатила мне кресло и сказала: «Садись, это замечательная штука, умеет ходить по лестницам и еще массу всего. Жаль, мы инструкции не имеем, не понимаем, что оно говорит». Я тогда не обратила внимания на ее слова, обрадовалась, что Лаура чирикает на французском. Но сейчас возник вопрос. Само собой инвалидное кресло с места не сдвинется, ему надо отдать команду: «Шагай вверх!» Если в приюте нет тех, кто способен общаться с Лаурой, откуда Лена знает, что кресло умеет ходить по ступенькам? Ответ: она видела Тоню, которая поднималась по лестнице. Вот вам доказательство того, что девочка Антонюк жила в «Приюте доброй Клары». Жаль только, что оно косвенное.

– И когда же ваши планы в отношении Дарьи изменились? – вкрадчиво поинтересовался Леня.

Патрик поморщился.

– После упорных расспросов про Леру. Даша настаивала, что Назарову убили, нам стало понятно – гостья может наделать бед. Я пошел за ней в сад, завел беседу про ее страхи, и Дарья в конце концов заявила:

– Я боюсь черного цвета.

Но я опытный боевой конь, и понял, что она это сказала, пытаясь от меня отделаться. Решил свои догадки проверить и через какое-то время обронил фразу: «Не ходите в лес, там, вероятно, живет черный-черный человек». Если даму пугает черный цвет, она передернется от подобной шутки, но Дарья ответила: «И держит в руке торт, из которого высовывается рука и душит непослушных детей». И я сделал стойку: у подопечной страх красного цвета.

– С чего вам пришла в голову такая идея? – совершенно искренне удивился Леня.

– Элементарно, – с выражением превосходства заявил Патрик, – это азы психологии. Большинство людей зарывают свой ужас как можно глубже. Первый признак того, что человек чего-то опасается, – это нежелание вести разговор на больную тему. Боитесь смерти? Не будете подсмеиваться над анекдотами про покойников, не станете смотреть сериал «Все клиенты мертвы». Дарья, упоминая про торт, слегка изменила классическую трактовку страшилки. В оригинальном варианте на торте лежит КРАСНАЯ роза, неуч ее откусывает, из десерта выскакивает КРАСНАЯ рука и душит школьника. Дарья пропустила прилагательное «красная». Теперь вспомним ее слова про черный цвет и ноль реакции на мое заявление о черном человеке. Людям свойственно переворачивать страх. Боятся красного – скажут про черное. Я понял: цвет огня, пожарной машины – вот с чего нам надо начать.

Тест с моей рубашкой и жилеткой Константина дал положительный результат. Увы, у нас не было времени на разработку плана. Дарья собиралась в воскресенье покинуть приют. Пришлось торопиться, повезло еще, что она понравилась Вениамину, который не смог долго гонять Леру и с пеной у рта требовал новую дичь.

Ари, одетая в ярко-красный наряд, перехватила на улице Дарью, начала ее обработку, успела прикрепить аппаратуру. Вениамин был доволен, дичь напугалась, но не выдала слишком яркой реакции вроде обморока. Такая кандидатка должна долго продержаться. И тут, как назло, в Ари влетел ребенок на роликах. Она упала, а дичь заскочила в машину и уехала. Мы бросились вдогонку, очутились на рынке и потеряли связь. На Дарью напали местные подростки, сдернули куртку, выхватили пакет с покупками. Плевать на укроп, а вот на куртке висел передатчик. Ари от злости чуть не лопнула, но Вениамин был очень доволен. Я предложил:

– Вернусь в приют и прикреплю на ее шмотки новый «жучок».

Но Вениамин мне запретил:

– Нет. Она отличная дичь. Повторите ситуацию. Пусть ее еще раз Хозяйка в красном встретит. Не трогайте бабу в приюте, не спугните, она моя!

Я схватила Александра Михайловича за руку:

– Серая машина «Жигули» с антеннами, рука с дорогими часами, высунувшаяся из окна и бросившая продавщице деньги за испорченные конфеты. Значит, меня преследовал не Бурдюк?

Полковник крякнул.

– Пластический хирург – мерзавец, но ко всему произошедшему твой Ромео не имеет никакого отношения.

– Откуда ты знаешь? – прошептала я.

Александр Михайлович исподлобья глянул на Игоря Леонидовича.

– Может, потом поговорим.

– Нет, сейчас, – потребовала я.

Полковник засопел.

– Он мне звонил, просил тебя приструнить, а я… ну… конкретно ему заявил: «Ты, нехороший человек, не лезь к Дарье, нехороший человек, иначе я тебе, нехорошему человеку, совсем нехорошо сделаю. Есть у меня, нехороший человек, возможности, которые тебе, нехорошему человеку, даже не снились. Захочешь жениться и не найдешь чем, усек, нехороший человек? Не зли меня! Иначе получишь ведро редьки, и не в рот, нехороший человек, ведро редьки и ни капли растительного масла. Без ароматного, деревенского подсолнечного масла я тебе, нехороший человек…»

– Масло! – закричала я. – Вот чем пахло от Кости!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!
Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: