Лебединое озеро Ихтиандра

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 33

Игорь Леонидович не смог скрыть недоумения, а полковник осторожно спросил:

– Ты проголодалась?

Я помотала головой.

– Масло! Растительное, нерафинированное, которое продается на рынках! Оно очень вкусное.

Игорь Леонидович посмотрел на Дегтярева. Александр Михайлович сказал:

– Не нервничай. Конечно, такое масло можно в картошку налить или в винегрет, но оно не всем нравится, потому что…

– Имеет характерный запах жареных семечек, – неожиданно закончил Игорь, – терпеть его не могу.

– На вкус и цвет товарищей нет, – обиделся полковник.

– Все правильно, – сказала я, – деревенскому маслу присущ особый запах. Именно его я почувствовала, находясь рядом с Костей.

Брови Игоря поползли вверх, а я объяснила:

– Вчера вечером я столкнулась в коридоре с Костей. Парень продемонстрировал свою зеленую рубашку, спросил, нравится ли мне она. У нас завязалась беседа, в ходе которой Костя бесхитростно рассказал, что ярко-красную жилетку ему вручил Патрик и он же велел ему постоянно ее носить. Далее беседа приняла совсем уж неожиданный оборот. Костя разоткровенничался про злую Таньку, Ари, назвал адрес, который мама заставила его затвердить наизусть. В самый разгар нашего разговора появился Патрик, немедленно отправил парня спать, сказав ему:

– Даша устала, и тебе пора в постель. Только не смей лезть на крышу!

Ну зачем Патрик вспомнил про крышу? Он же человек с дипломом психолога и отлично понимал, что провоцирует умственно отсталого юношу. Естественно, Костя отреагировал ожидаемым образом, он моментально спросил:

– Мне можно на крышу?

Патрик строго-настрого запретил Константину даже думать про это. Так иногда поступают глупые учителя или не особенно умные родители, говоря детям: «Не смей рвать цветы, не подходи к цветам, не прикасайся к цветам, не смотри на цветы». Результат, как правило, прямо противоположен ожидаемому. Выслушав нотацию, ребенок прямым ходом идет к клумбе и выдергивает растения. Костя поступил точно так же, после общения с Патриком он поспешил к люку, который ведет на чердак. А психолог в подробностях рассказал мне о привычке Кости любоваться на звезды. И что случилось? Бедный парень свалился с лестницы. Следует отметить, что она крайне неудобна и даже, на мой взгляд, опасна.

Я очутилась первой около несчастного и ощутила странный запах, очень знакомый, вот только никак не могла сообразить какой. Но сейчас, после слов Дегтярева, поняла: это был аромат деревенского подсолнечного масла. Кстати, появившаяся потом Лена тоже упала, причем как раз там, где лежал Костя, и сразу встать не смогла, – опиралась руками о пол, а ладони скользили. Лена была навеселе, и я решила, что ее не держат ноги, но легкое недоумение осталось. И вот сейчас я осознала, что же произошло.

Патрик услышал, как Костя болтает про жилетку и, что намного опаснее, называет свой адрес и имя Ари. Психолог уже понял, что незваная гостья по имени Даша – человек излишне активный, и испугался. Я и так начала глубоко копать историю Леры, не хватало только отправить меня по следу Марины. И Патрик решил действовать. Он подталкивает Костю к чердаку, а мне поет песню, которая должна меня убедить, что умственно отсталый парень – любитель шляться по крыше. Патрик ждет, пока Костя поднимется на чердак, потом смазывает ступени опасной лестницы маслом и добивается ожидаемого эффекта. Спускаясь, Константин падает. Чтобы он наверняка погиб, добрый дядя Патрик ставит в том месте, куда, по его расчетам, рухнет юноша, скульптуру из торчащих вверх железных прутьев.

Но впопыхах Патрик совершает несколько ошибок. Первая из них – деревенское масло: оно обладает специфическим запахом. Когда Костя падает на пол, подошвы его ботинок и ладони рук испачкались, мелкие капельки попали на паркет, поэтому Лена шлепается и не может сразу подняться. Поскольку любовь Приваловой к выпивке всем хорошо известна, то никакого удивления ее падение не вызывает. Хотя! У Лены есть редкое качество: влив в себя даже бутылку виски, она внешне кажется трезвой, ее речь не теряет четкости, а походка уверенности. Мне следовало насторожиться, почему Лена шлепнулась? Глядишь, я и сообразила бы про масло! Патрик хотел убить Костю.

Я посмотрела на Дегтярева.

– Если эксперт внимательно изучит ступеньки, он обнаружит на них следы растительного масла. Психолог совершил ошибку, велев умственно отсталому юноше пугать слишком активную гостью. Но сделанного не воротишь. Как только Патрик понял, что натворил, Константину был подписан смертный приговор. Думаю, психолог действовал на свой страх и риск, не посоветовался с подельниками. Ари – сестра Кости, похоже, она хорошо к нему относится. Марина забрала брата из интерната, куда его отправила мачеха Татьяна, поместила в «Приют доброй Клары», где за инвалидом присматривали и не обижали. Сама Марина никогда не заглядывала к Мурмуль, Костя скучал по сестре. Но, полагаю, Ари никогда не разрешила бы убить брата, Патрик собирался представить все девушке как несчастный случай.

– Вероятно, – пробормотал Дегтярев.

– А когда стало понятно, что я не собираюсь отступать, меня тоже решили убрать, – вздохнула я. – Выясни у этих людей, какую кончину они заготовили для меня? Что было в бутылочке?

– Лекарство, которое сильно замедляет быстроту реакции человека, мощный транквилизатор, – неожиданно пояснил Игорь Леонидович. – В принципе, это неплохой выбор. Ты бы выхлебала дозу и села за руль. Учитывая твой рост и вес, лекарство могло подействовать невероятно быстро. Минут через пять-семь на дороге произошла бы катастрофа, в твоей сумке обнаружили бы полупустую упаковку седативного препарата. Ну и что можно подумать? Дарья Васильева, очень расстроенная разрывом с женихом, стала глотать пилюли и не рассчитала дозу.

Я поежилась и перебила Игоря Леонидовича:

– Знаю теперь, почему не пришел Лев! На самом деле психолога зовут Патрик. Думаю, он явился на свидание, увидал издали меня, двух собак, сразу понял, кто искал с ним встречи, вскочил в поезд и умчался прочь.

Александр Михайлович кивнул:

– Похоже, ты права. Странно, однако, устроен твой мозг! Иногда он замечательно работает, а порой подсказывает тебе удивительные глупости! Ну почему ты поселилась в «Приюте доброй Клары», а не приехала ко мне? Решила целую неделю скрываться, поменяла телефон, машину. Тебе не пришло в голову, что я могу забеспокоиться?

– Нет, – честно ответила я. – Машку с Оксаной я предупредила, а о тебе и не подумала.

Александр Михайлович надулся.

– Приятно это слышать.

– Извини, – сказала я, – ни одной женщине не хочется рассказывать о том, что жених изменил ей за несколько дней до официальной помолвки. Я не исключение. Да, кстати! Остался один неясный момент!

– Какой же? – пробурчал Дегтярев.

Я облокотилась о стол.

– Софья и Эдуард были, так сказать, помощниками Ари и Гелен. Марина Николашкина, сестра Константина, – социопат и убийца, которой очень нравится мучить людей. Мурмуль получали деньги и могли заниматься благотворительностью. На мой взгляд, они избрали странный путь для милосердия, потакали убийцам, но не о том речь. Роли Патрика, Эдуарда, Ари и Ренаты ясны, а где Гелен?

– Она мозг всего, – ответил Игорь Леонидович, – абсолютно беспощадная, жестокая, умная. Это Гелен придумала охоту на людей, остальные были у нее в подручных.

– Вы не поняли, – перебила я, – где она сейчас?

Дегтярев снова нажал на коробочку.

– Леня, выясни, куда подевалась Гелен?

– Теперь мне бы хотелось побеседовать о Гелен, – моментально сказал Ковалев. – Где она?

Патрик втянул голову в плечи.

– Понятия не имею.

– Так не пойдет, – мягко улыбнулся Леонид. – Мы же договорились. Я ходатайствую о снисхождении к вам лишь в случае полнейшей откровенности.

Патрик сгорбился.

– Я ничего от вас не утаил. Рассказал все до донышка. Только Гелен вам не взять, она хитрая. Я уже говорил, что они с Ари дружат. Очень им денег хотелось, у Николашкиных все средства уходили на лечение матери, Марине ничего не доставалось. А Гелен из семьи алкоголиков, им на хлеб не хватало. Она все планы строила, как разбогатеть, но ничего не получалось, пока Гелен не вышла замуж.

Леня поднял руку.

– Секундочку, а вы откуда так хорошо знаете все подробности?

Патрик замялся, потом решительно ответил:

– Я ничего не скрываю, поэтому отвечу абсолютно честно. Когда я учился в институте, на пятом курсе подрабатывал психологом в центре «Здоровая семья». Туда пришел Михаил Николашкин, он привел на прием Марину, ей тогда едва исполнилось шестнадцать. Отец жаловался на невыносимое поведение дочери, просил помощи.

Я навалилась грудью на стол и зашептала:

– Он не врет. Домоуправ Ангелина рассказывала, что Ари хотела отравить мачеху. Старшая сестра приказала Косте подсыпать Тане таблетки, той от них становилось плохо. Михаил, наверное, об этом узнал и кинулся к психологу. А еще Ангелина рассказала про походы Марины к пластическому хирургу. Девушке сначала убрали шрам на брови, потом поправили нос, увеличили губы. А я по глупости решила, что Ари обращалась к Бурдюку и пугает меня по приказу хирурга. Я выяснила много интересного, но неправильно это истолковала.

– Подожди, – остановил меня Игорь, – дай послушать мерзавца.

– Я взялся за работу, мы с Ари очень подружились, понимаете? Очень подружились! – говорил Патрик.

– Ага, – кивнул Леня, – но мне всегда казалось, что интимные отношения между доктором и пациенткой, кстати, несовершеннолетней, называются как угодно, допустим, совращением малолетних, но не дружбой.

Патрик махнул рукой.

– Вообще-то совращенной стороной был я, Марина в пятнадцать знала такие штуки, о которых я и не подозревал. Как вы выразились, интимные отношения длились всего пару месяцев, Ари не из тех, кто концентрируется на одном мужчине, удержать ее – это как зажать в кулаке воду: хоть до посинения стискивай пальцы, все равно утечет. Повторяю, мы просто подружились, мне удавалось успокоить Ари, снять ее агрессию, она ценила меня. Если бы не влияние Гелен, из Марины мог получиться почти нормальный человек.

– Великая и ужасная Гелен, – усмехнулся Леня.

– Зря ерничаете, – укорил Ковалева Патрик. – Гелен постоянно будировала Ари, но потом вышла замуж и вроде притихла. Я, глупец, обрадовался, а Гелен через пару месяцев заявилась и выложила свой план. Она продумала все до мелочей, мы лишь исполняли ее приказы. Хитрущая! Супруг и свекровь даже не подозревали, чем занимается Гелен. Мать мужа относилась к ней с плохо скрытым презрением. Представляю, как оторопеет дама, когда узнает правду. Вы задержали нас с Ари, а я уверен, что Марина предупредила лучшую подругу, наверняка у них было все предусмотрено на форс-мажорный случай. Гелен вам не найти.

– Прекратите называть ее кличку, скажите настоящие имя и фамилию, – отрубил Леня. – Если, конечно, Гелен существует и вы ее с Ари не выдумали, чтобы свалить основную вину на мифическую соучастницу.

Секунду Патрик сидел молча, а потом рассмеялся.

– Бог мой! Вы так ничего и не поняли! Гелен жена Эдуарда и невестка Софьи, по паспорту Елена Привалова.

Я подпрыгнула, а Ковалев переспросил:

– Пьянчужка Лена? Да ее никто всерьез не принимал!

Патрик вскинул подбородок.

– Ну да! Это было основным ее кайфом, прикидываться дурой, получать тычки от свекрови, делать вид, что побаивается мужа, который совсем не интересовался женой, и управлять ими. Елена не любила свое имя, они вместе с Мариной придумали себе клички. Марина – Ари. Елена – Гелена – Гелен. Проще некуда. Гелен могла в любое время уйти из приюта, но ей нравилось вертеть теми, кто ее презирал. Ну и, конечно, убежище – идеальное место для подготовки и временного содержания дичи. К сожалению, Гелен любит виски, правда, она не пьянеет, но именно ее страсть к алкоголю и привела в «Приют доброй Клары» Дарью. Гелен придумала охоту, и она же поселила в доме человека, который разрушил этот бизнес. Вам не найти ее, она хитрее ста обезьян.

– Посмотрим, – сказал Ковалев. – На каждую мартышку есть своя западня.

Я обрела способность говорить:

– То-то Лена беззвучно смеялась под столом. Я случайно увидела ее лицо, когда наклонилась за упавшей то ли вилкой, то ли ложкой. В ее глазах было выражение откровенного злорадства! Непутевая пьяница на самом деле, как Карабас-Барабас, использовала послушных марионеток!

Эпилог

Когда я вышла на улицу, на Москву окончательно опустилась ночь. Сделав несколько шагов, я удивилась: где же моя машина? У бордюра стоял лишь один большой черный джип, никаких малолитражек не было и в помине. Неужели «букашку» украли? И как мне теперь добираться до дома? Черт побери! Я же приехала сюда вместе с Дегтяревым и Леней!

Внедорожник мигнул фарами.

– Хорош Александр Михайлович, – раздался голос Игоря. – Вытурил любимую женщину из кабинета, не подумал, что она без колес. Шагай, Дашенька, пешком до Ложкина.

Я обернулась и увидела бывшего маразматика, который с приветливой улыбкой приближался ко мне.

– Не очень-то Дегтярев внимателен, – продолжал он, – думает лишь о работе! Семья у него на последнем месте. Обидно, да?

Я смерила Игоря взглядом.

– У всех нормальных мужчин, как правило, служба на первом месте. Я не маленькая, возьму такси. И хочу еще раз сказать: мы не любовники. Сколько можно твердить об одном и том же? Нас с полковником связывают долгие годы дружбы, и она не треснет от того, что я сейчас поймаю такси. Усек?

Игорь продолжал улыбаться.

– Усек. Садись, довезу!

Я покосилась на джип.

– Спасибо за предложение, но…

– «Но» не принимается, – перебил собеседник, – наверное, Дегтяреву неизвестно о печальной статистике ночных аварий, а я в курсе. Москвичи-таксисты редкость, за рулем сидят гастарбайтеры, они стремятся заработать как можно больше, поэтому в сумерках летают на своих раздолбайках. Днем лихих парней сдерживают пробки и сотрудники ДПС, ночью гаишников меньше, дороги относительно свободны, шоферы частенько не справляются с управлением. Это раз. И два. Ты легко можешь стать жертвой сексуального насилия.

– Ну это навряд ли, – засмеялась я. – Мне не двадцать лет.

Игорь вскинул брови.

– Совсем не обязательно быть молодой, чтобы на тебя напал мужчина. Ты женщина, соответственно, находишься в группе риска.

Я с сарказмом спросила:

– Полагаешь, что пожилая дурнушка может прельстить секс-террориста?

Игорь почесал щеку.

– Ты меня неправильно поняла. Садись в джип.

– Лучше отправляйся к семье, – не согласилась я, – наверное, тебя родные заждались.

Собеседник открыл переднюю дверь внедорожника.

– А я, похоже, тебе понравился, раз ты пытаешься выяснить, сидят ли у меня дома жена и дети. Отвечу сразу. Я холост, вернее, разведен, наследников не имею, абсолютно свободен, рядом нет никого, даже собаки.

Я застыла на месте. В тот момент, когда Игорь сказал о моей попытке узнать про его семейное положение, мне хотелось рассмеяться, но после фразы о собаке я почувствовала себя негодяйкой. Бедный Рип! Он остался в «Приюте доброй Клары»!

Я бросилась к джипу со словами:

– Скорее, как можно быстрее отвези меня в приют.

– Не понял, – протянул Игорь. – Ты решила поселиться там навсегда?

– Щенок, – выдохнула я. – Он, наверное, думает, что его бросили.

– Хочешь взять себе Рипа? – удивился Игорь. – Но он беспородный.

Я пристегнула ремень безопасности.

– Я сама не княжеского рода. Происхождение пса меня мало волнует. Слышал фразу про ответственность за того, кого приручил? Если хочешь мне помочь, то отвези в приют. Надеюсь, Вадим догадался покормить Рипа. Слушай, а что будет с поваром и Светланой?

Игорь плавно отпустил педаль тормоза.

– К Вадиму претензий нет, он честно отбыл свой срок, имеет на руках справку об освобождении и ни в каких делах хозяев «Приюта доброй Клары» замешан не был, просто готовил еду. В отношении Вадима Софья и Эдуард проявили милосердие. Но у него нет квартиры, поэтому я не очень понимаю, куда его деть. Светлана тоже не участвовала в преступлении, появилась в приюте за неделю до тебя, является дочерью одной, мягко говоря, странной дамы. Мать родила ее в четырнадцать лет и долгие годы выдавала за свою младшую сестру. Светлана раздражала мамашу, поэтому та обращалась с ней очень жестоко, била, унижала, и к двадцати годам девушка перестала разговаривать. Света онемела, не вставала с кровати, а мамаша наконец-то собралась замуж, причем за весьма обеспеченного человека, которому «забыла» сказать о «младшей сестричке». Дальше рассказывать? Появился Патрик, который смог наладить со Светланой контакт и привез ее в приют.

Я вздохнула:

– Как думаешь, Гелен найдут?

Игорь повернул на проспект.

– Надеюсь, что да.

– А Настя? – не успокаивалась я. – Ее отправят в детдом? Игорь, она будет слышать?

– Лучше зови меня Гарик, – попросил спутник. – Насте сделали операцию. Некоторое время она проведет в сурдологическом центре, а потом ее возьмут приемные родители. Профессор Березов, тот, что вшивал девочке имплант, был тронут ее судьбой и рассказал о Насте своему другу, тоже известному доктору, который не имеет собственных детей. Назарову удочерят приятели Березова, они уже официально заявили о своем желании стать родителями сироты.

– Хоть одна хорошая новость, – сказала я. – Полагаю, что Анне Николаевне Назаровой ничего не будет.

– А что ей можно инкриминировать? – вздохнул Гарик. – Взрослая невестка ушла из дома, взяв собственную дочь. Валерия имела полное право распоряжаться собой и ребенком. Вот супругам Антонюк придется ответить на неприятные вопросы, и, полагаю, их привлекут к ответственности за смерть девочки-инвалида. Но, знаешь ли, это будет долгая песня.

– Очень надеюсь, что Патрик, Рената, Марина, Эдуард и Софья не один год проведут за решеткой, – зло сказала я, – и еще хочу, чтобы они назвали имена всех своих клиентов.

Игорь въехал в тоннель и слегка сбавил скорость.

– У некоторых людей длинные руки. Патрик выдал Вениамина, который охотился сначала на Леру, а потом на тебя. Но сомневаюсь, что он озвучит другие имена. Психолог оказался в непростом положении. Он надеется на снисхождение суда и поэтому поторопился сделать признание. Но при этом понимает, что охотники обладают большими деньгами и связями, они постараются его заткнуть. Во время следствия психолог находится в относительной безопасности, хотя убить человека в СИЗО не так уж и трудно. Но вот когда он уедет на зону, там его будет совсем легко достать. Не знаю, как поведут себя остальные фигуранты, будут ли выдавать своих клиентов или станут молчать. И, если уж совсем честно, я не очень рассчитываю на то, что «охотники» ответят по всей строгости закона. Они наймут лучших адвокатов, уедут за границу. Тебе сообщили, что Костя умер в реанимации?

Я опустила голову.

– Бедный парень. В его смерти повинен Патрик, это он намазал перекладины лестницы маслом.

Игорь притормозил.

– Ты это видела? Можешь засвидетельствовать: «Психолог в моем присутствии облил лестницу»?

Я растерялась.

– Нет. Но абсолютно уверена – это он.

Гарик нахмурился.

– Твоя абсолютная уверенность – не для суда. Это не доказательство и не улика. Нельзя обвинить человека на основании того, что кто-то в чем-то «абсолютно уверен».

– Значит, психолог не ответит за убийство? – возмутилась я.

Игорь улыбнулся.

– Не нервничай, все только начинается, улики обнаружатся и… слушай, что там за толпа?

Гарик притормозил. Внедорожник замер.

– Экий ты любопытный, – укорила я. – Ну стоят люди за чем-то в очереди.

Игорь открыл дверь.

– Ночью?

– Ну, да, – уже с сомнением ответила я.

Гарик указал на вывеску «Веселая корова».

– Здесь круглосуточный супермаркет. Давно ты видела народ, который записывается за майонезом и караулит машину с продуктами, чтобы продавцы не продали товар знакомым?

– Ну… все это было в начале девяностых, – ответила я и вылезла следом за Игорем.

Тот быстрым шагом приблизился к старушке, которая замыкала очередь.

– Простите, за чем давка?

Пенсионерка потрясла пустым бидоном:

– А за ихтиандровой водой.

– Чем? – поразился Гарик.

Бабулька оглядела нас и пояснила:

– Тута случилось чудо. В аквариуме из яйца вылупился Ихтиандр.

– Кто? – попятился Игорь, а у меня зародились нехорошие подозрения.

Старушка с укоризной покачала головой.

– Ты, мил человек, газеты читаешь? «Желтуху» покупаешь?

– Времени не хватает, – дипломатично ответил Игорь. – Все работаю.

– А зря! – визгливо вступила в разговор женщина, стоявшая перед бабкой. – Пресса всю правду напишет.

– Ну, с этим не поспоришь, – кивнул Игорь.

– Вот и не надо, – заявила тетка, – иначе мы ихтиандровой водой вылечимся, а ты больной помрешь.

– Слышь, сынок, – запела бабушка, – я тебе расскажу. Случилась в этом магазине история. Одна женщина хотела купить рыбу, выловили ей сачком карпа, а он оказался человек, в одежде, ботинках и даже с телефоном.

Я стиснула зубы. Так, понятно, откуда у этой истории растут ноги. Отлично помню, как инвалидная коляска Лаура катапультировала хулиганистого подростка Коляна, а тот угодил прямехонько в аквариум к форели, ракам и прочим обитателям рек, которыми торгует магазин.

– Карп сказал, – вещала бабулька: – «Я Ихтиандр, в благодарность за хорошее к себе отношение воду в аквариуме превращаю в энергетическую, она все болезни лечит». Пообещал и ушел. Та женщина водой-то умылась, и у нее с лица большое родимое пятно исчезло. Тогда продавщицы взяли и выпили по ложечке. И что бы ты думал! Одна ребеночка родила, а раньше десять лет от бесплодия лечилась, ничего не получалось, а у второй зубы выросли. Во! Теперь тут ихтиандровой водой торгуют, по ночам.

– А почему не днем? – только и смог спросить Игорь.

– Она окисляется на свету, – с видом знатока ответила визгливая тетка.

Я оглядела очередь. Теперь точно знаю, сколько в Москве, как бы помягче выразиться, не очень умных людей. Вот они, стоят с бидонами и трехлитровыми баллонами за «ихтиандровой водой». Где у них мозги? Ну как женщина может родить младенца, пригубив жидкости? Каким образом она миновала стадию девятимесячной беременности? Ладно, забудем про спешно проклюнувшиеся зубы и исчезнувшие родимые пятна. Но в аквариуме ограниченное количество воды, ее не хватит даже на треть этой очереди. Люди что, не понимают: им наливают самую обычную воду из-под крана? Может, объяснить им правду? Никакого Ихтиандра не было и в помине, а был хулиган Николай, который получил по заслугам и плавал в аквариуме среди пластиковых лебедей.

– Лебединое озеро Ихтиандра, – вырвалось у меня, – вот уж чушь!

– Гляди, гляди, – занервничала бабулька, – телевидение приехало!

Я обернулась. На другой стороне дороги запарковался микроавтобус, из него выскакивали люди с камерами.

Гарик потянул меня к джипу.

– Пошли, у меня нет ни малейшего желания попасть в объектив! Ай да «Желтуха». Ихтиандрова вода! Интересно, сколько журналистам заплатил владелец «Веселой коровы»?

Я вздохнула и рассказала Гарику историю про катапультирование Коляна. Когда мой спутник давился смехом, у меня в кармане вздрогнул мобильный. Я вынула сотовый и открыла пришедшую эсэмэску. «Извини. Вел себя как дурак. Давай останемся друзьями. Не хотел тебя обидеть, слетел с катушек. Отменил помолвку. Еще раз прости. Всегда твой Бурдюк!»

Я пожала плечами: похоже, Дегтярев дал номер моего нового мобильного хирургу, но Бурдюк не рискнул позвонить, решил обойтись сообщением. Я нажала на кнопку «ответить», нашла в меню смайлик с улыбкой и отправила его экс-жениху. Никогда не ругаюсь с теми, с кем когда-то состояла в близких отношениях. Худой мир лучше доброй ссоры. Бурдюк извинился, помолвки не будет, мы можем интеллигентно улыбаться друг другу.

– Это кто был? – неожиданно спросил Игорь.

– Да так, – отмахнулась я. – Ничего серьезного.

– Давай завтра поужинаем вместе? – внезапно предложил Гарик. – Если вы с полковником не пара, то ты мне не откажешь.

Я попыталась свести разговор к шутке:

– Боюсь, что не узнаю тебя, когда ты снимешь грим Николая Ефимовича.

Игорь въехал во двор приюта и остановил джип.

– Ничего, я к тебе сам подойду. В восемь вечера, кафе «Босс», договорились? Возражения не принимаются! Это деловое свидание.

– Деловое? – переспросила я, вылезая из машины. – Ну ладно, приду. А какие проблемы будем обсуждать?

– Есть интересная тема, – оживился Гарик, тоже выбираясь наружу, – тебе понравится, поверь, и…

Договорить мой спутник не успел. На порог вышел Вадим.

– Добрый вечер, – тихо сказал он. – Мне уже надо уходить, да? Вы приехали, чтобы нас со Светой выгнать?

– Глупости, – буркнул Игорь, – придет же такое в голову!

– Нам можно остаться? – встрепенулся повар.

Гарик отвернулся, а я достала из сумки блокнот, написала на нем несколько телефонных номеров и протянула Вадиму:

– Позвони завтра, после десяти утра. Моя подруга Вера Зябликова владеет сетью подмосковных гостиниц, ей нужны повара и горничные, служебная площадь предоставляется, оклад достойный.

– Она нас возьмет? – с недоверием спросил Вадим. – Бывшего зэка и Свету, которой лишний раз трудно рот раскрыть?

– Молчаливая горничная – украшение отеля, – пошутила я. – Считайте, что места ваши. И твоя справка об освобождении Зябликову не напугает.

– Точно? – продолжал сомневаться Вадим.

– Стопроцентно, – ответила я, но не рассказала повару про то, как Зябликова в середине девяностых моталась на зону с сумками, набитыми харчами. Саша, сын Веры, в недобрый час занялся бизнесом и угодил за решетку. Слава богу, теперь парень весьма успешный человек, владелец фирмы, а Вера старается помочь тем, кто, выйдя на свободу, решил жить честно. Вадима и Свету она непременно приголубит, предоставит им шанс начать новую жизнь, надеюсь, и повар, и Света им воспользуются.

– А где Рип? – спросил Игорь.

В ту же секунду щеночек с радостным визгом вылетел из дома и начал плясать вокруг меня ламбаду.

– Да он вырос, – удивился Гарик, – поднялся, как на дрожжах. Забираешь его?

Я погладила Рипа.

– Пошли, дорогой, думаю, тебе понравится в Ложкине.

Мы распрощались с Вадимом, я открыла дверь джипа, Рип бойко запрыгнул внутрь. Игорь сел за руль.

– Даша, – раздался тихий голос, – прощай!

Я обернулась. На пороге «Приюта доброй Клары» стояла Афина, на ее голове сидел Гектор.

– Прощай, – повторил ворон. – Прощай.

У меня сжалось сердце.

– А что будет с ними?

Гарик нахмурился.

– Понятия не имею. Что случается с собакой, когда ее хозяина отправляют за решетку? Ну, наверное, ее отправят в какой-нибудь питомник. А птица поселится в лесу.

Афина опустила голову и легла на землю. Гектор расправил крылья, сложил их и вдруг издал странный звук: то ли кашель, то ли плач.

Я схватилась за дверь джипа, лишь сейчас сообразив: Афина и Гектор ранее принадлежали жильцам приюта. Ну откуда на шее у собаки появился радиоошейник? Его купил не самый добрый человек. Он дрессировал Афину, причинял ей боль. Софья и Эдуард хорошо относятся к четвероногим, они их пригрели. Или Афина сама удрала от злого владельца, а Гектор вырвался из клетки? Правды я никогда не узнаю, да она мне и не нужна. Но как я могла не вспомнить замечательную фразу: мы в ответе за тех, кого приручили. А еще никогда нельзя забывать людей, которые тебе помогли! В этот момент я неожиданно для себя вспомнила про Ибрагима. Он сильно рисковал, показывая мне, где прикреплен «жучок». Завтра же поеду на рынок, зайду в шашлычную и просто сяду у окна. Ибрагим умный, он поймет, что я пришла сказать ему «спасибо».

– Ну, едем? – спросил Игорь.

Афина шумно задышала, Гектор нахохлился.

Я хлопнула в ладоши:

– Эй, приятели, чего приуныли? Афина, прыгай в джип. Гектор, тебе придется залететь в машину, покатишь в автомобиле в Ложкино.

– Ты хочешь взять их себе? – поразился Гарик. – Глупую лохматую уродину и ворону?

– Он ворон, – поправила я, – а у Афины душа добрая. Может, она и не самая сообразительная псина и не победит на конкурсе «Мисс собака земного шара», но мне она нравится.

Гектор клюнул Афину, та вскочила и, повизгивая, бросилась в салон. Ворон сел мне на плечо и тихо сказал:

– Дождь.

– Дождь, – подтвердила я, влезая в джип. – Осень в разгаре.

Игорь вырулил на шоссе, внедорожник стремительно понесся в Ложкино. Гектор остался сидеть около моей головы, Афина и Рип лежали на заднем сиденье.

– Ну и хлещет, – пробормотал Гарик, – дороги не видно, мерзкое время года.

Я молча смотрела в окно. Да уж, погода не радует. Но не следует ненавидеть сентябрь. Если у нас не будет слякотной, холодной осени, мы никогда не поймем, как прекрасен солнечный май.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *