Лебединое озеро Ихтиандра

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 7

Софья скрестила руки на груди.

– Не в моих правилах осуждать людей, но Валерия поступила некрасиво.

Я опустила голову. Богатство упало мне на голову внезапно, наша семья получила наследство. Мы не растратили деньги попусту, умело распорядились ими, я стала очень обеспеченной дамой, а вот материальное положение моих подруг не изменилось. Наиболее близких было три: Оксана, Маша и Валентина.

Ксюша успешный хирург, она много зарабатывает, купила себе большую квартиру в Куркине и крепко стоит на ногах. Маша замечательный переводчик, она востребована, постоянно летает по всему миру, к тому же у нее муж-бизнесмен, и она совсем не нуждается. А вот Валечка Крюкова служила воспитательницей в детском саду, одна поднимала сына-студента и жила в крохотой однушке общей площадью двадцать квадратов. Меньше всего мне хотелось, чтобы Валечка завидовала мне, но что должна была ощущать Крюкова, приезжая в Ложкино? И я, посоветовавшись с родными, решила купить Вале квартиру, двушку. Крюкова обрадовалась безмерно, тем более что мы предложили ей выбрать район.

– Останусь в Марьине! – закричала она.

– Глупости, – заспорил Аркадий, – там ужасная экология, перебирайся в Теплый Стан.

Валечка посопротивлялась и согласилась, мы подобрали дом, который смотрел окнами на лес, и начали считать деньги.

– Если хорошо продать твою однушку, то мы доплатим до двухкомнатной, даже не взяв кредит, – обрадовался Кеша.

Валечка неожиданно смутилась.

– Никита учится в Марьине, как ему из Теплого Стана туда ездить?

– На метро, – пожала плечами Маша.

– Придется мальчику вставать в пять утра, – всхлипнула Валечка.

– Ну я же встаю, – заявила Манюня, – тащусь к восьми в школу из Ложкина.

– Тебя везут в теплой машине, которую подают к подъезду, – напомнила Крюкова, – небось спишь на заднем сиденье. А Киту придется спускаться в подземку. Почувствуй разницу.

Мы притихли и решили не продавать старую квартиру Крюковой: впоследствии Валя сможет ее сдавать и получит неплохую прибавку к зарплате. Новую двушку пришлось ремонтировать, покупать туда мебель, в результате мы потратили большую сумму, чем могли себе позволить. Я пыталась немного сэкономить, но Никита четко знал, какую он хочет кровать и какие занавески. Аргументы его звучали так:

– Мы один раз в жизни оборудуем жилье и не настолько богаты, чтобы приобретать дешевку. Поэтому нужны шторы из Италии.

В конце концов Крюковы переехали в новые апартаменты.

Я вздохнула спокойно и спросила:

– Ну, теперь будешь искать жильцов в однушку? Думаю, можешь рассчитывать на нормальную сумму от сдачи старой квартиры.

Валечка замялась.

– Вероятно.

Меня удивила ее реакция. Я бы на месте Крюковой уже обклеила весь район объявлениями, но потом я решила, что помогла Вале вылезти из тесной берлоги, остальное не мое дело.

Через месяц ко мне в Ложкино прикатил Никита и устроил неприличный скандал. Если проигнорировать истерические вопли, то суть претензий парня была такова: у них с мамой нету больше счастья, разрушена крепкая семья Крюковых, перерезана пуповина, которая соединяла Валю с Никитой, теперь мать и сын чужие друг другу люди. На вопрос, кто же виноват в этой метаморфозе, последовал ответ: Даша Васильева.

Я испугалась, что парень заболел, и попросила:

– Кит, ляг на диван, померяй температуру.

Невинное предложение вызвало новый приступ агрессии.

– Ты наша беда, – затопал ногами Никита, – у меня нету машины. Каково тащиться через весь город на метро, а? Сама небось на иномарке рассекаешь. А мои друзья? Они все живут в Марьине, никто не желает в Теплый Стан в гости ездить. Из-за тебя передо мной встал выбор: жить вместе с любимой мамой, лишившись общения с приятелями, или остаться на старой квартире, бросив мать, которую я обожаю.

– И ты выбрал первый вариант? Любовь к матери пала при мысли о поездках в метро и на маршрутке? – не выдержала я.

– Мама рыдает в одиночестве, – завизжал Никита, – я мучаюсь! Кто тебя просил к нам лезть? За каким чертом ты предложила нам новую квартиру? Нам и в старой замечательно жилось!

Слава богу, на этой фазе беседы со второго этажа, привлеченный криками, спустился Кеша и выставил Никиту вон. Я не сержусь ни на Валечку, ни на ее эгоистичного сына и непременно поздравляю их по телефону с праздниками. Крюкова изображает радость, произносит дежурную фразу:

– Надо почаще встречаться, – но меня в гости не зовет и сама не звонит.

Оксана и Маша в курсе этой истории, но они ее не комментируют, Маруська лишь один раз откровенно сказала:

– Мусик, не всем следует помогать!

Очевидно, Валерия – духовная родственница Валечки и Никиты Крюковых. Не стоило вытаскивать Леру из болота.

– Мы не можем надолго оставить в приюте Настю, – печально говорила Софья, – девочка должна посещать школу, ее необходимо регулярно показывать врачу. Я не имею никакого права заниматься ребенком, это противозаконно. Одно дело – дать кров матери с дочерью, и совсем другое, когда несовершеннолетняя оказывается на ваших руках без родителей.

– Да уж, – вздохнула я.

– Проблема! – повторила Софья. – Сейчас первоочередная задача – найти девочке опекуна! Если бы Настя хорошо слышала, я бы быстрее устроила ее судьбу. Но она инвалид. Существуют особые аппараты, их имплантируют прямо в ухо, вот только цена кусается! В общем, я работаю по всем направлениям. Наши люди редко берут на попечение инвалидов, а доктора, хоть и давали клятву Гиппократа, без денег не вернут Насте слух.

– Сколько стоит операция для девочки? – спросила я.

– Точной цифры не назову, но дорого, – пригорюнилась Софья. – Мы существуем на частные пожертвования и не располагаем миллионами.

– Уточните, о каких деньгах идет речь, – сказала я, – могу подключиться, обзвонить приятелей, вместе сумму и соберем.

– Было бы здорово, – посветлела лицом Софья.

Дверь в кабинет распахнулась, вошел мужчина лет пятидесяти, одетый в летний костюм.

– Егор! – обрадовалась Софья. – Знакомься. Даша – новая гостья.

– Очень приятно, – поклонился гость.

– Егор, наш добрый ангел, – зачастила хозяйка. – Представляешь, Дашенька предлагает начать сбор средств для Насти. Надо срочно выяснить стоимость импланта.

– Отлично, – потер руки Егор, – но я хотел обсудить с тобой кое-какие дела, начнем с крыши.

– Она протекает, – загрустила Соня, – а впереди зима.

Мужчина достал из портфеля документы.

– Вот смета на ремонт.

– О! – подпрыгнула хозяйка. – У меня в глазах потемнело.

– Есть более бюджетный вариант: металлочерепица. Но она недолговечна, – забубнил Егор, – получается сомнительная экономия. Лучше один раз потратиться, но иметь гарантию от потопа на десять лет, чем постоянно латать дыры.

Я кашлянула.

– Простите, покину вас.

– Отдыхайте спокойно, – кивнула Софья. – Нет противнее темы, чем ремонт.

Я нажала на джойстик, Лаура объявила:

– Маршрут неизвестен, – но я теперь знаю, как справляться с норовистым креслом.

Не следует прислушиваться к его комментариям, надо спокойно поворачивать рычажок.

– Обед! – закричал Вадим.

Мне не хотелось есть, поэтому я проигнорировала приглашение, но поехала на кухню. Если хозяйка потеряла аппетит, ее питомец все равно должен вовремя получить полную миску еды. Хотите вырастить здоровую, крепкую собаку – никогда не пропускайте время ее кормления.

Когда Рип от пуза наелся курятины с рисом, я вернулась в свою комнату и начала решать насущные проблемы. Первый звонок был сделан в автосервис, мастеру Борису.

– Без проблем, Даша, – обрадовал меня парень, – перегоню вашу машину к нам и предоставлю вам другую. Куда ее доставить?

– К супермаркету «Веселая корова» в Крылатском, – после небольшого колебания ответила я. – Когда вас ждать?

– Давайте сначала пригоню новую тачку, а уж потом заберу вашу, – предложил Борис.

– Отлично, – обрадовалась я. – Сколько вам понадобится времени?

– Полчаса, – заявил мастер, – тут близко, мы на Новой Риге, а магазин почти около съезда со МКАД на эту магистраль.

– Шикарно! – воскликнула я. – Встречаемся на парковке. Да! Мобильный я выключу. Поэтому просто подождите меня на улице.

– Для вас, Дашенька, что угодно, – заверил Борис.

Я начала собираться. Небольшие чаевые, которые регулярно получает от членов нашей семьи Боря, сделали его преданным помощником госпожи Васильевой. Конечно, поговорка «не имей сто рублей, а имей сто друзей!» справедлива, но в наши времена безотказно срабатывает иная мудрость: заплати сто рублей, и не придется тревожить сто друзей. Не следует делать из приятелей палочки-выручалочки, кое-какие проблемы можно решить, расстегнув кошелек. Да, в прошлые годы, переезжая с квартиры на квартиру, мы бросали клич, и в час «икс» десяток добровольных помощников начинал таскать диваны и кресла в грузовик. Но сейчас есть фирмы, которые охотно доставят ваши вещи по любому адресу. Пожалейте друзей, подумайте об их позвоночниках, лучше заработайте денег на профессиональных грузчиков. Близких надо любить, а не использовать в качестве тягловой силы.

Увидев, что я спешу к двери, Рип заскулил и побежал за креслом.

– Тебе лучше остаться дома, – сказала я, – скоро вернусь.

Но щенок так отчаянно зарыдал, что я посадила его на колени и велела:

– Сидеть тихо! Не высовывайся из-под пледа. Сегодня нет дождя, но прохладно.

Собачка свернулась калачиком на моих коленях и засопела. Я приказала Лауре двигаться вперед и очутилась на улице. Никто меня не остановил, не спрашивал, куда я направилась, и не кричал «Стой». Выезд и въезд в приют были абсолютно свободными, здесь никого не удерживали силой.

До супермаркета я домчалась за десять минут, Лаура, оказывается, могла развить приличную скорость, а еще она бойко шагала по ступенькам. Не обнаружив на парковке Бориса, я решила зайти в магазин и купить себе шоколадку.

– Ишь, приперлась людей пугать, – безо всякого стеснения сказал охранник, когда моя коляска поравнялась с ним.

– Сюда запрещено входить инвалидам? – осведомилась я.

– Не фига грязь на колесах тащить! – нахамил секьюрити.

– Вон там женщина с коляской, – пожала я плечами, – ее вы пропустили.

– Она с ребенком, а ты заразная, больная, покупателей распугаешь, – высказался парень.

– Сейчас чихну на тебя, – пообещала я, – заработаешь чуму.

– Чего? – попятился идиот.

– Или накашляю, – мстительно пообещала я, – еще могу обнять! Тогда моя холера вкупе с оспой к тебе переберутся. Эй, ты куда?

Охранник кинулся в глубь супермаркета, я пожала плечами и поехала к стеллажам со сладким. Ну, чего мне хочется? Зефир, шоколад, батончики, мармелад…

– Слышь, тетка, подвинься, – сказал грубый голос.

Я обернулась, справа от меня маячили два подростка.

– Отвали, – велел один.

– Дай людям подойти, – вкрадчиво произнес второй.

– Я вам не мешаю, – спокойно возразила я.

– Еще как под ногами путаешься, уродина, – брякнул первый, – гля, Колян, у ней часы суперские, с брюликами.

– Снимай, – лениво приказал Колян, – и серьги до кучи. Павлуха, позырь у ней в сумке, че там есть?

– Мальчики, здесь полно охраны, – напомнила я.

– Ха, – оскалился Николай, – тут мертвая зона, камеры не берут.

– Лучше вам уйти, – посоветовала я.

– Иначе что? – заржал Павел. – Плохо будет?

– Да уж нехорошо, – вздохнула я.

– Ржу не могу, – зашелся Николай, а Павел легко выдернул меня из кресла.

Я уцепилась за стеллаж, поджала левую ногу и постаралась удержать за пазухой Рипа.

– Блин, она стоит! – удивился Павел. – Притвора!

– Одна нога у ней того, плохая, – отметил Николай и плюхнулся в кресло. – Гипс на ней. Ну, тетя, поскучай тут, а мы поехали. Прикольно! Ща покатаюсь.

– Смена владельца, – забеспокоилась Лаура. – Вес изменен.

– Че оно поет? – удивился Николай. – Типа радио! Ржачно. А говорят, инвалиды бедные. Врут.

– Смена владельца, – нервничало кресло.

– Лаура, опасность, – на французском сказала я.

Кресло завыло.

– Угроза жизни Дашки-какашки!

– Верно, действуй, – приказала я, – убей врага.

– Нет такой функции, – объявила Лаура.

– А какая есть? – заинтересовалась я.

– Немедленное катапультирование, – предложила коляска.

– Слышь, Колян, лучше вылезь, ну ее в задницу, – испугался Павел, – не по-нашему болтает. Вдруг она иностранка?

– Выпендривается, – отмахнулся Колян и начал жать на кнопки управления.

Я осторожно опустила Рипа на пол.

– Лучше послушай приятеля, и разойдемся с миром.

– Часы снимай! – заорал Павел.

– Ну ладно, я предупредила, – вздохнула я, – честно говоря, не знаю, что будет дальше, ни разу еще не использовала эту функцию, но предполагаю, произойдет нечто ужасное!

Павел сжал кулаки, шагнул ко мне и резко выдернул сумку.

– Опасность для жизни! – запищала я. – Лаура, пользователь Дашка-какашка выкинут вон. Тебя занял враг. Катапультируй его.

Дальнейшие события заняли секунды.

Кресло затряслось, Николай вцепился в подлокотники и попытался встать. Павел схватил меня за руки и начал расстегивать браслет часов.

– Люди! – закричала я. – Грабят!

То ли подростки не соврали насчет мертвой зоны, то ли мерзкий секьюрити решил не приходить на помощь даме-инвалиду, которая посмела нагло въехать в супермаркет, но на выручку мне поспешил только Рип. Щенок вцепился лапками в джинсы подростка и пополз вверх. Павел попытался стряхнуть его, но Рип держался крепко, он словно прилип к врагу и медленно, но верно передвигался к его лицу.

– Павлуха, – сдавленным голосом сказал Николай, – оно меня не выпускает.

– То ли еще будет, – мстительно пообещала я и не ошиблась.

Послышался сильный щелчок. Тело Николая изогнулось, взмыло в воздух и, словно гигантская птица, взлетело над рядами стеллажей.

– Мама! – завопил негодяй. – Мама-а-а-а!!

Раздался визг, скрежет и вопль.

Павел попятился, уронил мою сумку, споткнулся о нее и с возгласом:

– Блин! – шлепнулся на спину.

И тут настал звездный час Рипа. Быстро перебирая лапками, щенок добрался до лица подростка и азартно укусил его за нос.

Я вцепилась в стеллаж и расхохоталась.

– Опасность ликвидирована, – отрапортовала Лаура, – ракетная атака не понадобилась. Оружие не применялось.

Я заморгала. Ракетная атака? На что еще способно кресло? Пожалуй, я не буду думать о возможностях Лауры. Займусь другими делами.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *