Львиная доля серой мышки

Внимание! Это полная версия книги!

Онлайн книга «Львиная доля серой мышки»

Внимание! Это полная книга!
Cтраница 37

— Дала! — уточнил Жора. — И назад не взяла!

— Ужас просто, — поежилась я, разглядывая шрамы мастера. — Похоже, у ваших противников были когти, как у леопардов. Или в боях без правил разрешено ножами пользоваться? И кто вам раны зашивал? Руки бы ему оторвать! Почему так неаккуратно?

Жора наклонился и взял на руки Роки, который пытался залезть на него.

— Это называется шрамирование, его под уколом делают, вкривь и вкось специально залатывают. Не ранили меня.

— Хотите сказать, что шрамы — нечто вроде татуировок? — уточнила я. — Они выполнены ради морального устрашения противника?

Жора почесал бульдожку за ухом.

— Ну да. Молодой был, совсем дурак. Полагал, что мне всегда двадцать лет будет. О том, как на пенсии выглядеть стану, не думал. Что детям скажу, когда они меня спросят: «Почему ты так жутко выглядишь?» — тоже не парился. Поумнел потом, поехал к Козявке, попросил: «Убери, что сделал».

— К кому? — не поняла я.

— Козявка Джо, — пояснил Жора, — мегасупермастер. Что хотите набьет, любые шрамы смастерит. Лучший в своем деле. Дорогой, правда. Но где вы дешевое хорошее видели? Козявка растолковал, что ходить мне таким до конца жизни. И врачи не берутся, очень большая площадь тела покрыта рисунками. Козявка предложил шрамы татухами закрыть, но я решил: пусть лучше на морде отметины останутся.

— Жора, покажи Танюше, как работает мойка для собак, — остановила мастера Рина.

Глава 27

Мы вышли на лестницу.

— Видишь справа от входной двери шкафчик? — спросила свекровь.

— Конечно, вижу, — сказала я. — Красивый, дерево под цвет стен, ручки бронзовые. Но он же широкий, много места занимает.

— Соседей нет, на этаже мы одни, а те, что выше живут, на лифте ездят, пешком по лестнице не ходят, — отмахнулась свекровь. — Зато как удобно! На верх можно ставить сумку, когда из магазина приходишь. Есть ящик, в нем будут лежать полотенца для вытирания лап. Но главное… Опля!

Ирина Леонидовна распахнула дверки, и я увидела, что у шкафа внутри нет ни полок, ни дна. Внизу сделано углубление, в нем стоит поддон, из стены торчит кран со шланговым душем.

— Красота! Да? — расцвела Ирина Леонидовна.

Я изобразила восторг.

— Замечательно! Но как же пользоваться этой «ванной»?

Рина хихикнула.

— Непонятливая ты моя… Все элементарно. Мози, лапочка, иди сюда!

Хитрый бульдожка, сообразив, что его неспроста подзывают чересчур любезным тоном, развернулся и исчез в квартире. Роки кинулся вслед за братом.

— Нечеловеческого ума собаки! — восхитился Жора. — Я бы повелся и подошел.

Рина умчалась за бульдогами, через пять минут вернулась назад и крикнула:

— Мы сейчас будем сыр есть!

Раздалось цоканье, кабачки дружно вынеслись на лестничную клетку, сели и преданно уставились на хозяйку.

— Сыр может победить любой ум, — засмеялась Ирина Леонидовна и бросила кусочек принесенного эдама в поддон. — Давай, Мози, ты первый опробуешь мойку.

Но псы ринулись за сыром вдвоем и вмиг очутились в «ванне».

— Вот и все, они там, — объяснила свекровь. — Первое время буду их на вкуснятину приманивать, потом привыкнут, начнут даром лапы полоскать.

— Если человеку много на службе платить, а потом, когда время пройдет, велеть работать за так, он никогда не согласится и уволится, — высказался Жора. — Вот в обратную сторону хорошо сработает: сначала ни копейки, а через три месяца сочный оклад, тогда любой обрадуется. Суть не изменится, бабло то есть, то его нет, но порядок вручения и лишения денег большое значение имеет.

— Как их мыть? — спросила я.

— Водой, — ответила Рина.

— Ее надо включить, — не успокаивалась я, — и лапы им прополоскать.

Жора и Рина переглянулись.

— Так просто же, — объяснил мастер, — рычажок повернуть, и все дела.

— Бульдожкам самим это не проделать, — возразила я.

— Конечно, нет! — воскликнула Рина и присела на корточки. — Сейчас покажу, как это делается.

Свекровь всунула голову в шкаф, потом забралась целиком внутрь. Через секунду послышался шорох, затем раздался голос Ирины Леонидовны:

— Танюша, помоги, рука застряла, за что-то рукавом зацепилась.

Я встала на колени и тоже вползла в шкаф. Бульдожки смирно сидели в поддоне. Собаки живо поняли: в этом замечательном месте угощают сыром — и терпеливо ждали продолжения банкета.

— Видишь, что мою руку держит? — поинтересовалась Рина.

— Какая-то штука из пола торчит, — прокряхтела я, — сейчас освобожу вас. Ой! Простите, рукав порвался.

— Ерунда, — заявила свекровь, ужом ввинчиваясь между стеной и мною. — Подвинься к поддону, хочу вылезти.

— Вы им лапы не помыли, — заметила я.

— Хочу, чтобы ты попробовала, — сказала Рина. — Ведь по вечерам с братьями-разбойниками ты гуляешь, вот и давай, осваивай ноу-хау. Я уже натренировалась сегодня, сто раз туда-сюда лазила. А тебе надо понять, как действовать.

— Увы, не могу похвастаться твоей компактностью. Мне тут ни вздохнуть, ни охнуть, — призналась я.

— Соберись в комок, — посоветовала Рина и выползла из шкафа на лестницу задом наперед. — Ты мягкая, сожмешься.

— Да уж… — закряхтела я. Но умудрилась-таки схватить душ, положила его в чашу мойки и повернула рычаг.

Из лейки полилась вода. Мози издал хрюкающий звук и выскочил из «ванны», явно решив удрать. Но Рина со словами:

— Нет, нет, сиди там, — захлопнула дверцы.

Стало темно.

— Эй, эй! — крикнула я. — Ничего не вижу! Откройте!

— Тогда псы удерут, — донесся до меня голос Ирины Леонидовны. — Жора завтра свет проведет, а пока так мой, тренируйся. Поверь, это очень удобно и решит все наши проблемы с грязью от лап.

Я нашарила рукой лежащий в поддоне душ, взяла его и попала струями воды прямо себе в лицо. Я взвизгнула.

— Что там такое? — поинтересовалась невидимая мне Рина.

— Наверное, мышь, — предположил Жора. — Дом старый, грызуны в нем точно живут.

Мози завыл. Он понимает слова «грызун», «мышь», «полевка» и боится хвостатых тварей до одури.

— Прекрати! — цыкнула на него я. — Нет тут мышей!

Бульдожка заорал сиреной.

Я попыталась толкнуть дверцы рукой, но поняла, что не дотягиваюсь до них. Решила стукнуть в створки ногой, однако, увы, я не такая юркая, как Ирина Леонидовна. Мне внутри шкафа было тесно, я даже пошевелиться не могла. И взмолилась:

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Очень люблю серию про Таню Сергееву, наверно, потому что чем-то на нее похожа. К сожалению, моя жизнь не на столько интересная, поэтому вечерами провожу время за любимыми книгами. Львиная доля серой мышки — очень понравилась. Не буду рассказывать сюжет, но читается на одном дыхании. Спасибо Дарье Донцовой за ее творчество, мечтаю встретиться с ней лично и взять автограф.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *