Мыльная сказка Шахерезады

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 11

У меня нет никаких претензий к производителям машин из Германии. Малолитражка, на которой я рулю вот уже второй год, пока ни разу не подвела меня. Правда, я в положенный срок сдаю автомобиль на техобслуживание, вовремя «переобуваю» его, не лечу во весь опор через ямы и колдобины, не заскакиваю с размаха на бордюр тротуара, не практикую экстренное торможение и вообще никогда не мчусь по трассе быстрее чем семьдесят километров в час. Придерживаюсь правила «тише едешь, дальше будешь», и, поверьте, оно хорошо работает. У моей машины есть куча достоинств: подогрев сидений, руля, климат-контроль, удобное водительское кресло, автоматически регулируемые зеркала и много чего еще. И только один недостаток — некуда положить телефон.

Почему дотошные немцы предусмотрели держатель для бутылки, место под стакан, лоток, куда можно поместить бутерброды, и забыли про сотовый? Неужели в Германии еда и выпивка в процессе управления автомобилем не являются грехом, а болтовня по мобильному категорически запрещена? Я не знаю ответа на этот вопрос, но трубку деть некуда. Вот и сейчас я чуть притормозила, и она незамедлительно спланировала с торпеды на пол и, естественно, в ту же секунду затрезвонила.

Чертыхаясь, я припарковалась, нашарила телефон и сердито сказала:

— Слушаю.

— Дашута, — затараторила Лиза, — ты в каких делах? Гоняешь по городу? Где сейчас находишься?

Рассказывать ей правду не хотелось, и я обошлась обтекаемым ответом:

— Я в центре.

— О! Повезло! — обрадовалась Лиза. — Можешь мне помочь?

— А что? — на всякий случай уточнила я. — У меня свои планы.

— Пустяки, — зачастила Лизавета. — Вадик находится в клинике «Артемон», его надо забрать, отвезти на съемку в павильон, он всего в паре кварталов от лечебницы, и оставить там на попечение режиссера. Сможешь? Потратишь на все около часа! Плиз! С моей машиной маленькая проблема, я задерживаюсь.

— Хорошо, — без особой радости согласилась я. — Диктуй адрес «Артемона».

По счастью, лечебница находилась через два дома от того места, где жила Ариадна Олеговна.

Я быстро добралась до клиники и запоздало удивилась. Что делает Вадим в ветлечебнице? Почему я решила, что здесь обслуживают домашних любимцев? А кого еще могут привести в заведение под названием «Артемон»? Если кто забыл, так звали пуделя в книге про Буратино. Вероятно, Вадим участвует в благотворительной акции, посвященной бездомным собакам.

И тут я увидела вывеску «Клиника альтернативной пластической хирургии „Артемон“». Ну и ну! Неужели у того, кто обратится к местным специалистам, отрастет хвост и длинные уши, покрытые шерстью? Хотя не стоит ерничать. Украшают же стены многих детских поликлиник изображением доктора Айболита. Все забыли, что милый старичок-то по образованию ветеринар. «Приходи к нему лечиться и ворона, и лисица», и в Африку дедуля порулил, чтобы спасти обезьян. Ну не было у него лицензии на лечение детей. Какое отношение Айболит имеет к малышам? Лично я вижу некоторую нелогичность в таком оформлении кабинетов педиатров. Но, согласитесь, назвать клинику пластической хирургии «Артемон» еще более странно.

В просторном холле сидела только девушка-администратор. Услышав, что я приехала за Полкановым, она кивнула, убежала и через минуту привела Вадима. Он выглядел обычно. Ни кучерявой шерсти, ни усов, ни задорно поднятого вверх хвоста у него не было. Лицо не покрывали синяки, губы не опухли, кожа имела обычный цвет. Если над Полкановым и совершили какие-то манипуляции, это осталось незаметным.

— Дашута? — удивился Вадик. — А где Лизка?

— Она задерживается, — отрапортовала я, — попросила меня отвезти тебя на съемку.

Полканов схватился за сердце, закатил глаза, отбросил со лба невидимую прядь волос, вздернул подбородок и произнес:

— Минута опоздания к тревоге. Чу! Там шаги! Не смерть ли бродит у порога? А ну как ей на ум пришло меня забрать в час ночи серой?

— Сейчас день, — возразила я, — и ты выглядишь до тошноты здоровым. Лиза тоже в полном порядке, у нее с машиной ерунда какая-то.

— Ладно, говори, куда двигать, — перешел на нормальную речь Полканов.

Я взяла Вадима под руку и отвела к машине. Моего образования не хватает, чтобы понять, какую пьесу он сейчас процитировал. Вероятно, что-то из Шекспира. Может, это Лопе де Вега или Мольер.

Когда мы очутились в студии, я сказала Полканову:

— Желаю удачных съемок.

— Тьфу на тебя! — молниеносно разозлился Вадим. — Разве можно произносить эти слова перед началом работы? Удачу сглазишь. Не…

Закончить фразу он не успел. Послышался взрыв. Я инстинктивно присела и прикрыла голову руками. А Вадик, вот странность, совсем не испугался. Он топнул ногой:

— Пожалуйста! Началось! Лампа лопнула! А кто виноват? Ты со своими тупыми замечаниями.

Я выпрямилась.

— Извини, не имею ни малейшего понятия о местных порядках.

— Тогда лучше заткнись, — нахамил Вадик.

— Дорогой мой, — закудахтал толстый мужчина в джинсах и измятом темно-зеленом пуловере, выруливая из глубины помещения, — ну наконец-то!

— Привет, Гриша, — безо всякой радости ответил Вадик, — я не опоздал?

— Самую малость, — заверил Григорий, — часа на два, не больше. Кирилл, начинаем!

— Напомните сцену, — капризно прогундосил Полканов.

— Ну, я побегу, — сказала я.

— Этта кто? — полюбопытствовал Гриша, окидывая меня оценивающим взглядом. — Твоя мама?

От негодования у меня пропал голос, а Полканов даже не улыбнулся.

— Нет, квартирная хозяйка, я поселился у Дарьи на время съемок, Лизка куда-то подевалась, Васильева ее временно замещает.

Теперь я разозлилась так, что даже вспотела. Квартирная хозяйка? Вот здорово! И никого я не заменяю, оказала наглому актеру дружескую услугу, привезла его на съемочную площадку, нарушила свои планы, но больше никогда ему не помогу. Даже если Вадик свалится в речку, кишащую крокодилами, не протяну нахалу руку!

— Тебе нельзя уходить, — озабоченно заявил Григорий, хватая меня за руку. — По условиям контракта Вадим не имеет права находиться в павильоне без сопровождающего лица.

— Извините, я не имею ни малейшего отношения к Полканову, — возразила я. — Приютила Вадима и Елизавету в своем особняке исключительно по просьбе Маши Мирской, я не сдаю внаем комнаты и не нанималась быть тенью артиста. До свидания.

Гриша умоляюще сложил руки:

— Пожалуйста! Если Вадик тут останется один, меня сожрут юристы.

— Давай убьем всех адвокатов, — предложила я.

— Отлично сказала, — обрадовался Григорий, — я придерживаюсь того же мнения.

— Это Шекспир, — пояснила я.

— Гениально, — закатил глаза Гриша, — написано сто лет назад, а современнее некуда.

Я хотела напомнить режиссеру, что Шекспир родился в тысяча пятьсот шестьдесят четвертом, а умер в тысяча шестьсот шестнадцатом году, а вовсе не столетие назад. Но потом решила не демонстрировать знаний, полученных во время курса зарубежной литературы. Твердо решив уйти, не обращая внимания на стенания Григория, я сделала шаг в сторону и услышала звонок телефона. На противоположном конце провода опять оказалась Лиза.

— Дашута, забыла тебя предупредить…

— О том, что Вадика нельзя оставлять одного под софитами? — перебила я.

— Пожалуйста, побудь там полчасика, — взмолилась Лиза. — Ну куда тебе спешить, а?

Мое терпение лопнуло.

— Но у меня полно дел!

— Ерунда, — зачирикала пресс-секретарь, — я попала в аварию! Знаешь небось, как долго ждать гаишников! Но уже все, я оформила протокол и несусь в студию.

— Надеюсь, ничего страшного? — испугалась я.

— Мелочь! — возвестила Лиза. — Я врезалась в бетономешалку! Лоб в лоб! Хлоп! И откуда чертова бандура вырулила! Пустая была дорога, и вдруг! Бумс!

— Бетономешалка! — в ужасе закричала я. — Ты жива?

— А кто сейчас с тобой беседует? — хмыкнула Лиза.

Я перевела дух.

— Что с тобой?

— Колесо спустило, — весело заявила она. — Лучше спроси, что с идиотским «миксером»! Он вдребезги! Запчасти разлетелись по всей дороге! Выглядит прикольно.

Я вспомнила крохотную «букашку» Лизы и пришла в ужас.

— Говорю же, ерундовина, — тараторила глупышка, — гаишники дураки, прилетели стаей! Я очень нервничаю! У меня сердце болит.

— Немедленно потребуй, чтобы «Скорая» доставила тебя в больницу, — воскликнула я.

— За Вадика волнуюсь, — уточнила Лиза. — Очень прошу, побудь с ним!

— Конечно, — заверила я ее, — никуда не уйду.

— Ты настоящий друг, — восхитилась Елизавета, — буду максимум через час.

Я засунула трубку в карман и повернулась к мужчинам.

— Хорошо, я остаюсь. Лиза угодила в аварию, столкнулась с бетономешалкой.

— Вот и отлично, — потер руки Григорий, — можно работать. Вадик, ты помнишь суть?

— Естественно, — ехидно ответил тот, — я пока еще не впал в маразм.

— Он от бабушки ушел, он от дедушки ушел, кто он? — дурашливо пропел Гриша. — Вадя, отвечай! Он кто?

— Колобок, — рявкнул Полканов, — мне надоели твои шутки.

Режиссер похлопал его по плечу.

— Неправильно, зайка. От бабули и дедули ушел ум. Шутка.

— Вы не поняли? Лиза угодила в ДТП, — повторила я, — она врезались в бетономешалку.

— Пустяк, — сказал Вадик, — вечно она на дорогу не смотрит. Помню, Лизка торопилась как-то в спа-салон, болтала за рулем по телефону, выскочила на Красную площадь, там репетиция парада шла, и вломилась в ракету типа «земля — воздух». Прикольно получилось. Хорошо хоть она не стартовала. В смысле, ракета.

Я подумала, что Вадик шутит, но тут Гриша добавил:

— Я всегда считал, что на параде муляжи возят!

— Не, — замотал головой Вадим. — Хрень была настоящая, мне пришлось потом к военным ехать, автографы раздавать. Лизка мастер спорта по глупостям. Втюхаться в ракету! Что ей бетономешалка? Расфигачит ее и не заметит.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *