Мыльная сказка Шахерезады

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 13

— Что смешного? — спросила я, когда народ успокоился.

Рая взяла меня за руку, подвела к пространству, раскинувшемуся слева от камер, и спросила:

— Неужели ты считаешь, что собака взаправду должна гавкнуться с высоты? Мы не уроды! Никого не убиваем. Для сложных трюков существуют дублеры, но в нашем сериале особых заморочек нет. Смотри вниз. Что ты видишь?

Я прищурилась.

— На полу настелена декорация, фасад здания.

— Молодец, — похвалила Рая, — Вадик ляжет на живот и поползет по картинке, ты за ним. Сообразила? Ну?

Я еще раз осмотрела огромное полотнище.

— Вадим не карабкается вверх по отвесной стене! Он елозит по полу! А зритель на экране видит совсем другое… наивные люди полагают… это же обман! — возмутилась я.

— Кинофокус, — поправила меня Рая. — Старая кинематографическая уловка!

— Вы Вадима представляете храбрецом, который сам исполняет трюки, — прошептала я.

— Ну и что? — деловито осведомилась Раиса. — Если артист работает с декорацией, ползет по ней, это и называется трюк! И надо прыгать! С одной скамеечки на другую! Никакой лажи, просто чуть другой ракурс. Дашуня, отработай, и ауфвидерзеен!

— Если не надо сигать с одной крыши на другую, я готова, — согласилась я.

— Гриша, она перестала выделываться, — заорала Рая.

— Легла на точку! — завопил режиссер. — Орел, в кадр, Граф, соберись! Погоня по вертикальной стене! Мотор.

— Кадр сто девяносто восемь дубль один!

Трах-тарарах!

Вадик пополз вперед, я старательно поспешила за ним.

— Стоп! — взвизгнул Гриша. — Дарья! Собаки не передвигаются, оттопырив задницу. И ты бежишь! Не ползешь!

Я перестала понимать, чего им от меня надо.

— Но я-то ползу по декорации!

— Да, изображая бег, ясно? — осведомился постановщик.

— Что тут непонятного? — простонал Вадим. — Очень трудно работать с непрофессионалом. Я устал!

— Тебе предлагали суперпрофи Степана, — не упустила возможности уколоть его Зоя. — Сам отказался. Степа, в отличие от Дарьи, умеет все! Ползет бегом по стене. Плавает брассом на паркете. Выпрыгивает из подвала с парашютом. Танцует лезгинку в ластах. Недавно изображал жену слона! И никаких капризов, типа: «Я устал, умру, платите больше, несите на площадку пряники в мармеладе».

Я закашлялась. Таланты Степана поражают. У меня начинает развиваться комплекс неполноценности. Ну, возможно, я смогу исполнить лезгинку, облачившись в костюм аквалангиста, но выскочить из подпола с раскрытым парашютом мне слабо. И за супругу слона мне никогда не сойти, разве что это будет карликовая особь.

— Работаем с тем, что имеем, — сказал Федор. — Какое кино, такие и собаки в нем. Давайте снимать.

Вадик поманил меня пальцем.

— Повторяй мои движения. Вытягивай попеременно руки, делай вид, что подтягиваешься, пару раз изобрази, как лапы соскальзывают. Слегка привстань, не растекайся лужей по картинке. Не слушай дебилов, каждая шваль хочет актера пнуть. Мнят себя великими, типа они Тарантино, Вуди Ален или Сергей Эйзенштейн! Ан нет! Всего-то Гришка идиот!

— Легли на точку! Мотор! — взревел Гриша.

— Кадр сто девяносто восемь дубль два! Пошли.

Бах!

Я шлепнулась на изображение кирпичной кладки и поползла «бегом».

Через полчаса, после десятка попыток, Гриша смилостивился и небрежно сказал:

— Граф свободен. Остальные продолжают. Эй, кто там?

Дверь студии приоткрылась, в щели мелькнула вспышка света.

— Папарацци! — заорала Раиса. — На площадке посторонние!

Створка хлопнула о косяк и снова распахнулась. Перед нами предстала Лизавета с фотоаппаратом в руке. Левой девушка держала за шиворот тщедушного мужичонку. Раз! Камера брошена на пол. Два! Лиза растоптала ее в крошку. Три! Журналист улетел в коридор, получив от Лизоньки пинок. Пресс-секретарь указала пальцем на режиссера и отчеканила:

— Нарушение договора! Пункт восемь дробь двенадцать а! Никаких съемок для желтой прессы на площадке. У нас продан эксклюзив журналу Олега Строева. Штрафная санкция. С тебя бабло! Наличкой! Сейчас же! Конверт в студию!

— Лизочек, не пыли, — взмолился Гриша. — Пошли, пообедаем.

Я отправилась в гримерку, сняла меховой комбинезон, попыталась причесаться и была остановлена незнакомой женщиной, вбежавшей в комнату. Она сунула мне несколько ассигнаций, пакет и ведомость.

— Распишись в графе «получено».

Кое-как удерживая трясущимися пальцами ручку, я вывела в указанном месте корявую закорючку.

Администратор испарилась, я вышла следом за ней, огляделась по сторонам, нашла угрюмо стоявшую поодаль Зою, протянула ей купюры и сказала:

— Они твои.

— Вау, спасибо! — обрадовалась дрессировщица.

— И корм забирай, — улыбнулась я. — Мне он без надобности. Извини, не хотела у Степы работу отнимать.

— Ты не виновата, — кивнула Зоя. — Это Вадик козел!

Я решила завершить беседу комплиментом:

— Степан намного лучше меня справлялся с ролью.

— Учитывая, что ты впервые оказалась перед камерой, сработала на отлично, — не осталась в долгу Зоя.

Она расстегнула мешочек, висящий у нее на талии, выудила оттуда кусок сыра и поднесла к моему лицу. Я машинально открыла рот, шматок эдама оказался на языке. Секунду мы с Зоей пялились друг на друга. Дрессировщица опомнилась первой.

— Блин! Совсем забыла, что ты не собака! Можешь спокойно есть сыр, он свежий. Скорей себе дерьма куплю, чем Степе.

Я быстро прожевала упругий ломтик.

— Спасибо. Очень вкусно.

— Хочешь еще? — хлебосольно предложила Зоя.

— Нет, — отказалась я, — меня жажда замучила. Где у них кулер?

— Похудеешь, пока найдешь, — махнула рукой Зоя, — секундочку.

Дрессировщица нагнулась, достала из большой сумки термос, широкую чашку-пиалу, наплескала туда светло-коричневой жидкости и подала мне со словами:

— Пей на здоровье, сама заваривала из набора трав.

Напиток был предложен с таким радушием, что отказаться я не могла.

Я взяла пиалу, осушила ее и удивилась:

— Необычный вкус.

Зоя кивнула:

— Сама разработала. Крапива для шерстистости, подорожник от кариеса, мята для суставов и еще десять травок, которые делают собаку мощной, умной и работоспособной. Тебе не повредит.

— Спасибо, — бормотнула я, возвращая Зое чашку.

— Рада была познакомиться, — улыбнулась дрессировщица. — Может, судьба еще раз нас столкнет. Степа часто снимается. Ты на выход?

— Да, и как можно скорее, — воскликнула я, сдерживая икоту.

То ли моему желудку не понравился сыр, то ли он взбунтовался из-за чая для собачьей работоспособности, то ли от всего вместе.

— Пошли, провожу, — предложила Зоя и помахала перед моим лицом пиалой. — Надо Степину миску как следует помыть, ты из нее пила, мало ли чего. Я очень за гигиеной слежу.

Я не смогла удержаться и икнула во весь голос.

— Эй, ты не больная, часом? — насторожилась Зоя. — Вот так всегда! Хочешь человеку помочь, а потом Степину посуду выбрасывать приходится. Что с тобой?

— Все нормально, — пробормотала я между приступами икоты. — От усталости со мной частенько это приключается.

— Ну-ну, — протянула Зоя, — удачи тебе. Ступай одна на выход. Степа, открой рот, прысну туда мирамистином. Бог весть что от этих людей приличная собака подцепить может!

Я помахала дрессировщице рукой и пошла к машине.

Очутившись в автомобиле, я отдышалась, набрала номер Кузи и поинтересовалась:

— Что ты выяснил про «Старинные сказки Нормандии»?

— Это библиографическая редкость, — начал докладывать компьютерщик. — Том был выпущен в конце двадцатых годов прошлого века издательством «Древо», оно просуществовало совсем недолго, всего год, и благополучно закрылось. Тираж составил пятьсот экземпляров.

— Негусто, — вздохнула я.

— Это сейчас Милада Смолякова миллионами проданных книжонок хвастается, — протянул Кузя, — сто лет назад по-другому дела шли.

— Лучше вернемся к интересующей меня книге, — остановила я парня, который вознамерился прочитать мне лекцию.

— Какое количество томов нынче находится в чьих-то библиотеках, неизвестно, но не стоит рассчитывать, что можно спокойно приобрести сборник, — тоном престарелого профессора, вещающего перед первокурсниками, продолжил Кузя. — У московских букинистов его нет. Никто из книголюбов от этого не страдает, особой популярностью сказочки не пользуются. Если хотите почитать их, топайте в библиотеку имени Владимира Булгакова, там эта книга есть вместе с кучей других редкостей. Если хочешь купить уникум, могу посоветовать повесить в том же хранилище объявление, там клуб обожателей печатного слова, у них сайт в Интернете. Вот, слушай: «Ищу басни Мефодия Баумгарта, тысяча семьсот восемьдесят шестой год. Куплю дорого или обменяю». У тебя вроде филологическое образование?

— Изучала иностранные языки, естественно, и литературу, — ответила я, — русскую вкупе с зарубежной. Но кто такой Мефодий Баумгарт, понятия не имею. И всегда считала, что писателя Булгакова звали Михаилом.

— Ща гляну, — пообещал Кузя.

— Можешь не беспокоиться, — остановила я его. — Автор «Мастера и Маргариты», «Белой гвардии», «Собачьего сердца», пьесы «Дни Турбиных» Михаил Афанасьевич Булгаков родился в тысяча восемьсот девяносто первом, а скончался в тысяча девятьсот сороковом году.

— Но он же не монополист на эту фамилию, — резонно возразил Кузя. — Вот, нарыл. Владимир Егорович Булгаков, ученый, психиатр, профессор, преподаватель, автор книг по психиатрии, в частности выпустил научно-популярное пособие «Как помочь семье больного». Книголюб, владелец обширного собрания печатных редкостей, завещал открыть после своей смерти музей, что и выполнили. Вот там есть твои «Старинные сказки Нормандии». Так, пара секунд… ага, вот содержание. В томе десять легенд. Кошелек, который заглатывал владельцев, зеркало, где хранилась душа убийцы, расческа, лишавшая тех, кто ею пользовался, памяти, перчатка…

— Можешь остановиться, я отлично помню эти истории, — сказала я.

— Жутковатые сюжеты, готовые сценарии для триллеров, — протянул Кузя. — Нашим кино- и теледеятелям надо пошарить в библиотеках, найдут кучу давным-давно забытых произведений. А то все одно и то же по зомби-ящику. Короче, если нужны сказки, езжай в библиотеку, адрес я тебе эсэмэской отправил, а где купить том, не знаю.

— Подскажи адрес ресторана «Фасоль», — сменила я тему.

— Сейчас сброшу, — пообещал Кузя.

В харчевне, где работала Ирина Соловьева, было не протолкнуться от посетителей. То ли здесь вкусно кормили, то ли цены радовали, но ни одного свободного места в просторном зале не нашлось. Я притормозила одну из официанток, на всех парах несущуюся к длинному столу, за которым сидело человек двадцать.

— Простите, пожалуйста…

— Бизнес-ланч из трех блюд, — привычно сказала девушка, — салат с итальянской заправкой, суп дня…

— Где я могу найти Ирину Алексеевну, вашу управляющую? — спросила я.

— Спросите у Елены Михайловны, — посоветовала официантка. — Вон она, у бара. Видите, блондинка с укладкой?

Я кивнула и стала протискиваться между стульями.

Елена Михайловна профессионально улыбнулась:

— Хотите поговорить с Ириной? Она заболела, но я-то на месте и могу решить любую проблему. Дайте-ка угадаю! Вы та самая женщина, что вчера забыла в туалете мобильный? Если назовете парочку контактов, вспомните несколько имен, фамилий, я отдам вам трубку. Ну, кто у вас в друзьях?

— Оставлять где попало мобильные — мое хобби, — засмеялась я, — вы правильно вычислили мой характер. Еще я теряю книги, косметику и документы. Но трубка в туалете принадлежит другой растеряхе. Ирина моя подруга, я заскочила ее навестить.

Елена Михайловна не смогла скрыть удивления:

— Подруга?

— Ну да, — улыбнулась я, — бежала мимо, решила заглянуть. Ира говорила, что у вас вкусно кормят.

— Соловьевой сейчас нет, — протянула Елена.

— Странно, — удивилась я, — вроде сегодня ее смена, или я ошиблась?

Управляющая повернулась к бармену.

— Коля, присмотри за залом, если я понадоблюсь, зови, буду в комнате отдыха.

— Не волнуйтесь, — меланхолично ответил парень, — еще не вечер.

— Твоя правда, — вздохнула Елена и указала мне на маленькую дверь. — Пойдемте, там потише, здесь галдят, трудно разговаривать.

— Не очень у вас просторно, — отметила я, когда мы оказались в пятиметровой комнатушке, одну из стен которой украшали грозные объявления «Не курить», «Не есть», «Не читать».

— Странно, что барин не велел написать «Жить запрещается», — ухмыльнулась Елена Михайловна, усаживаясь на колченогую табуретку. — Отличная у нас комната отдыха, да?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *