Мыльная сказка Шахерезады

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 27

Лиза расчудесно понимала: новость, как и каша, хороша горячей. Пресс-секретарь оседлала метлу на атомной тяге и полетела печь пирог.

За сутки ей удалось уговорить и Манон, и Валентину. Что было обещано той и другой, Елизавета предпочла не сообщать. Сценарий программы лег на стол царя вчера днем. Хозяин вызвал Елизавету и сказал:

— Ох, думаю, нам не нужен прямой эфир. Чую засаду! Что-то случится.

Елизавета начала убеждать начальника в обратном и в конце концов воскликнула:

— Чем угодно клянусь! Программа получится супер! И запускать ее надо завтра, а то конкуренты подсуетятся и раньше нас примирение устроят. Идея не очень оригинальна, она витает в воздухе.

— Подумаю, — буркнул начальник.

Елизавета очень расстроилась. Она надеялась на другую реакцию. Но владелец канала был не в восторге. Вечером произошла глупая история с перепутанными игрушками, утром Лиза понеслась в телецентр, договорилась с секретаршей Анькой, изъяла со стола его величества «Желтуху», выдохнула с облегчением, пошла в кафе, хотела наградить себя кофе и налетела на Великого и ужасного, который ей сказал:

— Довольна?

Она вздрогнула. Ей подумалось, что шпионы кормильца-батюшки разузнали про вивиков-мимиков, и сейчас очаровательный Сергей Петрович Михайлов (такое имя стоит у государя императора в паспорте) забавляется с ней, как тигр с воробышком.

— Чем? — осторожно поинтересовалась Лиза.

Михайлов почесал подбородок.

— Хороший вопрос. А кто просил о спецвыпуске «Барабана»? Он состоится сегодня в шестнадцать ноль-ноль. Прямой эфир.

У Лизы под ногами закачался пол.

— Мне не сказали!

— Велю выпороть главреда на конюшне, — схохмил Великий и ужасный. — Я ему сам приказал предупредить участников шоу. Надеюсь, Вадим не подведет.

— Нет, нет, — засуетилась Елизавета.

— И Манон явится? — улыбнулся Михайлов. — Смотри, ты за это отвечаешь головой. Прямой эфир. Поди сама проверь всех. Да! Васильеву не забудь.

— Какую? — разинула рот Елизавета. — Среди гостей запланированы исключительно знаменитости. Певцы и шоумены, еще депутат Банкин.

Сергей Петрович опять улыбнулся, на этот раз как-то совсем неласково.

— Значит, ведущая нашего канала Дашенька для тебя недостаточно хороша? Ну, ну! Вадиму в ее доме жить нравится? Ему уютно? Комфортно? Чего притихла? Бесполезно скрывать от меня правду. Я знаю все. Захотели потрафить ополоумевшему от собственной значимости Полканову, выкрутили руки слишком доброй Васильевой, а теперь ты ее человеком пятого сорта считаешь? Слушай и запоминай. Дарья сегодня будет на шоу около Полканова. Она говорит больше и чаще остальных. Розе велено не отбирать у Васильевой микрофон. Ты в курсе моих планов по Даше? Она скоро станет лицом канала! Захлопни рот, одерни юбку и подключайся к редакторам «Барабана». Похоже, они зашиваются.

— Меня никто не звал на программу, — воскликнула я.

— Да я уже поняла, — завопила Елизавета, — умоляю, поспеши.

— Я собиралась заниматься совсем другими делами, — протянула я.

— Ты мне должна! — закричала Лиза.

Раздался писк, связь прервалась. Я забыла вечером зарядить сотовый, а зарядного устройства у меня в машине нет, все хочу его купить, да руки не доходят. Представляю, какая истерика началась у Лизы. Стопроцентно она думает, что я нарочно прервала разговор.

К зданию телецентра я подрулила с мокрой спиной и дрожащими ногами. Много лет сижу за рулем, но так и не научилась управлять автомобилем. Шестьдесят километров в час — вот моя предельная скорость, а сейчас мне пришлось нажимать на педаль газа и лавировать из ряда в ряд. Странно, что я осталась жива после такой гонки.

Едва я возникла на пороге большой комнаты, где собрались участники программы, как Елизавета подскочила ко мне и обняла:

— Фу!

— Надеюсь, это вздох радости, — улыбнулась я, — дай мне зарядку для телефона, моя трубка умерла.

Лиза показала пальцем на длинную тумбу.

— Там подключи.

Я устроила свой мобильный у розетки и оглядела присутствующих.

Так, кто у нас здесь? Незнакомая девушка с парадной прической, слишком большими, чтобы быть настоящими, «бриллиантами» в ушах, в сильно декольтированном мини-платье в пайетках, сетчатых колготках и лаковых лодочках на платформе толщиной с орфографический словарь русского языка. Это явно та самая избитая певицей Валентина. Звезды одеты намного проще. Певица Ника в черных джинсах и серой блузе, шоумен Роман в серых брюках и черной рубашке, Вадим в темном костюме.

За спиной послышалось шарканье. Я обернулась. А вот и наша легенда, депутат Банкин. Старика ведут под руки два молодых помощника, сзади следует хорошенькая девушка с железным чемоданчиком. Шестьдесят лет назад Ваня Банкин плясал в ансамбле вприсядку и не мог предположить, что через полвека его назовут патриархом сцены, великим, гениальным, потрясающим певцом. Биография Банкина походит на кастрюлю с грибным супом. Поднимешь крышку, посмотришь внутрь, вроде хорошо видно, как в содержимом плавают кусочки моркови, лука. Вглядишься и понимаешь: отлично просматриваются лишь первые два сантиметра, потом бульон темнеет, что там на дне, не понять, а уж из каких мухоморов сварена похлебка, известно одному повару. За последние двадцать лет Банкина обвиняли во многих грехах: связи с мафией, сокрытии доходов, левых концертах, плагиате. Часто вспоминали и о том, что Иван по образованию танцор, петь начал случайно и орет очень громко, мимо нот. Злые языки шипели, что у милейшего Ивана Николаевича в каждом городе, куда он когда-либо заезжал с гастролями, есть по бастарду. Но я не верю сплетням. Если учесть, что Банкин пел по всей России, то получается, из его незаконных детей можно сформировать целую армию. Но никто из ребят не ищет через прессу папеньку. Другие сплетники с пеной у рта утверждают обратное: мэтр хорошо законспирированный гомосексуалист, иначе по какой причине он никогда не женился?

Но вся эта болтовня осталась в прошлом. Нынче, учитывая престарелый возраст Банкина (зимой он отметил восьмидесятипятилетие), его богатство, связи и депутатство, пресса пишет о старике исключительно в превосходном тоне, а молодежь шоу-бизнеса кланяется Ивану Николаевичу в пояс. Несмотря на пошатнувшееся здоровье, Банкин до сих пор с большой охотой приезжает на телесъемки и поет на разных мероприятиях. Голос у него почти не изменился, желание светиться на сцене огромное, но здоровье не позволяет отработать двухчасовой концерт. Иван Николаевич не нуждается в деньгах, он давно стал бизнесменом, обзавелся фабрикой, выпускает то ли пиво, то ли водку, но, как дряхлая цирковая лошадь, хочет вечно участвовать в представлениях. И, честно говоря, у него есть своя аудитория, которая с огромным удовольствием прилипает к телевизорам, когда видит на экране худощавое лицо со светлыми кудрями. Иван Николаевич никогда не экспериментировал с внешностью, он до сих пор кучерявый блондин. И в репертуарном плане от него не жди неожиданностей. Песни о любви к родине, матери и жене — вот три кита его творчества. Банкин по-старомодному вежлив, всегда сыплет комплиментами, всегда в концертном костюме и лаковых туфлях. Старая школа. За высокий профессионализм Банкин любим редактурой всех каналов. Если старик пообещал быть, точно будет. Иван Николаевич никого никогда ни разу не подвел. Известен случай, когда он появился в эфире через пару часов после серьезной операции.

Лишь одна маленькая шероховатость. Во время программы, чему бы она ни посвящалась, Банкин непременно споет одну песню, вторую, пятую… Остановить его невозможно, он будет работать, пока не устанет. В остальном он чудесный человек. Что касается сексуальной ориентации, сказать ничего не могу. Ивана Николаевича всегда сопровождают два симпатичных помощника и прехорошенькая медсестра. Чем старше делается Банкин, тем более юная у него команда.

— Иван Николаевич! — подскочил Вадим. — Какое счастье вас видеть!

— Здравствуйте, — вежливо кивнул Банкин и покосился на одного из своих ребятишек.

— Очень рад видеть вас, Вадим Полканов, — быстро произнес юноша. — Мне так понравился ваш последний сериал! Ивану Николаевичу тоже.

— Совершенная правда, дружок, — царственно кивнул старик. — Вы, Вадим, талантливы и убедительны.

Полканов расплылся в довольной улыбке. Приятно, когда похвала исходит от легенды эстрады, человека, чьи песни страна слушала еще до твоего рождения. А я мысленно зааплодировала членам команды Банкина. Ребята, вы молодцы. Один короткий взгляд шефа, и стало понятно: Иван Николаевич понятия не имеет, кто сейчас «счастлив его видеть». Помощник мигом изящно подсказал старику имя звезды. Но Полканов абсолютно уверен: Иван Николаевич действительно в восторге от его творчества.

— А где Манон? — во весь голос спросил Банкин. — Я приехал по просьбе Танечки, хочу ее обнять.

— Сейчас узнаю, — кивнул второй юноша и исчез.

— Вы за или против Манон? — бесцеремонно поинтересовалась Ника.

Иван Николаевич покосился на другого секретаря, тот отреагировал без задержки:

— Дорогая Ника, мы не хотим выяснять отношения до программы, иначе собьется настрой.

— Да, — кивнул Банкин, — верно.

Но на Нику интеллигентная просьба заткнуться не возымела действия.

— Манон отвратительно поступила! Я настроена на борьбу с ней.

Банкин сел на диван.

— А что сделала Танюшенька?

— Вы не в курсе? — поразилась певичка.

— Естественно, Иван Николаевич знаком с ситуацией, — живо вмешался его секретарь, — его вопрос надо понимать как удивление. В смысле, ну что уж такого отвратительного она сделала?

— Мне надо переодеться! — ожил Банкин. — Где костюм? Туфли? Гример?

— Сюда, пожалуйста, — засуетился Вадим, — там есть еще одна комната.

Живая легенда прошествовала в соседнее помещение, а к нам примчалась Лиза:

— Все о’кей? Народ в сборе? Отлично! Фуу! Полчаса до эфира. И…

Дверь распахнулась, появился тощий тип в джинсах и заорал:

— Лизка! Твою налево! Манон отказалась участвовать в программе! Не приедет! Отключила все телефоны! Позвонила ее секретарь и заявила: «Снимайте кого хотите, Татьяна не прибудет. Без комментариев».

— Черт бы ее побрал! — возмутилась Ника. — Я из-за этого эфира отменила концерт. Вот сучка!

— Идиотка! — загудел шоумен Роман. — Я билет в Питер сдал. Что за хамство?

— У меня съемки! — начал качать права Вадим. — Лиза, разберись.

— Ваще ерунда, — взвизгнул тип в джинсах. — У нас прямой эфир! Не запись! И что теперь делать? Великий и ужасный головы нам откусит.

— Можно без Таньки шоу провести, — скривилась Ника. — Я-то здесь! Выскажу свое мнение по теме.

— Блин, кому ты нужна, — брякнул тип в джинсах, который от стресса забыл о вежливости, — что тебя слушать? На Манон народ клюнул. Заявили о ее примирении с Валентиной.

— Ой, — расстроилась избитая зрительница, — значит, не будет программы? Ну как же так, а? Мои папа с мамой у телека сидят, и соседи тоже, и коллеги. Я хочу выступить!

— Без Манон никак! — заорали из коридора, и в гримерку влетела девушка в черном платье и сапогах из овчины. Весьма странная обувь, если вспомнить зеленый май за окном. — Лизка, Великий и ужасный весь… он… ну, не передать словами! Прямой эфир! Лучше тебе смыться из Москвы на пару недель. У нас еще ни разу такого косяка не случалось. Все бывало, но чтоб прямой отменился! Вау! О! Спасите наши души! Нет программы! Шоу нет!

Банкин высунулся из соседней комнаты:

— Не стоит плакать. Покажите зрителю балет «Лебединое озеро». Отличный выход, так всегда поступают, когда умирает генсек ЦК КПСС.

Несмотря на нервозность, Роман и Ника захихикали, а Лиза выпрямилась:

— Будет вам программа! Никаких косяков!

— Отыщешь Манон и притащишь ее сюда? — с сомнением спросила девушка в современных валенках, — осталось двадцать семь минут до начала.

— На…ть на Таньку! — заорала Лизка. — Делаем другое шоу!

— Какое? — разинула рот Ника.

— Тебе что, принципиально, по какой теме пиариться? — деловито осведомилась Елизавета. Не велик пока Никушкин рейтинг. — Слушайте меня! Если постараемся, все прокатит. Валентина!

— А? — вздрогнула жертва рукоприкладства.

— Хочешь стать главной героиней шоу «Барабан»? — налетела на нее Лиза. — Подумай хорошенько. Твои мама, папа у телека сидят! Программу ждут?

— Очень! — ответила Валя.

— Шикарно, — гаркнула Лиза, — оставляем все, как есть. Ты несла цветы звезде, а она тебя розами по морде отхреначила. Меняем лишь хамло. У нас не Манон, а солист иностранной группы «Нью африканс соулс» Боб Смит! Далее все по плану. Ника!

— Тут! — быстро отозвалась певичка.

— Ты резко осуждаешь придурка, — чеканила фразы Лизавета. — Говоришь все, что думаешь! Роман!

— Слушаю, — кокетливо произнес шоумен.

— Защищаешь африканца, — приказала Елизавета, — побольше эмоций, кидайся на Нику. Давай агрессию, злость. О’кей?

— Ладно, — кивнул Рома.

Елизавета посмотрела на администраторов:

— Что стоите, как описанные белками елки? Крутой эфир получится. Варька, Петька, чего носы повесили?

— Все ничего, но где взять Боба Смита? — прохныкала Варя.

— Во блин, совсем про него забыла! — подпрыгнула Лиза и полетела в коридор.

Я пошла за ней, увидела, как она выхватила из толпы гомонящих зрителей, пока не посаженных в зал, симпатичного парня, и услышала строгий вопрос:

— Ты кто?

— Игорь, — ошалело ответил юноша.

— Зритель на шоу «Барабан»? Самотек или артист?

— Студент второго курса театрального училища, — представился Игорь, — из массовки. Триста рэ за съемку.

— Хочешь получить десять тысяч и славу? — тоном змея-искусителя вопросила Елизавета.

— Да, — без тени колебания ответил парень.

Лиза втолкнула его в гримерку и торжествующе объявила:

— Знакомимся. Хам Гарри. Солист «Нью африканс соулс». Засыпай кента пудрой. Пока Игоря гримируют, я его проинструктирую.

— Вы говорили, что меня побил Боб Смит, — не к месту высказалась Валентина.

— Ок! Боб тоже его имя, — покладисто согласилась Елизавета. — Боб-Гарри Смит. Нет проблем, все решаемо. Верка!

— Здесь! — подскочила администратор.

— Нужна его музыка, видеоряд и прочая лабуда, живо, часы тикают, — заорала Лиза.

— И где я это все возьму? — испугалась Вера.

— Твоя печаль, — рявкнула пресс-секретарь, — не о том думаешь. Представь картину: у нас нет программы, ты стоишь у телецентра, а у тебя из задницы торчит пропуск на канал. Его туда сам Великий и ужасный засунул, когда узнал, что накрылся прямой эфир.

Девушка ринулась в коридор.

— Простите, — пролепетала Ника, — но наш африканец хам Гарри-Боб Смит белый! В смысле не негр!

— Ерунда, — топнула ногой Лизавета. — Петька, гримеров сюда, быстро! Солист не чернокожий, он белый, но из Африки. Все можно придумать, не надо только козлить!

В комнату влетела женщина лет сорока.

— Лиза, Лиза, Сергей Петрович хочет…

Елизавета кинула взгляд на часы, бросилась было к двери, потом пошатнулась на каблуках, скинула сапоги и босиком кинулась в коридор.

— Ща я ему все объясню, дайте пройти!

Я выглянула в коридор. Елизавета летела пулей вперед. Люди, шедшие навстречу, отпрыгивали к стенам. Всем же ясно: если по телецентру со скоростью обезумевшей петарды несется девушка без обуви, дело серьезное.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *