Мыльная сказка Шахерезады

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 30

Егор Владимирович молчал. Сеня побарабанил пальцами по колену.

— Ладно, мы уйдем, но советую вам оценить свои перспективы. Я покажу копию предсмертной записки Светланы прокурору, получу ордер. У вас возьмут на анализ ДНК, сравнят с генетическим материалом Екатерины Соловьевой, и если ваше родство будет доказано, то первый вопрос, который вы услышите от следователя, прозвучит так:

— Уважаемый господин Булгаков, почему вы тайно содержали Катю с Ирой, а потом убили их? Вам надоело тратить деньги на женщину и ребенка?

Психотерапевт продолжал сидеть молча, я решила его разговорить:

— До сегодняшнего дня мы считали, что биологический отец Кати — женатый человек, занимающий солидный пост. Госчиновник высокого уровня, депутат, дипломат, в конце концов, церковнослужитель, таким мужчинам категорически противопоказан адюльтер, а если священник и вовсе принял сан монаха, то это исключает плотские отношения с женщиной. Но, простите, вы психотерапевт с чистым паспортом, чего вам опасаться? Да, врачу не положено спать с пациенткой, за подобное поведение по голове не погладят, но вы не работаете в больнице, вас неоткуда выгнать, вы занимаетесь частной практикой. Ну, пойдут сплетни, вы потеряете часть пациентов, слухи улягутся, и к вам придут новые желающие заниматься театротерапией. Ирина не замужем, вы не женаты, почему помогали ребенку тайно?

— И вы знали, что Катюша жива! — воскликнул Сеня. — Иначе б не давали деньги Ирине.

Егор отвернулся к книжным шкафам. По его лицу скользнула странная ухмылка.

— Похоже, вы любили дочь, — продолжал Семен, который не заметил мимолетной гримасы психолога. — Так зачем сей спектакль? Это по вашей просьбе Соловьева выкрала Катюшу?

— Нет, Сеня, — остановила я приятеля, — господин Булгаков не знал, у кого живет девочка, иначе бы он не взял Ирину в свою группу. А вот она по какой-то причине сообразила, что Егор — отец Кати, и прекратила походы к психологу, ведь так?

Булгаков медленно повернулся ко мне.

— Злой и добрый полицейский. Старая уловка. А вы решили поиграть в тупого и умного сыщика?

— Дарья не дура! — благородно вступился за меня Сеня.

— Разве я сказал, что дурой считаю ее? — хмыкнул Булгаков. — Вовсе нет. То, что Ирина украла Катю, неправда. Девочку забрал другой человек. Я считал, что малышка погибла, ее принесли в жертву, положили на алтарь ради спасения десятков чужих жизней. Поверьте, мне было трудно принять такое решение.

— Что? — хором спросили мы с Собачкиным, потом я спросила:

— Жертвоприношение?!

Егор откинулся на спинку кресла.

— Это распространенная в прошлом практика. Да и в настоящем порой приходится соглашаться на смерть одного человека, если она поможет сотням других людей избежать гибели. Не буду сейчас приводить примеры из истории майя или Древней Греции, вспомню тысяча девятьсот семьдесят девятый год. Некий Николай Филиппенко захватывает детский сад, удерживает под прицелом воспитательницу и двадцать пять малышей. Филиппенко профессиональный военный, поэтому операцию проводит безупречно, здание не станут штурмовать, тогда дети погибнут. Николай требует привести к нему Нину, бывшую жену, и обещает: «Как только я увижу ее, сразу освобожу всех». Но супруга не собирается идти к мужчине, с которым развелась из-за его жестокого обращения с ней. Она абсолютно уверена: Николай задумал ее убить. Переговоры затягиваются, и тогда Филиппенко выдвигает условие: если Нина через час не войдет в садик, он убьет одного ребенка, а затем будет расстреливать каждый час по невинному созданию до тех пор, пока не увидит бывшую жену. Но та категорически отказывается подчиниться, и Николай убивает малыша. Обезумевшие родители пока еще живых ребят бросаются к Нине и силой притаскивают ее к зданию сада, заставляют войти внутрь. У нее попросту нет выбора, за спиной отряд сошедших с ума отцов и матерей. Они разорвут бедняжку в клочья, если та не выполнит приказа захватчика.

Нина исчезает в доме. Через пару минут дети бегут к своим родным, спецгруппа берет помещение без применения оружия. В актовом зале они находят три трупа: Николая, Нины и несчастного малыша.

Я поежилась:

— Надеюсь, вы пересказали сюжет кинофильма.

Егор положил ногу на ногу.

— К сожалению, нет. Нину принесли в жертву, чтобы спасти детей. Другой вопрос, можно ли менять одну жизнь на другие. Позволительно ли отвести на смерть ребенка, чтобы прекратить серию убийств? А?

— Катю из игровой комнаты мебельного магазина украли вы! — ахнула я.

— И кому ее отдали? — оторопел Сеня. — Ирине?

— Нет, — прошептала я. — Булгаков не знал, что девочка у Соловьевой. Я в этом уверена. Кто забрал Катю? Почему? Какие игры вы вели? С кем?

Егор чуть привстал, потом снова опустился в кресло.

— Попытаюсь объяснить. Не знаю, поймете ли вы.

— Попробуем, — процедил Семен сквозь зубы.

— Я оказался в непростом положении, — мрачно начал Егор Владимирович, — будто сам дьявол меня загнал в ловушку.

Я постаралась выключить все эмоции и заставила себя спокойно слушать психолога.

Егор Владимирович отлично знает про нежные чувства, которые во время лечения могут испытывать к врачу пациентки. Если у женщины понимающая мать, ласковый муж, хорошие подруги, она решит свои проблемы в узком семейно-дружеском кругу. На кушетке у психолога, как правило, оказываются те, кому не с кем поговорить. А доктор, который работает с пациенткой, предельно внимателен, вникает во все ее проблемы и помогает с ними справиться. Стоит ли удивляться, когда у дамы возникает к нему любовь? Первое правило практикующего психолога звучит так: никогда не ложись в постель с пациенткой. И Булгаков свято соблюдал его, пока не встретил Мальцеву.

Светлана была дивно хороша собой, умна, воспитанна, много читала, любила антиквариат, неплохо разбиралась в нем, но больше всего восхищалась старыми книгами, и Егор дрогнул.

Сеансы психотерапии Света посещала с согласия мужа, совсем не дешевые походы к Булгакову оплачивал Виталий. Ни к чему не обязывающие отношения длились около шести месяцев, потом врач и Светлана мирно расстались без скандала.

Спустя год Света приехала к бывшему любовнику и сделала ошеломляющее заявление. Она родила от Егора дочь.

— С ума сошла? — сказал Булгаков, вмиг позабыв о своем психологическом образовании.

Светлана спокойно ответила:

— Нет. Я тебя люблю всей душой, но отлично понимаю: ты никогда не женишься, ты холостяк по складу натуры и безразличен к детям. У меня есть сын Герман. Даже если ты и решился бы зарегистрировать наши отношения, никогда не полюбил бы Геру, а я не хочу осиротить мальчика. Поэтому Катя записана на Виталия, муж не сомневается в своем отцовстве. Мне от тебя ничего не надо, денег я никогда не попрошу.

— И зачем тогда заявилась? — зло спросил Егор.

Светлана пожала плечами.

— Не знаю. Подумала, вдруг тебе интересно узнать правду? На свете существует генетическое продолжение рода Булгаковых. Неужели тебе это не важно?

— Абсолютно! — заявил Булгаков.

На том и расстались. Егор хотел забыть о существовании Светланы и Кати, но почему-то не получалось. Чем глубже психотерапевт старался похоронить проблему, тем активнее она вылезала наружу. Обратись к Булгакову пациент с такой незадачей, Егор Владимирович вмиг бы нашел нужные слова и избавил человека от тревоги, но самого себя лечить не получалось. И в конце концов Егор решил: если он постоянно думает о Кате, нужно встретиться, посмотреть на девочку и успокоиться.

Булгаков позвонил Светлане. Приготовился услышать отказ, но Мальцева неожиданно сказала:

— Хорошо. Выбирай место.

Катя никакого впечатления на отца не произвела. Мужчины редко умиляются младенцами. А вот Светлана неожиданно показалась ему еще красивее, чем раньше. Роман возобновился. Они по-прежнему держали свои отношения в тайне. Виталий постоянно уезжал в командировки, во время отлучек супруг изменял Свете, и у той не возникло никаких угрызений совести по поводу встреч с Егором. Чаще всего любовники общались в первой половине дня, когда Герман находился в школе. Мальцева брала коляску и якобы шла с Катей на прогулку, а сама приезжала в огромный многоквартирный дом, где Егор снял затрапезную однушку.

— И вы не боялись? — удивился Сеня.

— Кого? — пожал плечами Булгаков.

— Тех, кто мог рассказать Виталию об адюльтере, — пояснил Собачкин. — Насколько я понял, вы не собирались лишаться статуса холостяка, а Светлана не предполагала разводиться.

— Да, — подтвердил Егор, — особых перемен мы не хотели.

— Ну, тогда вы сильно рисковали, — сказал Собачкин.

Психотерапевт вяло улыбнулся.

— Нет. В доме была тьма жильцов, тысячеквартирный монстр не трехподъездная пятиэтажка, на нас никто не обращал внимания, обычные мужчина и женщина, ничего интересного.

— А девочка? — не успокаивался Соб. — Она могла разболтать правду!

— У него нет своих детей, — сказала я Егору.

— Понял, — кивнул психолог и посмотрел на моего спутника. — Как правило, дети начинают понятно изъясняться годам к трем, а то и позже. Катя не умела говорить, в основном произносила слоги и отдельные, непонятные слова.

— Лучше расскажите, что случилось с девочкой, — потребовала я.

Егор потер ладонью колено.

— В тот год в Москве орудовал социопат по кличке Колокол.

— Вениамин Колокольцев, — уточнил Сеня.

— Именно так, — согласился Егор, — его никак не могли вычислить. Мужчина получал удовольствие от факта взрыва, он не имел ничего общего с жертвами, просто закладывал бомбы в то место, где, по его мнению, должно было оказаться побольше народа. Но на вокзалы, в метро, аэропорты он не лез, осторожничал, понимал, там много охраны, велик шанс, что его поймают. Поэтому Колокольцев выбирал небольшие, но людные магазинчики, желательно частные. Ну, допустим, точку с гамбургерами на стройрынке. Туда за грошовыми котлетами идет люд, в помещении вечная толчея, два продавца мечутся, как взбесившиеся белки, видеонаблюдения нет. Если в харчевне произойдет взрыв, жертв окажется много, а шансов найти подрывника мало. И пресса особого внимания происшествию не уделит.

Сначала сотрудники милиции не связывали вместе взрывы, происходившие в разных концах города, но потом криминалисты определили по остаткам бомб, что их смастерил один человек, и была открыта почти безрезультатная охота на маньяка.

В конце концов следователи от отчаянья обратились к психологам, и Егор Владимирович составил так называемый профиль. Он сказал сыщикам:

— Обратите внимание на мужчину от тридцати до сорока пяти лет. Статистика свидетельствует, что женщины среди бомбистов встречаются крайне редко, а уж в рядах «сериальщиков» их и вовсе нет. Ваш фигурант имеет техническое образование, он аккуратен, педантичен, вероятно, живет с матерью, служит в небольшой конторе, разъезжает по городу, не привлекая ничьего внимания, возможно, мастер по ремонту стиральных машин, электроплит, установщик телеантенн, что-то такое. Скорее всего, ездит на мини-вэне. Преступник коренной москвич и живет в треугольнике между проспектом Волкова, улицей Смыслова и проездом Кагина. Тут не было ни одного взрыва, белое пятно на карте.

Благодаря таланту Булгакова Колокольцева скоро взяли, а в МВД стали подумывать о создании группы психологов-профайлеров. Через некоторое время Булгакову позвонили от высокого милицейского начальства и предложили создать научный центр поведенческого анализа.

Булгаков отказался:

— Спасибо за доверие, но нет. Я готов помогать в единичных случаях, но не могу постоянно иметь дело с преступлениями. Я психотерапевт, который использует свой собственный метод работы с обычными людьми. Могу порекомендовать на эту должность опытного специалиста Константина Грекова, он интересуется проблемами криминального поведения людей.

После беседы Егор немедленно набрал номер друга и рассказал ему о предложении. Костя пришел в восторг:

— Я всегда мечтал заниматься чем-то подобным! Ты же знаешь, у меня не так давно благополучно завершился эксперимент, четверо рецидивистов вернулись к нормальной жизни. Буду с нетерпением ждать звонка.

— Обязательно потом звякни мне, — попросил Егор.

Спустя пару дней в районе часа ночи Булгакова разбудил писк телефона. Егор чертыхнулся про себя: он жаворонок, просыпается ни свет ни заря, зато спать ложится не позже одиннадцати. Все близкие осведомлены о его графике, они не станут беспокоить его после полуночи. Все, кроме Кости. Тот, наоборот, сова и часто забывает о привычках названого брата.

Егор прижал трубку к уху и недовольно произнес:

— Ну, Константин, что на сей раз? Ты договорился о работе?

Но в ответ прозвучал какой-то мяукающий, вкрадчивый, явно измененный голос:

— Егор Владимирович?

— Слушаю, — сухо произнес Булгаков.

— Мне нужно с вами поговорить. Срочно, — промурлыкал незнакомец.

Психотерапевт удивился, откуда потенциальный клиент мог разузнать номер его личного сотового. Для общения с внешним миром у доктора есть другой телефон.

— Давайте пообщаемся завтра, — спокойно сказал Егор, — в девять утра вас устроит? Можете приехать на бесплатную консультацию.

— Вы не поняли, — произнес незнакомец, — я взрывник. Колокольцев дурак, он подражатель, на его счету несколько удачных акций, но остальные организовал я. Идиота вычислить нетрудно, потому как он тупой, но меня вам не поймать.

Егор постарался взять себя в руки. Меньше всего он хотел, чтобы человек на том конце провода понял, до какой степени сейчас растерян психолог. Об аресте Колокольцева знал крайне узкий круг людей. Когда дела о взрывах объединили в одно и стало понятно, что нужно искать маньяка, оперативно-следственная группа начала соблюдать строжайшую секретность. Ни малейшей информации не просочилось наружу. Об аресте Колокольцева тоже не сообщалось. Откуда звонивший знает о нем? Где он раздобыл номер телефона Булгакова, который есть только у нескольких человек?

— Гадаешь, откуда я получил секретные данные? — засмеялся незнакомец, переходя на «ты». — Не утруждайся, не узнаешь. Я могу все. Для меня не существует невозможного. Предлагаю сделку.

— Какую? — как можно спокойнее поинтересовался Егор и тут же добавил: — Я с незнакомцами ни о чем не договариваюсь.

— Тогда зачем спросил «какую»? — вкрадчиво поинтересовался незнакомец. — Либо не имеешь со мной дела, либо вопрос задаешь. Итак! Ты отдаешь мне свою дочь, а я прекращаю взрывы. Навсегда.

— С ума съехал? — заорал Егор. — Урод ненормальный!

— И это слова психотерапевта? — укоризненно пропел мерзавец. — Очень красиво!

Булгаков опомнился.

— У меня нет дочери.

— А Катя? — промяукали из трубки. — Сказал уже, я знаю все, врать бесполезно. Решай. Вручаешь мне девочку, и я исчезаю. Нет — продолжаю взрывать.

Егор молчал, не зная, как реагировать на слова неадекватного типа, большой профессиональный опыт испарился невесть куда.

— Хорошо, подумай, — милостиво разрешил преступник, — я с тобой свяжусь.

Егор очнулся:

— Мне не о чем думать. Нет.

— Дочь тебе дороже десятков чужих жизней? Понимаю, — прошептал незнакомец. — Ладно, ты сам решил. Улица Новый тупик, дом пять. Приезжай завтра пораньше.

— Никогда, — отрезал Егор.

— Ты точно приедешь, — засмеялся звонивший, — и там узнаешь цену своего решения.

До утра Булгаков не сомкнул глаз, а потом пошел в гараж и, понимая, что им манипулируют, все же отправился по указанному адресу. Уже за пару кварталов до места стало понятно: случилось нечто из ряда вон. Дорога была забита спецтранспортом: врачи, пожарные, аварийщики. Первым, кого Егор увидел, выйдя из своей машины, был следователь Геннадий Майков, который ранее работал по Колокольцеву.

— Примчался? — без всякого удивления спросил он. — Как полагаешь, это подражатель? Случайное совпадение? Еще один взрывник?

— Что случилось? — прохрипел Булгаков.

— Тебе не сказали? — поморщился Гена. — Я же велел ввести тебя в курс дела, позвонить, объяснить. Ну, народ. Бомба на складе игрушек. Десять трупов, несколько тяжелораненых, думаю, к обеду число трупов увеличится, врачи сказали, двое совсем плохие. Эй, ты как?

Егор прислонился к мини-вэну криминалистов.

— Нормально, просто запах ужасный.

— Пейзаж там еще хуже, — объявил Геннадий. — Мой тебе совет, не ходи к складу, стой тут.

Следователь ушел, у Булгакова пискнул телефон, на экране возникла эсэмэска: «Хочешь меня остановить?» Егор написал в ответ: «Да» — и нажал на кнопку.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *