Надувная женщина для Казановы

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 13

– Как это случилось? – спросил я у хорошенькой девочки, стоявшей рядом.

– Ferstehe nicht[8], – ответила та.

Я огляделся вокруг. Откуда слышна русская речь? Да вот же прямо передо мной стоит мальчуган лет десяти, азартно объясняющий старушке суть дела:

– Ой, бабуся! Ее как подшвырнет, как трахнет! Эх, жаль, ты ничего не видишь!

– Спаси господи, – мелко крестилась бабуля, – пошли отсюда, Феденька, незачем на горе глядеть.

– Погоди, буся, ща небось менты приедут.

Я схватил мальчика:

– Ты видел, как это случилось?

8

Не понимаю (нем.).

– А то!

– Расскажи.

– Она шла, и он фр-р-р, бух! Бам! Вау! Так заорала!

Я встряхнул ребенка:

– Сделай одолжение, говори нормально.

– А я как говорю? – удивился мальчик. – Вы из газеты, да? Будете про происшествие писать? Не забудьте мою фамилию указать: Ерофеев, Федя, ученик пятого класса. А ваше издание в Москве продается?

– Федя, – тихо сказал я, – попробуй подробно описать, как это случилось, и получишь гонорар, десять крон.

– Двадцать, – быстро сказал мальчик.

Я выудил монетку.

– На.

Через некоторое время картина происшествия стала мне более или менее ясна.

Катя торопилась к остановке. По дороге она, как и я, попала в толпу людей, которые высаживались из туристического автобуса. Чтобы не толкаться между ними, массажистка взяла чуть левее и собралась перейти дорогу. Она обошла автобус спереди, а не сзади, как то предписывают правила.

Когда Катя выскочила на проезжую часть, по ней несся рокер на мотоцикле. Увидав внезапно возникшую перед ним девушку, парень, естественно, не сумел затормозить, сбил несчастную, испугался и с места происшествия скрылся. Самое банальное ДТП, но, увы, со смертельным исходом.

Я слушал Федю и оценивал ситуацию. Откуда ни возьмись появились «Скорая помощь» и полиция. Тело Кати погрузили на носилки и сунули внутрь микроавтобусика, который тут же умчался прочь, не включая сирены. Один из полицейских поднял сумку девушки, она оказалась расстегнутой, и нехитрые вещи рассыпались по мостовой. Молодой человек в форме методично подобрал все: пудреницу, расческу, белый конверт… Второй представитель закона нырнул в кафе, оттуда через пару секунд примчались девушки с ведром воды и шваброй. Спустя несколько минут кровавая лужа была убрана и толпа ахающих туристов стала разбредаться.

Я подивился расторопности чехов. Вот это оперативность! В Москве, к сожалению, дело обстоит иначе. Милиция явится на место ДТП часа через два. «Скорая» заявится еще позже… И все это время труп несчастного будет лежать на мостовой, пугая прохожих. А здесь все следы убрали меньше чем за пятнадцать минут. Хотя городок живет туризмом, больше всего местные жители боятся напугать заезжих гостей, от количества которых, вернее, от их кошельков, напрямую зависит материальное положение аборигенов.

Вздохнув, я направился к автобусной остановке. Сделав шаг, я увидел прямо около своих ног крохотный мобильник. Подняв аппарат, я в растерянности посмотрел по сторонам. Сотовый, такой же, как и у меня, явно потерял кто-то из туристов, но каким образом отыскать хозяина? Пойти в отель и оставить телефон на ресепшн? Замечательная идея, если учесть, что только на этой улице находится гостиниц двадцать.

Внезапно аппаратик запищал. Я обрадовался. Ага, ротозей увидел, что лишился средства связи, и теперь набрал свой собственный номер, надеясь, что кто-нибудь из приличных людей наткнулся на пропажу.

– Катька, – услышал я частый, чуть задыхающийся говорок, – это не дело! Ты просила до трех тебя прикрыть, я, между прочим, просто на части разорвалась. Дуй в лазню, очень много народа, один хрен уже скандал поднял, что долго массажа ждет. Ты офигела, да? Катька! Чего молчишь? Отвечай немедленно!

– Вам какую Катьку надо? – осторожно спросил я.

– Катюху, массажистку из лазни, – машинально ответила говорившая и тут же спохватилась: – Эй, а ты сам-то кто будешь? Чего по Катькиной трубке говоришь?

– Понимаете, я сидел в кафе, вижу, телефон валяется, поднял его, услышал звонок и ответил, – тихо сказал я.

– Блин, – выпалила собеседница, – растеряха! Слушай, знаешь, конечно, где Замковая лазня?

– Да.

– Будь другом, принеси сюда аппарат, за вознаграждение.

– Хорошо, кому отдать?

– Катьке, конечно.

– А если ее не будет?

– Куда ж она денется?

– Всякое случается, приду в лазню зря, вознаграждения не получу…

– Тогда меня позови.

– Вас?

– Меня.

– А как ваше имя?

Женщина весело рассмеялась.

– Ну не дура ли я! Соня Филатова, тоже массажистка. Попроси Зинку на ресепш, дежурную, она меня вызовет.

Я положил мобильный в карман, огляделся, увидел впереди крохотный садик, уединился там и позвонил Норе.

Изложив хозяйке новости и получив целую кучу указаний, я сел в автобус на Ковальск. Мне казалось, что в первую очередь следует поговорить с Лидой Московской, но Нора велела:

– Сначала отдай телефон этой Соне, а уж потом отправляйся к Лиде. Есть у меня соображение, как с Московской беседу строить, только ты предварительно мадемуазель Филатову порасспрашивай, что и как. Интересно, что в лазне про Стриженова болтают?

Зиночка, восседавшая за стойкой, при виде меня расцвела, словно маков цвет.

– Ой, Ваня! Опять в бассейн?

– Не совсем.

– Что-то у тебя вид усталый.

– Ездил в одно местечко на рейсовом автобусе и устал ждать, он у вас ходит не по расписанию.

– Да уж, – кивнула Зина, – точно подмечено. Ваня, ты такой умный! Я обожаю умных мужчин, когда с человеком есть о чем поговорить, это просто замечательно. Вот скажи, снежный человек существует?

– Думаю, он – выдумка газетчиков, – покорно ответил я.

– Абсолютно согласна, – засуетилась Зина. – Видишь, мы очень похожи, совпадаем во взглядах, а на чем еще строится брачный союз…

– Позовите, пожалуйста, Соню Филатову.

Зина насупилась:

– Зачем?

– Надо поговорить с ней.

– Ваня, у нее мужик есть, чех, можешь к ней лыжи не вострить, а я совсем свободна!

Похоже, Зину просто заклинило на желании выйти замуж.

– И вообще, – уперлась администраторша, – массажистке некогда спускаться сюда, у нее работа.

– Значит, не позовете?

Зина сняла трубку и сказала:

– Пусть Филатова спустится вниз, к ней пришли. А, ясно.

Подняв на меня хитренькие глазки, Зина как ни в чем не бывало соврала:

– А ее и нет сегодня. И вообще, Сонька в отпуске.

Я сделал вид, будто поверил обманщице.

– Ладно, я пойду поплаваю.

– Ты уже приходил сегодня, – напомнила Зина.

– А что, второй раз нельзя?

– Почему?

– Тогда в чем же дело? И еще, пожалуйста, сеанс подводного массажа.

– Ваня!!!

– Что?

Зина набрала полную грудь воздуха, но тут из угловой двери вышел мужчина в белом халате и поинтересовался:

– У вас проблемы?

– Вот хочу сегодня второй раз на подводный массаж попасть.

– Что же вы стоите? Оплачивайте и проходите. Зинаида, немедленно займись делом.

– Я думал к Филатовой записаться, но, говорят, она в отпуске.

Дядька сердито зыркнул на Зину, та стала молча заполнять направление на массаж.

– Соня на месте, – сообщил врач, – ступайте наверх.

Я переоделся и вскоре снова оказался в том же самом коридоре, что и утром. Из двери высунулась толстая белокурая девушка, полная противоположность Кати.

– Вы на массаж? – спросила она.

Я улыбнулся:

– Вы Соня Филатова?

– Да.

– Телефон…

Массажистка быстрым движением прижала палец к губам и глазами указала наверх. Я проследил за ее взглядом и увидел висящую в углу маленькую видеокамеру.

– Вам в туалет? – улыбнулась Соня. – Пойдемте.

Мы пошли по коридору, повернули налево, Филатова быстро распахнула незаметную дверку и впихнула меня в крохотную каморку, забитую ведрами и швабрами.

– Просила же вниз вызвать. Тут везде глаза торчат, следят за нами, чтобы чего неположенного не сделали, – сердито заявила она.

– Зина почему-то решила, что я должен на ней жениться, и не захотела сообщить вам о моем приходе.

– Дура, – прошипела Соня. – Давайте мобильник.

– Он в раздевалке остался, в кармане.

– Так сходи за ним.

– Соня, вы хорошо знали Катю?

– Работаем вместе, – завела было Соня, но потом осеклась: – Почему ты говоришь о ней в прошедшем времени, а?

– Случайно вырвалось. Так вы хорошо знаете Катю? Она…

– Какое тебе дело? – прищурилась Соня. – Гони за трубкой, получишь сто крон и проваливай.

– Может, в кафе сходим?

– Зинку пригласи, у меня свадьба через месяц.

– Но я хочу просто поговорить.

– А я тебе просто отказываю, давай трубку.

Поняв, что Филатова не собирается идти на контакт, я вздохнул и выпалил:

– Соня, с Катей случилось несчастье…

– Ты ваще кто? – забубнила массажистка, отступая к двери. – Приперся, разузнать чего-то решил, сотовый Катькин у тебя. А ну колись, голубок. Я не Зинка, при виде мужика в обморок от счастья не падаю.

– Катя умерла, – сказал я. – Ее сбил мотоциклист – не в Ковальске, в другом местечке, не помню его названия. На автобусе следует ехать до остановки «Скро» или «Скло», точно не скажу, но вы, наверное, в курсе.

Соня широко раскрыла и без того большие голубые глаза, потом, шумно вздохнув, стала падать, навалившись на дверь. Она подалась, и девушка выпала из чулана. Голова ее оказалась снаружи, ноги в каморке. Я выскочил в коридор и быстро обозрел потолок. Камер тут не было.

Ухватив Соню за плечи, я выволок ее из подсобки, закрыл дверь, потом добежал до процедурной и завопил:

– Помогите! Кто-нибудь!

Послышался стук каблучков, по лестнице быстро поднялась женщина с виду лет сорока.

– Что случилось?

– Я пришел на подводный массаж, решил предварительно зайти в туалет, девушка вежливо пообещала мне показать, где это, и упала в обморок.

Женщина прошла по коридору, глянула за угол, быстро вернулась и, схватив меня за рукав, потащила вниз.

– Администрация приносит вам свои извинения. Филатова беременна, вот и лишилась чувств. Вы обязательно получите массаж, бесплатно, на ресепшн вам вернут деньги. Только придется подождать.

– Ничего, – улыбнулся я, – рождение ребенка – это прекрасно. У вас тут немного душновато, наверное, из-за обилия воды. Конечно, подожду, собственно, я никуда не спешу.

– Если бы все были такие милые, – вздохнула женщина, – наша работа превратилась бы в удовольствие. Со своими проблемами обращайтесь ко мне лично. Вот.

Я внимательно изучил ее визитку. «Главный врач Замковой лазни, доктор наук, профессор Колесниченко Вера Яновна». Там же были даны и номера телефонов, целых три – мобильный, рабочий и домашний.

– Спасибо. К сожалению, я не взял в баню свои визитки. Подушкин Иван Павлович, москвич, ответственный секретарь общества «Милосердия», здесь живу в гостинице «Неаполь». Рад знакомству, ваше заведение поражает четкостью работы, а персонал очень приветливый и знающий.

Последние фразы относились к разряду ничего не значащих дежурных комплиментов. Но Вера Яновна заулыбалась:

– Спасибо, мне очень приятно. Мы стараемся изо всех сил, так как хорошо понимаем, что сюда в основном приезжают люди, для которых Ковальск, может быть, последняя надежда.

– Вы заняты благородным делом, – подлил я масла в огонь, – спасаете больных от смерти.

– Вы преувеличиваете значение нашей работы, мы всего лишь пытаемся облегчить участь несчастных.

Мы расшаркивались друг перед другом еще пару минут, потом наконец разбежались. Вера Яновна, улыбнувшись мне на прощание, пошла к себе, я же спустился в раздевалку и налетел на Коку с Николеттой. Увидев меня, маменька захлебнулась от негодования:

– Вава! Это возмутительно!

– Что я сделал?

– Звоню, звоню, а ты не отвечаешь.

– Да? Но мой телефон молчал.

– Ничего не знаю. Как ты мог бросить нас одних в гостинице, больных…

– Хорошо, что мы тебя нашли! – воскликнула Кока. – Пошли на ресепшн!

Я не успел оказать сопротивления. Милые дамы ухватили меня когтистыми цепкими лапками и выволокли к стойке прямо в халате, не дав одеться.

Зина, увидев меня в неглиже, воскликнула:

– Ой, Ваня!

Николетта с Кокой переглянулись. На лице маменьки появилось выражение, ничего хорошего не предвещающее.

– «Ваня!» – с неподражаемой интонацией протянула она. – Вот это мило. Душенька, вы уже познакомились с моим сопровождающим Иваном Павловичем или путаете его с другим каким-то Ваней?

Зина покраснела, но ничего не ответила. Николетта набрала было полную грудь воздуха, но тут у нее перехватила инициативу Кока:

– Любезнейшая, – протянула она, тыча в нос Зине пальчиком, на котором сверкал камень размером с голубиное яйцо, – где тут доктор?

– Сюда, пожалуйста, – профессионально любезно ответила девушка, – налево.

– Благодарю, милейшая, – кивнула Кока, и они с Николеттой двинулись в указанном направлении.

На пороге кабинета маменька обернулась и ехидно сказала:

– ВАНЯ! Не смей никуда уходить, жди нас здесь!

Я свалился на диван.

– Ты меня обманул! – воскликнула Зина.

– Что вы имеете в виду? – машинально спросил я.

– Говорил, что не женат!

– Это правда, в моем паспорте нет штампа!

– Может, оно и так! – взвилась Зина. – Тогда кем тебе приходится эта старая крашеная кошка?

Я хотел было возмутиться, но тут в лазню ворвалась очередная порция жаждущих немедленного исцеления, и Зина приступила к исполнению своих профессиональных обязанностей.

Не успел один поток гомонящих людей схлынуть, как тут же возник другой, затем третий. Я молча радовался тому, что мы с «невестой» ни на секунду не остались наедине. Конечно, можно поставить Зину на место, пожаловаться главному врачу, Вере Яновне, но мне всегда сложно конфликтовать, а уж с женщинами в особенности. Зина начнет рыдать, а вид дамских слез вызывает у меня язву желудка. Намного проще безболезненно купировать ситуацию. Если Зиночка опять начнет предъявлять мне непонятные претензии, просто скажу, что Николетта моя мать…

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *