Надувная женщина для Казановы

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 23

Я вышел на улицу и обнаружил, что стало совсем темно, небо усеяли неправдоподобно яркие звезды, а в большинстве домов не горел свет. Тишина стояла замечательная, в Москве никогда, даже глубокой ночью, такой не бывает. Столица никогда не спит, Ковальск же мирно похрапывал, нечего было и думать, чтобы сесть в автобус или поймать такси, до гостиницы предстояло идти пешком.

Я не большой любитель прогулок, но сейчас обрадовался возможности пройтись. Воздух был упоительным, вокруг никого, просто наслаждение, награда за трудный день, проведенный в непрерывном общении. Не знаю, как других, а меня угнетает необходимость постоянно находиться на людях, улыбаться, разговаривать. Имей я выбор, сел бы лучше в запертой комнате с книгой. Но увы, моя работа предполагает постоянные контакты. Есть у меня нереализованная мечта: поехать в Англию, в страну, языка которой я совершенно не знаю. Оказаться одному в незнакомом городе, среди неизвестных людей, выглянуть в окно гостиницы и понять: ты тут никому не нужен, до тебя ни одному человеку нет дела, ты здесь не обременен обязательствами.

Внезапно к горлу подступил комок, и я обозлился на себя. Иван Павлович, ты переобщался с маменькой и с Кокой и превратился в истерика. С ума сойти, сейчас еще рыдать начну. Быстрым шагом я пошел по улице, ведущей к центру верхнего Ковальска. Отлично, наслаждаясь редкими минутами покоя, спокойно пораскину мозгами.

Значит, Михаил нашел Кольского, убил его, завладел документами Сергея и теперь собирается, забрав деньги, уехать. Сразу возникает много вопросов. Неужели бывший авторитет жил без охраны? Каким образом Стриженов ухитрился справиться с Кольским? Да, он отличный лицедей, способный дурить головы доверчивым женщинам. Но, думается, на Сергея Кольского, безжалостного бандита, чары актера не подействуют. Ладно, отбросим пока в сторону сомнения и выстроим версию. Кольский убит, его паспортом и прочими бумагами завладел Стриженов. Михаил загримировался и легко может ввести в заблуждение людей, но только посторонних. Он учел, что Лена и Света великолепно знают Кольского, мигом заметят подмену и сделают все, чтобы не отдать деньги. Потому-то они и погибли. Пока все вполне логично. Стриженов, убивая Свету, был неаккуратен, уронил на пол платок, дорогой, шелковый да еще украшенный монограммой, буквой S. Катя, соседка Светы, сразу поняла, в чем дело. Скорей всего, она видела раньше этот предмет в руках Михаила и решила немного подзаработать. Она позвонила Стриженову, пригласила на свидание, потребовала энную сумму за платок и за свое молчание, получила доллары… Я хорошо видел с балкона, как она осторожно, не вынимая банкноты из конверта, пересчитывала их. Что же случилось потом? Катюшу сбил мотоциклист. Банальное ДТП? Или Стриженов решил раз и навсегда избавиться от проблемы? Вышел из кафе, быстро переоделся в костюм рокера, нацепил шлем, опустил тонированное «забрало» и – хладнокровно задавил несчастную. Трупом больше, трупом меньше – в его ситуации уже все равно.

Потом Михаил затаился в Ковальске. Почему я уверен в этом? Ну вы просто пока не знаете того, что успела мне раньше сообщить Нора. Человек, который прячется, в случае если его не находят, получает хорошую сумму, а вот если парня обнаружат, то хозяин «дичи» может обозлиться и попросту убить ее. Во всяком случае, наш наниматель, господин Бугаев, на прямой вопрос Элеоноры о дальнейшей судьбе искомой личности дал маловразумительный ответ. Нора постаралась передать мне его дословно.

– Ну, – замямлил Виктор Николаевич, – это не мой сотрудник, а человек Ковригина. Честно говоря, судьба этого типа меня не слишком волнует, что предпримет его хозяин, понятия не имею. Ну, наверное, накажет, никому ведь неохота деньги терять.

По-моему, Бугаев, не желая говорить ничего конкретного, высказался более чем откровенно. Стриженова в случае провала попросту убьют, отъезд из Ковальска приравнен к проигрышу, вот он и затаился в городке, ждет, когда истечет установленный срок. Михаил – заложник собственной жадности и гонора. Решил и там откусить, и тут оттяпать. Наверное, ему показалось, что можно легко зацапать деньги, поиграв в прятки. И именно в этот момент ему наконец-то удается убить Кольского. Представляю, в каком состоянии сейчас Михаил.

Хотя, может, он, наоборот, торжествует. Пока удача на его стороне. Окружающие не понимают, что эти смерти – убийства. Место, где засел Михаил, никому не известно, дни летят стремительно, скоро истечет срок. Стриженов благополучно получит деньги за игру и укатит прочь.

Я остановился. Надо же, и не заметил, как дошел до отеля, не насладился отличной погодой, тишиной и спокойствием. Зато хорошо понял: мне необходимо завтра с раннего утра катить в неведомый Гжев, на Египетскую улицу, где, вполне вероятно, меня ждет разгадка таинственных событий.

Но теперь передо мной во всей красе встала совершенно неразрешимая задача: каким образом я избавлюсь от маменьки и Коки?

Решив продлить блаженные минуты одиночества, я сел на скамеечку, стоящую вблизи входа в «Неаполь». Люди, умеющие придумывать нестандартные решения, как правило, выигрывают. Недавно мой ближайший приятель Макс[11], тот самый, что служит в милиции, рассказал мне о случае, который произошел на одном из рынков столицы.

Представляете, какая толпа бурлит в торговых рядах субботним теплым, солнечным днем? Народ, радуясь хорошей погоде, мчится за покупками. Естественно, большинство мужчин имеют в карманах кошельки с немалой суммой. Но люди знают, что в людных местах любят орудовать карманники, и стараются быть осторожными.

В тот день возле одного из лотков разыгралась удивительная сцена, заставившая всех потерять бдительность. К торговцу женским бельем подошла красивая грудастая деваха и стала выбирать лифчик. Приглядев один, она громко спросила:

– Можно примерить?

– Валяй, – разрешил парень, – только кабинки нет.

– А я прямо тут! – воскликнула красавица и мигом стянула с себя крохотный топик.

Толпа замерла. Все как загипнотизированные уставились на высокий, ничем не прикрытый бюст. Никого не стесняясь и не обращая внимания на десятки бесстыжих глаз, покупательница принялась самозабвенно мерить лифчики. Она вертелась в разные стороны, приговаривая:

– Черный жмет, ну-ка розовый прикину.

Весть о бесплатном стриптизе в момент облетела рынок, и к месту представления подтянулись мужики, которых жены отпустили за покупками одних. Девушка выглядела замечательно: роскошная грудь, покатые плечи, упругие руки, копна черных волос. Да еще джинсы стриптизерши едва держались на бедрах. При каждом движении они норовили упасть. Девица, поблескивая серьгой в пупке, подхватывала джинсики и продолжала примерку. В какой-то момент она воскликнула:

– Беру эти два, теперь давай к ним трусики.

– Тоже мерить станете? – спросил красный, вспотевший продавец.

– Конечно, – кивнула покупательница и похлопала себя по аппетитной попке, – у меня корма нестандартная, Дженифер Лопес с ее силиконовой задницей отдыхает. Тут все собственное.

Над толпой собравшихся пролетел стон. Стоявшие сзади мужчины поднаперли, передние ряды не двинулись с места, все ожидали «продолжения банкета». Девица взялась за «молнию», стала приспускать джинсики, появились круглые, едва прикрытые трусиками «танго» ягодицы. На правой имелась яркая татуировка. Мужики разинули рты – сейчас такое начнется! Но внезапно торговец обломал всем кайф:

11

История знакомства Ивана Павловича Подушкина и Максима Воронова описана в книге Д. Донцовой «Букет прекрасных дам», издательство «ЭКСМО».

– Простите, – сказал он, – трусы мерить нельзя, с меня штраф возьмут.

– Мы тебе возместим, – крикнули из толпы, – пусть девушка попробует!

Продавец начал мямлить глупости, а девчонка ойкнула, подтянула джинсы, нацепила топик и в одно мгновение испарилась. Возбужденные парни, поругав вредного лоточника, разошлись. Но вскоре почти все зрители обнаружили отсутствие кошельков.

Пока девица вертела своими формами, ее подельники славно поживились в толпе мужиков, потерявших всякую бдительность. Стриптизерша «выступала» не один раз, она давала «представления» на многих рынках. Максим путем логических размышлений допер, что в ближайшее воскресенье она покажет стриптиз на «Динамо», и отправил туда сотрудников. Они должны были притащить наглую девку в отделение, но красавица, благополучно исполнив номер, как всегда, скрылась.

Разъяренный Макс вызвал к себе ментов, упустивших преступницу, и устроил им разбор полетов.

– Виноваты, – каялись парни.

– Почему не взяли ее! – ревел Макс.

Повисло молчание, потом один из провинившихся крякнул:

– Грудь у ней… Засмотреться. У моей жены такой никогда не будет.

– Думаешь, своя? – спросил второй проштрафившийся. – Небось силикон закачала.

– А швы где?

– Ну… может, без операции сделали. Интересно, а на ощупь она какая? – мечтательно протянул первый.

Тут Макс справился со своим возмущением и вытолкал идиотов в коридор…

К чему мне вспомнилась эта история? Да к тому, что у некоторых людей фантазия не имеет границ. Пытаясь добиться нужного результата, такой человек мигом придумает нечто невероятное, я же начисто лишен воображения и теперь маюсь тут в глубоких раздумьях: как смыться от милых дам, сохранив психическое здоровье?

– Иван Павлович, – прогудел низкий голос.

Я поднял голову и быстро встал. Эстер, улыбаясь, смотрела на меня.

– Почему вы не спите?

– Голова болит, – слукавил я, – наверное, давление подскочило.

– Ну, в вашем возрасте еще рано о давлении думать, – заметила Эстер, – полагаю, вы просто устали. Мой вам совет: завтра погуляйте по окрестностям, ни о чем не размышляя.

– Да, спасибо, – кивнул я.

– Можно попросить вас об одной любезности?

– Конечно, все что хотите, – ответил я, предполагая, что Эстер сейчас попросит довести ее до отеля.

Но дама сказала совсем иное:

– Разбудите завтра Коку и Николетту ровно в семь, по местному времени, естественно. Они, правда, поклялись, что сами встанут, но я очень хорошо знаю: ни та, ни другая никогда не приходят никуда вовремя. Автобус же отойдет от «Неаполя» в районе восьми.

– Извините, но я ничего не понимаю. Какой автобус? Почему маменька с подругой должны вскочить в семь? Они сроду не встают раньше полудня, – промямлил я.

Эстер кокетливо поправила прическу.

– Действительно, вы же не знаете! Мы решили завтра поехать в Пыхов[12], тут не так далеко, всего сорок минут езды. Не волнуйтесь, к полуночи вернемся.

– Пыхов? – удивился я. – Это большой город вроде Праги?

– Совсем нет, крошечный, меньше Ковальска.

– Что же там делать столько времени? – продолжал изумляться я. – Часа хватит на изучение всех местных достопримечательностей.

– А вот и нет! – С жаром воскликнула Эстер. – В Пыхов едут вовсе не за тем, чтобы бегать по соборам и музеям. Этот городок славен целебной грязью, добываемой со дна местного озера. Там есть лечебница. Вы приезжаете примерно к девяти утра, вас отводят в специальную, закрытую от посторонних глаз кабинку и проделывают кучу манипуляций. Это называется «День красоты». В районе десяти вечера вы купаетесь в ванне и покидаете Пыхов. Результаты потрясающие! Кожа чистая, словно у младенца, волосы мягкие, пушистые…

Я перестал слушать Эстер, просто сидел и кивал с самым блаженным видом. Во все времена женщинам хотелось стать неземными красавицами. Даже в пещерах первобытных людей археологи находят всякие украшения, которые навешивали на себя предки Коки и Николетты. Сменялись века и поколения, бурными темпами развивалась наука, появился Интернет, люди начали осваивать космос, но женщины остались прежними. И сегодня они готовы намазаться любой дрянью и слопать самую невероятную гадость, чтобы получить нежно-розовый цвет лица, стройную фигуру и роскошные волосы. Причем, лично меня всегда удивляла непоследовательность представительниц слабого пола, они никогда не бывают довольны тем, что дала им природа. Обладательницы кудрявых локонов тратят деньги на то, чтобы выпрямить пряди, а те, кто получил от создателя совершенно прямые волосы, готовы часами просиживать в салоне, дабы превратить их в завитые кудри.

12

Города Пыхова в Чехии не существует.

Вот и пойми после этого загадочную женскую душу.

– Вы считаете, что нам не надо ехать в Пыхов? – осторожно спросила Эстер.

– Конечно, поезжайте, – кивнул я.

Эстер улыбнулась. Я перепугался, неужели она поняла, что я мечтаю избавиться от старых кокеток, и решил исправить ситуацию.

– Понимаете, совершенно случайно я встретил в лазне своего близкого приятеля, тот предложил завтра съездить с ним в одно место, здесь недалеко, на пивной фестиваль. Вот я сидел и думал, как преподнести Коке с Николеттой эту новость. Но если вы уедете в Пыхов, то у меня руки развязаны.

Эстер подмигнула мне:

– Правильно, отдохните, дружочек. Знаете, скажу вам по секрету, я много лет знакома с Николеттой и Кокой, так вот они порой бывают невыносимы, в особенности когда начинают спорить, кто из них моложе. Просто диву даюсь вашему бесконечному терпению. Иван Павлович, вы ангел.

Что ни говори, а похвалы слушать приятно.

– Вы мне льстите, – улыбнулся я.

– Нет, я говорю совершеннейшую правду, – заверила меня Эстер, – во всех московских салонах удивляются, каким образом у Николетты мог уродиться такой сын, как вы.

– В процессе создания ребенка участвует еще и отец, – заметил я.

– К сожалению, я плохо помню Павла, – вздохнула Эстер, – на фоне шумной Николетты он был совершенно незаметен.

Я кивнул, это точно. Мой отец предпочитал проводить свои дни в кабинете, над рукописями. Меньше всего он любил шумные компании, вечеринки и сборища, или, как сейчас говорят, тусовки. Если отец и выходил в свет, то лишь после вселенского скандала, который устраивала ему охочая до веселья маменька.

– Пошли мне господь дочь, со спокойной совестью отдала бы ее за вас замуж, – закончила Эстер.

– Мне бы тоже было приятно иметь такую тещу, как вы, – не остался я в долгу.

– Раз уж нам не стать родственниками, попробуем подружиться, – продолжала Эстер, – а приятели должны выручать друг друга. Отправляйтесь на пивной фестиваль, а я постерегу ваших спутниц в грязелечебнице.

– И как мне потом отблагодарить вас?! – искренне воскликнул я.

Эстер кокетливо глянула в сторону.

– Ну… лет дцать тому назад я попросила бы у вас поцелуй. Всегда теряла голову при виде высоких молодых людей спортивного телосложения. Но те времена прошли. Что бы такое потребовать… А! Придумала! Вот приедем в Москву, я познакомлю вас с моей племянницей Лорой. Кстати, Иван Павлович, вы свободный мужчина?

– Периодически да, – кивнул я, – естественно, я не живу монахом, но официальных обязательств ни перед кем не имею и внебрачными детьми не обременен.

– Вот и прекрасно! – обрадовалась Эстер. – Значит, договорились. Меняю Николетту с Кокой на Лору. Вы сводите мою девочку в театр или ресторан, а там поглядим, вдруг она вам понравится. Лорочка – голубоглазая блондинка, но отнюдь не глупа, хочет сделать карьеру, имеет высшее образование и мечтает о достойном спутнике жизни. Впрочем, если Лора не придется вам по душе, у меня в запасе есть еще одна племянница, Вика. Та полная противоположность Лоре. Похожа на цыганку, с трудом закончила десять классов, работать не собирается, мечтает родить троих детей и печь мужу пироги. Видите, я все-таки не теряю надежды стать вашей родственницей. Ну так как, голубчик, по рукам? Беру на себя Николетту с Кокой, а вы обещаете присмотреться к Лоре или Вике.

Я пошел в свой номер, лег в постель и неожиданно улыбнулся. С раннего детства отец внушил мне правила так называемого светского поведения. Я почтителен с пожилыми людьми, но поскольку мужчины умирают намного раньше женщин, вокруг меня образовался кружок престарелых дам, подружек Николетты. Как бы ни звали дряхлых прелестниц – Кока, Мака, Лакки, Ники, Вики, – все они на один лад, те же чашки, вид сбоку. Я, естественно, мил и вежлив с «девушками», целую им ручки, говорю комплименты, но, по большей части, это самое обычное лицемерие, никто из «девочек» Николетты мне не нравится. Они эгоистичны, сварливы, нахальны, проявляют редкостный снобизм и настоящую, аптекарски чистую глупость. Я полагал, что в среде светских дам невозможно встретить приятного человека, и столкнулся с Эстер. Естественно, я познакомлюсь с ее племянницами, но очень жаль, что ей самой слишком много лет, впервые мне попалась на пути женщина, которая понимает Ивана Павловича с полуслова.

Глаза начали закрываться, я хотел устроиться поудобнее и тут вспомнил про мобильный. Надо встать и воткнуть в него зарядное устройство. Еле шевеля ногами, я сполз с кровати и начал искать сотовый. Ну и где он? А, вот, в кармане. Поставив аппарат на подзарядку, я как подкошенный упал на подушку и мгновенно заснул.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *