Надувная женщина для Казановы

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 27

Когда Ирина Леонидовна «въехала» в смысл речей Сергея, ей показалось, что она стала участницей пьесы абсурда.

Гостя звали Сергей Кольский. Откуда-то он знал про Ирину Леонидовну почти все. Смерть Карела, болезнь и чудесное исцеление Иржи, рождение Боречки, смерть старшего сына… Кто-то рассказал Кольскому подробности биографии Ирины, что уже являлось удивительным, но самым ошеломляющим оказалось сделанное им Вондрачковой предложение:

– Вы живете почти впроголодь, – говорил Сергей, – с одной стороны, вам, конечно, мало надо. С другой – вы лишаете Борю медицинской помощи.

– Ему невозможно помочь, – вздохнула Ирина.

– Ошибаетесь, – возразил Сергей, – около города Гжева имеется клиника, туда со всего мира едут лечиться.

– Знаю, – перебила его Ирина Леонидовна, – только денег на это у нас нет. Вы не представляете, когда узнаете, сколько стоит день пребывания там.

– Могу вам помочь, – улыбнулся Сергей.

– Каким образом? – удивилась Ирина.

– Куплю в Гжеве дом, переселю вас туда, стану давать ежемесячно сумму на питание и всякие расходы, а еще оплачу лечение Боречки, – перечислил Кольский.

Ирина Леонидовна закашлялась, а потом спросила:

– Ну и что вы захотите от меня за свои услуги? Извините, но я не верю в альтруизм незнакомых людей, впрочем, знакомых тоже.

Кольский улыбнулся еще шире.

– Верно. Всем известно, где лежит бесплатный сыр. Но делать вам ничего не придется, вот смотрите.

На стол перед Ириной Леонидовной лег паспорт. Она машинально открыла его и, потрясенная, вскрикнула. Иржи Вондрачков. Год и дата рождения тоже совпадали. Мать держала в руках документ погибшего сына, только фотография в нем была Сергея.

– Ничего не понимаю! – воскликнула Ирина. – Вы кто? Сергей Кольский или Иржи Вондрачков?

– Я Сергей, – начал растолковывать гость, – но хочу стать вашим сыном.

– Зачем? – только и сумела спросить Ирина.

– Сейчас объясню, – кивнул парень.

Ирина Леонидовна снова услышала удивительный рассказ. Сергей – богатый человек. Обладатель огромного капитала. Деньги он заработал в России, естественно, иногда преступая закон. Но никакого криминала за ним не числится, так, мелкие нарушения по линии налогов и растаможки грузов. Но конкуренты не дремлют, они, чтобы убрать Сергея с рынка, настучали в налоговую инспекцию, и сейчас у Кольского начались крупные неприятности. Конечно, он тоже не промах, свои средства держит на счетах в иностранных банках. Но чем черт не шутит. В России начинают усиленно строить правовое государство, «наехали» на очень крупные компании, вот Кольский и испугался, решил бежать в другую страну, причем не под своей фамилией. Чехия показалась ему самым подходящим местом, климат похож, в общем, на российский, народ доброжелателен, а в качестве места обитания Сергей выбрал Ковальск, где три четверти населения говорят по-русски. К сожалению, он не владеет ни одним иностранным языком и внешне выглядит типичным славянином. Ни в Америке, ни во Франции, ни в Германии ему не прижиться, а в Чехии запросто сойдет за своего, если Ирина Леонидовна согласится признать Сергея сыном.

– Все замечательно складывается, – объяснял Кольский, – вполне объяснимо, откуда я свободно знаю русский – вы из СССР, Иржи небось дома говорил на вашем родном языке.

Ирина кивнула:

– Верно, я тоскую по родине, поэтому внушила Иржи любовь к России, но вы не владеете чешским, как он.

– Учу его, – кивнул Сергей, – говорю с акцентом, но это тоже объяснимо – Иржи рос в русскоговорящей семье. Друзей у вас нет, – продолжал дальше Сергей, – переселю вас из Праги в Гжев, там вообще никого из знакомых не будет, станете спокойно жить. Раз в месяц, по определенным числам, я лично буду привозить вам деньги.

– Но почему вы не хотите поселиться в Ковальске под своей фамилией? – удивилась Ирина.

– Конкуренты меня убить хотят, – объяснил Сергей, – крови жаждут, я у них контракт перехватил.

Здесь надо вспомнить, что Ирина Леонидовна хоть и тосковала по родине, но давно не жила в России. Отдых в Крыму не в счет. Реальную жизнь Москвы Ирина не знала, читала российские газеты и ужасалась. Господи, что стало с городом ее детства и юности! Людей убивают на улицах пачками, кругом взрывы, грабежи. На самом деле Москва жила нормальной жизнью огромного мегаполиса, так же, как Нью-Йорк, Рим, Мадрид, Париж и прочие «многомиллионники». Но оторванная от реальности Ирина верила прессе, поэтому слова Сергея о задумавших устранить его конкурентах были восприняты Вондрачковой с пониманием. К тому же она очень наивна и при всей своей подозрительности склонна верить людям.

– Есть еще одно соображение, – сказал Сергей. – В Ковальске имеется лечебница, лазня. Она сейчас убыточна, но при надлежащем ведении дел станет приносить доход. На данном этапе владелец, обремененный долгами, готов отдать лазню буквально за копейки. Я решил купить ее, но на свое имя не могу, поэтому хочу оформить сделку на вас. Естественно, вы будете получать деньги еще и за это. Имя владельца лазни открывать никому не станем. А потом, через год, вы подарите ее мне, что не удивит налоговые органы – мать делает сыну подарок.

– Господи! – Всплеснула руками Ирина. – ваш спектакль годится лишь для любопытных соседей! Серьезная проверка сразу установит: Иржи Вондрачков утонул и похоронен.

Сергей повертел в руках чайную ложечку.

– Знаете, с появлением массовой компьютеризации жизнь стала намного проще. Все сведения хранятся в памяти машины, никаких папочек с анкетами и заявлениями на местах нет. Следует лишь найти опытного человека, который знает коды доступа к информации и готов за определенную мзду уничтожить в памяти компьютера одни сведения и занести туда другие. Иржи Вондрачков был не очень известным человеком – кабинетный ученый. Если вы не поднимете шума, его «воскрешения» не заметит никто.

– Но где найти компьютерщика!

– Значит, вы согласны, – прищурился Сергей. – У меня есть такой человек, лишь отмашки ждет.

– А вдруг налоговая инспекция ко мне привяжется? – испугалась Ирина Леонидовна. – Начнут спрашивать, откуда деньги у бедной вдовы?

– Не волнуйтесь, – улыбнулся Кольский, – дело абсолютно верное, комар носа не подточит. Вы совсем недавно получили наследство. В Австралии умерла ваша дальняя родственница, отписавшая Ирине Леонидовне Вондрачковой свою ферму по разведению овец.

– Но как… почему… у меня никого нет в Австралии… Вдруг уточнять начнут.

– Никто не будет ничем интересоваться, – успокоил ее Сергей, – единственное, что следует помнить: у вас была племянница Катерина Лебедева, которая вышла замуж за австралийца. И еще – сын Иржи жив и здоров, работает в Ковальске, владеет крохотным кафе под названием «Маркони», но это так, для подстраховки, лишних вопросов задавать не станут. Я все устрою, вам останется лишь получать деньги да радоваться, глядя, как Боречка с каждым днем делается все здоровее.

– Если вы так ловко можете устранить любую проблему, то зачем я вам понадобилась? – пробормотала Ирина Леонидовна. – Купили бы себе чешский паспорт на любое имя и жили бы себе припеваючи.

Сергей покачал головой:

– Нет, человек, появившийся ниоткуда, вызывает ненужные подозрения. Все разведки мира, внедряющие в страны нелегалов, стараются найти существующую личность, имеющую родственников, которые подтвердят: «Да, это мой сын, внук, брат, муж». Вы в этом смысле идеальный вариант.

Ирина Леонидовна задумалась.

– Понимаю, – кивнул Сергей, – трудно решиться сразу, но я бы на вашем месте согласился, ради Боречки. Подумайте, что случится с сыном, если вас, не дай бог, разобьет инсульт? Юноша попадет в муниципальную лечебницу. Конечно, Чехия не Россия, но социальные интернаты тут такие же ужасные. Если примете мое предложение, то судьба Бори изменится. Я не хочу врать вам и обещать, что стану, как вы, ухаживать за инвалидом. Нет, никогда. Но я заплачу хорошую сумму, Боря попадет в частную клинику, где за ним будет надлежащий уход.

Кольский еще долго «ломал» Ирину Леонидовну, и наконец та дала согласие на аферу. Исключительно ради Боречки и его счастья.

Конечно, Ирине Леонидовне, прожившей до этого честную, скромную жизнь, было страшно делать нечто противозаконное, но ведь Боря нуждается в лечении.

Самое удивительное, что все прошло без сучка, без задоринки. Единственный прокол, который Сергей допустил, – покупка дома в неподходящем месте. Но Кольского нельзя в этом винить. На Египетской тогда было пустынно. Военные уже съехали, здания пустовали, городская мэрия ломала голову, как поступить с кварталом. Вот Кольский и решил приобрести дешевый особняк – соседей поблизости не было, а до клиники, куда предстояло возить Борю, всего десять минут езды. К тому же городская администрация собиралась снести ненужный теперь военный городок и устроить на его месте парк. Чехи не хотели покупать квартиры в домах на Египетской улице. Далеко от центра, никакой инфраструктуры: ни школы, ни детсада, ни магазинов, да и качество жилья оставляло желать лучшего, его строили в незапамятные времена советские солдаты по проектам московских архитекторов. А маленькие комнаты с низкими потолками и крошечными санузлами были неприемлемы для жителей Гжева, приученных к европейским стандартам.

Вот почему Ирина Леонидовна очутилась на Египетской. Ей, правда, досталось здание, сильно отличавшееся по комфорту от остальных, в нем раньше проживало военное начальство.

Кольский сделал ремонт, купил мебель и перевез «маму» с «братом» из Праги. Ирина Леонидовна повеселела, похоже, ей вновь улыбнулась удача. «Сынок» ее не беспокоил, просто привозил ей конверты с деньгами и уезжал. Он никогда не задерживался в доме Вондрачковой более десяти минут, что ее очень радовало. Боречка усиленно лечился, и мать видела, что инвалид меняется в лучшую сторону. Отпала необходимость думать о работе, Ирина могла себе позволить спокойно полежать в ванне, читать книги или заняться любимым вышиванием. Боря, в присутствии которого мать не расслаблялась ни на минуту, с утра и до обеда находился под присмотром врачей. Впервые за долгие годы у Ирины появился досуг.

Радостного настроения не испортило даже известие о том, что теперь на Египетской улице поселятся строители, выходцы из бывших советских республик. Ирине Леонидовне даже показалось приятным после стольких лет проживания в Чехии опять очутиться среди своих соотечественников.

Но в Гжев приехали грубые, жестокие люди, шарахающиеся от Боречки. Услыхав, как женщины на лавочке называют ее сына «злобным уродцем», Ирина Леонидовна возмутилась, но сплетниц не поставила на место. Просто замкнулась в своей скорлупе, так и не начав общаться со вновь прибывшими.

В остальном же все шло хорошо до недавнего времени.

Ирина Леонидовна привыкла вставать рано, около шести. Боре надо быть в восемь на занятиях, а до этого его требуется умыть, покормить, одеть и отвезти в лечебницу.

Вот и в тот день Ирина Леонидовна вскочила по сигналу будильника, пошла было в спальню к сыну, но тут раздался звонок в дверь.

– Кто там? – спросила Вондрачкова, внимательно смотря на видеофон.

На экране появилось изображение широкоплечего мужчины, лицо которого скрывали надвинутая на нос бейсболка и широкая борода.

– Откройте, меня Иржи прислал.

– Кто это? – решила еще раз уточнить Ирина Леонидовна.

– Ваш сын дал мне адрес, – продолжал мужик.

– Что случилось? – испугалась Ирина Леонидовна и загремела ключами.

Она ни на минуту не усомнилась в правдивости говорившего. Ваш сын, Иржи… Эти слова убедили ее в том, что гость на самом деле от Кольского. К тому же уже был случай, когда Сергей заболел и деньги от него привезла Лена, жена Кольского.

Мужик вошел в прихожую.

– Вы раздевайтесь, – предложила Ирина, – хотите кофе?

– Нет, – отказался незнакомец, – поговорить надо.

Ирина Леонидовна проводила парня в гостиную, тот, по-прежнему не снимая бейсболки, вдруг ляпнул:

– Я знаю все.

Сердце Вондрачковой бешено заколотилось, горло сжала ледяная рука, но Ирина постаралась сохранить самообладание.

– Вы о чем толкуете? – дрожащим голосом осведомилась она.

– Я все знаю, – повторил тот.

– Ну, допустим, и при чем тут я? – не сдалась Ирина.

Гость спокойным голосом осведомился:

– Вы мать Иржи Вондрачкова, который проживает в Ковальске и имеет там кафе «Маркони»?

– Ну да, правильно.

– Он женат на Елене?

– Верно.

– Хорошо, теперь дальше. Вы давно видели сына?

И тут Ирина Леонидовна возмутилась:

– Что за вопросы? Вы кто такой? Сказали, будто вас Иржи послал, а сами…

– Просто скажите, когда вы последний раз встречались с Иржи?

– Пару недель назад.

– Ничего странного не заметили?

– Нет, да кто вы такой? Убирайтесь немедленно, или я позову полицию!

Но слова хозяйки не испугали гостя.

– Странно, – протянул он, – неужели они так похожи?

– Кто? – машинально поинтересовалась Вондрачкова.

– Сергей и ваш покойный сын, – хмыкнул гость.

У Ирины Леонидовны отнялись ноги.

– Вы кто? – почти теряя сознание, пробормотала она, потом, взяв себя в руки, попыталась возмутиться: – Выдумали черт знает что! Иржи жив-здоров, женат, я внуков жду, немедленно покиньте мой дом, иначе сейчас вызову…

– Лучше сядьте, – перебил ее гость, – никого звать не надо, не в ваших это интересах. Сейчас услышите много неприятного, милая Ирина Леонидовна. Кстати, меня зовут Митрофан. Хотите знать правду про Кольского, которого вы называете сыном?

– Ничего не понимаю! – воскликнула Вондрачкова.

– Через минуту разберетесь, – пообещал Митрофан и снял бейсболку.

Большие, чуть навыкате глаза уставились на Ирину Леонидовну. Неожиданно Митрофан улыбнулся, лицо его сразу стало добрым и обаятельным.

– Ирина Леонидовна, вы отличная мать и наивный человек, именно поэтому Сергею Кольскому и удалось вас обмануть. Я же хочу восстановить справедливость, не имея никаких материальных интересов, поверьте мне.

Внезапно Ирине Леонидовне стало жарко, тревога, наполнявшая душу, ушла, Митрофан показался ей приятным человеком…

– Хорошо, говорите, – кивнула Вондрачкова.

На ее голову вылился ушат сведений. Сергей Кольский бандит, криминальный авторитет, на совести которого много загубленных жизней. В отличие от большинства братков, у Сергея хватило ума порвать с прошлым, поэтому он и сбежал в Чехию под именем Иржи Вондрачкова. А Ирина Леонидовна, согласившаяся стать его «мамой», теперь может считаться пособницей бандита.

– Чушь, – отрезала Ирина, – я вам не верю!

Митрофан кивнул:

– Естественно, Сергей умеет пудрить мозги людям, но я его старый друг и говорю правду.

– А вот я позвоню сыну, – не вышла из роли Ирина, – и посмотрим, что он вам скажет!

– Не советую торопиться, – предостерег ее Митрофан, – можете продешевить. Речь идет об очень больших деньгах. Сколько вам платит Сергей?

– Сын помогает матери! Это совершенно нормальная ситуация!

– У Кольского можно потребовать миллион долларов!

Ирина Леонидовна невольно ойкнула.

– И уж поверьте мне, – засмеялся Митрофан, – он способен выложить бабки сразу, без задержки, потому что имеет в загашнике большой капитал. Но Кольского надо брать осторожно, вместе мы справимся.

– Кто вы? – снова задала вопрос Ирина Леонидовна.

– Граф Монте Кристо, – прищурился Митрофан. – Когда-то, в другой жизни, мы с Серегой были друзьями, но потом он меня предал. Теперь я хочу восстановить справедливость. Хотите пятьсот тысяч долларов? Мы вытрясем их из Кольского, вам нужны деньги для сына. Не дай бог умрете, кому он, убогий, нужен. А так ваш инвалид станет богатым.

Последние слова Митрофана неожиданно помогли Ирине Леонидовне прийти в себя.

– Пятьсот тысяч? – переспросила она. – Но раньше вы говорили, будто можно получить целый миллион.

Митрофан блеснул глазами.

– Верно, мы слупим целый лимон и поделим его пополам. Я мог бы, конечно, все себе забрать, пугануть Серегу без вас, но хочу вам помочь, отдам половину. Кольский пользуется вашей наивностью, дает копейки, а сам жирует. Я продумаю, как вам лучше провести разговор. Научу, что сказать, да он принесет нам баксы в зубах…

– Это я должна вести переговоры?

– Конечно, мне не стоит светиться, – быстро заявил Митрофан, – я буду руководить вами. По рукам?

Как бы ни была наивна Ирина Леонидовна, но в ее голове мигом оформилась мысль: этого Митрофана надо отправить восвояси, но аккуратно, не вызывая у него никаких подозрений.

– Сейчас не стоит обсуждать детали, – заявила Ирина Леонидовна, – дома Боря, он через пару минут проснется, потребует внимания, а потом появится домработница. Лучше встретимся во вторник, хорошо?

Никакой служанки у Вондрачковой не было, она просто надеялась, что Митрофан поостережется остаться при ненужной свидетельнице и уберется вон.

Так и вышло.

– Хорошо, – кивнул гость, – значит, до скорого. Рад, что мы друг друга поняли.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *