Нежный супруг олигарха

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 9

В их институте подавляющее большинство студентов составляли девочки, редкие мальчики были нарасхват. Юноши великолепно понимали исключительность своего положения и легко меняли любовниц. Даже отвратительный, прыщавый Саша Хвостов, шпендрик ростом чуть выше табуретки, ощущал себя Казановой. Чего уж тут говорить о Косте Рогове, которого родители наградили и умом, и привлекательной внешностью. Костик поступал в МГУ, не добрал полбалла, и его мать, испуганная замаячившей впреди армией, наделав долгов, пристроила чадушко к Фомину. Обучение сына в частном вузе было не по карману скромной учительнице, но Ольга Петровна потуже затянула поясок, уж очень ей не хотелось видеть единственное чадо в шинели и кирзовых сапогах.

Не успел Костя первого сентября появиться в аудитории, как на него началась охота. Девчонки живо присвоили парню звание секс-символа и пустились во все тяжкие. К Новому году каждая первая была влюблена в Рогова, лишь Наташа Фомина корчила презрительные гримасы и во всеуслышание говорила:

– Фу, липкие мармеладки не в моем вкусе!

Через некоторое время по институту пролетел невероятный слух: Рогов влюблен в Розу Арутюнову, ничем не примечательную зубрилу. Мало того что Арутюнова весила чуть меньше слона и обладала грацией бегемота, носила идиотские круглые очки, делавшие ее похожей на сову Бумбу, и одевалась в отвратительные тряпки, мало того что у нее над верхней губой росли черные усики, так она еще была и старше Костика, училась на последнем курсе.

– Враки! – решительно заявила Леся Рыбалко. – Вот уж выдумали! Никогда Рогов на Арутюнову не посмотрит.

– А я их в кино видела, – заявила Стефа Грозденская, – они за руки держались, очень трогательно.

– Наверное, в зале тараканы водятся, – хихикнула Наташа Фомина, – вот Костька Розку с собой и прихватил, чтобы насекомые убежали!

Леся довольно заржала, а Стефа прищурилась.

– Нет, у них любовь! Целовались во время сеанса.

– Фу! – скривилась Рыбалко. – И как ему не противно?

– Интересно, она побрилась? – издевательски спросила Наташа. – Надо у Костика поинтересоваться!

– Тебе просто завидно, – не успокаивалась Стефа. – Сама на Рогова слюной капала, да пришлось губозакаточную машинку покупать!

– Нужен он мне! – фыркнула Фомина. – Если захочу, я сто любовников охмурю!

– Что-то у тебя с такими невероятными способностями никакого парня нет, – язвительно констатировала Грозденская, – а Розка страшнее чумы, да лучшего мужика отхватила.

– Ненадолго, – мрачно заявила Наташа, – он ее трахнет и бросит.

Спустя неделю Наташа начала демонстративно рассказывать о своем кавалере, парне по имени Дима. По словам Фоминой, они познакомились в элитном ночном клубе.

Костя же не собирался расставаться с Арутюновой. Пара перестала скрывать свои отношения, они ходили по коридорам в обнимку, дело явно шло к свадьбе.

– Согнула она его, натурально под себя подмяла, – сказала как-то Леся. – Он ни на кого не смотрит! Вот тебе и толстая страшила!

– Да известное дело, – презрительно оценила ситуацию Наташа, – у Рогова мать нищая, а у Арутюновой табун родственников с золотыми зубами. Говорят, они крупными магазинами владеют, Костя решил шоколадно пристроиться.

– У тебя тоже родители богатые, – отметила Стефания, – упаковка по полной программе, однако Костя в твою сторону даже и не глянул.

– Просто он мне без надобности, – надулась Ната. – У меня есть жених! Я рассказывала уже вам про него.

– Ты о Диме? – уточнила Стефа.

– Да, – с вызовом ответила Фомина.

Грозденская засмеялась.

– Врешь много! Треплешься об ухажере, но его никто не видел. Из института одна уходишь, по выходным дома сидишь.

– А вот и нет! – стала отбиваться Фомина.

– А вот и да! – не успокаивалась противная Стефа. – Как ни позвоню в субботу, ты у телика киснешь. Нету никакого Димы, ты его придумала.

– Он есть! – побледнела Наташа. – Просто временно отсутствует.

– Ага, в Америку уехал, – расхохоталась Стефа.

– Нет! – закричала Фомина. – Хотите я вас познакомлю? У нас любовь!

Грозденская согнулась пополам от смеха.

– Ой, не могу, – простонала она, – цирк ходячий!

– Отстань от нее, – озабоченно сказала Леся, – не приставай.

– А чего она врет? – настаивала на своем Стефания. – Влюбилась в Рогова, а тот ей страхолюдскую обезьяну предпочел. Облом у принцессы случился. Ваще-то это ерунда, но зачем брехалово разводить?

– Если я захочу, Костик завтра мой будет! – в гневе затопала ногами Фомина.

– Не-а, – запрыгала Грозденская.

– Спорим? – пошла вразнос дочь ректора.

– На что? – оживилась Стефка.

– Девочки, перестаньте, – попыталась утихомирить подруг Леся.

Куда там! Фомина и Грозденская впали в раж.

– Давай на сессию, – азартно предложила троечница Стефка. – Если Костька тебя конкретно пошлет, договариваешься с педагогами, и мне за летние экзамены одни пятерки ставят.

– Йес! – согласилась Наташа. – А ты что на кон ставишь?

– Прыжок с моста! – стукнула кулаком по столу Стефания. – Если я проиграю, в Москву-реку сигану!

– Супер, – захлопала в ладоши Фомина.

– Вы с ума сошли? – Леся сделала последнюю попытку привести девушек в чувство. – Совсем офигели?

– Лучше разбей, – приказала Фомина Рыбалко. – Сегодня двенадцатое апреля, а через две недели Рогов за мной сумку в зубах носить будет!

Самое интересное, что Наташа оказалась права – процесс обольщения Константина пошел быстро. Рогов оставил Розу и принялся рьяно ухаживать за дочерью ректора – таскал ей конспекты, водил в кафе, кино и на всех лекциях садился рядом.

Сплетники вновь заработали языками. Зоя Яковлевна, в чьи обязанности входит крепко держать руку на пульсе жизни факультета, решила поговорить с Розой. Она вызвала к себе Арутюнову и, особо не ходя вокруг да около, спросила:

– Что ты станешь делать после окончания? Будешь дома сидеть?

– Я? – изумилась Роза. – Почему вы так решили? У меня нет причин не работать.

– Скоро появятся, – загадочно улыбнулась Мастыркина. – Выйдешь замуж, забеременеешь…

– Пока у меня нет таких планов, – ответила Арутюнова, – родители мне еще жениха не искали. Папа сказал: сначала диплом получи, встань на ноги.

– А как же Костя Рогов? – наступила на больную мозоль Зоя Яковлевна.

– А что с ним? – пожала плечами Роза.

– Он не собирается тебе предложение сделать?

– Нет, – покачала головой Арутюнова.

– У вас же любовь, – настойчиво лезла не в свое дело Мастыркина.

– Мы дружим, – согласилась Роза, – но это все. Никаких других отношений между нами нет.

– Теперь с ним Наташа Фомина ходит!

– Может быть. Я не интересуюсь его личной жизнью, – равнодушно ответила Роза.

– Тебе не обидно? – спросила Мастыркина.

– Из-за чего? – прикинулась дурой Арутюнова.

– Из-за измены Константина. Очень прошу, не затевай скандала, – предупредила Зоя Яковлевна. – Наташа – дочь ректора, не дай бог, получатся неприятности. Фомина злая и мстительная, лучше переживи обиду тихо. Ты умная девочка, сделай правильные выводы, затаись, тебе осталось недолго до диплома.

– Зоя Яковлевна, – выкатила бездонно черные глаза Роза, – поверьте, мы с Костей просто приятели. Мой папа никогда не примет русского зятя, понимаете? Меня сосватают за армянина, и это правильно: у вас одни привычки и традиции, у нас другие. Костя приходит к нам домой, он нравится всем, но замуж я за него не хочу. Папа, правда, хотел женить Рогова на нашей горничной. Позвал его к себе в кабинет и сказал: «Лида хорошая девушка, честная. Раиса, ее мать, у нас тридцать лет служит, родной стала. Давай я вас с Лидочкой сосватаю? Дам в приданое квартиру, на работу устрою, и живите счастливо». Костя обещал подумать. Вы, Зоя Яковлевна, не волнуйтесь, скандала в институте не будет!

А потом случилась беда – Наташа Фомина погибла во время пожара. Сначала Зоя Яковлевна, как и все остальные сотрудники института, притихла в ужасе. Неделю в учебном заведении не слышалось ни громких голосов, ни смеха. И студенты, и преподаватели были напуганы. Наташу откровенно не любили, но такой страшной смерти ей никто не желал, на Костю народ смотрел с подозрением и напряжением. И парень не выдержал.

Во вторник днем Рогов зашел в местный буфет. Не успел он встать в очередь у стойки с пирогами, как все моментально разбежались. То же самое произошло, когда местный красавчик решил налить себе кофе, – студенты, толпившиеся у стола с чашками, брызнули в разные стороны. И тут «Казанова» не выдержал:

– Чего шарахаетесь? – заорал он. – Я не чумной! Не убивал я Наташку, меня в тот день ваще на даче не было! Скажи, Розка!

– Это правда, – в полной тишине заявила Арутюнова, – мы в кино ходили, в торговом центре «Бом».

– Может, тогда это ты ее… того? – прозвенел вдруг девичий голосок. – Решила от соперницы избавиться. Зачем Натка на фазенду поперлась, если Костика там не было? Рогов тебя бросил, вот и мотив!

– Никто никого не бросал, – как всегда спокойно пояснила Арутюнова, – Костя и Ната любовь разыгрывали, для вас спектакль поставили.

По столовой пробежал шепоток, потом Стефа Грозденская воскликнула:

– Суперпридумка! Но не канает. Весь курс видел, как они обжимались.

Рогов бросил на пол тарелку с пирожками и выбежал в коридор, а вот Роза не потеряла самообладания.

– Странно, что именно ты, Стефа, так налетаешь на Костика, – четко, словно отвечая на хорошо выученный билет, заявила она.

– Натка была моей лучшей подругой, а твой несостоявшийся муж ее кокнул! – взвилась Грозденская. – Пусть уходит из института! Никто не хочет с убийцей на лекциях сидеть!

Толпа зашумела, но Розу не смутила всеобщая поддержка Стефки.

– Дуры вы, – покачала она головой. – А ну, расскажи про спор!

– Какой? – насторожилась Грозденская.

Арутюнова усмехнулась.

– Забыла? Ты и Рыбалко постоянно ржали и издевались над Фоминой, что у нее парня нет. Вот она и пообещала Костика охмурить. Разве, Стефка, ты прыжок с моста на кон не ставила?

– При чем тут это? – попыталась увильнуть от прямого ответа Грозденская. – Мы шутили!

– Натка очень серьезно отнеслась к спору, – не меняясь в лице, продолжала Арутюнова, – ей хотелось доказать вам, что она пользуется у парней успехом. Вот и пришла к нам.

– К кому? – разинула рот Рыбалко.

– Ко мне и Косте, – пояснила Роза. – Притащилась почти ночью…

– Куда? – не успокаивалась Леся.

– На квартиру. Мы давно вместе живем, – пожала плечами Арутюнова, – гражданским браком.

– Вау! – не выдержала Стефка. – А почему никто не знает?

– По-твоему, мы обязаны были объяву у входа повесить? – прищурилась Арутюнова. – Кто надо, тот в курсе, а остальным подробности ни к чему. Наташка откуда-то адрес узнала – выследила нас, что ли? – примчалась и стала просить: «Костик, будь другом, давай разыграем любовь. Я тебе по барабану, ты мне тоже, но Стефка с Леськой издеваются, прохода мне не дают, ржут и гадости говорят. Всего-то делов – пару деньков роман поизображать! Помоги мне! А за это получишь машину».

– И он согласился? – ахнула Рыбалко.

Арутюнова кивнула.

– Да. Я его отговаривала, но Костик, прямо как маленький, загорелся: «Розочка, ты же знаешь, я давно мечтаю о колесах…» Вот я и решила – пусть делает, как хочет. Хорошая жена сначала пытается отговорить мужа от глупостей, но если не получается, начинает помогать ему. Мы задумали простую фишку. Костя вроде меня бросит, переметнется к Натке, они у всех на глазах в обнимочку ходить станут, а потом Наташка на его дачку съездит, фотки сделает и покажет их Рыбалко с Грозденской, в качестве доказательства своего пребывания с ним на фазенде. На одном снимке будет Костик – якобы спящий, в постели. Так мы и поступили. Они прикатили в поселок, правда порознь, Натка чуть задержалась, на такси села. Костик в кровать лег, Фомина его пощелкала, и он в Москву вернулся, мы в кино пошли. А Фомина осталась, сказала – еще домик поснимает – кухню, ванную, типа я везде своя, вот на крючке мое полотенце, в стакане зубная щетка, в углу любимые тапки. Что там случилось, не знаю, наверное, она в баню пошла и случайно сгорела. Костик тут ни при чем! Если бы не Стефка со своим спором, Натка сейчас бы с нами кофе пила. Это Грозденская с Рыбалко виноваты. Нехорошо, конечно, что Костик согласился участвовать в обмане, но уж очень он машину хотел. Да и если разобраться, кому он плохо сделал? Леська со Стефкой Фомину дразнили, с них и спрашивать надо.

Рыбалко закатила истерику и убежала, а Грозденская не смутилась.

– Вы свиньи! – громко заявила она. – Красиво придумали! Арутюнова лучше всех выглядит! Разрешила своему парню с другой трахаться, чтобы автомобиль получить. А то Розка у нас бедная! Вытащила бы из ушей кило брюликов и легко кабриолет ему купила бы. Скажи, тебя заводила мысль о сексе втроем? Днем Костя с Наткой, вечером с тобой? Конечно, адреналину-то сколько! А он такой корове, как ты, очень даже нужен.

Роза схватила со стола алюминиевую вилку и ринулась к Стефке. Тут Зоя Яковлевна, сидевшая в самом дальнем углу столовой, опомнилась и заорала:

– Арутюнова, немедленно остановись! Все на занятия! Звонок не слышите? Живо, живо!

В тот день заведующей учебной частью удалось купировать скандал, а вот в четверг в институте грянула гроза – прямо во время занятий в аудиторию явилась милиция, и Рогова арестовали.

Мастыркина замолчала.

– Но у парня было алиби, – напомнила я, – он в момент смерти Фоминой сидел в кино!

Зоя Яковлевна махнула рукой.

– Арутюнова соврала, чтобы спасти Костю, причем очень глупо. Одно дело в столовой кричать, совсем другое – давать показания в кабинете у следователя. Наивная Роза решила, что ее слов достаточно и Рогова моментально отпустят домой. Ан нет, информацию тщательно проверили и выяснили, что в тот день в центре «Бом» праздновали свадьбу, молодожены сняли ресторан и кинозал, посторонних не пускали. А значит, Костя и Роза никак не могли сидеть на сеансе.

– Чем же дело закончилось? – тихо спросила я.

Мастыркина потянулась к сигаретам.

– Виктор Сергеевич очень скоро умер. Жена его, Ксения Михайловна, тоже скончалась. Вузом теперь владеет Семен Сергеевич, но он вместе с Нелли живет за границей, супруги больше не работают, стригут купоны. Константина осудили, он пошел на зону. Срок ему большой дали, не помню точно, какой, вроде лет десять. Роза Арутюнова все пыталась помочь любимому, бегала по институту, просила письма подписать. Что потом с ней случилось – не знаю, она диплом получила и здесь уже не появлялась. Рогов погиб за решеткой, его в драке убили. Грозденская сразу институт бросила, после того скандала в буфете мигом документы забрала, и я ее остаться не уговаривала. Леся Рыбалко – под машину попала. В общем, то, что сначала казалось детской глупостью, превратилось в трагедию.

– А Стефа Грозденская где?

Зоя Яковлевна хмыкнула.

– Вот уж с кого все как с гуся вода! Девчонка совершенно не переживала, вины за собой не чувствовала. Когда она пришла документы забирать, я не выдержала и спросила: «Неужели ты не понимаешь, что из-за придуманного тобой пари столько горя случилось?» Вы не поверите, что она ответила! Выпятила нижнюю губу и процедила: «Оригинальная мысль. Только меня никто, кроме вас, не обвиняет. А вот Арутюнова, ваша любимица, чуть на зону не загремела. Ей мораль и читай, дура старая! Давай документы и пошла на…!»

– Вас не затруднит сообщить мне адреса Арутюновой и Грозденской? – попросила я. – А если есть, то и телефоны.

– Что ж, это совсем не трудно, – кивнула Зоя Яковлевна. – Только сведения старые.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *