Нежный супруг олигарха

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 13

Регина Збруева не спешила к телефону, но я упорно не бросала трубку.

– О господи… – послышалось наконец голос Регины. – Кто там?

– Лампа.

– Я сплю, – недовольно протянула Регина.

– Извини, но дело срочное.

– Для кого? – окрысилась Збруева. – Я никуда не тороплюсь.

– Региночка, – заныла я, – помоги. Кстати, Кирюшка привез тебе пейзаж в раме, а она дорогая, сделана на заказ именно для этой картины. Свекр доволен?

– Он счастлив, – подобрела подруга, – прыгал, как ребенок. Ну, чего ты еще хочешь?

– Дело Фоминой помнишь?

– Нет, – отрезала она.

– Неужели забыла?

– Я не могу держать в голове все, так и рехнуться можно.

– Ты исследовала волос с бейсболки, в нем обнаружилась ДНК Наташи Фоминой, погибшей во время пожара два года назад.

– И что?

– Тогда личность трупа определили при помощи стоматолога.

– «Личность трупа»… – развеселилась Збруева. – Сразу видно, что ты из нашей системы!

– Я всего лишь скромный частный детектив.

– Зато выражаешься, как оперативник, – продолжала смеяться Регина, к ней вернулось хорошее настроение. – Такие отчеты бывают – музыка! Сегодня я читала дивный пассаж. «На месте происшествия обнаружены две машины: „Волга“, „Жигули“ и Семенов Петр Иванович, водитель „КамАЗа“, ехавшего на „Жигулях“ вместе с „Волгой“». Как тебе это нравится? Говори короче, что надо?

– Назови поликлинику и фамилию стоматолога Фоминой.

– Прямо сейчас?!

– Да!

– Лампа, я дома! В кровати! Сплю! Звони завтра на работу.

– Когда?

– В девять.

– Узнаешь для меня?

– Непременно.

– Спасибо, Региночка, ты такая добрая!

– Нет, просто я сейчас хочу спокойно заснуть, – пояснила Збруева. – Ты ведь не отвяжешься, лучше сразу согласиться.

Я прижала телефон к груди. Очень удачно Катюша завела беседу про перепутанные анализы. Никаких сверхъестественных чудес в деле Фоминой не было. Наташа Фомина жива, она носила бейсболку с черепом и, снимая ее с головы, выдернула волос. Почему же студентку посчитали погибшей? Да очень просто: кто-то в стоматологической поликлиннике вынул рентгеновские снимки Фоминой из ее карточки, вместо них поместили снимки другой пациентки, а Наташины вложили в ее карту. То-то Збруева удивлялась количеству штифтов у молодой девушки! Фомина и не думала погибать, сгорела та самая, другая пациентка!

– Лампа! – заорали из столовой. – Ужинать!

Я вернулась в реальную действительность и пошла на зов.

Обычно мы пьем чай из кружек с изображением собачек и для еды используем стеклянные тарелки, которые Вовка в припадке хозяйственности купил в маленьком городке, куда ездил в командировку. Но сейчас открыт сезон охоты на олигарха, поэтому из шкафов вытащили «пасхальный» сервиз и хрустальные бокалы. Скорей всего, это идея Лизы, Милена не знает, где и что у нас стоит, и она, похоже, последний час занималась только собой.

Вдова Бахнова смотрелась круче эстрадной звезды. Платье она заменила на простую блузу с кокетливым круглым воротничком. Наряд мог бы выглядеть скромным: никаких вырезов, спадающих с плеч лямочек и шкурок невинно убиенных кошек, выдающих себя за норку. Обычная кофточка, застегнутая на все пуговички. Имелся лишь один нюанс: блузка была сшита из абсолютно прозрачного шифона, Милена выглядела голой. Да по сути она и являлась таковой – крохотный кружевной бюстгальтер не скрывал, а подчеркивал почти совершенные формы гостьи.

Увидев домашний наряд «тетушки», я поперхнулась и отвела глаза. Кирюша с Лизаветой тоже старались не смотреть на Милену, а вот недавно пришедший Вадим не испытывал ни малейшего смущения – его сейчас волновала только еда.

В центре стола громоздилось блюдо с тонко нарезанными кусками коричневого мяса, чуть поодаль стояли тарелки с рисовыми блинчиками и наструганными овощами. На секунду я поразилась, но тут же поняла, откуда в нашем доме взялась утка по-пекински: Кирюша позвонил в доставку суши (совсем неподалеку от нас расположен ресторанчик, специализирующийся на японско-китайской кухне, иногда мы пользуемся его услугами).

– Милый, – ворковала Милена, поводя плечами, – посмотри, какая уточка! Я готовила ее специально для тебя.

– Супер! – воскликнул Вадим. – Правда, я думал, что ты сделаешь ее с яблоками, но по-китайски тоже вкусно.

– Фрукты в салатнике, – зачирикала Милена, – бери, бери…

Лиза хихикнула, олигарх с сомнением покосился на миску, наполненную странным пюре.

– Это яблоки? – поинтересовался он.

– Ну да, – ответила «повариха», – я их сварила по всем правилам, с солью и перцем. Вот только лавровый лист не положила.

Вадим потянулся к угощению, но тут я опомнилась и успела первой схватить фарфоровую емкость. Живо перевернула ее над тарелкой Кирюши и нежно проворковала:

– Солнышко, тетя Миля так старалась! Полдня готовила твое ЛЮБИМОЕ блюдо. Ешь скорей!

Бедный Кирик икнул, Милена открыла было рот, но я успела повернуться к олигарху и просюсюкать:

– Кирюшка обожает яблоки по-бахновски. Так, как Миля, их больше никто не готовит.

В принципе, я сказала правду. Ну скажите, кому еще в России придет в голову сварить антоновку, как картошку?

Вадим закивал, а я завершила пассаж:

– Пусть уж ребенок полакомится от души. Кирюшенька, начинай!

Олигарх, естественно, не стал отбирать у подростка угощенье. Он подцепил один блинчик и одобрительно отметил:

– Замечательное тесто, тонкое, словно папиросная бумага. И как только, милая, ты его раскатала?

В глазах Милены мелькнул испуг. Вадим, закрыв глаза, начал как удав заглатывать блинчик.

– М-м-м, – простонал он, – м-м-м…

Бахнова уставилась на меня, на ее лице явственно читался вопрос: и правда, каким образом блин становится похож на листочек? Я быстро сделала руками соответствующее движение, поводила ими так, словно держала скалку. Губы Милены раздвинула улыбка.

– Вадюшенька, – проворковала она, – ты задаешь смешные вопросы. Тесто надо натирать, вот так: вжик, вжик!

Я едва сдержала улыбку. Милена не поняла мою подсказку.

– Натирать? – изумился олигарх, очевидно, имевший какое-то понятие о кулинарии. – На чем? Если при помощи терки, то…

– Ха-ха-ха! – ожила я. – Милена такая шутница! Всем известно, что блинчики из рисовой муки раскатывают скалкой, а потом бросают в кипяток. Миля, перестань подшучивать над Вадимом, он же не умеет готовить, вот и верит тебе. Кушай, Кирюша, яблочки, чего ты ждешь?

Кирик мужественно отправил в рот малую толику желто-зеленого варева, с явным усилием проглотил его, замер, а потом перевалил большую часть яблок по-бахновски на мою тарелку со словами:

– Такую вкуснятину неприлично есть одному. Угощайся, Лампуша, не стесняйся. Знаю, знаю, ты обожаешь эти яблочки. Вперед и с песней!

Я слегка растерялась. Хитрый Кирюша поставил меня в безвыходное положение, сейчас придется глотать несусветную гадость.

И тут в столовую вошла Нахрената. Никогда я не была столь рада появлению свекрови Милены.

– На хрена-то вы все сидите молча? – с порога задала вопрос дама.

Все повернулись на звук ее голоса, я быстро схватила тарелку с «вкуснотищей» и сунула ее под стол. Я хорошо знаю, что там дежурит голодная Капа. Остальные мопсы мирно спят по углам, а Рейчел с Рамиком даже не пришли в столовую, небось дрыхнут у меня на постели. Но Капа всегда на боевом посту! Для меня остается загадкой, почему она никогда не бывает сыта? Вроде еды получает столько же, как все псы: два раза в день миску каши с мясом, и все равно, услыхав голоса из кухни, несется к столу, повизгивая от нетерпения. Капа надеется, что кто-то уронит на пол вкусный кусочек, тогда она сразу схватит его и слопает. Эта собака отлично знает: в большой стае нельзя проявлять интеллигентность, начнешь растопыривать лапы, искать нож для рыбы, пиалу для обмывания когтей – и останешься голодной. Мигом налетят подруги, не желающие соблюдать этикет, и слопают добычу. Нет уж, Капуля сначала проглотит нечто, а потом будет думать, что это такое было. Я верю в Капу, сейчас она вылижет тарелку с вареными яблоками до блеска.

– На хрена-то вы такие мрачные? – продолжала дама. – Мы с Герочкой принесли вкусненького! Милый, вынимай!

Из-за спины Нахренаты выглянул блондин.

– Вот, – громко сообщил он, – отличная вещь!

– На хрена-то языком машешь! – укорила жениха невеста, выхватила у него из рук пакет, вытащила из него белые пластиковые коробки, плюхнула их на стол и объявила, откидывая крышки: – Утка по-пекински!

– Ну надо же, – восхитился Вадим, – Миля точь-в-точь такую приготовила!

– На хрена-то у плиты возиться? – перебила олигарха старшая Бахнова. – Мы, молодежь, любим готовое кушать. Состаримся, как некоторые, тогда и встанем к плите!

– Я не пожилая, просто хозяйственная! – взвилась Миля.

– Утка совершенно так же выглядит, – продолжал радоваться Вадим. – И по вкусу похожа! Блинчики вообще один в один. Только утка у Мили вкуснее, мягче. Да оно и понятно, дичь натуральная, из леса. Дорогая, ты ее вымачивала?

Милена дернулась.

– Что?

– Утку вымачивала? – повторил Вадим.

Миля насупилась.

– Извини, дорогой, но мне не хочется за ужином о моче беседовать. Не подумай, что я спорю или рот тебе затыкаю, но уринотерапия не…

– На хрена-то ее утка другая? – перебила ее мать Юры. – В том же месте куплена!

– Вы ошибаетесь, – вежливо возразил Вадим, – по моей просьбе Милена лично запекала птицу.

– На хрена-то врать!

– Я ее подстрелил, а она приготовила, – уперся олигарх.

– А вот и нет! – обрадованно завопила Нахрената. – Там реклама!

– Давайте пить чай! – засуетилась я.

– Какая еще реклама? – набросилась Миля на свекровь.

Нахрената, мерзко улыбаясь, взяла вилку, раздвинула куски утки, уложенные на блюде, и заявила:

– Читайте: «Ресторан „Суши для души“, круглосуточно для вас». Там же, где и мы брали!

– Странно… – бормотнул Вадим. – Милая, откуда здесь эта бумажка?

Я вцепилась в стул. Ну не дура ли Милена? Если уж решила выдать фастфудовскую еду за свою, так проверь ее на наличие визиток и буклетов! Нужно срочно спасать положение?

– Кирюша, помнишь задачу, которую задали Лизе? Про Иванова, Петрова и постоянно горящий свет. Так почему мужчина его не выключал ни днем ни ночью?

– Не хотел, чтобы жена измену обнаружила, – хихикнул мальчик.

– Не понимаю, может, объяснишь? – заулыбалась я в надежде, что присутствующие отвлекутся от рекламной листовки.

– Кря-кря, – вдруг донеслось из коридора.

Не успела я сообразить, что к чему, как в столовую вошла живописная группа: Рейчел и Рамик. Очевидно, собак разбудил визгливый голос Нахренаты, и они пришли посмотреть, что происходит в кухне-столовой.

– Утка! – ахнул Вадим. – Откуда она здесь?

– Сейчас объясню! – подскочил Кирик. – Я не позволю ее убивать! Она…

Я изловчилась и со всей силы пнула мальчика под столом.

– А-а-а! – завопила пожилая дама. – На хрена-то вы пинаетесь? Больно.

Ой, я промахнулась. Но некогда переживать, надо спасать положение.

– Птичка игрушечная, ха-ха-ха! – заорала я. – Уточка не настоящая, а на батарейках! Любимая игрушка Рейчел!

– Выглядит как настоящая, – засомневался Вадим.

– Кря-кря, – не преминула высказаться утка.

– И звук издает, словно живая, – отметил охотник.

– Сейчас таких делают, – пришла мне на помощь Лизавета, – суперприкол. Рейчел с ней играет.

– И как же она ее себе на голову пристраивает? – задал логичный вопрос блондин Гера.

Я ощутила беспокойство. Действительно, как? Берет лапой и ставит на макушку? Пусть даже стаффиха и способна проделать такой фокус, но какова его цель? Собаки, как правило, грызут игрушки!

– Это Рамик, – нашлась Лиза, – он с уткой так забавляется. Эй, ребята, пошли со мной.

Девочка вскочила и вытолкала за порог некстати появившуюся троицу.

– Кря-кря, – возмущалась утка, ей явно хотелось остаться в компании.

– Давайте ужинать! – воскликнула я.

– Милая, – опомнился Вадим, – так отчего на блюде оказалась реклама?

– Там ничего нет, – вступил в беседу Кирик, – вот, смотрите, просто тарелка.

– Была листовка! – гаркнула Нахрената.

– Вас глаза от старости подводить начали, – не утерпела и высказалась Милена.

– Как же, – забормотал Гера, – буковки там были, красные…

– Ошибочка вышла! – перебил всех Кирюша. – Я лично видел, как тетя Миля утку башкой о стену хреначила, а потом обдирала.

Вадим вздрогнул, Гера начал судорожно креститься, Нахрената закатила глаза.

– Убийца, – отчеканила свекровь. – Какой кошмар! Встречаются же такие женщины! Сначала уточку головой о кирпичи, затем мужа циркулярной пилой разрежет. На хрена-то с подобными маньячками дело иметь? Вот я готовую еду приобретаю, со мной жить не страшно. Гера, пошли, у меня аппетит пропал!

– Верно, милая, – прошептал блондин. – Надо же, башкой о стену… Какое варварство!

Продолжая негодовать, парочка скрылась в недрах квартиры, мы остались вчетвером.

– Зачем же дичь о стену молотить? – пробормотал Вадим. – Утка была уже того… застрелена.

Кирюша начал кашлять, Милена принялась бубнить нечто маловразумительное, и тут снизу понесся отчаянно-обиженный собачий плач.

Я быстро наклонилась и заглянула под стол. Между дубовыми ножками сидела Капа, ее черная морда была перемазана желто-зеленой массой, а рядом стояла тарелка, наполненная вареными яблоками, щедро сдобренными солью и перцем. Очевидно, мопсиха долго не решалась попробовать странное угощение, но потом жадность пересилила благоразумие, и собачка лизнула-таки его. Теперь она горестно рыдала, поняв: вроде это и еда, а противная до жути, ей не слопать такую гадость. Вареные яблочки оказались не по зубам даже Капе.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *