Нежный супруг олигарха

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 20

Только я притащила от Нинки неподъемный агрегат, сделанный при царе Горохе, как из прихожей раздался звонок.

– А где Миля? – с порога спросил Вадим, забыв поздороваться со мной.

– Добрый вечер, – я решила напомнить богатому Буратино о вежливости.

– Куда подевалась Миля? – даже не кивнув в ответ, повторил олигарх.

– Пошла гулять с собаками, – не подумавши, ляпнула я, и тут в холл, лениво потягиваясь, вышли псы.

Вадим с изумлением уставился на стаю, потом перевел взгляд на меня.

– Шутка, – глупо захихикала я, – решила слегка повеселиться.

– Очень смешно, – пожал он плечами. – Где Миля?

– Она весь день по хозяйству хлопотала, наверное, сейчас переодевается, пойдем ужином накормлю, – предложила я Вадиму.

– Хочу видеть Милю! – уперся он.

– Замечательно, сейчас встретитесь, иди на кухню.

– Лучше я зайду в комнату Мили.

Я схватила Вадима за плечо.

– Оставь ее в покое, она устала.

– От чего?

– Уборкой занималась, готовила.

– Разве это трудно?

– Сущая ерунда, – хмыкнула я.

– Почему тогда к ней нельзя?

Мое терпение лопнуло.

– Милена в ванной.

– И чего?

Ну как беседовать с подобным человеком? Не успела я найти нужные аргументы, как Вадим подошел к двери санузла и распахнул ее.

– Кря-кря, – недовольно сказала утка из ванны.

– Там никого нет, – разочарованно протянул он. – Где Миля?

– Наверное, в спальне, – нервно ответила я.

Матильда разразилась возмущенным кряканьем.

– Знаешь, мне кажется, – медленно сказал Вадик, – тут что-то не так. Это не игрушка. Очень сильно на натуральное водоплавающее смахивает.

Я изумилась.

– Игрушка? Что за странная мысль пришла тебе в голову? Это… э… э… попугай.

Вадим вздрогнул.

– Кто?

– Попугай, – уже чуть тише повторила я, – ара.

– Но он плавает, а попугаи не способны на это, – заявил олигарх.

И что оставалось делать? Только самозабвенно врать дальше.

– Мотю привезли из маленького африканского государства, затерянного в пустыне, – завела я, – знаешь, на черном континенте полно всякого, о чем не знают ученые. Данный попугай принадлежит к разновидности… э… утконосых ара… очень редкий экземпляр.

– Кря, кря, – с достоинством перебила меня утка.

– Он крякает! – отметил Вадим.

– Верно, – не растерялась я, – поэтому и утконосый, выглядит и ведет себя, как обычная кряква, но… это ара! Чудо природы.

– А Кирюша вроде говорил, что ОНО – игрушка Рейчел! – воскликнул олигарх.

Я чуть не зарыдала. Ну и память у гостя, совсем забыла, что ему наболтали дети.

– И работает на батарейках, – добавил Вадим.

– Абсолютно верно, – я крутилась как уж на сковородке, – полное наименование Моти: утконосый ара, семейства игрушечных попугаев. За красоту его «игрушечным» назвали.

– А при чем тут батарейки? – не успокаивался жених Милены.

– Он ими питается, – ляпнула я. – Вернее, не источниками энергии, конечно – кто же их съест, они ведь железные, – а кормом, который называется «Батарейка жизни для попугаев». Купи своей птичке батарейку – подзаряди ее к полету. Рекламный слоган. Чего только производители не придумают!

Запас фантазии иссяк, я захлопнула рот.

– А-а-а, – с облегчением протянул Вадим, – теперь ясно. Миля! Миля!

Выкрикивая имя невесты, олигарх поплелся по коридору, я услышала звук подъезжающего лифта и живо распахнула дверь.

– Вот! – закричала Милена. – Купила!

– Тише, он уже тут. Беги на кухню, – приказала я.

Бахнова ойкнула и кинулась в коридор. Едва она испарилась, как из другого конца вырулил Вадим.

– Ее и в спальне нет, – огорченно сказал он.

– На кухню заглядывал? – заулыбалась я.

– Не успел.

– Пошли вместе.

Милена стояла у плиты, держа в руках пластиковую торбочку с холодной отварной картошкой.

– Любимый! – воскликнула она, водружая миску на горелку. – Сейчас ужин поджарится.

– Я принес тебе подарок, – хитро прищурился Вадим и вынул из кармана пиджака красную бархатную коробочку.

– Ой! Что это? – взвизгнула Милена.

Я села на стул. Слава богу, наступил конец комедии. Вадим понял: поиск той, что потушит горящую хату и даст в лоб коню, закончен. В коробочке лежит кольцо с крупным бриллиантом, сейчас последует предложение руки и сердца. На всякий аналитический мужской ум есть женская хитрость. Олигарх удостоверился в том, что Миле нужен он сам, и теперь он откроет правду про свои миллионы, увезет невесту в роскошный особняк, а я вздохну спокойно. Очень хорошо, что спектакль завершился до возвращения Сережи, Юли, Вовки и Катюши.

– Что же это? – продолжала корчить из себя идиотку Бахнова. – Даже предположить не могу.

Я покосилась на Милю. Оказывается, веселая вдова отличная актриса – Милена прекрасно разбирается в ювелирных изделиях, качество и стоимость любых украшений она определяет безошибочно.

– Угадай! – засмеялся Вадим.

– Ну… там сковородка, – Милена решила исполнять свою роль до конца.

– Нет.

– Кастрюля!

– Не угадала.

Миля уверенно изобразила растерянность.

– Что же еще можно купить женщине? О! Набор губок для мытья посуды! Давно мечтала о нем.

Я опустила глаза долу. Если ты затеяла спектакль, главное, не заиграться и поменьше болтать. Впрочем, последний совет универсален. Даже самый умный человек, если начнет безостановочно чесать языком, в конце концов скажет глупость. Насчет мечты о наборе губок для мытья посуды – это сильное выступление. Неужели успешная бизнес-вумен не может позволить себе пакетик с кусками разноцветного поролона?

– Открываю! – торжественно провозгласил Вадим. – А вы не подглядывайте!

Мы с Миленой послушно зажмурились.

– Опля! – заорал олигарх. – Раз, два, три-и-и!

– Этта что? – на сей раз откровенно изумилась Бахнова. – Лампа, видишь?

– Да, – промямлила я.

– Что это? – в обалдении повторила Миля.

– Муха из пластмассы, – ответила я. – Похоже, такой кулон.

– Нравится? – с легким беспокойством осведомился Вадим. – Продавщица сказала, что украшения в виде насекомых – последний писк моды. Или ты не любишь всяких там жучков, паучков, гусениц?

Меня передернуло. Муха выглядела отвратительно натурально, темно-зеленый цвет пластмассы, из которой было выполнено ее тельце, говорил о том, что это копия навозницы.

– Чудесная вещица, – пролепетала Миля.

– Вижу, ты разочарована, – начал хмуриться Вадим.

– Я от восторга ошалела, – нашлась несчастная Бахнова. – Можно я подарок из коробки достану?

– Конечно, – повеселел олигарх.

– Ой, это брошка, – принялась фальшиво радоваться Миля. – Шикарная вещь! Милый, у меня никогда не было таких дорогих украшений!

Я перевела дух. Слава богу, Бахнова сумела взять себя в руки. Другая женщина могла бы и вразнос пойти. Ну поставьте себя на место Милены: любимый вынимает бархатную коробочку, вы замираете в предвкушении, и тут бац – жуть из пластика!

В моей душе зашевелилось чувство, похожее на уважение. Милена, однако, молодец. Не всякая будет так упрямо ломиться к цели, иная упадет на пути, так и не став женой миллионера. Награда достается только упорным!

И я решила подыграть Миле, поэтому с самым наивным видом заявила:

– Купить подарок легко, но, на мой взгляд, наиболее ценен тот, который сделан собственноручно.

– Не понял, – напрягся Вадим. – Брошка из магазина!

– Милена сшила тебе брюки, – возвестила я. – Целый день потратила, вот на этой машинке строчила! Миля, демонстрируй!

Бахнова схватила пакет и вытряхнула из него покупку. Одновременно из пластиковой сумки выпал чек, и я быстро наступила на него ногой. Нет, все-таки Милена дура. Если она, не разгибая спины, сидела, сострачивая штаны, то при чем здесь чек из кассы?

Но Вадик не обратил внимания на досадную оплошность.

– Господи! – ахнул он. – Жесть!

Я удивилась слову, неуместному в устах взрослого человека, и лишь потом догадалась посмотреть на купленную Бахновой обновку.

– Жесть! – вырвалось и у меня.

Наманикюренные лапки Милены держали нечто темно-серое в грязно-розовую клетку. Широкие у талии, к щиколоткам брючата резко сужались. Если вы видели мультфильм про Карлсона, то вспомните его наряд и сразу поймете, сколь замечательный прикид приобрела Милена. Впрочем, я не совсем точна – у брюк, которые покачивались перед лицом обалдевшего Вадима, не было помочей и большой круглой пуговицы, они все же были не полной копией штанов человечка с пропеллером.

– Ну как? – кокетливо закатила глаза Миля. – Здоровские, да?

Олигарх кивнул.

– Померяй, – еле сдерживая смех, предложила я.

Вадим посмотрел в мою сторону. Хорошо, что взглядом нельзя убивать, иначе бы вместо Лампы сейчас на кухне дымились ее обугленные останки.

– Не стесняйся, – продолжала я, – мы отвернемся. Миля так старалась. Ну, начинай, а Милена пока твой подарок прицепит.

Теперь уже Бахнова ощутила желание меня испепелить. Но мне неожиданно стало смешно. В конце концов, Милена буквально выломала всем руки, поселившись в нашей квартире и решив с чужой помощью понравиться олигарху. Так неужели я не имею права пошутить? Думаю, Вадим будет волшебно смотреться в клетчатых портках!

– Дорогой, переодевайся спокойно, – сказала Миля, выталкивая меня в коридор.

Едва мы очутились за пределами кухни, как она зашипела:

– Ты с ума сошла? Я ненавижу насекомых! Меня тошнит при виде мух!

– А тараканы радуют?

– Фу, какая гадость!

– Вот и благодари бога, что Вадим преподнес тебе всего лишь навозницу. Пристегивай брошку.

– Ни за что!

– Думаю, это очередная проверка.

Миля захлопала глазами, потом пробормотала:

– Ты так считаешь?

– Это вполне в духе твоего обоже. Сначала приволок утку с перьями, теперь пластмассовую пакость, – объяснила я Миле суть происходящего. – Девяносто девять женщин из ста швырнут отвратительную поделку в лицо кавалеру-идиоту. И только одна, сотая, прицепит ее на блузку и будет восторгаться. Именно она и сорвет куш, станет женой богача.

– Полагаешь? – протянула Миля.

– Стопроцентно это ловушка, – закивала я. – Ну скажи, нормальный мужик купит такую мерзость?

– Никогда! – замотала головой Милена.

– Вот видишь. Вадим тоже не похож на идиота. Вернее, он ведет себя как дурак, но мы-то знаем, по какой причине жених кретином прикидывается.

– Сделай одолжение, прицепи мне ее на блузку, – дрожащим голосом попросила Миля. – Меня тошнит от одного ее вида.

Преодолев брезгливость, я осторожно приколола брошку-муху к блузке Бахновой и спросила:

– Так куда подевалась Нахрената?

Миля неожиданно улыбнулась.

– Она меня всю жизнь терпеть не могла. Одна радость – две недели в месяц свекровь по командировкам мотается. Сиди она дома постоянно, я бы с ума сошла…

Может, вам это покажется странным, но Нахрената в некотором роде уникальный специалист. Я совсем не разбираюсь в строительстве и не смогу точно объяснить, чем занимается дама. Знаю лишь, что она служит в какой-то конторе и определяет, где можно, а где нельзя возводить здания.

Нахрената исследует почву и дает заключение о ее состоянии. У свекрови Милены, несмотря на вздорный нрав и замечательную присказку «на хрена-то мне это надо», отличная деловая репутация. До сих пор дама мотается по России и странам ближнего зарубежья, зарабатывает неплохие деньги, сотрудничает со многими строительными компаниями. Никому же не хочется инвестировать большие средства, а потом с ужасом наблюдать, как они в прямом смысле слова утекают в песок и здание разваливается на куски. Если вы думаете, что дом можно возвести в любом месте, то глубоко ошибаетесь, с бухты-барахты никто рыть котлован не станет.

Милене всегда было наплевать на то, кем работает мать мужа, ее радовал лишь факт частого отсутствия Нахренаты. А та трудится вахтовым методом: десять-пятнадцать дней в Москве, потом укатывает в какую-нибудь Сибирь или Среднюю Азию. Во время командировок «мамочки» у Мили с Юрой все шло прекрасно, а когда та была дома, супруги начинали отчаянно скандалить – Нахрената никогда не отличалась деликатностью, а Миля не из тех, кто станет молча сносить обиды. Кстати, Катюша твердо уверена, что в преждевременной смерти Юры в первую очередь виноваты жена и мачеха. Они постоянно грызли и дергали его, закатывали ему скандалы, а ведь давно известно: стресс – отличная питательная среда для любых болезней.

Увы, после кончины Юрия ненависть женщин друг к другу лишь усилилась, но разъехаться они не могли, так как Нахрената не желала разменивать квартиру.

– На хрена-то мне надо лишаться родного жилья из-за невесть кого? – восклицала она.

Катюша пару раз пыталась поговорить с неуемной Нахренатой и весьма разумно объясняла ей:

– Милена – вдова Юрия, она прописана в вашей квартире и имеет право на квадратные метры.

– На хрена-то ей подарок делать? – твердо стояла на своем свекровь. – Не она в квартиру деньги вкладывала, пусть убирается вон.

Но Милена не собиралась уезжать.

– Как вдова я должна получить свое, – упиралась она. – Мне что ж, за мучения семейной жизни ничего не положено? И куда идти? Где жить? Пусть мне Нахрената трешку покупает! Нашлась, хитрая, вышла в свое время замуж за вдовца с мальчиком и огребла хоромы. Если разобраться до конца, квартира не ее, она сюда после свадьбы приехала. Мы в одинаковом положении.

Вот столь милым образом, ненавидя друг друга, женщины и существовали до недавнего времени: две недели тихо (Нахрената в командировке), потом полыхает огонь войны, и вновь полнейший штиль. Меня бы подобная синусоида свела с ума, но и свекровь, и невестка оказались особами с железобетонными нервами.

Неизвестно, сколь долго бы они мучили друг друга, но тут в жизни Милены появился Вадим, а у Нахренаты наметился Гера. Чтобы устроить личное счастье, Нахрената наврала своему кавалеру про ремонт, Миля же придумала для своего олигарха байку о любящей тетушке, живущей с племянничками. Но шутница судьба столкнула бабенок вместе в нашей квартире.

И тут случилось невероятное. Поздно вечером, когда все заснули, Нахрената подошла к Милене и вполне по-человечески сказала:

– Слушай, давай дружить! Чего нам делить? Квартиру? Я согласна ее продать.

Миля настолько обалдела, что ляпнула:

– Не надо, я скоро перееду к Вадиму, у него загородный дом.

– Тогда я тебе картины отдам, – предложила Нахрената, – разойдемся по-хорошему. Ну почему ты не сказала мне о будущей свадьбе?

– Ты со мной тоже не откровенничала, – хмыкнула Миля, – подцепила мачо втихаря. А Гера у тебя приятный.

– Твой тоже ничего, – улыбнулась Нахрената. – И, главное, богатый, что сразу делает его даже лучше красавца. У моего, увы, в кошельке пусто.

– Зато он хорош собой, – отметила Миля. – Деньги ты и сама заработаешь, а по поводу Геры все обзавидуются!

Дамы посмотрели друг на друга и неожиданно ощутили родство душ. Не стану передавать в подробностях весь их разговор, скажу лишь, что Нахрената и Миля впервые в жизни пришли к консенсусу: свекровь возвращается вместе с Герой в родную квартиру, а Миля там не показывается, остается у нас до момента свадьбы с Вадимом. Нахрената никогда не расскажет правды о Милене, а та промолчит про ее возраст… В общем, счастливые невесты составили целый план. Единственное, о чем они не подумали, так это о желании семьи Романовых жить спокойно, без докучливых гостей.

– Значит, Нахрената укатила к себе? – подвела я итог. – А ты собираешься жить у нас до похода в загс?

– Супер получилось, – кивнула Миля. – Как ты думаешь, Вадим скоро созреет?

– Надеюсь, – пробормотала я, покрываясь холодным потом.

Значит, избавиться от сладкой парочки до приезда наших не удастся. Представляю, что мне скажут Юля с Сережкой!

Внезапно из кухни послышался лай, в котором явственно звучал ужас, затем в коридор вылетели собаки. Впереди, прижав уши и опустив хвост, рысил Рамик, за ним, сгорбившись, торопились мопсихи. Похоже, собаки перепугались чего-то до потери пульса.

– Что это с ними? – занервничала Милена.

И тут в коридор вышел Вадим, облаченный в новые штаны. Я сцепила кулаки и привалилась к стене. Понятно, по какой причине стая спешно ретировалась, – олигарх выглядел устращающе. Если честно, он в этих шароварах совсем был не похож на человека. Очевидно, Рамик и мопсы приняли его за некое опасное животное, потому и предпочли спастись бегством.

– Т-т-тебе оч-чень идет, – прозаикалась Милена. – А я надела б-б-брошечку. Шикарная вещь, спасибо, милый. Такой подарок! Я обожаю мух! Тараканов… Пауков… Скорпионов… Тарантулов… Так бы и съела их!

Внезапно у Милены кончился завод, в прихожей повисла нехорошая тишина.

– Дорогая, – нарушил молчание Вадим, – брюки прекрасны. Даже слишком хороши, чтобы носить их каждый день, я оставлю обновку для Пасхи. А куда подевались мои старые штаны, те, что я просил погладить?

– А-а-а… – протянула Миля и беспомощно посмотрела на меня: – О-о-о… у-у-у… да, конечно… утюг… в принципе… Их Лампа испортила!

Вадим вздернул брови.

– Каким образом?

– Перепутала со своими брюками, – художественно свистела Милена. – Нацепила на прогулку с собаками, задела ногой за скамейку, упала, штаны у нее на попе треснули, на коленках лопнули, от пояса оторвались. Короче, одежду пришлось выбросить. В клочки изодрала! Правда, Лампуша?

Мне захотелось треснуть Милену. Ведь договорились, что на вопрос о брюках она ответит: «Использовала штаны как выкройку, распорола по швам». А противная Бахнова предпочла меня подставить!

– Правда, Лампуша? – с самым наивным видом повторила она.

– Да, – почесывая кулаки, ответила я. – Именно так все и случилось!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *