Нежный супруг олигарха

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 31

Утром, около одиннадцати, я подъехала к офису фирмы «Маркит», позвонила Вовке и доложила:

– Я на месте.

– Хорошо, – ответил Костин, – ступай внутрь, будь осторожна, особо парня не допрашивай, действуй по намеченному плану. Поняла?

– Ага, – сказала я, – только ты должен был выяснить, сколько в фирме сотрудников по имени Антон, чем занимается контора, и сообщить мне.

– Извини, забыл, – бормотнул майор, – с семи часов савраской ношусь, в голове уже туман. Антон один, Зябликов, двадцати трех лет от роду, не женат, не привлекался, в поле зрения правоохранительных органов не попадал, отслужил в армии, пошел работать. Ничего порочащего за ним не замечено, проживает вместе с сестрой, Зябликовой Еленой, она моложе брата на год, ни в чем дурном тоже не замечена, работает. Обычные молодые люди, достаток средний. Фирма «Маркит» торгует товарами для кошек и собак: корма, аксессуары, лекарства, всякие там домики, матрасики, кости-игрушки. С одиночными покупателями не связываются, только мелкий и крупный опт. Зябликов на службе не каждый день, он бывает в офисе примерно два дня в неделю, в остальное время ездит по магазинам, демострирует образцы товаров. Короче говоря, коммивояжер, мотается по области, наведывается в другие города, имеет процент с заключенных сделок. Сегодня он на месте.

– Ясно, – остановила я Вовку.

– Будь осторожна! – напомнил он.

– Не волнуйся.

– Вполне вероятно, что Антон преступник.

– Точно так же вероятно, что кто-то попросил его об услуге, пообещал большую сумму зелени за вручение Пряхину фишки, – перебила я Вовку.

– Ох, не нравится мне наша затея… – запричитал неожиданно приятель, – носом чую, вляпаешься в неприятности…

– Прекрати, – поморщилась я. – Впрочем, если хочешь работать под Гомоловым, подчиняться его приказам, я спорить не стану.

Из трубки донеслось напряженное сопение.

– Если вызвать Антона в милицию, – напомнила я, – то ничего хорошего не получится. Ну принесут юноше повестку, и что дальше? Виноватый спрячется, ни в чем не замешанный тоже испугается и затаится. А тут я, блондинка с голубыми глазами, явно безобидное существо, решившее открыть магазинчик под названием «Сто бешеных щенков». Спокойно прощупаю почву, а ты пока по своим каналам делом займешься. Вовка, трус не играет в хоккей, мы должны сделать Гомолова! Найдем убийцу Пряхина, мы уже в двух шагах от него.

– Ладно, иди к нему, – приказал Костин.

– Йес, мой генерал! – бойко воскликнула я и запихнула телефон в карман.

Офис фирмы умещался в огромной комнате, тесно уставленной столами.

– Простите, где сидит Антон Зябликов? – спросила я у раскрашенной девицы, чье рабочее место попалось на пути первым.

– Мармеладный у последнего окна справа, – машинально ответила девчонка. И тут же спохватилась: – Простите, это у него прозвище такое.

Я понимающе кивнула и пошла в указанном направлении, лавируя среди столов.

За одним из них, возле подоконника, сидел паренек не особо крупных размеров.

– Вы Антон Зябликов? – осведомилась я.

Юноша оторвал взгляд от каких-то бумаг и поднял голову. Нежно-розовый цвет лица, стильно подстриженные, вероятно, крашеные, белокурые волосы, красивые голубые глаза, брильянтовый «гвоздик» в ухе, рубашка розового цвета, на шее модный кожаный «ошейник» и запах дорогого парфюма. Сразу стало понятно, почему коллеги прозвали его Мармеладным. Хотя, может, милашка и не гей, просто читает слишком много мужских глянцевых журналов и старается следовать их предписаниям.

Я усмехнулась про себя. Женщину, которая с горящим взором кидается к новому номеру своего обожаемого ежемесячного издания, мужчины считают дурой. А сами-то! Я тут недавно полистала чтиво для настоящих мачо и была восхищена названиями статей: «Какую кличку ты дал своему члену», «Как украсить любимый автомобиль», «Сто способов изменить жене и остаться непойманным», «Все бабы дуры, и тебе попалось не исключение», «Любой телке нужен горячий конь». Последний заголовок меня просто потряс. Автор статейки явно не силен в зоологии, не знает, что у коровы с жеребцом никогда ничего не получится, ей подойдет бык, а это, согласитесь, совсем разные животные.

– Вы ко мне? – хриплым баритоном спросил Антон.

– Да, да, – закивала я.

– Садитесь.

– Спасибо.

– Чай, кофе?

– Нет, лучше сразу…

– Потанцуем? – заулыбался Антон.

– Именно, – сказала я в ответ.

– Чем могу помочь?

– Мне очень нужен совет профессионала, – залепетала я. Сделала паузу и с придыханием добавила: – Такого, как вы.

Я давно заметила: любого представителя мужского пола, будь он сто раз нетрадиционной сексуальной ориентации, женщина может расположить к себе, намекнув на его исключительный ум и сообразительность. Антон не оказался исключением.

– В чем проблема? – посерьезнел он.

– Я накопила некую сумму и хочу открыть магазин для животных. Как вы считаете, это хорошее дело?

– Очень, – сказал Зябликов. – Только вот вопрос: будет ли оно прибыльным?

– А в каком районе лучше искать помещение?

Антон взял мышку.

– Смотрите, это сеть точек, в которые мы поставляем товар.

– Ой, ой, ой, я и не предполагала, что их столько! Очень большая конкуренция! – старательно изобразила я испуг.

– Кто не рискует, тот не пьет шампанское, – хмыкнул Зябликов, – нельзя опускать руки сразу, невозможно выиграть главный приз, не купив лотерейный билет. Посмотрите внимательно, есть ареалы, где нет никакой торговли товарами для животных. Лично я бы обосновался тут…

Белая стрелочка переместилась в левый угол экрана.

– Фотьевская улица, – прочитала я. – Почему именно здесь?

Антон заморгал.

– Новый, динамично развивающийся район уже заселен, но инфраструктура пока не развита, есть много помещений под сдачу. Рядом парк, в котором совершенно точно гуляют собачники, чуть поодаль школа и две поликлинники, через квартал кинотеатр. Замечательное место, у всех на виду, тут несколько потоков потенциальных покупателей. Поликлиника – значит, пенсионеры, а у них, по статистике, у каждого второго есть кошка. Школа – это дети, из них мало кто устоит перед возможностью купить корм для своего хомячка. Про парк и собачников я уже говорил. Давайте сделаем так. Вы съездите на Фотьевскую, осмотритесь там, приценитесь и возвращайтесь. Если место приглянется, мы продолжим беседу, заключим договор. Мы помогаем владельцам малого бизнеса, составляем план их деятельности. Он вам не дорого встанет, зато сколько идей: дисконтные карты постоянных посетителей, бонус десятой покупки, можно поставить аппарат по гравировке жетонов, организовать консультации ветеринаров… В общем, много чего можно. Главное – начать!

– Крылатое выражение.

– Зато правильное.

– Боюсь, у меня денег не хватит.

– Можно взять кредит.

– Проценты грабительские.

– В долг попросите, у приятелей, – не сдавался Антон.

– Увы, мои друзья не из обеспеченных, – пригорюнилась я.

– Продайте что-нибудь, – наконец-то он произнес давно мною ожидаемые слова.

Я изобразила смущение.

– А нечего! Впрочем, есть у меня одна штука, моя бабушка считала ее необыкновенно ценной, но, думаю, она ошибалась. Какая-то фишка!

Антон отложил мышку.

– Фишка? – с явным интересом переспросил он. – Какая?

– Такая круглая, – я старательно изображала из себя идиотку, – их к игральным автоматам дают.

– Там жетоны, – поправил собеседник, – фишки на столах.

– Я в казино не хожу, вот и перепутала. А вы играете, да?

– Нет, – засмеялся Антон, – я собираю их.

– Фишки? – делано изумилась я. – Первый раз слышу о подобном хобби.

Антон кивнул.

– Я увлекся неожиданно, теперь бросить не могу. По работе часто в другие города ездить приходится, вот и пополняю коллекцию. Теперь почти в каждом населенном пункте казино есть. Жаль только, что таких, как я, мало. В Москве один только человек был.

– Почему был? – ринулась я в атаку.

– Умер он, – грустно сказал Антон, – от инфаркта. Вот все думаю: ну зачем его родственникам коллекция фишек? Может, попросить у них, и мне отдадут? Ведь стопудово выбросят! Чужое хобби никому не интересно. У нас соседка была, милая бабушка, собирала все с кошками: статуэтки, картины. Зайдешь к ней в гости, повсюду: на подушках, полотенцах, чашках, тарелках – изображения кисок. Очень она своим увлечением гордилась, зазывала всех к себе, хвасталась. И вот иду раз домой, а в мусорном бачке всякие прибабахи с котами, фигурки битые. Умерла старушка, квартира внучке досталась, вот она и вышвырнула ненужное.

– Печально, – вздохнула я.

– С другой стороны, это понятно, – пожал плечами Антон, – зачем девчонке чужая радость?

– Не все коллекции на помойке оказываются. Произведение живописи никто в бачок не засунет и скрипку Страдивари тоже.

– Верно, – согласился Зябликов. – Но для меня фишки ценнее бриллиантов. Кстати, они не так уж и дешевы, ведь каждую можно на деньги обменять, у них номинал есть. На мою зарплату особо не разбежишься, поэтому я беру лишь самые простые, на дорогие средств не хватает. Я как про кончину Пряхина услыхал, голову сломал – может, толкнуться все-таки к его наследникам? Вдруг им фишки ни к чему?

– Вот мне точно не нужна, – воскликнула я, – лежит дома одна.

– Да? А она какая? – у Антона заблестели глаза.

– Ну… круглая… вроде железная… старинная, от времени потемнела… в центре выбито… Можно листочек возьму? Изображу надпись.

– Конечно, конечно, – потер руки Зябликов и протянул мне бумагу с ручкой.

Я начала старательно рисовать, но круг получился слегка кривой, пришлось уточнить:

– Вообще-то она ровная, у меня просто не вышло. А в середине… сейчас, смотрите, вот… «170… годъ».

– С ума сойти! – воскликнул Антон. – Да быть такого не может!

Девушка за соседним столом оторвала голову от монитора и стала бесцеремонно глазеть в нашу сторону. Но Антон не стеснялся коллеги.

– Пару дней назад, – сказал он, – моя сестра принесла домой коробку с точь-в-точь такой фишкой.

– Вы что? – ахнула я. – Ну и совпадение.

– Да, – согласился Зябликов, – вот уж странность. Лена сказала, что у нее на работе, а она в телефонной компании служит, клиент есть, молодой мужчина, он вроде дачу покупать собрался и теперь распродает все мало-мальски ценное, но ненужное. Вот и приволок фишку, хотел за нее пятьсот евро. Для меня это очень дорого.

– И вы ее не взяли?

Антон слегка смутился.

– Мы сейчас с Ленкой разъехаться хотим. Не подумайте чего плохого, мы любим с сестрой друг друга, но личную жизнь устраивать надо, вот и решили из нашей трешки две однушки сделать. Понятное дело, чтобы приличное жилье найти, деньги нужны. Ну и Ленка кое-что придумала. У нее мозги, как у бизнесмена, мигом выгоду увидела! Короче, она фишку под честное слово взяла, домой принесла и говорит: «Антоша, сходи в клуб „Хоббимания“, найди Николая Пряхина и предложи ему эту штучку за две тыщи евро. Пряхин человек богатый, а фишка, похоже, редкая. Николаю сумма покажется копеечной. Мы продавцу пятьсот отдадим, остальное наше». Понимаете?

– Ага, – кивнула я, – основной принцип бизнеса: взял дешево, продал дорого. И вы исполнили план сестры?

– Ну да, – абсолютно не волнуясь, ответил Зябликов. – Меня с Пряхиным директор клуба связал, передал ему мой телефон, тот буквально через час позвонил. Мы в офисе встретились, в его кабинете. Николай, правда, торговаться начал, дескать, фишка не в лучшем состоянии, поцарапана, надпись изуродована. Цену, короче, сбивал.

– И сколько дал в результате? – бесцеремонно поинтересовалась я.

– Полторы штуки, – радостно ответил Антон.

– Круто, – перешла я на подростковый сленг, – вы отлично заработали.

– Супер все вышло! – согласился Зябликов. – Он, кстати, тоже очень доволен был. Прикольный дядечка! Он фишки купил и мне вдруг подмигнул: «Эй, как у тебя с девочками дела? Нет проблем?» Ну и вопрос! Я ему сказал, что не жалуюсь, а Пряхин засмеялся и коробочку протягивает. «Держи, – говорит. – Это левитра, шикарная вещь, слопаешь штучку и резвый, как молодой орангутанг. Я недавно про упаковку с огоньком узнал, теперь всем мужикам советую. Бери, не стесняйся!» Ну, я и сунул в карман. Классный дядечка! Деньги заплатил и подарочек сделал. Я потом упаковку с огоньком одному клиенту отдал…

– Антон, – вкрадчиво перебила я, – а нельзя ли мне встретиться с вашей сестрой? Понимаете, я имею точь-в-точь такую же фишку, пятьсот евро меня вполне устроят. За сколько она ее реально продаст, мне без разницы! Очень деньги нужны!

Зябликов с нескрываемой радостью схватил мобильный, живо набрал номер и спросил:

– Ленок, ты где? В Кругликове? Слушай, дело есть. С тобой хочет встретиться одна женщина, ее Лампой зовут. А вы когда можете?

Последний вопрос адресовался мне.

– Сейчас! – ажитированно отреагировала я.

– Мы приедем, – сообщил Антон в трубку. Потом он повернулся ко мне и, перейдя на ты, сказал: – Дай мне пять минут на сборы, я кое-куда сношусь.

Довольно скоро мы оказались на Ярославском шоссе, и я, следуя указаниям Зябликова, порулила в сторону области.

– Я думала, вы в городе живете, – слегка удивилась я, услыхав от Антона, севшего в мою машину, фразу: «Двигаем к МКАД».

– В Москве за трешку две однушки дают, – пояснил Антон, – а в Кругликове две двухкомнатные. Там как раз новый дом возвели, и от столицы не так уж далеко. Одна беда, придется автомобиль покупать, на электричке не наездишься. А в остальном отлично получилось – и порознь с сестрой, и вместе. Хочешь яблоко? На, держи.

Я на секунду заколебалась. Год назад я вынуждена была поставить на два передних зуба металлокерамические коронки и теперь стараюсь не кусать ничего твердого, даже яблоки сначала надо разрезать на части.

– Оно сладкое, – настаивал Антон, – держи.

Я машинально взяла румяный плод, Зябликов улыбнулся.

– Не боись, мытое. Давай, не стесняйся, самое время перекусить. Хотя… может, у тебя челюсти вставные? Тогда отложи, а то протезы сломаешь. У нас бабушка один раз грушу схватила, так потом пришлось кучу денег ей на новые жевалки потратить.

И как бы вы отреагировали на пассаж про старуху и вставные челюсти? Я, естественно, возмутилась:

– Я еще молода для протезов.

– Если ты так реагируешь, значит, весь рот из пластмассы, – захохотал Антон, – я умею делать выводы… Слушай, а тебе заправиться не надо? Вон колонка. Нам же еще назад ехать, вдруг бензина не хватит.

Я свернула направо.

– И правда, можно плеснуть в бак.

– Помочь? – галантно предложил спутник.

– Сама справлюсь, сиди в машине.

– Ладно, – кивнул Зябликов. – Отдай яблоко, я его сам слопаю, раз ты челюстей лишиться боишься.

Это было уже слишком. Я живо откусила от румяного плода.

– Нет, угощение назад не забирают! У меня зубы настоящие, просто я не ем за рулем.

– Ага, – кивнул Антон, – ясно.

– А сейчас, на заправке, можно.

– Приятного аппетита, – хмыкнул Зябликов.

Я энергично заработала челюстями, очень надеясь, что металлокерамика не пострадает от моего опрометчивого поступка. Все-таки человек странное существо. Ну что обидного во вставных зубах? Отчего не признаться в их наличии? Да очень просто! У кого в основном протезы? Правильно, у бабушек. А мне неохота быть причисленной к их категории.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *