Ночная жизнь моей свекрови

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 14

Я попыталась справиться с бурей эмоций. Как должна поступить женщина, которая узнала, что ее супруг убийца? Я бы помчалась в милицию сдавать Макса? Некоторыми вопросами лучше не задаваться. Но одно я знаю точно, что никогда не испытала бы прилива сексуальной энергии, скорей уж испугалась бы, растерялась, попыталась расспросить мужа. А вот Наташа пришла в восторг. Остается лишь пожалеть Ливанову, похоже, она никогда, даже в раннем детстве, не чувствовала себя по-настоящему защищенной.

Внезапно Константин взял меня за руку и проникновенно сказал:

– Это правда! Истинная правда! Честное слово!

Я выдернула ладонь из его липких пальцев и опять перешла на «ты».

– Знаешь, что получается? Вы с Лорой поругались! И ты вдруг едешь к ней, сопровождаешь в магазин, терпишь ее капризы. Почему?

– Я хотел проучить Наташку, переночевать спокойно у Лоры, – нашел ответ художник, – не фига на пустом месте орать.

– А Лора? – удивилась я. – Все чудеснее и чудеснее! Она тебя у себя оставила бы? После скандала? У тебя с Фейн война! Неужели художница приняла бы того, с кем откровенно враждовала! Она должна была тебя выгнать.

– Она же ушла, – заявил Костя.

– Но ты не знал, что ей позвонят, все произошло внезапно, – напомнила я. – Неужели Лора согласилась тебя на ночь пригреть? Нестыковочка!

– Вот такая она, непредсказуемая, – буркнул Костя.

– Договаривай до конца, иначе плохо тебе придется, – пригрозила я.

Константин залпом выпил остывший кофе.

– Ну… мне один раз понадобились деньги. Сумма невелика, тысяча евро, но где ее взять?

– У жены, – не замедлила я с подсказкой.

– Она шуметь бы стала, – живописец воспринял мои слова буквально, – я эти бабки… в общем… на некоторые дела потратил, неважно.

– Абсолютно согласна, – кивнула я, – не принципиально, на кого ты спустил деньги, интересно, откуда их достал. Из тумбочки?

– Ты цыганка? – обозлился Костя.

– Нет, – улыбнулась я, – у меня русские корни, один дедушка из города Иваново, второй из Тамбова, но сейчас не время о генеалогии рассуждать. Я не ясновидица, зато умею логически мыслить. Где добыть средства неработающему мужику? Влезть в заначку жены. Наташа, наверное, на отпуск откладывала?

Константин решил не акцентировать внимания на моем предположении:

– Я… ну… потратил их, а потом попросил в долг у Лоры, ненадолго. Не хотел скандала! Вдруг Натка пересчитает кассу, а там недостача. Фейн дала, но скоро назад требовать начала.

– Вот нахалка! – расхохоталась я. – Сумма невелика, могла и простить!

Костя откашлялся:

– А когда мы поскандалили, она мне стала постоянно звонить и орать: «Где мои бабки?» Я очень вежливо ей объяснял: «Подожди до осени, непременно отдам». А она давай визжать, обзываться. Девятого такое мне устроила! А десятого Наташка скандал отчебучила, вот я и поехал к Лоре. Хотел ее попросить подождать с долгом. Мне дома проблемы не нужны. Правда, я сначала Вере позвонил, ну той, на которую деньги потратил, но она моей щедрости не оценила. Я ее попросил: «Пусти переночевать», – а девка даже слушать не стала: «Не до тебя сегодня, муж из рейса вернулся». Он у Верки моряк, месяцами в плаванье.

– Давай не углубляться в ненужные подробности, – попросила я. – Вера не захотела принять сердечного дружка, и ты позвонил Лоре?!

– На вокзале я спать не приучен, – огрызнулся Костя. – Сказал, везу деньги. Она обрадовалась, мы у супермаркета встретились, Фейн меня на кретинскую простоквашу раскрутила.

– И пригласила к себе домой? – недоумевала я. – Пожалела временно бездомного мальчика?

Глаза Константина забегали из стороны в сторону.

– Я ей пообещал в квартире долг отдать, на улице, мол, стремно.

– Так! – кивнула я.

– Вошли в дом, – гундел Костя, – только я ботинки снял, ей звонят. Дальше все правда, она в ванную помчалась, затем убежала, про меня забыла. Я пошел на балкон курнуть, чего повторять-то? А потом – ночь на дворе, метро закрыто, на такси бабла нет. Я подумал, если она вдруг вместе с хахалем явится, прикинусь родственником. Фейн сообразительная, поддержит игру.

– Почему бы сразу не сказать мне про деньги? – возмутилась я.

– Я хотел Лорке тысячу отдать, честное слово, поэтому раскурочил Наткин банк еще раз. Залез в него после того, как Фейн пропала. Подумал, ща она объявится. А Лорка пропала. Зато Натка обнаружила пустую коробку! Пришлось соврать ей, что я ушел, дверь не закрыл, вот вор и залез. Грабители всегда все подчистую уносят, одну тысячу евро не отсчитывают!

– Странно, что Ната не полетела в милицию, – вздохнула я.

– Нет! – радостно сообщил мерзавец. – Она в коробку «черную» зарплату заныкивала, по ведомости ей всего пять тысяч рублей положено, и еще конвертик. Я пугнул Наташу налоговой, сказал: «Не выступай! Менты сразу спросят: откуда у малооплачиваемой администраторши почти десять тысяч евро в заначке?»

– Отлично ты поживился! – возмутилась я. – Ограбил супругу!

– У нас общие бабки, – не смутился Костя. – Я не хотел Наташеньку нервировать, решил: лучше расскажу, что с Фейн разобрался.

– Какая же ты сволочь! – брезгливо сказала я.

– Тише, тише, – зашептал Костя. – Жена вернулась!

– Нашла фотку, – запыхавшись, сообщила Наташа, подбегая к столику, – смотрите. Снимок сделан одиннадцатого июля, в офисе в мой день рождения. Коллеги торт подарили, Костя ко мне зашел, и Кирилл, заведующий, нас на память и щелкнул. Во.

Мне фото было без надобности: оно послужило поводом временно избавиться от Ливановой. Рассматривать карточку я не собиралась, но Наталья сунула ее мне буквально под нос. Три года назад Наташа была чуть полнее и носила короткие волосы. Ливанова стояла около Кости, на лице которого цвела довольная улыбка. Левая рука ее лежала на плече мужа, правую она прижала к животу, пальцы сжимали пакет, прикрывавший часть юбки. Полиэтиленовая сумка была ярко-оранжевой, на ней красовался ядовито-зеленый улыбающийся смайлик и шла надпись «Из хорошего выбирай лучшее». Я сразу узнала пакет: точь-в-точь такой мне вручили в клинике Баринова, в нем лежали результаты обследования богатой вдовушки Елены Кротовой.

– Откуда у тебя этот пакет? – оживилась я.

Наташа села к столу:

– Не помню.

– Ты лечишься в дорогом медцентре? – удивилась я.

– Я не болею, мне врачи не нужны, – опешила Ливанова.

– Какая разница? – засуетился Костя.

– А ты напряги мозги, – приказала я.

– Вспомнила! – к явному недовольству мужа, спохватилась Ната. – Костик мне в нем подарок на день рождения принес! Шикарные конфеты! Роскошные! Очень дорогие! Эксклюзивные! Ручной работы! Приехал после нашей ссоры! Ко мне на работу! И вручил! Он дома не ночевал. Прощения просил.

– Да ладно, – попытался угомонить ее Константин, но Наташа продолжала нахваливать презент:

– Коробка бархатная! Я в ней сейчас нитки с иголками держу! Пакет от фирмы!

– Сумка не из кондитерской, она из медклиники Баринова, – заявила я. – Константин! Если я не узнаю правду, тебе придется давать показания человеку по имени Максим Вульф. Поверь, его фамилия четко отражает характер. Настоящий волк, дикий зверь! Без тормозов!

– Солнышко, сходи купи мне сигарет, – сделал отчаянную попытку облегчить свою участь пакостник.

– Ты уже шесть месяцев как бросил курить, – удивилась супруга.

– Откуда пакет? – не успокаивалась я.

Константин вздернул подбородок:

– У Лорки взял! Он в шкафу лежал!

Но я не отпустила жертву:

– Пустой?

– С бумажками, – неохотно признался Константин, – лабудень всякая, я ее вытряс, вроде анализы, рентген. Неудобно показалось коробку в руках переть. Ну я и стал искать приличный мешок. На кухне у нее всякая дрянь лежала, поэтому я в шкаф полез, бабы часто мелочь в красивые пакеты кладут.

Мне стало противно:

– Не удивлюсь, если ты и набор конфет тоже нашел у Фейн.

– Нет, нет, – яростно запротестовал Костя, – по дороге домой я специально заехал в магазин.

Я поняла, что Ливанов неисправим. Уличить скользкого мужика в очередном вранье легче, чем чихнуть! Менее десяти минут назад он жаловался на отсутствие средств, сообщил, как едва наскреб в кошельке денег на биопростоквашу для Лоры. И ночевать в квартире Фейн остался, потому что не мог нанять такси. Откуда тогда у него звонкая монета на сладкое? И в фирменных дорогих магазинах вам непременно вручат пакет, наклеят на него цветочек, перевяжут ручки атласной ленточкой. Впрочем, Костя может заявить: «Пакеты в лавке закончились». Готова спорить на любую сумму, конфеты Костя спер у Лоры!

Я закашлялась и поймала взгляд Наташи, умоляющий, абсолютно несчастный, она словно говорила: «Пожалуйста, молчи. Сама знаю правду, но если ты выступишь с обличительной речью, мне придется принимать решение, а я не хочу».

Мой кашель затянулся. Ну почему некоторые бабы так боятся остаться одни? Прав был поэт, написавший: «Ты лучше будь один, чем вместе с кем попало». К горлу подступила тошнота. Стало понятно – если еще секунду проведу в обществе Ливановых, желудок не выдержит, меня вывернет наизнанку прямо в зале. С одной стороны, Наташу жаль до слез, с другой – она вызывает омерзение, о Косте лучше умолчу.

Я встала, сдавленным голосом велела им не покидать город и выбежала на улицу.

Едва я открыла дверь в нашу квартиру, как в прихожую вышла Рокси и запричитала:

– О! Нет! Так нельзя! Беда!

– У нас неприятности? – вздрогнула я.

– Непременно будут, если вы не войдете домой правильно, – заявила Роксана.

– Есть законы возвращения в квартиру? – хихикнула я.

Домработница ткнула пальцем в пол:

– Порог переступают левой ногой.

Мое плохое настроение живо улетучилось:

– Правда? А я слышала про правую!

Роксана спрятала руки под фартук:

– Люди не читают умных книг и наносят вред карме. Уходить надо с правой ноги, возвращаться домой с левой.

– Какая разница! – пожала я плечами и начала снимать туфли.

– Пожалуйста, – застонала Рокси, – неужели вам сложно? Это займет полсекунды, а убережет всех от громадных проблем! Потом не говорите, что я вас не предупреждала!

Я решила не идти на поводу у взбалмошной тетки. Если сейчас безропотно обуюсь и предприму новую попытку войти в дом, Роксана поймет: хозяйкой можно манипулировать. Лучше задам ей вопрос:

– Какие неприятности ожидают того, кто входит с неправильной ноги? Нашествие саранчи? Глобальная засуха?

Роксана укоризненно зацокала языком:

– Зря смеетесь! Книга знаний обещает дождь и грязь на голову!

– С потолка? – развеселилась я и вздрогнула. За шиворот упала ледяная капля, потом вторая, третья…

Я глянула наверх. По побелке растекалось темное пятно.

– Вот! – торжественно заявила Рокси. – Началось! Книга знаний никогда не ошибается.

Я обулась в баретки и бросилась на лестницу. Без разницы, с какой ноги выбегать из квартиры, когда у соседей потоп!

Людей, что живут на этаж выше, я не знала, но в дверь позвонила без колебаний. Забыв поздороваться, выпалила в лицо худощавому мужчине, возникшему на пороге:

– Вы нас заливаете!

– Не может быть! – слишком быстро ответил сосед, поправляя толстую оправу очков. – У меня сухо!

Но я отлично знаю, что ни один человек добровольно не признается, что забыл выключить воду в ванной, поэтому живо попросила:

– Разрешите посмотреть? – и, не дожидаясь ответа, прошмыгнула в квартиру соседей.

Открывшееся зрелище меня поразило. Посередине просторного холла торчала… елка, рядом с ней стояло пустое пластиковое ведро и поблескивала лужа.

– Деревце поливаете? – разозлилась я. – Перепутали квартиру с дачным участком? Вас как зовут?

– Гриша, – уныло ответил сосед, – Григорий Огородников.

– Подходящая фамилия, – констатировала я. – В спальне, наверное, оборудовали парник? В гостиной выращиваете черную смородину? Или там колосятся грибы-вешенки?

Гриша не успел ответить, я уловила знакомое цоканье, сопение, из коридора вылетела стая собак и бросилась приветствовать гостью.

– Мопсы, – обрадовалась я, – какие красивые! Девочки! Мальчики!

Собачки подпрыгивали изо всех сил, пытаясь дотянуться до моего лица. Я села на корточки и была облизана с головы до ног. К глазам подступили слезы.

Моя внезапно начавшаяся семейная жизнь с Максом протекает вполне счастливо[11], но порой по ночам я просыпаюсь от звенящей тишины. Макс спит очень тихо, он не ворочается, не отнимает у меня одеяло, не толкается ногами. А я ощущаю себя одинокой, потому что привыкла слышать в спальне ровное похрюкивание Ады, сопение Мули, постанывание Фени и ворчание Капы. Рейчел в объятиях Морфея пытается бежать и царапает когтями пол, Рамик может внезапно разразиться коротким лаем, и тогда я швыряю в ополоумевшего двортерьера тапки. После полуночи Капе надоедает спать на одеяле, и мопсиха лезет под пуховую перинку, но там, прижавшись к моему животу, уже уютно устроилась Муля, которая не собирается делить с подругой теплую норку, собаки начинают возиться. Я просыпаюсь, выпихиваю нахалок, сгоняю со своей головы вольготно устроившуюся там Аду, сдвигаю в сторону Феню, решившую, что хозяйская подушка полностью принадлежит ей, и засыпаю. У кого-то подобное ночное развлечение вызывает раздражение, но я абсолютно счастлива.

У Макса животных нет, стая осталась дома у Катюши, Сережки, Кирюши, Юлечки, Костина и Лизы. И это правильно, животные не могут покинуть всех ради меня. Но я очень тоскую, мне так не хватает мопсов. Стаффиху и двортерьера я люблю не меньше, но мопсы! Они для меня, как… не могу подобрать сравнения. Приезжать в гости к своим мне удается нечасто, а очутившись в родной семье, я все больше и больше понимаю: собаки начали отвыкать от меня, я им больше не родная мама, а любимая тетушка, которая скоро уедет.

– Вы знакомы с породой мопс? – удивился Григорий.

Сейчас сосед уже не казался мне противным.

– Да, у моей сестры четверо мопсих, – ответила я, – ой, а кто это черный?

– Квадрат Малевича, – на полном серьезе заявил Огородников, – черный мопс, лучший в России.

– Никогда не видела такой окраски, – восхитилась я, – в смысле, живьем, только на фото.

– Квадри лучший отец, – гордо пояснил Гриша, – к нему невест из-за рубежа привозят. Скоро мне доставят алиментного щенка аж из США. Вот куда добралась слава Квадрата.

– Он прекрасен! – выдохнула я и поцеловала складчатую морду.

– Ту, толстенькую, кличут Симфония, более мелкую – Розина, а совсем худого – Марко, – представил мне питомцев Гриша.

– Вы разводите щенков? – спросила я.

– Только ради собачьего здоровья, – важно кивнул сосед, – малышей раздаю бесплатно в хорошие руки.

Из глубины квартиры послышался шум, собаки моментально убежали из холла. Я вспомнила о цели своего визита:

– Елка! Зачем вы посадили ее в холле?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *