Ночная жизнь моей свекрови

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 20

Родители Лизы всю жизнь мотались по жарким странам. Дочь они с собой не возили, ее воспитывали бабушка Настя и дедушка Федор.

– В Африке страшные болезни, – объясняла родительскую позицию Анастасия Валентиновна, – там зараза и нету хороших школ.

Сначала Лиза верила бабуле, ждала папу с мамой, которые приезжали в отпуск с подарками, но в подростковом возрасте девочка начала задумываться и поняла: предкам на нее наплевать.

На летние каникулы Лиза отправлялась… нет, не за границу, а в деревню.

– В Эфиопии жара, – вздыхала бабушка, – туда вредно едить. А зимой там сыро. Родители тебя любят, они заботятся о твоем здоровье.

Но Лиза уже не верила ее словам.

После окончания школы дедушка пристроил внучку в музыкальное училище, на факультет искусствоведения. А куда еще отправить девочку, которая не блещет никакими талантами? Выбор невелик: филфак, журфак, изучение истории музыки и театра.

Едва Лиза села на студенческую скамью, как умерла бабушка, а через три месяца ушел из жизни и дед. Родители прикатили на похороны Федора Николаевича и устроили дочери скандал:

– Развела грязь, – орала мать, – тараканы на кухне жирнее мышей.

– Лентяйка, – вторил ей отец, – уже не маленькая, пора научиться шваброй орудовать. Думаешь, я белоручку содержать стану?

Елизавета не утерпела и высказала отцу с матерью все, что о них думала. Дипломатические отношения между дочерью и старшим поколением с треском лопнули. Отец пригрозил:

– Выселю! Отправишься в общежитие!

Но Лиза ловко отбила подачу:

– Вы с мамой прописаны по другому адресу, в ее квартире, а эту на Новинском дедушка мне подарил, вот копия дарственной, можете почитать.

– Твой отец сволочь! – налетела на мужа мать. – Лишил нас шикарных апартаментов!

Лиза зажала уши и ушла. Родители уехали в свою Африку, денег они дочери не присылали, но через полгода из далекой страны приехал мужчина с посылкой. В пакете лежали дешевые мелочи. Отец решил наладить с дочерью контакт. С тех пор Елизавета регулярно получает передачи, она тоже поздравляет мать и отца с праздниками. На этом общение заканчивается. Иногда папаша пишет гневное послание, в котором отчитывает дочь за бесхозяйственность, предлагает ей продать хоромы на Новинском, купить скромную двушку, а вырученные деньги положить в банк под хороший процент. Может, он и прав, но Лиза не собирается слушать ничьих советов. Выживает она за счет сдачи комнат, и до знакомства с Сергеем была финансово благополучна.

Качанов очаровал Елизавету умением говорить комплименты, он не скупился на ласковые слова. «Зайчик, котик, рыбонька, конфета», – Лизавета никогда не слышала столько сладких слов ни от бабушки, ни от деда, ни тем более от родителей.

Через неделю после знакомства Сергей перебрался к Лизе. Выяснилось, что он наркоман. Без укола скрипач не мог просуществовать и дня, денег на героин он тратил немерено. Если под рукой не оказывалось дозы, Сергей колотил Елизавету, отнимал у нее последние рубли, а когда дурь находилась, делался приторно-нежным. Один раз он уколол Лизу. Абовой хватило единственной инъекции, у нее сразу возникла зависимость.

Жизнь покатилась под откос. Сергея выперли из училища. Ректор не хотел выносить сор из избы, поэтому Качанова официально отчислили за несданную сессию. Лизе даже удалось перейти на четвертый курс. Денег у них никогда не было, работать наркоманы даже не пытались, квартира на Новинском постепенно превратилась в гостиницу. Студентки из училища не желали жить в грязи и сталкиваться на кухне со странными гостями Качанова. Лиза ездила на вокзалы, находила там провинциалов, приехавших на пару недель в Москву, и приводила домой. Кое-кто убегал сразу, другие оставались, привлеченные копеечной ценой «отеля». А потом настал день, когда к ним заявился некто Гарик и начал избивать Сергея.

Лиза попыталась спасти любимого, тогда и ей досталось тумаков. Во время драки Гарик, который выглядел обеспеченным человеком, постоянно повторял:

«Где мое бабло?» – «Отдам, отдам, отдам, – верещал Сергей, уворачиваясь от ударов, – завтра все верну».

Гарик неожиданно рассмеялся. «С каких доходов, урод?» – «Найду», – затряс головой Качанов, хотевший лишь одного – чтобы мучитель ушел.

Гарик брезгливо оттолкнул наркомана, вымыл руки и мирно сказал: «Вот что, будем работать вместе. Но с этой минуты никакой наркоты». – «Я сдохну», – честно призналась Лиза. «Нет», – пообещал Гарик, сделал парочке какие-то уколы, и ребята заснули.

Когда Елизавета очнулась, в комнате присутствовали еще две девушки. Одну звали Яной, другую Алиной. Первая была шикарно одета, вторая выглядела проще, но явно верховодила в паре. Алина объяснила Лизе суть дела. Яна заарканила богатого мужика. «Клоун в красной рубахе, – смеялась Алина, – рост у него, как у собаки, внешне он страшнее голода, но с баблом. Янка у нас молодец, знает, как папика развести. Нам надо от его пирога отожрать».

Лиза закашлялась, а я посмотрела на Вайнштейна. Сегодня на нем вновь красовалась сорочка цвета обезумевшей пожарной машины, на сей раз с отделкой в виде золотых позументов. «Это они придумали, – зашептала Лиза, – Алина работает в крутом медцентре, в клинике Баринова, у заведения отличная репутация, там только богатые лечатся. Янка скажется больной, попросит старичка ее к врачу оттащить, у нее возьмут анализы и испугаются. Два дня до смерти осталось! Во как! Ну, а потом Гарик папику про экспериментальное лекарство набрешет, приведет его на съемную квартиру, там Серега вроде помирает, и я с животом, потребует, чтобы урод хорошо заплатил, мой «муж» папику место в группе продаст. Я засомневалась, сказала: «Если человек сумел много денег заработать, он не дурак. Не поверит».

А Янка в ответ: «Я с Олегом справлюсь, все тип-топ будет, не бзди!»

– Гнида! – заорал Олег.

Елизавета вжала голову в плечи и закрылась руками:

– Нет! Я не хотела! Меня заставили!

– Голым задом на плиту сажали? – взбеленился Вайнштейн. – Пальцы дверью давили?

– Нет, – еле слышно ответила Лиза. – Гарик мне инъекции делал, не героин, зеленый раствор из ампулы. Это не наркота, от нее ни глюков, ни хи-хи, просто хорошо себя чувствуешь, энергии полно. Я отказалась в афере участвовать, испугалась, что бизнесмен, несмотря на Янкину уверенность, всех раскусит. А Гарик сказал: «Йес! Настаивать не стану».

И ушел! Серегу кольнул, а меня нет!

Елизавета втянула ноги на стул и обхватила колени руками:

– В полночь меня понос прошиб, затем блевать потянуло, потолок падать стал, пол из-под ног ушел.

Я горестно вздохнула. У Гарика имелся в запасе более сильный, чем героин, синтетический наркотик. Мерзавец подсадил девушку на него.

– Я чуть не сдохла, – плакала Лиза, – вот и согласилась. Иначе он мне укол не делал.

– Врешь, – устало сказал Вайнштейн, – Яна не такая!

– Вы ее не знаете, – скривилась Лизавета, – ваще-то я не все рассказала… ну… ладно, хорошо. История с вами не первая, мы и раньше так поступали. Вот! Но я не хотела, всегда отказывалась!

– Плевать на других! – треснул кулаком по шкафчику Вайнштейн. – Ты брешешь!

– Ты сказала, что Алина медсестра в клинике Якова Баринова, – вмешалась я в беседу, – кто с ней еще в доле?

– Никого, – замотала головой Лиза, – у нее брат есть, Володя, придурковатый слегка. Алинка мечтает его на богатой женить. Владимир врач, но в другом месте работает, Алина в регистратуре карточки просматривает, изучает клиенток медцентра, надеется найти денежную и своему братцу ее подсунуть. А тот на все готов, до того ему к баблу присосаться охота. Но с нами он не в доле, потому что тупой козел!

– Владимир Петрович Колосков, – воскликнула я.

– Фамилия Алинки Колоскова! – кивнула Лиза. – Отчество не знаю.

– Она не врет! – сказала я. – Во всяком случае, про мечту Алины выгодно женить брата. Скажи, Лиза, Яков Баринов имеет процент с вашего бизнеса?

– Главврач? Нет, – замотала головой девушка, – он тут ни с какого боку. Ваще ниче не знает, он там хозяин и суперврач.

– А как же анализы? – Я решила загнать наркоманку в угол. – Баринов сам сообщил Вайнштейну о смертельном недуге Яны.

Лиза засмеялась:

– В клинику разные люди обращаются, анализы у всех берут. А Алине нетрудно в Янкину карту нужную бумагу из лаборатории подсунуть. У Баринова стационар есть, Алина может там допоздна задержаться. Из поликлиники врачи и сестры уходят, в районе часа ночи в больничке все спят, даже охрана. Делов-то! Зарулила, взяла нужный бланк, поставила штампы, спустилась в поликлинику и подменила в истории болезни результаты. Алина такое не впервые проделывает. А Баринов анализам верит.

– …! – выплюнул Олег. – Яна сейчас за границей, свадебное платье покупает!

Лиза захохотала:

– Ой, не могу! Он до сих пор не въехал! Янка давно в Москве, на дно залегла, ждет, пока ты перебесишься и про нее забудешь.

Вайнштейн засопел, а я с недоумением спросила:

– Одного не пойму. Если Яна хочет денег, почему бы ей не расписаться с Олегом и не жить обеспеченно?

Лизочка вытянула вперед тощую ручонку и начала загибать пальчики-спички.

– Раз: он урод. Два: все мужья жадные, в загс ведут, золото обещают, а как штамп поставят, куку с маком покажут. Три: Янку тошнило от папика, она из его постели вылезала и живо зубы чистить неслась. В прошлый раз мужик у нее приличнее был, но тоже бэээ! Четыре…

– Хватит, – поспешно остановила я разболтавшуюся Лизу.

Мне стало жаль Олега, который вдруг растерял свою злость и напоминал обиженного детсадовца.

– Где сейчас Яна? – спросил охранник Андрей.

– Не знаю, – нахохлилась Лиза.

– Ее фамилия, отчество, адрес, номер телефона, – потребовал Виктор.

– Не знаю, – уперлась Лиза, – не…

Она вдруг замерла с открытым ртом, ее лицо исказила гримаса, руки задергались, ноги задрожали, с губы на подбородок потекла слюна, глаза закатились, и Лиза свалилась со стула на загаженный линолеум.

Когда девушку увезла «Скорая помощь», мы с Вайнштейном спустились на улицу.

– Зря я тебя послушал, – накинулся на меня Олег, – не фига было врача звать, пусть бы она сдохла. Одной наркоманкой меньше, воздух чище.

– Лучше проследи, чтобы Лизу откачали, – ответила я, – заплати врачам.

– Охрененко-офигенко? – заржал бизнесмен. – Ща ей фруктов купить велю, гоголь-моголь взбить!

– Если Лиза скончается, ты никогда не найдешь Яну, – уточнила я. – Сергей больше на Новинский не придет, он испугался. Про Гарика ничего, кроме имени, нам не известно. Да и Качанова мы нашли случайно, он не подумал, что мозоль под подбородком на след наведет. Повезло, что я сама с консерваторским образованием и раньше видела такой дефект кожи довольно часто.

– Алина! – рявкнул Олег. – Про нее ты забыла?

– И что ты ей скажешь? – хмыкнула я. – Мне одна наркоманка в полубреду натрепала про подмену анализов? Медсестра плечами пожмет и ответит: «Не доверяйте героинщикам, у них в голове свое кино». Нет, ты должен позаботиться о Лизе, тогда есть шанс прищучить всю компанию. Абова пешка, голова там Гарик, а может, Алина. Или ты решил всех простить? Знаешь, актеры зависимые люди, они повторяют чужие слова и выполняют указания режиссера. Надо вычислить сценариста и постановщика. Кстати, на дворе не девяностые годы, самосуд нынче не приветствуется.

Вайнштейн раздул щеки и сразу напомнил мне бурундука из популярного мультфильма, казалось, еще секунда, и он запоет: «Сырные шарики, сырные шарики…»

– Ну, и что делать дальше? – неожиданно мирно осведомился Олег.

– Для начала понять: Елизавета наркоманка, ей соврать, как воды выпить. Вероятно, Яна тебя любит и…

Олег поднял руки:

– Эта тварь уже трое суток не подходит к телефону. Я думал, она трубу в очередной раз посеяла, пятый за нашу совместную жизнь. Я на новые мобилы кучу денег потратил! Но теперь гайка нашла болт. А ну, пошли вон, сели в джип и не высовываемся!

Андрей с Виктором отпрыгнули в сторону затонированного внедорожника размером со снегоуборочный комбайн. Олег схватил меня за обнаженное плечо ледяными и одновременно потными пальцами:

– Эта сучонка! Она меня… меня… меня обдурила! Я хотел шубку ей купить, она глазки в пол воткнула и говорит: «Олежек, зачем мне дорогое манто? Лучше купи простое пальто, мне не нравится, когда из прихоти убивают животных».

Я подумал, выпендривается штучка! Видал таких! Норка им не подходит, из леопарда манто по вкусу.

Но и от эксклюзивного манто Яна отказалась, не взяла ни кольцо, ни часы, ни серьги. Девушка неохотно шла в ресторан, чуралась вечеринок, нежно обнимала Олега и бормотала: «Давай посидим дома! Я приготовила пирог! Проведем вечер без посторонних, я люблю слушать твои рассказы, ты столько пережил!» И старый стреляный воробей поверил молодой лисе.

Естественно, сделав Яне предложение, Олег сначала украсил ее камнями, а потом одел с головы до ног в меха и бренды. Яна сопротивлялась, но жених проявил твердость. «Ты теперь моя половина, а по жене судят о положении мужа».

За свадебным платьем Яна улетела с большим багажом. Олег не проверял чемоданы. Если любимая захотела прихватить тряпки, почему нет? Не смотрел он и в шкатулку, где хранились бриллианты. Он, правда, помнил, что в аэропорту на одном запястье у будущей жены болталось два браслета общей стоимостью в пару миллионов рублей, в ушах висели винтажные серьги от Тиффани, а документы Яна положила в сумку «Биркин», выполненную по спецзаказу, по цене тридцать тысяч евро. Но ведь невеста подчинялась требованиям жениха, она соответствовала статусу спутницы Вайнштейна.

– Сейчас приеду домой, – рычал Олег, – пойду в ее спальню, открою шкафы-коробки, и что я там найду?

– Полагаю, ничего, – ответила я.

– …!…!…! – затопал Вайнштейн и вдруг замер.

– Тебе плохо? – испугалась я.

– Нет смысла орать, – спокойно произнес Олег. – Это как в бизнесе, макнули тебя в дерьмо, скажи «мерси» за урок, сделай выводы и лезь дальше в гору. Ловко она меня! Теперь никакой любви! Только девки по вызову, они хоть честные! Цену назвали – отработали. Но мне надо Гарика, Сергея и Алину к ногтю прижать! С прокурором!

– Хорошо, – кивнула я. – Завтра поеду в клинику Баринова!

– Я с тобой, – загорелся Олег.

– Глупее ничего придумать нельзя, – возразила я. – Алина едва тебя увидит, сразу смоется!

– Сегодня на Новинский мы вместе ездили! – разобиделся Вайнштейн.

– И в результате Качанов ушел, – вздохнула я, – давай договоримся, ты платишь деньги, отрабатываю их я.

Олег внезапно согласился:

– Ладно. Но держи меня в курсе.

Коренастая, нелепо одетая фигура двинулась к огромной машине. Из салона выпрыгнул Андрей и помог хозяину забраться внутрь. В воздухе мелькнули ботинки из кожи угря. Автомобиль стартовал с места и затерялся среди машин на Садовом кольце. Несмотря на поздний час, движение в Москве не стало менее интенсивным.

Я села в свою «букашку». Вайнштейн похож на клоуна, порой он петушится, словно семиклассник, но Олег совсем не дурак, умеет достойно держать удар. Сначала ему хочется пнуть того, кто его обидел, но через секунду он берет себя в руки и сдерживает порыв гнева. Такое поведение вызывает уважение. А еще мне стало жаль Олега, ведь он поверил в искренность Яны. Девушка талантливая актриса, может, ей после отсидки срока за мошенничество податься в театральное училище?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *