Ночная жизнь моей свекрови

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 25

– Разве кровь не портится? – спросила я. – Она же быстро свернется даже на холоде.

– Консерванты в нее добавляют, – пояснил Олег, – но, повторяю, мне таскаться в больницу каждый день и сдавать по чуть-чуть в лом. Эй, ты слышишь?

– Слышу, – эхом отозвалась я. В голове неожиданно оформилась дикая идея. – Слышу!

– Не хотел тебя обидеть, – закряхтел Олег, – обожрался дерьма и с катушек съехал.

– Все в порядке, – сказала я, – забыто и похоронено.

– Давай… – продолжил Олег, но я уже нажала на кнопку отбоя, тут же соединилась с Ковальским и без всякого вступления спросила:

– Эксперт, та супер-пупер Оксана, которая исследовала окровавленное платье Гали Вербовой, не проверяла кровь на ее платье на содержание консервантов?

– Отличная идея, – обрадовался Вадим, – преступник очень предусмотрителен. Он избивает девочку, а потом, чтобы сохранить улики, обрабатывает одежду специальным веществом. Да, Лампа, ты и впрямь обладаешь острозаточенным мозгом! Браво! Бис!

– Нет, я думала о другом, – остановила я фонтан ехидства, бивший из эксперта. – Маньяк хотел, чтобы родственники перестали искать детей. Он полагает, что человек обнаружит окровавленную одежду девочки и сделает вывод: бедняжка мертва. Но зачем такие усилия?

– Раскаяние, – ответил Ковальский, – тебе это покажется странным, но многие серийные убийцы после преступления начинают переживать. Наш педофил из таковых, вот и пытается успокоить свою совесть, облегчает страдания родителей.

– Отправляя им свидетельство смерти малышки? – перебила я Ковальского. – Отличное успокаивающее средство.

– Лучше ужасный конец, чем ужас без конца, – выдал Вадим. – Лично я бы предпочел услышать правду, чем мучиться от неизвестности.

Я продолжила разговор:

– У меня есть другая версия.

– Круто! – буркнул эксперт. – Ты настоящий генератор идей!

Если вы сталкиваетесь на службе с человеком, который вас по непонятной причине терпеть не может, не стоит поддаваться на его провокации. Реагируйте на подначки и даже издевательства спокойно. Лучше всего сделать вид, что вообще не слышишь мерзких слов. Любите своих врагов, поздравляйте их с праздниками, хвалите их за глаза, говорите комплименты в лицо, и они станут абсолютно несчастными. Продемонстрируете агрессию – доставите недругу массу удовольствия.

Я перевела дух:

– Да. Есть иная версия. Педофил не мучается совестью, ему надо, чтобы детей не искали. Почему? Потому что они долгое время остаются живы, их держат в укромном месте, а убивают спустя годы после похищения. Преступник боится, что детективы обнаружат малышек, и путает следы. Вот вам, сыщики, обильно окровавленная одежда, и успокойтесь.

– Ну… – протянул Ковальский.

– Вспомним платье Вербовой, – продолжала я. – Эксперт установила, что первая порция крови пролилась в один день, вторая на следующий, а на третьи сутки еще добавка. Правда нелепо?

– Он ее бил, – уже менее уверенно возразил Ковальский, – или ранил.

– По одному разу в день? Странно даже для маньяка, – не согласилась я. – А что, если все было иначе? Преступник снял с Гали платье, взял у нее из вены немного крови и вылил на одежду. Много у ребенка откачать нельзя. Но вещь должна выглядеть сильно испачканной! Как этого добиться, не нанеся ущерба здоровью девочки? Да просто! Завтра опять наполнить шприц кровью и через день снова. За три приема можно набрать больше литра. Но пока доживешь до последней, так сказать, сдачи, первое и второе пятна засохнут. И это будет выглядеть странно. Надо сделать так, чтобы кровавые следы остались свежими. Ясно?

– Консервант способствует его сохранению, ладно, я попробую проверить, – неожиданно согласился Вадим.

– И последнее, – остановила я Ковальского, – каждый маньяк непременно имеет свой почерк и собственную подпись. Почерк – это то, как он действует. А подпись – то, что отличает этого преступника от других подобных уродов.

– Спасибо за лекцию, но я тоже учился в институте, – огрызнулся Ковальский, – и не в консерватории по классу арфы, как некоторые, а слушал лекции в медвузе, посещал семинары по серийным убийствам.

– В нашем случае, – гнула я свое, – почерк – это похищение людей десятого-одиннадцатого июля, а подпись – тела без головы и рук, брошенные в таких местах, где их моментально обнаруживают. Почему тело Волынкиной было одето в платье Лоры Фейн? Ответ. Убийца не хотел, чтобы художницу искали, он где-то держал ее три года. А потом поменял на Ларису Ерофееву и использовал уже испытанный метод, нарядил труп Лоры в одежду Ларисы. Теперь обратимся к детям. Девочки пропадают пятнадцатого июля. Спустя пару дней родителям подбрасывают их окровавленную одежду. Теперь объединяем дела. Месяц – июль. Маньяк не сразу убивает жертв, он их где-то прячет, старается внушить родственникам, что и женщины, и дети погибли. Просекаешь? Преступник один!

– Ну ты даешь! – воскликнул Вадим. – Да, месяц – июль, но числа-то разные!

– Десятого-одиннадцатого он забирает женщину, а пятнадцатого – ребенка, – уперлась я.

Ковальский заспорил:

– Тела теток в морге, а детские трупы не найдены. И потом, педофила не интересуют взрослые бабы. Это как гей! Голубой не станет приставать к женщине.

– Существуют бисексуалы, – не сдалась я, – они спят и с мужчинами, и с женщинами, имеют нормальные семьи.

– Педофил нападает исключительно на детей. Наличие консерванта я проверю, – остановил меня Ковальский. – Остальное чушь.

– Все равно я уверена, что похититель один, – бубнила я, – интуиция. Поверь! Какова вероятность появления двух маньяков в одно и то же время, а?

– Найди хоть одного педофила, который проявляет сексуальный интерес к женщинам, – продолжал отстаивать свою версию Ковальский. – И вспомни: наши взрослые жертвы – брюнетки, а девочки блондинки. Полная нестыковка.

Мне последнее заявление эксперта отчего-то показалось очень важным, но Вадим не дал возможности поразмышлять над услышанным.

– Интуиция – это здорово, но я верю исключительно фактам. Найду отпечаток пальца на одежде Вербовой, узнаю, что он совпадает с тем, который оставлен на трупе Лоры Фейн, вот тогда буду думать о том, что оба убийцы работали в паре. А бла-бла мне неинтересно. Хочу напомнить, что, вполне вероятно, Лариса Ерофеева жива, но жить она будет до той поры, пока у нее не отрастут рыжие корни волос. Времени мало, надо заниматься делом, а не тратить часы на построение идиотских версий. У нас два маньяка. Советую на досуге поинтересоваться психологией. Купи умные книжки, там в доступной даже для блондинки форме изложено про педофилию и прочие секс-отклонения. Чао, бамбино, сори, мне пора.

– Эй, погоди, – остановила я Ковальского, – что с причиной смерти Лоры Фейн? Как ее убили?

– Пока не могу ответить, – неохотно сказал Вадим, – на теле повреждений нет. Вероятно, имела место травма черепа, но голова-то отсутствует. Завтра будет готов анализ на токсины, может, он что-то прояснит.

Не успела я сунуть мобильный в специальную подставку на торпеде, как он снова заморгал. На другом конце провода оказался Ваня Ерофеев.

– Вы просили вспомнить что-то необычное? – спросил он.

– Что-то пришло тебе на ум? – обрадовалась я. – Говори скорей!

– Мама постригла волосы! – вдруг сказал мальчик.

Я сделала охотничью стойку:

– Давно?

Подросток призадумался:

– Может… дня за два до пропажи… точно не скажу. Надо у Сашки спросить, вдруг он запомнил! Но точно недавно! Мама раньше носила другую прическу.

Я вспомнила фотографию Ларисы:

– У нее были распущенные волосы?

– Она их в узел заматывала, – разговорился мальчик, – или в хвост собирала, а потом вдруг такую короткую стрижку сделала, лохмы в разные стороны. Мне не понравилось, я так ей и сказал: «Тебе это совсем не идет, ты стала похожа на мальчишку». И Сашка со мной согласился. У женщин должны быть длинные волосы. А мама засмеялась: «Меня Даша подбила! Всем очень понравилось! Я теперь намного моложе выгляжу. Вы привыкнете».

– Кто такая Даша? – спросила я Ваню.

– Наша соседка, – пояснил подросток, – по даче. У бабушки есть участок с домом, мы там всегда лето проводим. Теперь фазенда по наследству маме перешла, Даша через забор живет. Мама во время отпуска ее дочери помогает как репетитор, но бесплатно. Она добрая, со своих денег не берет. А Даша стилист, работает в салоне. Она в благодарность маму и отца стрижет без кассы, нас тоже звала, но мы туда с Сашкой не ходим. Крутизна в парикмахерской! Сплошняком распальцовка! Одного раза нам хватило! Такие там перцы! Все из телика! И девчонки! Одна маленькая, ну вроде третьеклашка, тощая, страшная, тоже пальцы гнула. «Я, – говорит, – модель! Готовлюсь к съемке на обложку!» Короче, мы с Сашкой решили туда не соваться, машинку купили, и вперед с песней. Я его стригу, он меня, ничего хитрого.

Утопающий хватается за соломинку. Поскольку никаких зацепок по Ерофеевой не было, я спросила:

– Как называется салон?

– «Волос с неба», – ответил Ваня, – хозяин поюморить решил, но глупо получилось. Я обзвонил всех маминых учеников, весь день сидел. Никто из них про Ремчука Антона Борисовича не слышал.

– Иван, кто тебя просил? – рассердилась я.

– Вы же сами про него говорили, – заюлил паренек, – и про список маминых уроков.

– Да, – согласилась я, – но не лезь в расследование.

– Я хочу помочь, – уперся тинейджер, – это моя мама пропала, а не ваша.

Мне пришлось сурово сказать:

– Искать Ларису – моя задача, оставь профессионалам их работу. Своим звонком ты мог всполошить убийцу. Нельзя действовать впопыхах. Больше ни малейшей самодеятельности. О’кей?

– Сидеть, как отец, и ни фига не делать? – вскипел Ваня. – Мы с Сашкой завтра поедем по маминому маршруту, повторим ее день. Вдруг чего заметим?

– Категорически запрещаю! – рассердилась я. – Выкиньте из головы эту бредовую затею. Вы не понимаете, куда лезете! Если сейчас ты не пообещаешь сидеть тихо, велю вас с братом задержать!

– На каком основании? – возмутился Ваня. – По улицам ходить не запрещено. Я детективные сериалы смотрю, там постоянно говорят, что без причины человека замести нельзя.

– Рада, что ты таким образом получаешь юридические знания, – не сдержалась я. – Но если человек представляет помеху для следствия, его надо упрятать за решетку.

– Это моя мама, – тихо повторил Ваня. – Вам на нее плевать.

– Ошибаешься, – вздохнула я, – Ларису упорно ищут, а вот вы с братом можете ненароком испугать маньяка. И как он поступит? Думаешь, он спокойно отпустит женщину, которая его видела? Мерзавец не должен почувствовать опасность, пусть он считает, что обманул всех, что семья и сыщики поверили в смерть Ерофеевой.

– Ну… понял, – неохотно ответил Ваня.

– Если что придет в голову, сразу звони. Твоя информация про стрижку невероятно ценная, – решила я приободрить школьника.

– Угу, – промямлил тот. – Ваще, супер!

Трубка запищала, я отключила хэндс-фри и повернула к дому. Не успела «букашка» въехать в забитый машинами двор, как я вспомнила слова Алины. Она сказала, что Марфа владеет салоном «Волос с неба». Навряд ли в Москве есть две парикмахерские с таким названием.

Рука снова потянулась к сотовому.

– Алло, – нервным шепотом сказала Ангелина Иосифовна Вербова.

– Простите за поздний звонок, это снова Лампа Романова, – представилась я.

– Есть сведения о Галочке? – занервничала старушка.

– Всего один вопрос: куда вы водили девочку стричься? – быстро спросила я.

– Стричься? – с недоумением повторила бабушка. – Вы имеете в виду делать прическу? В самый хороший московский салон «Волос с неба»! Галочка сама его выбрала! Увидела рекламу в глянцевом журнале и попросила: «Ба, хочу туда!» Внучка у нас замечательная! Отличница! Три языка учит! Девочка-солнышко! Мы с мужем ей в мелких просьбах никогда не отказываем! Галоньку я возила к лучшему мастеру, победителю международных конкурсов, Дарье Славкиной. Конечно, это дорого, но результат того стоил. В последний раз, когда мы у нее были, Даша так красиво постригла Галчонка! Все ахнули! И в школе, и на танцевальных занятиях!

Из трубки донеслось тихое всхлипывание.

– Большое спасибо, – пролепетала я, – вы очень нам помогли.

– Добро бы так, – выдохнула Ангелина Иосифовна и отсоединилась.

Апартаменты Макса находятся в шикарном доме, я не знаю, сколько тут стоит квадратный метр, но полагаю, что, продав одну гардеробную, можно купить квартирку в Бутове или Марьине. Подъезд поражает своим великолепием, мраморные полы застилают ковры, почтовые ящики открываются не ключом, а при помощи пульта, в лифте висит огромное зеркало, а вместо консьержки дежурят накачанные парни в черной форме. Окна на лестничных площадках снабжены жалюзи, расписанными под бархат, и повсюду, где только возможно, торчат кадки с деревьями и горшки с цветами.

Но, несмотря на внешнюю красоту, в доме полно проблем. Мусоропровод здесь засоряется раза два в неделю, сантехника или электрика жильцам приходится ждать по несколько дней, лифты, отделанные красным деревом, регулярно отказываются ездить вверх-вниз, но самое неприятное – это отсутствие подземного паркинга.

Двор у нас невелик, поэтому найти поздним вечером место, куда приткнуть машину, практически невозможно. Макс рассказывал, что, когда башня заселялась, на общем собрании жильцы решили сделать разметку на асфальте и указать номера автомобилей, которые там будут парковаться. Но ничего хорошего из этой затеи не получилось. В семьях нынче по две-три машины, начались ссоры, разборки, теперь каждый пристраивается где получится. В наивыгоднейшем положении оказывается тот, кто возвращается домой раньше всех. Тем, кто, как я, задерживается за полночь, ни малейшего шанса притулиться нет.

Я с тоской оглядела набитый иномарками, словно консервная банка шпротами, двор, дала задний ход и вновь очутилась на проспекте. Поскольку бросать авто на шумной улице на ночь опасно, я решила пристроить его возле супермаркета. Конечно, у подъезда удобнее, но выбора нет. Отчаянно ругая горе-архитекторов, не подумавших про подземный паркинг, я пристроила машину, вернулась к дому, поднялась в лифте на свой этаж, открыла дверь в квартиру, шагнула через порог и со всего размаха врезалась лбом в стену.

Из глаз посыпались искры. Непонятно откуда взявшаяся преграда загудела. Постояв секунду в остолбенении, я догадалась пошарить рукой по стене и включить свет.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *