Ночная жизнь моей свекрови

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 31

Магазин фирмы «Кукс» находился в небольшом переулке в центре Москвы. У тротуаров здесь, как и по всей столице, было припарковано много машин, а перед центральным входом в бутик имелось свободное место, остановиться на котором мешали железные столбики с натянутой между ними цепочкой.

Я опустила стекло и крикнула толстому охраннику, скучавшему около большой стеклянной двери пафосной торговой точки:

– Уберите ограждение.

– Езжайте мимо, это для людей зарезервировано, – лениво ответила куча в черном костюме.

– Неужели? – улыбнулась я. – А я полагала – для бенгальских тигров на самокатах. Немедленно освободите стоянку.

Но секьюрити даже не пошевелился:

– Парковка исключительно для клиентов.

Я поставила автомобиль параллельно цепи и вышла на тротуар.

– Эй, из-за тебя пробка получится, – занервничал мужик.

– А вы водителям объясните, что держите место для особо почетного человека, поэтому мне пришлось бросить «букашку» и закрыть проезд, – прочирикала я, подходя к двери и берясь за ручку.

– Вы к нам? – тут же стал приторно-вежливым охранник. – Ну почему сразу не сказали? Позвольте ключики, запаркую вас в наилучшем виде. Извините, но ваша… э… иномарка…

– Что с ней? – прикинулась я дурочкой.

– Слишком маленькая, – нашелся дядька, живо снимая цепь.

– Так и я не особо крупных размеров, – миролюбиво ответила я и вошла в торговый зал.

В отличие от дурно воспитанного охранника Георгий, управляющий бутиком, оказался вежливым молодым человеком, который, однако, ничем не смог меня порадовать.

– Кошелек наш, – закивал он, увидав фото, – это вариант для клатча, «Кукс» делает лайт-вариант, тонкий и маленький, на одну кредитку и пачку купюр. Старая модель, теперь другие выпускают, вот они в витрине.

Я подошла к стеклянной этажерке и пробормотала:

– Не нахожу большой разницы.

– Ну как же! – обиделся Георгий. – Тот, что вы демонстрируете, сделан из кожи крокодила, прошит нитками в цвет, это «Девочки рок-н-ролл».

Я заморгала:

– Простите?

Георгий снисходительно улыбнулся:

– У фирмы «Кукс» каждый сезон новая тематическая коллекция. Сейчас «Африканская охота». Видите, платья, блузки с леопардово-тигровыми расцветками, портмоне и сумки цвета песка, что будит воспоминание о…

– А когда выпускали «Девочки рок-н-ролл»? – быстро спросила я.

Георгий поднял глаза к потолку:

– Чуть более шести лет назад. Сейчас лето, а «Девочки»… появились в конце февраля. Сегодня вещи из той коллекции считаются винтажными. Никогда не выбрасывайте брендовую одежду, относили – и повесьте в гардеробной в укромный уголок, пройдет пара лет – и вы станете обладательницей шикарного платья, ни у кого подобного не будет, фирма модель не повторит, вы одна такая на вечеринке!

– Спасибо за совет, – кивнула я, – у вас, наверное, в компьютере есть список покупателей?

– Конечно, – обнадежил меня Георгий, – но лишь тех, кто приходит к нам постоянно.

– Можно на него взглянуть? – нежно протянула я.

– При всем уважении к вам, нет, – вежливо, но очень твердо отказал управляющий, – это коммерческая тайна, а заодно и нарушение прав потребителя.

– Одним глазком, – заныла я.

– Рад оказать вам любую услугу, – почтительно поклонился Георгий, – но не эту.

– Навряд ли сюда заглядывала не очень богатая художница Лора Фейн, – вздохнула я.

Георгий развел руками:

– К сожалению, у меня отвратительная память на фамилии.

– Простите, – сказала одна из продавщиц, подкравшись к нам, – Георгий Валентинович, Олеся Викторовна просит ей кольцо в бумажнике поменять.

– Так сделай, – с раздражением хмыкнул начальник, – сколько раз тебе, Лида, повторять, желание клиента для нас закон.

– Но, Георгий Валентинович, кошельки в заклеенных коробках, – испуганно сказала Лида, – если я ее открою, вы меня потом отругаете! Я нарушу целостность наклейки. И неизвестно, какое количество коробок вскрыть придется, Олеся Викторовна хочет кольцо непременно с синим камнем.

Управляющий закатил глаза:

– О боги! Извините меня! Один момент! Дай сюда упаковку, немедленно!

Последняя фраза относилась к Лиде, она тут же услужливо поставила перед шефом несколько картонных сундучков.

– Смотри и учись! – приказал управляющий и достал из кармана перочинный нож. – Главное, не спешить. Вот так.

Острым кончиком лезвия Георгий осторожно поддел большую черную наклейку, отогнул ее, осторожно поднял крышку, вынул замшевый мешочек, вытащил портмоне и достал из него перстень из желтого металла. Сверху красовался вензель из двух переплетенных букв «К» и «С», выложенных ярко-красными стразами.

– Она желает синие? – уточнил управляющий.

– Ага, – выдохнула Лида.

Георгий вернул кошелек в мешочек, положил в углубление, обтянутое атласом, прикрыл кусочком замши, опустил крышку, прилепил наклейку, разгладил ее большим пальцем и протянул Лидии нож.

– Поняла последовательность действий?

– Угу, – сообщила девушка.

– Вот и ищи вариант с голубыми стразами, – приказал Георгий. – Да надень перчатки! Чего стоишь? Иди.

Лидия унеслась, управляющий повернулся ко мне:

– Не поверите, как трудно найти хорошую продавщицу!

– Почему в кошельке лежит кольцо? – спросила я.

Георгий улыбнулся:

– Это фишка фирмы «Кукс». Если вы приобретаете портмоне, сумку, туфли, ремень или перчатки, то есть любое наше кожгалантерейное изделие, то непременно обнаружите в упаковке украшение. Оправа неизменна, а вот оформление вензеля меняется. В текущем сезоне преобладают два цвета: красный и синий, в прошлом были желтый и фиолетовый, ранее зелень и роза, антрацит – кофе.

– Что лежало в коллекции «Девочки рок-н-ролл»? – перебила я управляющего.

– О! В тот год, на мой взгляд, был самый удачный вариант, – ажитировался Георгий, – ранее «Кукс» никогда не экспериментировал с жемчугом, а тут неожиданно выпустили много поясов, где пряжку украшали дары моря, ну и перстни украсили меленькими белыми бусинками вперемежку со стразами, имитирующими агат. Волшебное сочетание! Клиентки были в восторге. В некоторых портмоне оказывались колечки с якобы тигровым глазом и рубином, на мой взгляд, тоже интересно, но их никто брать не хотел.

Я испытала желание умчаться из бутика, но удержалась и вежливо поблагодарила Георгия.

– Очень рад, если сумел помочь вам, – расшаркался управляющий, – приходите, скоро поступит осенняя коллекция. Восхитительные туфельки со скульптурным каблуком.

В медцентр Баринова я вошла, ощущая, как под кожей щек тлеют горячие угли. Ноги сами собой поспешили по длинному коридору, сначала я просто быстро шла, потом побежала и добралась до поста у входа в клиническое отделение, изрядно запыхавшись.

– Простите, здесь больница, – произнесла заученный текст знакомая медсестра, – вход только в разрешенное время. Если больной ходячий, его могу вызвать в холл.

– Добрый день, Ксюша! – поздоровалась я.

Девушка поправила голубой колпачок, чудом державшийся на высокой прическе:

– Здравствуйте. Я вас помню, вы сюда на днях приходили.

– Собираетесь вечером в клуб? – спросила я. – Очень красивая укладка.

– Правда? – оживилась Ксения. – У подруги день рождения, мы отмечаем его в ресторане, я вчера в салон сбегала, спала почти сидя. А что делать? У меня нет возможности днем к мастеру пойти!

– Ради красоты можно потерпеть, – кивнула я. – Ой, какое колечко!

Ксюша вытянула изящную лапку.

– Прикольное, да? Бижутерия, но дорого смотрится.

– Где такое купить можно? – наседала я. – Оно, наверное, недешевое! Сколько вы заплатили?

Ксения неожиданно испугалась, быстро спрятала руку под стол и сказала:

– Не помню, двести-триста рублей. На мою зарплату не пожируешь!

– Можно еще раз взглянуть? – вкрадчиво поинтересовалась я.

– Зачем? – насупилась медсестра.

– Полюбоваться, – проворковала я, – неужели тебе жалко? Колечко от моих глаз не полиняет.

Ксюша вновь продемонстрировала пальчики.

– Вещь дорогая, – со знанием дела сказала я. – Выполнена фирмой «Кукс».

– Не слышала о такой, – быстро сказала девушка.

– Охотно верю, – улыбнулась я, – цена кошелька, в котором в качестве комплимента от производителя лежало твое колечко, переваливает за пятьдесят тысяч.

Ксения сцепила руки в замок и разинула рот:

– Чего?

– Рублей, – дополнила я, – хотя не исключаю, что для любимых клиентов «Кукс» снимет кожу с дьявола и сделает из нее сумочку к вечернему платью заказчицы за пятьдесят тысяч евро.

– Чего? – повторила Ксения.

Я перестала улыбаться:

– Где взяла перстень?

– Ку-ку-купила, – прозаикалась девушка.

– В ларьке у метро? – издевательски предположила я.

– Ага, – кивнула глупышка.

Я достала из сумочки удостоверение и сунула его врушке под нос:

– Слушай внимательно. Либо ты сейчас же рассказываешь правду, либо я вызываю милицию, и официально, в присутствии понятых, с протоколом, перстень изымается. Как думаешь, сколько времени потребуется управляющему из бутика «Кукс», чтобы определить, что кольцо было изготовлено чуть более шести лет назад и оно лежало вот в этом кошельке?

Ксюша вцепилась в край стола и уставилась на фотографию портмоне, которую я услужливо выложила перед медсестрой.

– Не надо милиции, – прошептала она, – меня уволят! Яков Сергеевич очень строгий! Тут же вышибет вон! Не ходите к нему!

– Не пойду, если расскажешь правду, – пообещала я.

Ксения схватила телефон:

– Зинуля, подмени меня! Очень надо!

Не прошло и минуты, как из больничного отделения вынырнула другая медсестра и, указав на большие часы на стене, строго предупредила:

– Ровно час и ни секундой больше!

Ксения вскочила и поманила меня за собой:

– Пошли. Здесь рядом есть парк, посидим на скамеечке.

Когда мы сели у небольшого пруда в тени липы, Ксюша потребовала:

– Поклянитесь, что никому ни слова не скажете!

– Обещаю использовать полученную от тебя информацию исключительно в интересах следствия, – дипломатично сказала я, – ты видела кошелек?

Ксения кивнула, я не удержалась от укоризненного восклицания:

– Ты подняла его, открыла, вытащила кольцо и выбросила портмоне на парковке? Почему не оставила его себе?

Ксюша съежилась:

– Внутри лежала записка с просьбой о помощи. Я хорошо знаю, каково это – в беду попасть, вот и решила кошелек не трогать. Его непременно подберут. Люди так устроены, мимо портмоне не пройдут, подумают, что там деньги, кредитки.

– Почему сама не пошла в милицию, – удивилась я, – не показала находку?

Медсестра передернулась:

– Ненавижу ментов! Суки! Все!

– В больнице есть служба безопасности! – продолжила я.

Ксюша не пожалела и этих парней:

– Уроды!

Меня охватило возмущение.

– Ты же читала послание!

Девушка выпрямила спину:

– Да, поэтому и отнесла кошелек в паркинг. Там его точно должны были быстро найти! Мне неприятности ни к чему, хватит, наобщалась с ментами.

– Тебя задерживали раньше? – осенило меня.

Ксения вздрогнула:

– Давно это было, в тринадцать лет я по глупости связалась с компанией: три пацана и мы с Леркой. Работали на улице, одевались нормально, не красились, бантики-косички, ну прямо девочки-паиньки. Выбирали в толпе тетку или мужика поприличнее, подходили и просили: «Помогите, пожалуйста, мы заблудились, никогда раньше в этом районе не были. Подскажите, где здесь метро, мы на олимпиаду по физике опаздываем».

Вежливые школьницы вызывали у прохожих самые светлые чувства, никто не отказывал детям, в деталях объясняли дорогу, кое-кто даже брался довести растерянных девчушек до входа на станцию.

Пока взрослые растолковывали путь, пацаны ловко выкрадывали у них кошельки. Старый, как мир, трюк, его используют уголовники во всех странах: кто-то отвлекает жертву, а подельник очищает сумку и карманы. Целый год разудалая компания промышляла на улицах, а потом попалась и загремела в колонию для несовершеннолетних.

Ксюшу очень напугала система исполнения наказаний, и она поклялась, что больше никогда не нарушит закон. В семнадцать лет девушка вышла на свободу и решила поступить в медучилище. И тут ей аукнулись ошибки подросткового возраста. Никто не спешил принять на учебу проблемную особу. Прямо Ксении не отказывали, но она постоянно не проходила обязательное собеседование. Когда ее не допустили в четвертое по счету учебное заведение, она разрыдалась, набралась наглости и отправилась к ректору.

Конец у этой истории счастливый. В конце концов Ксюша получила диплом без троек и устроилась работать в больницу. Через полгода у врачей стали пропадать деньги, поднялся скандал, и милиция моментально взяла на заметку Ксению. Ее привезли в отделение и начали запугивать, потом принялись орать: «Лучше признайся, все равно посадим!»

Целые сутки в милиции жестко прессовали медсестру. Неизвестно, чем бы закончилось дело, но вор попался с поличным. Им оказалась одна из старушек-уборщиц. На тихую пенсионерку никто не обращал внимания. Ее задержали, Ксению отпустили, сказав ей вместо извинений: «А ты чего хотела? Воровала? Отмотала срок? Вечно под подозрением ходить будешь!»

И Ксюша решила запутать следы, она устроилась в муниципальную больницу, где постоянно не хватало среднего медперсонала, и поэтому кадровик не проверял сотрудников, отработала там год, перевелась в другое медучреждение, третье, пока, уже выйдя замуж, не оказалась в клинике Баринова. В анкете о судимости Ксюша не сообщила, фамилия у нее теперь другая, можно вздохнуть свободно. Но Ксения отлично понимает: серьезная проверка сразу выявит ее детскую глупость.

Несколько дней назад Ксюша, как обычно, сидела на посту у входа в клиническое отделение. Мимо нее туда-сюда сновали люди. Через какое-то время девушка увидела на полу у дивана небольшой предмет, подошла и подняла… кошелек. Внутри лежали записка с мольбой о помощи и колечко.

Первым порывом медсестры было немедленно показать находку начальнику службы безопасности, но она испугалась. Вдруг хмурый Николай Иванович начнет рыться в биографии медсестры? Колебания длились недолго. Ксения воспользовалась тем, что неподалеку от ее рабочего места находится вход в паркинг. Девушка молнией метнулась на стоянку.

– Я положила кошелек около новой иномарки, – частила она, – на таких женщины катаются, они жалостливее мужчин. И вещичка для девушки! Понимаете? Охрана может отшвырнуть кошелек, а дама возьмет. Я все рассчитала.

– Молодец, – процедила я сквозь зубы, – но колечко ты забрала себе!

– Оно копеечное, – умоляюще заныла Ксения, – никому не нужное, а мне приглянулось. Ничего плохого я не совершила.

Я проглотила все гневные слова, которые рвались наружу:

– Ладно. Теперь напряги память, нужно выяснить, как кошелек очутился в коридоре.

– Его тут бросили! – заявила Ксения.

– Когда? Можешь примерно время назвать? – потребовала я.

Медсестра уставилась на круглые часы на своем запястье:

– Моя смена в этом месяце с трех.

– Ты на правильном пути, – приободрила я девушку, – давай дальше.

Ксения закинула ногу за ногу:

– Родственники приходят только после полдника. Яков Сергеевич очень строг в этом отношении, у нас по больнице посторонние толпой не шляются. До обеда всякие процедуры, потом, после двух, тихий час.

– Думай, – приказала я.

– Не получается, – призналась Ксюша, – я уже вчерашний день забыла! А вы хотите, чтобы я былинное время вспомнила!

– Сегодня ты идешь к подруге? – улыбнулась я. – С новой прической, наверное, переоденешься?

– Само собой, – кивнула Ксения, – муж на машине за мной заедет, привезет платье в чехле и туфли.

– Приятно иметь внимательного супруга, – подчеркнула я.

– Витька не всегда такой, – скривилась Ксюша, – может и отказать. Ой! Вспомнила!

– Говори! – обрадовалась я.

– В то утро мы с Витей полаялись, – зачирикала Ксюша, – я долго собиралась, глаза красила. А он психанул и уехал, не стал ждать. Вот вам и внимательный супруг. Завидовать нечему. Мне пришлось на маршрутку садиться, в метро толкаться, короче, я опоздала.

Я кивала в такт словам Ксении. В конце мая я купила в магазине книгу немецкого психолога «Техника допроса» и применила сейчас одну из ее методик на практике. Суть ее проста. Если человек никак не может вспомнить, как он провел 29 августа 1984 года, перестаньте терзать его этим вопросом, поищите точки, которые послужат катализатором для оживления памяти. Сколько вам было лет в 1984 году? Учились в институте? Небось в конце августа уже купили все для занятий? Рано или поздно ваш собеседник воскликнет: «Точно! Двадцать девятого меня понесло за новой рубашкой, я проклял все на свете! На прилавках пусто! Одни очереди».

И память начнет разворачивать перед человеком ленту событий того далекого лета. Говорите о погоде, запахах, еде, книгах, сгодится любая тема, главное, знайте: мы ничего не забываем навсегда, где-то там, за семью печатями, в мозгу сохраняется вся информация.

– Прилетела я сюда в пятнадцать ноль пять, – тараторила Ксения, – мчалась как ненормальная, понятное дело, Валька меня дожидаться не захочет. Вреднючая! Никогда на лишнюю минутку не задержится! Значит, пост пустой! А если Яков Сергеевич узнает?!

Ксюша втянула голову в плечи, но трещать не перестала.

Радуясь тому, что на улице не зима, когда понадобилось бы идти в раздевалку, Ксения на ходу нацепила халат, домчалась до рабочего места, плюхнулась на стул и перевела дух. Вроде никто не заметил ее опоздания. Часы под потолком показывали десять минут четвертого. И тут из гаража поднялся Яков Сергеевич.

Медсестра мысленно перекрестилась, слава богу, строгий начальник сегодня явился на службу в середине дня.

Высокий стройный мужчина в песочно-бежевой ветровке шел по коридору. Ксюша встала и громко сказала:

– Добрый день, Яков Сергеевич. Не замерзли? Сегодня неожиданно ветер подул, я не надела кофту и пожалела.

– Здравствуй, Ксюшенька, – голосом Антона Борисовича сказал главврач, – в отличие от тебя я предусмотрительно набросил куртку.

– Я спутала вас с Бариновым, – смутилась девушка.

– Издали мы похожи, – не обиделся Ремчук, – рост и размер одежды один.

– Куртка у вас точь-в-точь как у шефа, – отметила медсестра.

– Марфа Матвеевна постаралась, – пояснил Ремчук, – ездила в Швейцарию отдыхать и привезла нам подарки. Ну да мы не девушки, в похожем ходить не стесняемся. Отличная куртка, легкая и теплая одновременно.

Антон Борисович хотел продолжить хвалебную оду ветровке, но тут из двери вышла профессор Андреева и закудахтала:

– Наконец-то! Нужна твоя консультация! Где ты пропадаешь?

Ремчук бросил куртку на диван и со словами:

– Ксюша, звякни Тусе, пусть уберет, – схватил протянутый Андреевой халат и умчался.

Ксения соединилась с аспиранткой Ремчука Тусей, которая не только писала под руководством Антона Борисовича диссертацию, но и служила профессору кем-то вроде секретаря.

Туся прибежала за ветровкой, Ксения заполняла истории болезней, здороваясь с врачами. Мимо поста прошли отоларинголог Васюков, терапевт Килев и еще пара человек, но она их не помнит.

– Так когда ты заметила кошелек? – не поняла я.

– Сразу после ухода Туси, – пояснила Ксюша, – минут через пять подняла его, посмотрела, чего там, отнесла в паркинг, вернулась, а девчонка снова у поста маячит. Увидела меня и давай из себя строгое начальство корчить: «Почему на месте не сидишь?» Я ей достойно ответила: «В туалет ходила. А у некоторых нос не дорос замечания делать». Туся возразила: «Средний медицинский персонал обязан вежливо разговаривать с врачами». Ксюша ответила: «Пять минут кипишь, а уже крутая. Если диплом получила, ты еще не доктор, хотя некоторым и сто лет практики не помогают. Вон, Галина Михайловна Андреева не один десяток лет гинекологом работает, но в своем деле ничего не смыслит». – «Она профессор!» – гордо заявила Туся.

Ксения встала, приблизилась вплотную к свежеиспеченной докторице и щепнула: «Каким, интересно, местом она звание заработала? Ты еще маленькая, о таком не знаешь. Галина Михайловна известная лесбиянка, держись от нее подальше. Ей за любовь с одной высокой чиновницей удалось в доктора наук превратиться». – «Шутишь! – разинула рот Туся. – Она же египетская мумия». – «Андреева давно профессор, – заржала Ксюша, – говорят, в молодости не такая ужасная была».

Забыв про ссору, обе сладострастно засплетничали, и тут из отделения вышел Ремчук.

«За курткой прибежала? – удивился он. – Чего так поздно?» – «Простите, Антон Борисович, – смиренно ответила Туся, – ветровка давно в шкафу. Я пришла у Ксю иголку с ниткой попросить. У вас в кармане дыра! Надо зашить, иначе ключи положите, а они выпадут». – «Никогда не сую ключи в карманы, – ответил Ремчук, – сумку на поясе ношу. Ну, раз дырка, зашей, конечно. Сумеешь?» – «И подкладка отпорота, очень неаккуратно, – добавила Туся, – где вы куртку бросали? Кто вам ее продрал?» – «Не морочь мне голову, – отмахнулся Ремчук, – шей, хоть крестиком вышивай, пуговиц прикрепи сто штук, некогда мне лясы точить».

Доктор ушел, Туся вздохнула, Ксюша понимающе кивнула. «Мужики! Чего с них взять!»

В то мгновение Ксения не связала найденный кошелек и историю с дыркой в куртке. Но сейчас она зашептала:

– Вещь из куртки Антона Борисовича выпала! Из прорехи на пол! Больше ее некому выронить было! Никто к дивану не приближался! Посмотрите! Если идти по коридору, кошелек туда не отлетит, он же не мячик! Упадет здесь и лежать останется. Я его увидела у ножки дивана. Никто, кроме Антона Борисовича, туда не подходил и курток не клал!

На секунду я застыла. Портмоне небольшое, лично мне не нравятся кукольные по размеру кошелечки, в них неудобно класть деньги, приходится складывать купюры пополам, не предусмотрено отделение для мелочи, и в него не положить больше одной кредитки. Но огромное число женщин обожает миниатюрные бумажники.

Час истек, мы с Ксюшей вернулись в отделение. Я приблизилась к диванчику. Лора Фейн нацарапала записку и, рассчитывая на то, что любой человек, увидев на земле кошелек, непременно поднимет его, тайком засунула портмоне в карман куртки Ремчука в надежде, что оно выпадет. Либо Фейн знала, что в ветровке есть дыра, либо сама ее пропорола. Почему Антон Борисович не понял, что у него в куртке лежит какая-то вещь? Он же сказал Ксении, что карманами не пользуется. Да и по своему опыту я знаю: сильный пол обращает мало внимания на свою одежду. Женщина встанет в прихожей у зеркала, набросит на плечи тренч, потом поменяет его на короткое полупальто и в конце концов отправится на улицу в бомбере[17]. А парень схватит первое, что попалось под руку, и вперед! Куртку Ремчук не застегивал, наверное, уже был мыслями на работе.

Вот только, скорее всего, Лора надеялась, что бумажник выпадет на людной улице, а он выскользнул в коридоре клиники. К сожалению, Фейн мертва и никогда не сможет подтвердить правильность моих размышлений, но, полагаю, я права.

Сейчас же самое главное – не доказательство истинности моих мыслей, а совсем иное. Кошелек – это свидетельство того, что Лора и Ремчук недавно пересекались. Круг замкнулся, я вычислила маньяка.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *