Полет над гнездом индюшки

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 11

Увидав машину хозяйки, собаки бросились к «Пежо» и радостно заскакали.

– Будет вам, – сказала я, оглядывая стаю. – А где Хучик? Эй, Хуч, ты куда подевался?

– Он не пойдет, – высунулась из окна Ирка.

– Почему? – удивилась я.

– Любовь у него, – засмеялась домработница, – вон, у гаража, гляньте!

Я обернулась. На лужайке, среди зеленой травы виднелись два серо-бежевых тельца.

– Он эту Индюшку с утра обхаживает, – засмеялась Ирка, – прямо дымится весь. И так подходит, и эдак, а она его не подпускает. Ну цирк смотреть! Жюли забыл, вот ветреник.

Я улыбнулась. Йоркширская терьериха пару раз рожала щенят от Хуча, наш мопс ловелас, собачий Казанова и сейчас ни за что не отстанет от Индюшки. Но я не буду мучиться по этому поводу. Если Дита подсунула незнакомым людям собачку с течкой, то пусть сама и расхлебывает заваренную кашу.

– Он ей сыр принес, – веселилась Ирка, – спер в столовой и приволок даме подарок от чистого сердца!

Скорей от голодного желудка! Да уж, видно, Хуч влюбился не на шутку, вчера утром, увидав «Эдам», он слопал бы его сам. Впрочем, наш Хучик никогда не ворует еду, просто выклянчивает вкусные кусочки, а на откровенный разбой решился из-за любви.

– Хуч, – крикнула я, – иди кушать! Курица!

Но мопс даже ухом не повел. Зато Индюшка мигом откликнулась на зов. Она, быстро перебирая толстыми лапками, подбежала ко мне, села и свесила набок круглую, курносую мордочку.

– Вот оно как, – засмеялась я и погладила ее по бархатной спинке, – молодой человек влюблен и потерял аппетит, а ты, мадемуазель, готова променять любовь на курицу!

Услыхав знакомое слово, Индюшка взвизгнула и завиляла толстым скрученным хвостиком.

– Эй, Хуч, – крикнула я, – дама желает ужинать! Пошли в дом.

Мопс с самым грустным видом поплелся за мной. Да, похоже, сегодня ему не повезло, любимая девушка не обратила на Хучика никакого внимания.

В столовой не оказалось никого, в гостиной, в одном из кресел, повернутых к телевизору, сидел Женя.

– Я сегодня не сумел попасть в город, – капризно сказал он.

– Да? Почему?

– И вы еще спрашиваете? – удивился парень. – Но каким образом отсюда добраться до Москвы? Ваш поселок стоит на шоссе, достаточно далеко от города.

– Во-первых, не так уж и далеко, – спокойно ответила я, – во-вторых, если пройти немного вперед, то увидишь автобусную остановку, а в-третьих, как ты сюда вечером попал?

Честно говоря, я ожидала услышать в ответ: «На такси приехал», но Женя заявил:

– Мама привезла.

– Она же в Израиль уехала! – удивилась я.

– Ну и что? – фыркнул парень. – По дороге в аэропорт и завернула в Ложкино! А кто меня завтра в Москву доставит, а? Между прочим, я аспирант, у меня занятия! Мне тут у вас недосуг жить! Я только собаку привез.

Я уставилась на его женоподобное личико, без всяких вторичных мужских половых признаков. Интересно, сколько лет капризнику? Впрочем, если парень спешит на лекцию в вуз, ему вряд ли больше двадцати пяти.

– Муся, – закричала Маруська, – ты дома? А я и не услышала… Ты знаешь, Хуч влюбился в Индюшку!

– Как ваша мама отнесется к щеночкам? – спросила я у Жени.

– Наша собака из хорошей семьи, – отрезал тот, – никаких щенков не будет. Индюшку один раз пытались свести с кавалером, элитным мопсом, суперчемпионом, уникальным производителем, но ничего не получилось.

Надо же, собака из хорошей семьи! Первый раз слышу подобное высказывание!

– Так как насчет завтра? – перешел в наступление Женя.

Я хотела было заявить: «Возьмите у Иры расписание автобусов», но потом воспитание, данное бабушкой, взяло верх, и я сказала совсем другое:

– Аркадий в восемь выезжает на работу, он прихватит вас.

– В восемь?! – ужаснулся гость. – В такую жуткую рань! А позже нельзя?

– Во сколько же у вас начинается первая лекция?

– В двенадцать двадцать.

Настал мой черед удивляться:

– Когда?! Как называется ваш институт?

– Академия фундаментальных знаний по менеджменту и экономике, – процедил Женя, – элитное место, год обучения стоит шесть тысяч долларов.

Я включила телевизор. Да уж, каких только учебных заведений не появилось в последнее время!

– Еще мне надо погладить костюм, – забубнил парень, – рубашку, почистить ботинки…

– Утюг в комнате рядом с кухней, там же стоит и доска, щетки и крем для обуви в шкафчике у входа, слева…

– Я что, сам должен гладить? – взвился Женя. – Неужели некому сделать домашнюю работу?

От подобной наглости у меня пропал дар речи, потом, правда, я открыла было рот, чтобы достойно ответить наглецу, но тут в гостиную с диким криком «Помогите!» влетела Аля.

– Что случилось? – кинулась я к девочке.

– Там, во дворе, у гаража, большая собака грызет Хуча!

Мы с Машкой опрометью кинулись на улицу. По дороге я машинально схватила уродский зонтик-трость, принадлежавший полковнику.

– Где? Ну где же они? – вопрошала Машка, топчась у входа. – Не вижу!

– Там, смотри. – Аля ткнула пальцем влево.

Я повернула голову и тут же почувствовала возле ноги что-то теплое. Мопс!

– Алечка, ты ошиблась, вот он, Хучик, сидит около нас!

– Мусечка, – заорала Маня, – это Индюшка!

Я посмотрела влево и похолодела. На зеленой лужайке перед гаражом, отлично освещенной лампой, которую Ирка зажигает, едва на двор спускаются сумерки, на мягкой травке, в том самом месте, где примерно полчаса назад Хучик безуспешно пытался соблазнить Индюшку, большая, лохматая незнакомая собака трепала мопсиху. Действие происходило почти в тишине, слышалось лишь тихое повизгивание и робкое поскуливание.

Выставив вперед зонтик, с воплем «Немедленно убирайся!», я ринулась вперед, горя желанием прогнать невесть откуда взявшуюся дворнягу.

В нашем поселке много собак, но я их знаю, если можно так выразиться, в лицо. Кроме того, в доме охранников постоянно «дежурят» ротвейлеры. Но первых псов хозяева держат на своих участках, а вторые, отлично выученные и безукоризненно послушные, всегда ходят только в компании с инструкторами. Откуда в поселке взялась дворняга? Да еще злобная, вон как трясет несчастную Индюшку…

– Мусечка, – воскликнула Маня, – он ее не грызет, а совсем даже наоборот!

Я уставилась на собак. Не похоже, чтобы Индюшка страдала. Мопсиха улыбалась во всю пасть, а дворняга…

Через секунду до меня дошло, чем они занимаются! Вот вам и собачка из хорошей семьи, отказавшая во взаимности элитному мопсу, суперчемпиону. Впрочем, и наш Хучик не пришелся Индюшке по вкусу.

– И что теперь делать?

Маня хихикнула:

– Ничего. Уже поздно!

– Давайте обольем их водой, – предложила Аля.

– Не поможет, – вздохнула Маруська, – интересно, какие щеночки получатся?

Я пришла в ужас.

– Кавалер огромный, Индюшка может не разродиться!

– Ой, жалко ее, – зашмыгала носом Аля.

Маня задумчиво почесала левую бровь.

– Есть лекарство, точное название не помню, надо сделать укол, и все, никаких последствий. Завтра узнаю в академии. Ладно, пошли домой.

– А Индюшка? – спросила Аля.

– Сама прибежит, – ответила Маруська, – куда она денется.

– Вот Хучик расстроится, – пробормотала Аля, – он за ней ухаживал, сыр носил.

– Да уж, – ухмыльнулась Маня, – собаки как люди, без любви никак. Не понравился ей Хуч!

– А этот урод подошел? – возмутилась Аля. – Грязный, блохастый, глистастый…

– С ее, собачьей, точки зрения, он потрясный красавец, – засмеялась Маня.

Девочки убежали в дом. Я села на скамейку и закурила, спустя некоторое время Индюшка подбежала ко мне и стала преданно заглядывать в глаза.

– Да уж, дорогая, похоже, вечер не прошел у тебя зря, – вздохнула я, – двигай домой. Следовало бы отшлепать тебя, да только какой толк после драки кулаками махать?

Ночью духота спала. Сегодня собаки не пришли в мою спальню. Хуч остался возле не доставшейся ему Индюшки. Снап и Банди убежали к Аркадию, Черри бродила по дому, Жюли дремала в холле. Я легла и сразу заснула.

Тук-тук-тук…

– Кто там? – не открывая глаз, спросила я.

Тук-тук-тук…

Меня как громом поразило – стучат в окно.

Я рывком села и схватила будильник. Три часа ночи, время между волком и собакой, на мой взгляд, самая неприятная часть суток. Вы знаете, что большинство людей умирает именно в это время? И сердечные приступы с инсультами часто наступают у спокойно спящих… О черт, ну и чушь же мне приснилась. Вернее, послышалась.

Тук-тук-тук…

Я соскочила с кровати, подбежала к окну, отдернула занавеску и отпрянула. Перед окном плясала Сара Ли. Меня охватил дикий ужас, но только на мгновение, через секунду пришла злость. Кукол-убийц не существует! Надо посмотреть вниз, и сразу станет понятно, кто держит шест, к которому привязана игрушка. Хотя никакой палки не видно, небось гадкий Карабас-Барабас воспользовался удочкой. Ну-ка, проверим!

Я свесилась через подоконник. Кукла исчезла. Куда же она подевалась? Внизу было очень темно и слышался легкий шорох. Ага, значит, я права, там человек! Я высунулась еще ниже.

– Эй, вижу тебя!

На самом деле я сказала неправду, мои глаза ничего не различали.

– Не смей двигаться, – прошипела я, подалась чуть вперед и в ту же секунду поняла, что падаю вниз.

Наверное, в минуту смертельной опасности у человека просыпаются невероятные способности. Мне до сих пор непонятно, каким образом я ухитрилась извернуться и уцепиться пальцами за подоконник. В голове билась только одна мысль: если упаду со второго этажа, то в лучшем случае поломаю ноги, в худшем же лишусь жизни. Следовало заорать, позвать на помощь, но отчего-то пропал голос и изо рта несся хрип.

– Мама, – просипела я и попыталась подтянуться.

Безуспешно, руки у меня слабые, давно ничего тяжелей чашки с кофе не поднимаю, вот мышцы и превратились в кисель. Хотя даже в прежние времена я не могла похвастаться особой силой в бицепсах. Что делать? Долго мне тут не проболтаться, подержусь пару секунд и шлепнусь вниз.

– Эй, кто-нибудь, – пискнула я, – спасите, помогите! А-а-а.

– Что случилось? – раздалось в моей спальне. – Даша, ты где?

Вдруг у меня появился голос, и я во всю мочь заорала:

– Здесь, скорей, поднимите меня, больше не могу.

В окне показался полковник. Надо отдать должное приятелю, он не стал задавать глупых вопросов, ахать и суетиться, просто схватил меня за плечи и рывком втащил внутрь.

– Ты ободрал мне живот, нельзя ли поаккуратней? – возмутилась я.

Александр Михайлович сердито спросил:

– Что случилось?

Я раскрыла было рот, чтобы рассказать про Сару Ли, но потом прикусила язык, полковник все равно не поверит.

– Все в порядке, не бери в голову!

Дегтярев нахмурился.

– Ты считаешь, что хозяйка дома, висящая в окне второго этажа в то время, когда подавляющая часть населения видит пятый сон, – это естественно?

– Ерунда!

– Нет уж, изволь объясниться!

– Абсолютный пустяк, просто я хотела выйти в коридор!

– И попала в окно?

– Ну да, перепутала, повернула не в ту сторону! Знаешь, так иногда бывает, вскочишь с кровати, хочешь пойти налево, а случайно выруливаешь направо. Мозг плохо работает спросонок!

– Похоже, он у тебя и днем не слишком напрягается, – мрачно заявил приятель. – Ты хоть понимаешь, что могло произойти, не услышь я твой крик?

– Ой, ты мне пижаму разорвал! Ужасно жаль, была такая удобная, красивая… Ну кто просил тащить меня вверх с такой силой?

Полковник молча вышел в коридор, я перевела дух, кажется, пронесло.

Утром над нашим участком пронесся истошный вопль:

– Помогите, убивают!

Отметив краем глаза, что часы показывают девять, я выбежала из комнаты, скатилась по лестнице вниз и увидела Ирку, издававшую звуки, которым могла позавидовать паровозная сирена.

– Сейчас же прекрати! Что случилось?

– Собачку разорвут!

– Какую?

– Ну эту, Утку.

– Индюшку?

– Да, вон там, у гаражей!

Я выглянула наружу. На лужайке в ласковых лучах летнего солнышка вновь развлекалась парочка. Женская часть была представлена Индюшкой, а вот кавалер теперь оказался другой. Вместо лохматой дворняги – гладкошерстное нечто с тупой мордой. Впрочем, и первый любовник был тут, вон он сидит в сторонке и наблюдает за действием, рядом стоит грустный Хуч с самым несчастным выражением на складчатой мордашке.

Решительным шагом я подошла к Хучу и ухватила его поперек живота.

– Незачем маленьким мальчикам смотреть на подобные сцены, иди, подкрепись «Докторской» колбаской. Индюшка тебя не стоит, развратная особа из хорошей семьи.

Хучик горестно вздохнул и закрыл глаза.

– Убивают! – надрывалась Ирка.

– Прекрати! – крикнула я.

– Господи, что вы так орете? – высунулся из окна Женя. – Спать невозможно! Безобразие! Сначала все по лестницам носились, топали, хлопали дверцами машин, потом наконец уехали, так теперь вопль поднялся! У вас так всегда?

– Посмотри-ка, что твоя мопсиха творит, – прервала я недовольные речи.

– Где?

Я собиралась показать рукой в сторону лужайки, но тут же увидела сидящую у моих ног с самым невинным видом Индюшку.

– Ну и что? – недоумевал Женя.

– Ваша собака нимфоманка, вчера сыграла свадьбу с одним дворнягой, сегодня уже с другим!

– Думаете, я вам поверю? – скривился Женя и исчез.

Я легонько шлепнула «новобрачную».

– Милая, ты шлюха! Неужели тебе совсем не стыдно? Ладно, я согласна, любовь зла, элитный кавалер не пришелся тебе по вкусу, а выходец с помойки взволновал, но столь стремительная смена партнеров выглядит отвратительно, или у тебя иное мнение по данному вопросу?

Но Индюшка не выглядела смущенной, более того, она казалась очень довольной.

– Ступай в дом, – сурово велела я, – боюсь, нам придется привязать тебя! Хотя до сих пор еще ни разу не сажали собаку на цепь.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *