Полет над гнездом индюшки

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 24

Не успела я въехать во двор, как Ирка вышла на крыльцо с полным помойным ведром.

– Нравится? – спросила я, распахивая дверцу.

– Ничего, – кивнула домработница, – хорошая машина, только цвет дикий, у меня от такого сразу мигрень начинается!

– Ты же сказала, что обожаешь лимонный цвет, – оторопела я.

– Да вы чего! – Ирка с грохотом опустила на ступеньки ношу. – Я теперь его ненавижу, прямо скрючиваюсь вся. Вот оранжевый – тот обожаю. Эй, погодите, а при чем тут я?

– При том, что я разбила твою машину и купила тебе новую. На, ключи и документы.

Ирка уставилась на «лимон». Видно было, что она силится выдавить из себя какие-то слова, но они застряли у нее в горле.

Я вылезла наружу.

– Матерь Божья, – отмерла Ира, – Дарь Иванна! Ополоуметь можно!

– От чего?

– Вы в кирзачах?!

– Что бы ты понимала! – вздохнула я. – Это самая наимоднейшая обувь в нынешнем сезоне. Кирзовые сапоги от Шисейдо страшных денег стоят!

В дом я прокралась, словно вор, и быстро шмыгнула в спальню. Разговаривать с домашними не хотелось, я решила пока никому не говорить о смерти Лизы. Саша пробудет в больнице еще неделю, значит, у меня есть время. Человек, задумавший убийство, находится здесь, рядом, более того, мне кажется, что я знаю его имя. Это Раиса.

Ну посудите сами. Рая появляется в доме в твердой уверенности, что через некоторое время станет единоличной обладательницей большого капитала. Алю можно не брать в расчет. Девочка не имеет права распоряжаться деньгами, пока не вырастет, и все годы Раиса может делать с финансами, что ей захочется. Ее никто не проверит, потому что других родственников у Али нет. А тут вдруг такой облом! Откуда ни возьмись появляется еще одна претендентка на лакомый кусочек, и тоже родная дочурка Роди. Лиза… Девочки имеют равные права, следовательно, доля Али и Раи урезается ровно вдвое. Вот Рае и приходит в голову славная идея устранить Лизочку. Она привязывает к удочке Сару Ли…

Внезапно мне стало жарко. Значит, это Рая выманила из окна Нелю и пыталась убить меня. Зачем? Впрочем, понятно. Скорей всего Неля позвонила родственнице и сообщила о кончине Родиона. Насколько я понимаю, женщины не слишком ладили, но перед лицом смерти былые распри, как правило, забываются.

Узнав о трагической случайности, произошедшей с Родионом, Раиса мигом понимает, какую это ей сулит выгоду. Приезжает тайком в Москву, пробирается в Ложкино и начинает пугать всех куклой. Очевидно, жадной Рае хочется, чтобы смерть Нели выглядела естественно. Правда, непонятно, отчего она решила лишить жизни меня, мы никогда не встречались, но в конце концов это не так уж и интересно. Главное, что ей удалось обставить все шито-крыто. В момент смерти Нели Раисы якобы еще тут не было, она «приехала» позднее, накануне похорон. И еще у нее имелся помощник, тот самый парень с переделанной татуировкой. Кто он? Может, любовник? Не желая светиться, хитрая Раиса отправила его в «Волшебный мир» за куклами. Однако она обладает буйной преступной фантазией. С виду простая, милая тетка, искренне переживающая смерть брата и невестки, а на деле расчетливая, безжалостная убийца… Все кусочки головоломки идеально складываются в целую картинку. Одна беда: это лишь предположения, никаких доказательств вины подлой бабы у меня нет. Следовательно, надо заставить ее волноваться, дергаться, пусть думает, что Лизочка выжила. Раиса испугается, начнет предпринимать очередные попытки убийства девочки, тут-то я ее и поймаю.

– Мусик, к тебе можно? – поскреблась в дверь Машка.

– Конечно, входи! – крикнула я и быстро запихнула кирзовые сапоги под кровать.

Манюня медленно вошла в комнату.

– Какой ужас! – всхлипнула она.

– Ты о чем, мой ангел?

– Разве не знаешь? Лиза умерла.

– Кто же сказал такое?

– Александр Михайлович, – с тяжелым вздохом сообщила дочь, – мы с Алей просто не в себе. Вот ужас! Похоже, это я виновата!

– Ну что ты, – начала я утешать Маню, – никому в голову не придет обвинять вас с Алей… Лиза, наверное, захотела разглядеть что-то внизу, высунулась слишком сильно из окна, и…

– То-то и оно! – со слезами воскликнула Маня. – Ты выгляни наружу да посмотри внимательно.

Я подошла к подоконнику.

– Извини, ничего не вижу.

– Ну вон там, напротив комнаты для гостей.

– Барби! Кто же посадил куклу на ветку?

– Я.

– Зачем?

Маня вытащила носовой платок и заревела.

– Кто же знал, что так получится.

– Расскажи, солнышко…

Маруська шумно высморкалась.

– Да этой истории уже несколько дней. Мы с Алей сели поиграть в Барби…

– Вы? – изумилась я.

– А что тут странного? – насторожилась Маня.

Ничего, конечно, кроме того, что кое-какие физиологические особенности уже позволяют моей дочери иметь собственных детей. Вот не предполагала, что Машка до сих пор увлекается игрушками. Правда, в ее спальне на подоконнике стоит двухэтажный дом из розовой пластмассы, но я всегда считала, что это дань прошлому, некий сувенир, напоминающий о детстве. А оказывается, Маня еще ощущает себя ребенком.

– Разложили кукол, – бубнила девочка, – и поругались. Аля сказала, что моя Вероника лысая…

Услыхав оскорбления, Маня не осталась в долгу и заявила:

– На свою Софи посмотри, кривоногая уродина.

– Во всяком случае, она намного лучше твоей Вероники, – парировала Аля.

– А у тебя Кен – идиот, – взвилась Маня.

Аля не вытерпела и перешла к открытым военным действиям, схватила Веронику и кинула ни в чем не повинную куклу под диван. Маруся не стала долго церемониться, мигом сцапала Софи и отправила ее за окно.

На этом боевой задор девиц иссяк, они испытали угрызения совести, попросили друг у друга прощения и стали соображать, как добыть несчастную Софи, застрявшую в ветвях. Но так до сих пор ничего не придумали, и кукла продолжает болтаться на дереве.

– Лизка, наверное, увидела ее, – плакала Маня, – потянулась, маленькая ведь совсем, глупая, не поняла, что к чему, и полетела вниз.

Я почувствовала, как на меня накатывает дикая злоба, не хватало только, чтобы Маруська жила теперь с грузом вины.

– Милая, ты ни при чем! Это просто случайность!

Маня покачала головой и пошла к двери. На пороге она остановилась и горестно сказала:

– Никогда, никогда не прощу себе! Не брось я тогда Софи за окно, Лизочка сейчас была бы жива!

– Послушай, Барби тут ни при чем! Лизу выманил убийца при помощи Сары Ли. Привязал куклу к палке и качал…

– Мусик, – тихо сказала Машка, – спасибо тебе, конечно, но мне не десять лет. В моем возрасте уже надо отвечать за свои поступки! Мало того, что я оставила куклу в ветвях, так еще и задрыхла в неурочное время! Не засни я, как сурок, может, и остановила бы Лизу.

– Между прочим, Аля тоже участвовала в ссоре, и она заснула одновременно с тобой! А теперь скажи, Аля так же переживает?

– Она это она, а я это я, – возразила Машка, – но, если хочешь знать, Алька убивается и плачет.

– Детка, убийца специально подсыпал вам в пирожные снотворное. Хотел нейтрализовать тех, кто может помешать. Ведь вы скорей всего не оставили бы Лизу в одиночестве?

– Нет, – ответила Маня, – но она очень долго была с мамой на поминках. Потом пришла, поднялась наверх, мы уже решили к ней пойти, но хотели фильм досмотреть, совсем чуть-чуть осталось. Аля притащила из кухни пирожные, три штуки. Две для нас, а третье мы хотели Лизе предложить, но заснули. Значит, ты считаешь, что кто-то купил корзиночки…

– Их привезла я…

– Ты?!

– Ну да, зарулила в кондитерскую и взяла свои любимые, поставила в холодильник.

– Вот видишь, муся, – вздохнула Маня, – снотворное тут ни при чем, никакого злого умысла не было, никто нас с Алькой не хотел усыплять.

– Снотворное насыпали потом! Сама же говорила, крем горчил!

– Так жара стоит, наверное, он просто испортился.

Я попыталась продолжить возражения, но Машка выскользнула за дверь. Пару секунд я сидела, не зная, что предпринять, но потом подскочила и заметалась по комнате. Надо действовать как можно быстрей. Следует отыскать хоть какие-нибудь улики против Раисы, иначе она не только выйдет сухой из воды, но еще и оставит Машку с огромным грузом на душе. Совестливая девочка будет корить себя всю жизнь за то, чего не совершала! Но что же мне делать?

Полночи я пробегала по спальне, суматошно продумывая свои действия по разоблачению убийцы, наконец в голове оформился план, к осуществлению которого я и приступила утром.

Раиса вышла к завтраку около девяти, я, сидевшая за столом уже целый час, изобразила на лице приветливую улыбку. В конце концов, в институте я посещала театральный кружок и считалась там неплохой актрисой.

– Раечка, доброе утро, как спали?

– Не слишком хорошо, – притворно вздохнула мерзавка, – все о Лизочке думала! Какая трагедия! Ужасно! У меня нет детей, но, если бы они имелись, наверное, я не пережила бы смерть своего ребенка, ну что может быть страшнее?

«Только его убийство», – чуть было не ляпнула я, но удержалась и спросила:

– Каковы ваши планы?

Рая налила себе кофе.

– Спасибо Александру Михайловичу, печати с дома сняли, можно попытаться наладить нормальную жизнь. Надеюсь, удастся разблокировать хоть часть счета в банке, и тогда я повезу Алю отдохнуть к морю. Девочка так много пережила!

– Если проблема в деньгах, – сказал входящий в столовую Кеша, – то мы охотно их вам дадим. Але и впрямь следует на некоторое время сменить обстановку. Куда хотите отправиться?

Раиса начала методично намазывать тостик джемом.

– Пока я не думала об этом… Может, на Кипр или в Турцию.

– Не советую, – сказала я.

– Почему? – удивилась Рая.

– Аля ездила с матерью в эти места, начнет вспоминать…

– Тогда в Испанию.

– И там она побывала…

– Да? Что же нам делать?

– Ну на земном шаре много других мест, – начал было Кеша, но я хотела, чтобы разговор съехал на определенную тему.

– Боюсь, у девочки может начаться истерика прямо на подъезде к Шереметьеву, она столько раз входила в здание аэропорта с родителями… Хотите мой совет?

– Конечно, – кивнула Раиса.

– Отвезите Алю к себе, в Вяльцы. Там ничто не напомнит ей о трагедии.

Рая улыбнулась.

– Милая Дашенька, вы плохо себе представляете жизнь в российской глубинке. Ну какие развлечения я смогу там организовать для девочки?

– Аля спокойно может проводить время у компьютера.

– У меня его нет. Вяльцы сонный городок, похожий на большую деревню. Все друг друга знают, увидят Алю, начнут судачить, шептаться вслед… И потом, Вяльцы экологически плохое место, у нас расположен завод, выбрасывающий в атмосферу всякую гадость. Зимой еще куда ни шло, а летом отвратительно.

– Да? – фальшиво удивилась я. – А одна из моих подруг купила в вашем городке домик. У нее сын болен астмой, и доктор велел в теплое время года жить в Вяльцах, якобы лучше места для астматика не сыскать!

Раиса вытаращила глаза.

– Этот врач сумасшедший! Из Вялец все бегут, у нас даже туман разноцветный выпадает, то желтый, то розовый…

– Может, только на вашей улице? Вы на какой живете?

– Декабристов, – сообщила Раиса.

– Небось в самом центре, да еще на первом этаже, вот вам и плохо.

Раиса усмехнулась:

– Это в Москве есть центр, а в Вяльцах везде окраина. Улица Декабристов крохотная, на ней всего три дома, вернее, избушки. Нет, Але у нас решительно не понравится. Туалет во дворе, вода, правда, своя, но джакузи и в помине нет, самый простой душ. Девочка привыкла совсем к другим условиям.

Я постаралась скрыть довольную улыбку. Значит, Вяльцы, улица Декабристов. Номер дома неизвестен, но, по словам Раисы, там их всего три, так что трудностей не возникнет. Сейчас же двинусь в путь.

– Сколько километров от Москвы до Вялец? – решила я уточнить на всякий случай.

– Сто шестьдесят по шоссе и по проселочной дороге еще около сорока, – ответила Раиса, допивая кофе.

– Мне кажется, вам лучше отправиться в круиз на теплоходе, – заявил Кеша, – Италия, Франция… Есть такие туры.

– А вот это интересно, – оживилась подлая баба, и они с Аркашкой принялись обсуждать детали.

Я же вышла из столовой, схватила сумочку, села в починенный «Пежо» и нажала на газ. Сто шестьдесят километров, но это от Кремля, а от Ложкина-то ближе будет, часа за три доберусь.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *