Полет над гнездом индюшки

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 30

Прошла суматошная неделя. Лизу перевезли в Ложкино, Сашенька, словно взбесившаяся кошка, кидается на всех, кто пытается подойти к комнате, где живет ее дочь. Более того, впав в полное безумие, она сама готовит для девочки еду и тщательно следит за тем, чтобы вода, которую та пьет, наливалась из только что вскрытой бутылки. Еще Саша потребовала, чтобы их с Лизой спальня была на первом этаже. Мы моментально перенесли все вещи Сашеньки вниз. Вы спросите, куда подевалась жившая там раньше Раиса? Ее арестовали. Но обо всем по порядку.

В пятницу вечером, потный и усталый, Александр Михайлович явился в Ложкино около десяти вечера. В городе весь день стояла дикая жара, и толстяку пришлось худо. Дегтярев загнал свой черный «Запорожец» под куст сирени, отдуваясь, вошел в столовую, окинул взглядом присутствующих и недовольно сказал:

– Ну вот! Думал, отдохну… Чего смотрите на меня?

– Высоцкий лучше высказался по этому поводу, – ухмыльнулся Кеша. – «Приду домой, там ты сидишь».

– Может, объяснишь нам все? – робко спросила я.

Александр Михайлович подвинул к себе окрошку и начал есть. Мы терпеливо ждали, пока опустеет тарелка. Наконец полковник потянулся к салфетке.

– Горчицы маловато, – сказал он.

– Вот, – Маня услужливо подала ему стеклянную баночку, – «Малюта Скуратов», жутко злая.

– Бери, – хихикнул Кеша, – тебе должна понравится, все-таки в честь коллеги названа.

Дегтярев уставился на этикетку.

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, Малюта Скуратов служил кем-то вроде милиционера при царе, – как ни в чем не бывало заявил наглый Аркадий.

Полковник начал краснеть, я обозлилась на сына и пнула его ногой под столом. Сейчас Дегтярев надуется и ничего не расскажет. Но приятель, очевидно, решил не обращать внимания на глупые шутки, потому что, тяжело вздохнув, отвернул крышечку, поддел ножом массу, похожую по цвету на застиранную гимнастерку, намазал на кусок черного хлеба, отправил в рот и заявил:

– И правда злая!

– А вот ты у нас добрый, – лицемерно засюсюкала я, – сейчас все-все расскажешь!

– Да, дядя Саша, – заорала Маня, – ща от любопытства умру.

– Вы ведь не отстанете? – безнадежно спросил Александр Михайлович.

– Нет, – грянул хор голосов.

– Ну, ладно…

– Пошли в гостиную, – велела Зайка, – сядешь удобно.

– Мне и тут хорошо, – попробовал сопротивляться Дегтярев.

– Станет еще лучше, – не сдалась Зайка, – так, ну-ка, организуйте нам креслице…

Следующие пятнадцать минут мы хлопотали вокруг полковника. Усадили в уютное кресло, сунули под спину подушку, подставили под ноги пуфик, возле правой руки установили столик с бутылочкой холодного пива, направили на Александра Михайловича вентиляторы.

– Как вы меня любите, – умилился полковник, увидав, что Машка сносилась наверх и притащила ему вместо грязной рубашки чистую футболку. – Ну никогда раньше так не баловали, – качал головой Дегтярев.

– Так мы хотим, чтобы ты все рассказал, – брякнула бесхитростная Маня.

Полковник потер рукой затылок.

– Даже не знаю, с чего начать!

– С начала, – велела я.

– Тогда придется издалека, – бормотнул Александр Михайлович, – долгий разговор выйдет.

– А никто и не торопится, – отрезала Зайка, – начинай!

– Слушайте, – кивнул полковник. – Примерно полгода назад Аля заметила, что каждый раз, когда она выходит из колледжа, у ворот учебного заведения стоит женщина. На нищенку она категорически не была похожа: просто, но чисто одетая, аккуратно причесанная, со скромным макияжем и без драгоценностей. Сначала Аля не обращала на даму никакого внимания, думая, что та поджидает своего ребенка после занятий. Но потом девочке стало ясно: таинственная незнакомка интересуется именно ею, Алей. Никаких поползновений к сближению дама не делала. Она просто шла вместе с Алей до метро, спускалась на платформу и молча провожала глазами отъехавший от перрона поезд.

В конце концов школьница не выдержала и сама подошла к незнакомке.

– Вы следите за мной!

– Что ты, деточка, – грустно ответила дама, – просто любуюсь, какая ты, Алечка, красивая и умная выросла!

– Вы меня знаете? – удивилась девочка.

– Очень хорошо, – кивнула женщина, – просто до мельчайших подробностей. У тебя ведь на груди родимое пятно есть, такое круглое…

Аля разинула рот и хотела было продолжить расспросы, но тут ее окликнули одноклассницы. Девочка обернулась, а когда вновь захотела обратиться к незнакомке, та исчезла.

На следующий день Аля после занятий бегом понеслась во двор, но таинственной дамы не было, не появилась она и на следующий день. Целую неделю девочка сгорала от любопытства, а когда в пятницу вновь столкнулась с незнакомкой, то ринулась к той с криком:

– Эй, стойте, я не уйду, пока вы не расскажете, откуда меня знаете!

Женщина мягко улыбнулась:

– Пойдем посидим в кафе.

В небольшом уютном зале дама сделала заказ, потом, глубоко вздохнув, сказала:

– Смотри.

Перед Алей оказалось несколько документов и стопка фотографий. Первым девочка открыла паспорт и удивилась.

– Кутепова Раиса Сергеевна… Вы папина сестра? Моя тетя?

– Да, деточка.

Удивленная сверх меры, Аля раскрыла следующий документ, им оказалось свидетельство о рождении Самойловой Софьи Ивановны.

– Это кто такая? – пожала плечами девочка. – Надо же, у нее день и год рождения как у меня! Астрологическая сестра.

– Это ты, – грустно пояснила Раиса.

– Я?

– Ты!!!

– Но… я ничего не понимаю, – забормотала Аля.

– А вот и фото, – раскрыла конверт тетя.

Алечка стала перебирать снимки. Раиса была запечатлена на них с младенцем, смуглым, кареглазым.

– Видишь, какая ты была хорошенькая, – тяжело вздохнула Рая, – просто картинка, глаз не оторвать, а выросла еще лучше, моя дочь – самая умная и красивая. Расскажу тебе все.

Аля чуть не упала в обморок, услышав повествование.

– Неля постоянно изменяет мужу, – объясняла Раиса, – сделала один раз аборт неизвестно от кого и потом больше не могла забеременеть. Правда, сначала они с Родионом по врачам бегали, но потом поняли, что надеяться не на что…

Аля сидела в ступоре, а тетка все говорила и говорила. У нее было двое детей, шестилетний Мишенька и полугодовалая Сонечка, когда умер их отец, муж Раисы. Одной, на маленькую зарплату, тяжело поднимать детей, вот Родион и предложил сестре:

– Давай заберем у тебя на годик Сонечку, пока Миша до школы дорастет.

Раисе очень не хотелось расставаться с любимой дочкой, но что делать? Денег нет, муж умер. Правда, она предложила:

– Сонюшка очень маленькая, может, Мишу возьмете?

– Нет, – отрезал брат, – Неля согласна лишь на девочку. Она мальчишек терпеть не может!

Так Соня оказалась у Кутеповых. Часто навещать дочку Раиса не могла, она жила на другом конце города, добираться до квартиры Родиона (брат тогда еще не построил дом в Ложкине) приходилось около двух часов, а тут еще, как назло, все время болел Миша… Но через два года мальчика все же удалось, хоть и с опозданием, пристроить в школу, и Рая приехала к Родиону.

– За Сонюшкой прибыла, – сообщила она.

Неля ухмыльнулась:

– За кем?

– За своей дочкой, – опешила Рая, – Сонюшкой.

– Нет тут такой, – хмыкнул Родя.

Рая помертвела.

– Вы что! Ну и шуточки!

– Никакой Сони нет, есть Аля, – ответил ей брат, выкладывая документы, – Алечка Кутепова, Ангелина Родионовна, наша дочь, а Соня умерла, вот смотри, свидетельство о смерти.

Передать, что ощутила Раиса, словами нельзя. Она попыталась было бежать в милицию, но брат пригрозил:

– Только попробуй, мигом в психушку угодишь! Соня умерла! Живо объясню врачам, что у тебя от горя башню снесло. Лучше о Мише подумай. Куда его денут, если тебя в дурдом запрут? Мы с Нелей мальчика не возьмем. Нам надо Алечку воспитывать.

Обливаясь слезами, Раиса ушла, она очень хорошо понимала, что бездетные Родя и Неля просто украли у нее дочь. И еще было ясно – нечего даже пытаться затевать тяжбу с богатым братом, у того столько денег, что их хватит всем рот заткнуть.

С тех пор прошел не один год. Родя и Неля больше не встречались с Раисой, но та не переставала думать о дочери. Совсем плохо стало, когда опять заболел Мишенька, сгорал от лейкоза на руках у матери. Его могла бы спасти операция, но где взять бешеные деньги? В России таких больных не лечат, а у Раисы в кармане вошь на аркане. Бедная женщина вся извелась от тоски. Сын тихо угасал, дочь у чужих людей… Но тут по телевизору показали репортаж из школы Али, и Рая сразу узнала девочку. Не в силах с собой бороться, она поехала в колледж…

– Я не собиралась тебе ничего рассказывать, – пела Раиса, – хотела лишь посмотреть на тебя, прикоснуться…

Полковник остановился и попросил:

– Нельзя еще бутылочку пивка?

Зайка обычно, слыша такую просьбу, морщит нос, но сегодня она, чуть не опрокинув меня, ринулась на кухню с воплем:

– Сейчас принесу, только без меня не продолжай!

Пока она бегала туда-сюда, я пыталась «причесать» мысли. Ну и бред! Ни одному разумному человеку не придет в голову принять рассказ Раи за правду.

Но Алечка не усмотрела в гладком повествовании Раисы никаких шероховатостей. Более того, сразу, мгновенно, безоговорочно поверила «маме». У всех подростков рано или поздно начинается этап резких конфликтов с родителями, и Аля как раз находилась на этой стадии развития отношений с предками. С папой общий язык еще худо-бедно можно было найти, а вот с матерью…

Неля категорически ни в чем не хотела уступать дочери. Запрещала той употреблять косметику, требовала от нее только пятерок, лимитировала время, проводимое девочкой у любимого компьютера, без конца делала замечания… Еще она устраивала скандалы Родиону, любила собирать вечеринки, и один раз Аля увидела, как маму целует, совсем не по-дружески, посторонний мужчина. Неля не разрешала завести дома ни собачку, ни кошечку, обзывала Алю букой и высмеивала манеру дочери сидеть целыми днями над книгами.

– Ты даже не синий чулок, а черный, – злилась Неля, – пошла бы поиграла с друзьями, вон Маша какая веселая, задорная, любо-дорого посмотреть.

От этих слов Але просто делалось дурно, и она, глотая слезы, убегала к себе в спальню. Нет, мама, наверное, совсем ее не любит. Теперь же стало окончательно ясно: да, не любит, но Неля-то ей не мама.

Представляете, в каком настроении девочка вернулась в Ложкино? За ужином она не удержалась и спросила:

– Папа, у тебя есть сестра?

Повисло молчание, потом Родион уронил вилку, а Неля быстро сказала:

– Она умерла, очень давно.

– Как ее звали?

– Раиса, – ответил отец, – а почему ты интересуешься?

– Нас в школе просили изобразить свое генеалогическое древо, – вывернулась девочка, – вот я и вспомнила, вроде вы когда-то о какой-то Рае говорили…

Родя и Неля переглянулись.

– Рая умерла молодой, – пояснил папа, – от рака крови, лейкоз.

– Да, – кивнула Неля, – жаль, конечно…

Аля доела салат и ушла к себе. Вот ведь как перепугались, побледнели, задрожали и начали тут же врать! Значит, Раиса – ее мама. Подросткам свойственны экстремальные поступки, неадекватные реакции и поспешные выводы. Алечка не являлась исключением.

Она стала потихоньку встречаться с Раисой. Женщина плакала от счастья, первый раз везя к себе домой дочку. И чем больше Алечка с ней общалась, тем ясней понимала: вот она, ее настоящая мама: любящая, спокойная, не делающая замечаний, не кричащая… А еще у Раи жили животные, столь ненавистные Неле. Понравился ей и Миша. Они с Алей были невероятно похожи: кудрявые, черноволосые, смуглые. Миша все время кашлял, и у Али просто сердце разрывалось, когда брат валился на кровать в припадке. Раиса обожала сына, старалась баловать его как могла, даже разрешила парню сделать татушку на предплечье: пума, которая в одной лапе держит кинжал, а в другой диковинное растение.

– Что?! – заорала я, вскакивая со стула.

– Не перебивай меня, – обозлился Дегтярев, – слушай спокойно!

Я плюхнулась на место, чувствуя, как противно трясутся ноги.

– Раиса неоднократно повторяла, – продолжил полковник, – что Мишу можно спасти, нужны деньги на операцию в Америке, миллион долларов. И еще она очень просила Алю никому не рассказывать об их встречах.

– Родион просто убьет меня, – грустно говорила Раиса.

– Что же, нам всю жизнь прятаться? – возражала Аля.

– Подождем, пока тебе восемнадцать исполнится, – пояснила вновь обретенная мама, – станешь совсем взрослой и переедешь ко мне.

Мише между тем становилось все хуже, и Аля не выдержала.

– Скажи, мама, – завела она дома разговор, – если бы одному мальчику, очень хорошему, понадобился миллион долларов на операцию, мы бы дали?

– Нет, конечно, – фыркнула Неля, – еще чего!

– Но он умрет!

– И что? Таких много, а миллион – это очень большие деньги.

– У нас они есть?

Неля призадумалась.

– Свободных нет.

– А сколько стоит этот дом? – поинтересовалась Аля.

– Не знаю, отвяжись! – рявкнула Неля.

Но Аля не успокоилась и подкатилась с тем же разговором к отцу.

– Онкологию должны лечить бесплатно, – отрезал Родя, – кругом слишком много жуликов. У мальчика есть родители?

– Только мама.

– Вот она и обязана заботиться о сыне, – пояснил Родион.

– Сколько стоит наш дом, он потянет на миллион? – тихо уточнила Аля.

– Думаю, дороже, учитывая участок размером в гектар и ландшафтные работы, – без тени подозрения ответил Родион.

Аля ушла к себе, и тут ей в голову впервые закралась мысль: если убить Родиона и Нелю, все деньги, дом и сад достанутся ей. И проблема разрешится сама собой. Мише сделают операцию, он выздоровеет, Раиса и Алечка заживут вместе. Девочка поменяет имя, снова станет Сонечкой, и все будет очень, очень хорошо.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *