Принцесса на Кириешках

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 12

– Снимите шапку, – велел гаишник, – лица не видно.

– Зачем оно вам? Я не Василиса Прекрасная, – вздохнула я.

Но милиционер не был расположен шутить:

– Скидавай живее.

– Не могу.

– Почему?

– Ну… она… в общем… – замямлила я, – вы не сомневайтесь, права и машина мои. Хотите, еще паспорт покажу и рабочее удостоверение. Ну сами подумайте, кто же станет такой металлолом красть да еще с детьми и собаками в придачу! Давайте штраф заплачу, вот полтинник.

Патрульный хмыкнул:

– Ты сумасшедшая?

– Вы меня оскорбляете!

– Замоталась – и за руль! Я прямо глазам не поверил, когда увидел! Да за такое…

– А в правилах есть пункт, запрещающий садиться за баранку с завязанным лицом? – мгновенно возникла Лиза. – Где там написано: если на морде мешок – за руль не лезь?

– Умная больно, – отреагировал страж дорог.

– Нет уж, отвечайте, – настаивала девочка, – а заодно скажите свою фамилию и номер бляхи.

– И звание, а то вы не представились, как положено, – подхватил Кирюша, – ваще ни копейки Лампа не даст, выписывайте квитанцию. Мы уже в школу опоздали, торопиться теперь некуда.

– Лампа? – изумился гаишник. – Это что?

– Кто, – ткнула в меня пальцем Лиза, – так зовут человека, Лампа! Она за рулем, а мы с собаками сзади.

Понимая, что бедный мужик сейчас потеряет самообладание, а может, и сознание, я перебила мальчика:

– Я объясню ситуацию. Купила вчера в метро…

Через десять минут, не взяв с меня ни копейки, патрульный, помахивая черно-белым жезлом, направился к своей машине.

– Вот как с ними надо! – торжествующе заявил Кирюша. – А ты блеешь, как коза: «Это я, возьмите деньги», слушать противно.

– Я объяснила ему ситуацию, гаишник понял и отпустил нас. Потом, коза мекает, – только и сумела возразить я, – блеет овца.

– Без разницы, – хихикнула Лиза, – она тоже дура!

Решив сделать вид, будто не услышала последнюю фразу, я вцепилась в руль. Коза, овца, гусыня, курица, утка – назови как хочешь, мне все равно комфортнее сунуть блюстителю порядка деньги, чем начинать свару. Хотя следует признать, что дети правы. Из-за таких, как Евлампия Романова, гаишники чувствуют себя «на коне», если бы все автолюбители требовали квитанции…

Внимательно читая указатели, я нашла нужный поворот, съехала на шоссе, прокатила метров триста и услышала странный стук. Не успел мозг сообразить, откуда он может идти, как машина дернулась пару раз, икнула и встала.

Я выскочила на улицу. Открыть капот? Совершенно бессмысленное действие, я ничего не понимаю в моторах. Лиза и Кирюша тоже вылезли наружу. Несколько минут они возмущались, потом мальчик принялся размахивать руками и кричать навстречу потоку автомобилей:

– Эй, ну остановитесь же! Подвезите женщину с детьми.

Но водители пролетали мимо. Мне неожиданно стало интересно: а как поступила бы я сама, увидев ясным днем при въезде в Москву странную тетку с чехлом на морде, а около нее две долговязые, крепкие, совсем не детские фигуры, тоже с пакетами на головах? Большинство людей справедливо полагают, что дылда, доросшая до метра семидесяти, потеряла статус школьника и способна самостоятельно решить свои проблемы.

Внезапно около нас замерло маршрутное такси. Не веря собственному счастью, я рванула дверь и быстро спросила у водителя:

– До восемьдесят девятого дома довезете?

– Седьмого.

– Что?

– Конечная у восемьдесят седьмого, магазин «Продукты», – меланхолично ответил парень, даже не обернувшись.

Огромное, просто нечеловеческое ликование затопило мою душу. Ну кто сказал, что мне постоянно не везет? Все складывается самым волшебным образом! Маршрутное такси совершенно пустое, никто не станет в нас тыкать пальцем, а то, что шофер не довезет до нужного места чуть-чуть, сущая ерунда, пробежим пару метров, и готово.

– Так залазите? – ожил водитель.

– Конечно, сейчас, но у нас собаки!

– И че?

– С ними можно?

– Плати и вези.

– Сколько?

– Как за себя.

– Живо садитесь, – засуетилась я, – Рейчел, Рамик, Муля, Ада. Кирюша, хватай щенков. Лиза, ты сумку забыла.

Шофер сидел, словно истукан, я могла в суматохе втащить в маршрутку пару мешков со взрывчаткой и гору оружия, парень бы и не дрогнул, удивительная беспечность!

Наконец мы продолжили путь. Я обернулась и с некоторой тревогой глянула на покинутые «Жигули». Похоже, беспокоиться не о чем, автомобиль потерял ход, и потом, он такой старый, что вряд ли привлечет внимание угонщиков.

– Деньги, – потребовал шофер и засвистел.

Я полезла в сумочку.

– Вообще-то, несправедливо, что за Феню и Капу надо платить столько, сколько за Рейчел, – заявил Кирюшка.

– Неохота башлять, вылазь, – заявил водитель и начал притормаживать.

– Держите, – засуетилась я, – тут сполна.

– И все равно, неправильно, – бухтел Кирюшка. – Щенки вообще места не занимают, они у нас на коленях сидят.

– Зато Рейчел на двух сиденьях лежит, – решила восстановить справедливость Лизавета.

– Тогда и я развалюсь, раз заплатили, – не сдался Кирюша.

Водитель хмыкнул и врубил на полную мощь радио, он явно не хотел слышать никаких заявлений от пассажиров. Я прижала к себе мелко дрожащую Аду. Ничего, скоро с нас стащат мешки, хотя лично мне в нем даже удобно, непонятно из чего сделанная суперпрочная ткань слегка приглушает звуки.

– Вылазь, – велел парень, рывком останавливая маршрутку, – конечная.

Мы вышли на тротуар. «Газель» стояла около большого дома из светлого кирпича. Слева от красивой дубовой двери виднелась табличка «Центр «Материнство». Родильная клиника». В памяти моментально всплыла фамилия – Ермолайчик. Вслед за ней вспомнилось и редкое для женщины имя – Аркадия. Надо же, какое совпадение. Именно сюда привезли с выкидышем Светлану. Или невестка Аси все же сделала аборт? Вдруг Лора права? Бедная девушка выскочила без всякой любви за богатого парня, надеясь прожить с ним в комфорте и благополучии. А муж оказался садистом. Несчастная промучилась какое-то время, а потом замыслила убийство. Костин иногда повторяет:

– Когда ищешь преступника, всегда следует задать себе вопрос: кому выгодна смерть трупа?

Можно, конечно, поспорить с ним по поводу смысла словосочетания «смерть трупа». Но, по сути, Вовка прав. Кто получил дивиденды – тот и убийца! А в нашем случае стрелки указывают именно на Светлану. Избавившись от мучителя, она спокойно ведет жизнь богатой женщины. Ася совершенно неконфликтная, нежадная, она очень похожа на Катю, а моя подруга считает Юлечку самым родным человеком. Случись с Сережкой несчастье… Ой, не надо о таком даже думать!

Смерть Васи принесла огромное горе Асе, но Лев Яковлевич небось даже не заметил кончины сына, как жил, так и живет. Оле тоже от исчезновения брата ни горячо и ни холодно. Финансовое положение ее зависит от матери. Погибшая Неля тоже не могла этого сделать… Кто остается? Света! Именно она страдала от интимных пристрастий мужа, и ей, нищей, раздетой, страстно хотелось получить шмотки, драгоценности, автомобиль, кредитную карточку… И она все это теперь имеет!!! Нет, мне просто необходимо побеседовать с Аркадией Валентиновной.

Ноги сами собой направились к двери.

– Эй, Лампа, – окликнула меня Лиза, – нам не сюда! Тут какая-то родильная клиника.

Я опомнилась. Надо же, задумалась и забыла, что стою с мешком на голове, в окружении детей и собак.

– Нам нужен восемьдесят девятый дом, – напомнил Кирюша, – а мы находимся возле седьмого.

Я посмотрела налево. Сразу за центром «Материнство» расстилался большой кусок земли, огражденный забором, за железными прутьями виднелись какие-то небольшие строения.

– Наверное, нам туда, – предположила я, хватая на руки Аду, – вперед и с песней.

Кирюша поднял Мулю, Лиза уцепила Феню с Капой, Рейчел и Рамик двинулись своим ходом. Дойдя до ворот, мы увидели плакат, «Детский парк. Вход с животными запрещен, штраф сто рублей».

– За одного или за всех? – поинтересовался Кирюша. – Может, с группы собак дешевле возьмут? Вроде как оптом.

Я не ответила ему, меня больше интересовал другой вопрос: куда подевался восемьдесят девятый дом и есть ли он на этой улице вообще?

Как назло, вокруг не было никого, кроме бомжа, мирно дремавшего на скамейке. Я потрясла оборванца за плечо:

– Эй! Дом восемьдесят девять где?

– Через парк, прямо и до конца, – бормотнул, не открывая глаз, маргинал, – по оврагу при, под трубами.

Живописной группой мы ступили на асфальтированную дорожку и через пару метров наткнулись на стайку мамаш, пасших малышей в разноцветных комбинезончиках. Я ждала от женщин чего угодно, воплей: «Спасите», гневных криков: «Куда с собаками прете», но они отреагировали самым неожиданным образом.

– Ой, Машенька, смотри, – восхитилась одна из мамашек, – снова клоуны приехали!

– Да еще с собачками, – подхватила другая.

– Вы где выступать будете? – обратилась к нам третья.

В ее вопросе было столько наивной радости, что даже ехидный Кирюшка опешил и забормотал:

– Э… мы… того… репетируем пока просто.

– То-то я смотрю, собачки маленькие совсем, – не успокаивалась женщина, – те, которые у вас на руках. Вы уж объявление повесьте, когда подготовитесь, наши очень зверушек любят.

Провожаемые возгласами восхищения и криками малышей, принявших Рейчел и Рамика за пони, мы почти побежали по дорожке, извивавшейся под немыслимыми углами, путь казался бесконечным.

– Ты уверена, что мы идем в нужном направлении? – не вытерпела Лиза. – У меня ноги отваливаются.

– Думаю, да, – осторожно ответила я и обрадовалась. – Овраг! А сверху уложены трубы! Нам надо по нему топать.

– Ну просто офонареть, – простонал Кирюша, спускаясь вниз, – эх, жаль природа у мопсов ручку на спине не предусмотрела, удобнее нести было бы. Эй, Муля, может, сама пошагаешь?

Мальчик опустил тучную мопсиху на землю. Я сделала то же самое с Адой, если честно, то руки просто отваливаются. Адюша, несмотря на аккуратный вид, весит двенадцать кило, правда, Мульдозер тянет на пятнадцать.

Мы прошли пару метров, пригибая головы, потом обернулись. Мопсихи стояли без движения, прижавшись друг к другу. Весь их вид говорил: сами по этой грязи топайте, мы не собираемся пачкать лапы. Пришлось возвращаться и вновь превращаться в ездовых людей для мопсов.

Овраг тянулся и тянулся, на его дне чавкала глина, Кирюша кряхтел, Лиза стонала, Рейчел и Рамик стоически брели по грязи, Феня и Капа время от времени принимались хныкать, очевидно, щенкам не нравилось, что Лиза держит их поперек живота. Лучше всего пришлось Муле и Аде. Капризные мопсихи мирно спали у нас с Кирюшкой на руках, Адюша даже громко храпела. Вот вам прямое доказательство того, что вредность характера на пользу его обладателю. Прояви Муля и Ада интеллигентность и воспитанность, месить бы им сейчас нежными лапками кашу из земли с камнями, а так, удобно устроившись, они мирно дрыхнут. Делайте после этого правильные выводы, как следует себя вести!

– Послушайте! – взвыла Лиза. – Мы ходим кругами! Я уже видела этот окурок!

– Тут полно мусора, – возразила я.

– Немедленно позвони Белявскому и уточни дорогу, – потребовал Кирюшка.

– Телефон не помню, – испуганно пискнула я.

– Ну… – начала было Лиза, и тут овраг закончился.

Мы выбрались наверх и увидели сплошной забор, тянущийся на необозримое расстояние.

– Делать нечего, двинулись налево, – приказала Лиза.

Все почему-то послушались и потопали за ней.

– А все из-за того, что кто-то купил в метро дрянь, – сообщила Лиза, – и вообще я воды хочу!

– У меня в сумке пакетик сока, возьми, – предложила я.

– Издеваешься, да? – обозлилась Лиза. – А пить чем?

– С какой стати мы пошли налево? – обозлился Кирюша. – Может, вправо быстрей было бы.

– Хочешь вернуться? – спросила я.

– Ни за что, – уперлась Лиза.

– Мы уже два часа ходим! – взвился Кирюшка.

– А чего делать? – налетела на него Лизавета.

– Да, тебе хорошо, мелких тащишь, а у меня Мюльчетай неподъемная, давай меняться! Иначе нечестно выходит.

– Ладно, – неожиданно легко согласилась Лиза.

Дети произвели рокировку, и мы продолжили путь.

– Да, – заныл через пару метров Кирюша, – они вертятся и весят вместе как Муля!

– Сам решил поменяться!

– Давай назад махнемся!

– Фиг тебе.

– Злобина!

– Зануда!

– Сама такая!

– Балбес!

– Ну сейчас я тебе покажу…

– Эй, мы пришли, – закричала я, – смотрите!

Забор неожиданно закончился, мы очутились на широкой улице. Слева стояло большое здание из светлого кирпича. «Центр «Материнство». Родильная клиника» – гласила вывеска на большой, дубовой двери.

Кирюшка выронил щенков.

– Это что же получается! Мы прошлепали с тяжеленными мопсами на руках с десяток километров…

– Перлись по оврагу, по дикой грязи, – подхватила Лиза, – и приперлись! Говорила же, что мы кругами ходим!

– Где восемьдесят девятый дом! – взвыл Кирюша. – Лампа, изволь отвечать! Ты загоняла бедных детей, сделала из них переносчиков мопсов, купила идиотские шлемы. Ну…

Мальчик задохнулся от негодования и начал тыкать в мою сторону пальцем. Я возмутилась:

– Интересное дело! Я сама волоку Дюшу, а она ненамного легче Мули! А шлемы вы лично нацепили и меня подначили. И вообще, Кирюша, мужчине неприлично ныть!

– Я ребенок! – возмутился подросток.

– Вот он, – завопила, подпрыгивая, Лиза, – вот, смотрите написано: восемьдесят девять. Мы пошли налево, а следовало сделать шаг вправо! Лампа! Ну с какой стати тебя в парк понесло! Кто дорогу подсказал? Нужный дом рядом стоит.

Я растерянно ткнула пальцем в сторону скамейки, где по-прежнему кемарил бомж.

– Вы же сами слышали, что он сказал!

– Зачем ты ему поверила? – возмущался Кирюшка.

– И нас к оврагу потащила, – не успокаивалась Лиза.

Я, не говоря ни слова, поспешила к нужному зданию.

– Надеюсь, она не перепутала адрес, – ехидно заявила Лизавета, – прикинь, Кирюха, как бы нам весело было, окажись этот НИИ во Владивостоке! Неделю с пакетом на голове, с собаками, в поезде!

– Ты не радуйся, ща никакого Белявского тут не окажется, – буркнул Кирюшка.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *