Принцесса на Кириешках

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 16

Беседа не клеилась. Ася попыталась разговорить девицу. Для начала она стала угощать ее:

– Ниночка, вам чай или кофе?

– Хи-хи.

– Чай?

– Хи-хи.

– С лимоном?

– Хи-хи.

– Возьмите вот эти конфеты…

– Хи-хи…

Решив, что дурочка стесняется и поэтому совершенно по-идиотски хихикает, Ася попробовала завести беседу на другую тему:

– Ниночка, вы учитесь вместе с Васенькой?

– Не-а.

– А какой институт посещаете?

– Никакой.

– Работаете?

– Ага.

– И кем?

– Стеклопротирщицей.

– Кем?! – подскочила Ася. – Простите, я не поняла.

– Стекла людям мою, – неожиданно разговорилась Нина, – на фирме оформлена.

Повисло молчание, весьма неловкое, потом Ася быстро взяла себя в руки:

– Отличная профессия! Очень нужная людям, благородная! Вы делаете жизнь человека чище.

– Отстой, – обронила Нина, – платят копейки, а хозяева выдрючиваются, ненавижу свою работу!

Ася снова на мгновение растерялась, но тут же нашлась:

– Ну можно службу поменять. У вас какое образование?

– Девять классов.

– Очень хорошо! Закончите десятилетку…

– Куда мне! – равнодушно обронила Нина. – Я буду как мама.

– А где служит ваша матушка? – машинально поинтересовалась Ася.

– Так у вас.

– У нас?

– Ну да, Надеждой Петровной ее звать.

Ася изумилась до крайности:

– Надя?

– Угу, – кивнула Нина.

Курочкорябская окончательно растерялась, и тут подал голос Вася:

– Мама, мы поженились!

Ася схватилась за сердце, но уже через секунду обрела способность улыбаться. Она решила, что ослышалась.

– Понимаешь, Васенька, – ласково завела она, – я больше всего хочу, чтобы ты был счастлив. Если вы с Ниночкой полюбили друг друга, то я очень рада. Но женитьба дело серьезное. Боюсь, ты пока не сумеешь содержать семью. Сначала следует стать на ноги, а потом думать о свадьбе…

Нина фыркнула:

– Намекаете, что я его старше и ваще вам не подхожу? Нищая, да?

– Как тебе это в голову пришло? – улыбнулась Ася. – Главное, чтобы вы жили счастливо. Дело не в твоем возрасте и материальном положении! Речь идет о Васе. Мужчина обязан сначала реализоваться, ты же сама перестанешь его уважать. И потом, Васе еще учиться надо, он институт не окончил… Если хотите жить вместе, никто не против, места в доме полно. Не желаете с нами, селитесь в городе, там квартира пустая стоит, но оформлять отношения, на мой взгляд, рано, и с детьми следует подождать…

Наверное, у Аси нашлось бы еще много веских аргументов, но тут Нина расстегнула сумочку, достала из нее тоненькую книжечку, положила на журнальный столик и заявила:

– Поздно пить боржоми, когда почки отвалились. Мы так и знали, что возражать станете. Поженились уже!

Ася лишилась дара речи. На беду, именно в этот момент в комнату влетела Оля и спросила, оглядывая присутствующих:

– Что случилось?

– Знакомься, Олечка, – пролепетала Ася, до которой только что дошел смысл происходящего, – это Нина.

– Привет, – махнула рукой девушка.

– Васина жена, – простонала Ася, плохо понимавшая, что делать.

Больше всего несчастной Курочкорябской хотелось заорать, затопать ногами, надавать пощечин глупому сыну и оттаскать за волосы наглую девку, воспользовавшуюся наивностью мальчика.

– Жена? – изумилась Оля и схватила свидетельство о браке. – Ну я просто офигеваю! Ваще!

– Ниночка – дочка Надежды Петровны, – сообщила Ася и вжала голову в плечи.

Ну сейчас Ольга покажет всем небо в алмазах. Но та сначала разинула рот, а потом, пару секунд обалдело поморгав, ушла, не издав ни звука. От этого Ася испугалась еще больше и забилась в самый угол дивана. В гостиной стало очень тихо, воздух сгустился до такой степени, что его, казалось, можно резать ножом.

– Если я вам ко двору не пришлась, то могу уйти, – насупилась Нина.

– Ни в коем случае, деточка, – дрожащим голосом завела Ася, – просто это так неожиданно получилось…

И тут в гостиную вихрем влетела Оля.

– Это что? – заорала она. – Теперь Надька станет нашей родственницей? Будет сидеть со всеми за столом во время праздников? И мне придется объяснять друзьям, что брат взял в жены чмо?

– Олечка, – залепетала Ася, – тише!

Нина вскочила:

– Вася, пошли!

– Нет уж, – вцепилась сестра в брата, – ты тут останешься, пусть она одна убирается!

– Олюшка, – попыталась вмешаться Ася, – так нельзя.

– Мама! – заорала Оля. – Уйди в свою комнату и молчи, иначе хуже будет!

Ася очень хорошо знала, что с Олей, если та впала в ярость, лучше не спорить. Поэтому госпожа Курочкорябская быстро ретировалась, оставив на поле битвы дочь.

Спустя часа два Оля, красная, потная, с горящими глазами, влетела в комнату к матери и плюхнулась на кровать.

– Скажи мне спасибо! – выкрикнула она. – Я все уладила. Надька уволена, Нинка выгнана с позором, свидетельство о браке я у нее отобрала, Васька сидит в своей спальне. Я объяснила дураку, что на первой встречной, которая тебе дала, не женятся! Ты бы, мама, присмотрела ему подходящую партию, а то опять вляпается.

Ася молча смотрела на дочь. Здесь уместно упомянуть, что Оля младше Васи и, по идее, должна была сейчас сидеть тихо. Но нет! Голову под панцирь втянула Ася, а Оля совершенно не испугалась и сделала то, что постеснялась сделать мать.

Дальше события развивались следующим образом: Надежда Петровна, естественно, больше никогда не появлялась в доме Курочкорябских. Сына Ася быстро отправила за границу, оплатив учебный семестр в первом попавшемся заведении. После этого Ася поехала к Надежде Петровне и предложила той: «Давайте не будем конфликтовать».

– Согласна, – угрюмо кивнула бывшая домработница, – чай, теперь мы родственники.

Асю это покоробило, но она нашла в себе силы улыбнуться и продолжила:

– Ваша дочь старше моего сына, у молодых разные образование, происхождение и полярные жизненные приоритеты. Брак в этом случае обречен. Может, лучше не устраивать скандал, а расстаться, не афишируя совершенной глупости? Тихо сошлись, молча разошлись, Нина найдет себе более подходящего супруга. Кстати, Вася уехал за границу, на год. Ну сами подумайте, о какой семейной жизни может идти речь?

– Похоже, не полюбилась вам моя девочка, – процедила сквозь зубы Надежда Петровна.

Ася стоически промолчала.

– Раз женился, пусть обеспечивает! – рявкнула прислуга. – Я знаю, у вас денег много, а Ниночка моя нищая. Вася ее силой взял, пришлось ему жениться, чтобы я в милицию не пошла!

Тут только до Аси дошло, что вся афера была организована тихой, молчаливой Надеждой. Домработница довольно долго жила с Курочкорябскими, изучила хозяев вдоль и поперек и решила нажиться на них. Поняв, в чем дело, Ася разозлилась: конечно, она добрая женщина, охотно помогающая людям, но не идиотка же!

– Нет, – решительно сказала Ася, – ни о каких ежемесячных платежах и речи быть не может. Впрочем, я готова откупиться.

Начался торг. В конце концов в карман Надежды перекочевала довольно крупная сумма, взамен Вася должен был получить свободу. Но шли дни, а Нина все никак не могла пойти в загс. Адвокат, который имел на руках нотариально заверенное согласие Васи на развод, постоянно слышал от супруги клиента:

– Я больна, недели через три оклемаюсь.

Или:

– Ой, а меня в Москве нет, нахожусь во Владивостоке, у родственников. Вернусь спустя месяц.

В конце концов даже у Аси лопнуло терпение, и она позвонила невестке.

– Мы же договорились! – воскликнула Курочкорябская. – Деньги вы взяли!

Но Нина сразу перебила свекровь и объяснила ей, что сумма откупных мала, ее следует увеличить по крайней мере вдвое, а еще лучше – втрое.

Ася зарыдала, прибежала Оля, естественно, мать рассказала дочери о наглых притязаниях Нины.

Через неделю адвокат отправился к Надежде, чтобы еще раз попытаться побеседовать с нахалкой. Дверь в квартиру оказалась опечатанной, а соседи рассказали ему, что сначала умерла Надежда, а потом и Нина. У женщин очень болели животы, их тошнило. Нина успела рассказать врачам, что накануне они с матерью открыли банку с домашней тушенкой. Очевидно, консервы были заражены ботулизмом.

Вот так Вася стал свободным мужчиной.

Таня глянула на меня:

– Ну и как вам эта история?

Я пожала плечами:

– Многократно читала о том, что домашнее консервирование способно нанести вред здоровью. Даже в тех банках, которые закатывают на заводах, и то встречаются всякие бактерии и микробы. Чего же ждать от мяса, приготовленного на обычной кухне? На мой взгляд, курятину, свинину, грибы очень опасно хранить в кладовке. Ладно, овощи с фруктами, всякие там огурцы, помидоры, сладкие перцы… Хотя и ими можно запросто отравиться.

– Это Оля убила Нину, – мрачно заявила Таня и принялась мять в руках край старой, потертой клеенки, которой был покрыт колченогий стол.

Я замахала руками:

– Не говори ерунду.

– Да, именно она! Знаете, чем Оля занимается?

– Ну… вроде химиком работает.

– Ага, – кивнула Таня, – в клизме.

– Где?

– В Институте разработки новых лекарств и методов лечения[4]. Ясно теперь?

– Ну…

– Вот тебе и «ну», – вздохнула Таня, – она знает всякие яды, может их достать.

– А что сказала милиция по поводу смерти Нины и ее матери?

Таня отмахнулась:

– Отравление домашними консервами. Ася, когда о смерти «родственников» узнала, мигом бешеную активность развила. Небось заплатила кому надо, вот дело и прикрыли.

– Думается, Ася не такая, – пробормотала я.

– Она-то блаженная, – скривилась Таня, – только Олю ей спасать надо было. И ведь она не остановилась!

– Кто?

– Оля. Светку тоже она убила. Ну с чего у той вдруг инфаркт случился?

– Таня, я не поняла, вы сказали, что Нина и Света сестры?

– Да, – кивнула та, – двоюродные. Надежда и мать Светланы дети одних родителей. Нинка и Светка дружили, хоть первая и была старше второй. Света знала про Васю, слышала о его привычках…

В голове у нее постепенно сложился план, как познакомиться с перспективным женихом.

4

Подобного НИИ в Москве нет. Учреждения, сотрудники которых придумывают новые лекарства, называются по-иному. К описываемым событиям они отношения не имеют.

Когда Вася вернулся в Москву, Ася попыталась свести его с соседкой Нелей, но любви у них не вышло, и тогда пробил час Светы. Она поступила очень хитро. Подкараулила Васю около подъезда, а когда тот появился, воскликнула:

– Ой, пожалуйста, подождите! Я потеряла тут сережку, не раздавите ее ненароком.

– Я слышала другую версию их знакомства, – насторожилась я, – про детский сад, и девочку, которую следовало отвести домой.

– Мне-то сама Света рассказывала, – перебила меня Таня, – вот так она Васю и окрутила. Хитрая была очень.

– Однако странно.

– Что?

– Ну с Ниной Ася не захотела родниться, а со Светой свадьбу сыграли.

Таня перестала мять клеенку:

– Светка-то никому не рассказала про родство с Надеждой, и матери молчать велела. А потом… Ладно, слушайте уж все! Знаете, на что Света Васю взяла?

– В общем, наверное…

– На постель, – откровенно заявила девушка, – у него имелись специфические привычки. Нинка о них Светке растрепалась, ну а та не растерялась. Я бы лично не вытерпела, но Свете жутко хотелось из грязи вылезти, вот она и делала вид, что от секса с ним в восторг приходит. Но с каждым днем ей все тяжелей и тяжелей приходилось. Мы с Машкой Теткиной…

– Это кто?

– Машка?

– Да.

– Светкина самая лучшая подруга. Вот она может такого порассказать!

– Я считала, что у Светы ближе тебя и Вики Костенко никого нет.

– Вика, – вздохнула Таня, – да, точно, только Вику-то не достать!

– С ней что-то случилось?

– Нет, – ответила Таня, – Жорка, брат ее, недавно женился очень удачно, у его супруги папа такая шишка! Вот он Жору со своей дочерью в загранку и отправил. В Германии они теперь живут, и Вика с ними.

– Вы мне можете дать телефон?

– Чей? – вытаращилась Таня.

– Костенко.

– Не знаю его.

– Тогда Маши Теткиной.

– А зачем?

– Это тайна?

Таня пожала плечами:

– Не секрет вовсе, пишите!

Я вытащила из сумочки ручку и блокнот:

– Странно как-то!

– Что именно? – поинтересовалась Таня.

– Что Жора уехал!

– Вовсе не странно, – пожала плечами Таня, – он давно мечтал отсюда убраться. А тут случай представился!

– Знаете, где он живет, город, улицу?

– Нет, – воскликнула Таня, – мы не переписываемся!

Я попыталась переварить информацию:

– Давно он уехал?

Таня призадумалась:

– Ну… Сначала Вася сгорел, у Курочкорябских пожар на городской квартире случился. Затем у Светки выкидыш произошел, ну а потом Жорка женился, и адью.

– Послушайте, откуда вы все знаете? – не выдержала я. – Про Нину, свадьбу, Светлану…

Внезапно Таня покраснела:

– Мы же дружили со Светой!

– И она вам все откровенно рассказала?

Таня замялась:

– Ну, в общем, не совсем мне… но я знаю все!

– От кого?

– От Вики! Она… ну да это неважно!

– А почему Теткиной на поминках не было? Ей не позвонили, не предупредили о несчастье?

Таня снова схватилась за клеенку:

– Машке же звонить бесполезно, все равно не придет.

– Почему?

– Она практически никуда не выходит, дома работает.

– Понятно, – протянула я.

Внезапно Таня встала, подошла к мойке, открыла кран и стала пить взахлеб.

– Вы бы фильтр купили, – посоветовала я, – самый обычный, пластмассовый, стоит недорого, а хорошо работает. Не следует прямо из трубы воду в себя заливать.

– Ничего, – пробормотала Таня и ушла.

Я осталась на кухне одна, время тянулось томительно долго. Прошло около четверти часа, прежде чем вернулась Таня. Ее волосы были мокрыми, похоже, она либо принимала душ, либо просто сунула голову под струю.

– Вы уж извините, – совершенно трезвым голосом сказала она, – стоит мне чуть-чуть выпить – и все, несет по кочкам. Потом только диву даюсь, какие глупости болтала. Мне, честно говоря, верить в такой момент нельзя, набрешу и забуду. Знаете, сколько раз я в идиотские ситуации попадала. Но это еще не самая главная беда, хуже другое! Я, когда нажрусь, нормальной всем кажусь, не мямлю, не заикаюсь, просто лабуду несу. Вот многие мне и верят, а не надо! Я всех друзей из-за этого потеряла! Вы бы забыли наш разговор! Ни слова правды-то в нем нет!

Я улыбнулась:

– Конечно. Кто же поверит пьяной девушке?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *