Принцесса на Кириешках

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 19

Чуть поодаль от дома Маши Теткиной я увидела здание с вывеской «Кафе», толкнула дверь и очутилась в маленьком зальчике, в котором почти впритык стояло с десяток столиков. Очевидно, в заведении вкусно кормили, потому что ни одного свободного стула не нашлось.

Я пошарила глазами по крохотному помещению и приметила в самом углу пустой стул. В советские времена никого не удивляло, если к вашей компании в ресторане метрдотель подводил чужого человека и объявлял:

– Устраивайтесь, других мест нет.

Но нынче подсесть за столик к постороннему считается крайне неприличным. Следовало либо подождать, либо поискать другую кафешку. Но я нахожусь сейчас в Красногорске, от дома Маши Теткиной рукой подать до МКАД, а там и наш поселок рядом. По дороге мне не попадется никакой харчевни, а капуччино хочется просто до озноба. Поколебавшись, я решительным шагом подошла к столику и спросила у сидевшего за ним дядьки:

– Здесь свободно?

Мужик поднял глаза. Я приветливо улыбнулась. По внешнему виду он типичный бюджетник, решивший вознаградить себя ужином в дешевой забегаловке после тяжелого рабочего дня. Похоже, ему лет пятьдесят, и он не сильно преуспел в жизни: залоснившийся пиджак, очки в дешевой оправе.

– Так здесь свободно? – повторила я вопрос.

Дядька кашлянул, потом закивал:

– Да, да. Стул хотите взять?

– Можно к вам подсесть?

На секунду мужичонка замер, потом, порозовев, ответил:

– Буду польщен столь приятным соседством.

Я опустилась на жесткое сиденье. Только бы этот престарелый, поеденный молью Аполлон не начал ко мне приставать! Хотя опасаться нечего. Кафе битком набито народом, вряд ли сей лысый Казанова станет распускать руки. Небось побоится скандала. Если же потащится за мной, то нервничать не стоит. Прямо у входа припаркованы мои «Жигули», вскочу внутрь, заблокирую двери и уеду, оставив «кавалера» с носом.

Впрочем, сосед по столику не был назойливым, он уткнулся в тарелку, на которой лежало нечто в сухарях, и не понять с первого взгляда, что это за продукт был до того, как попал в лапы местного повара: мясо, рыба или дичь?

Я взяла меню, торчавшее в салфетнице, и стала изучать мелко напечатанный текст. Цены радовали глаз: капуччино – тридцать рублей, торт – двадцать целковых. Хорошо бы еда и питье оказались вкусными. Но это было бы уж слишком!

Вдруг у меня зачесалась лодыжка. Я поерзала на стуле, наткнулась коленкой на ножку стола и стала осторожно чесать о нее свою конечность. Раз, другой, третий… Похоже, меня укусил комар. Интересно, откуда он взялся? На календаре самое начало апреля. Хотя сейчас возможно все, зимой мы открываем купальный сезон, летом вынимаем коньки, климат просто взбесился, а вместе с ним и насекомые.

Внезапно я ощутила на себе чей-то взгляд, оторвала глаза от меню и увидела, что сосед самым внимательным образом разглядывает меня сквозь съехавшие на кончик носа очки.

– Что закажем? – спросила, подлетая, бойкая официантка.

– Капуччино с пирожным «Лесная быль», – попросила я и снова стала чесать ногу.

– Простите, – ожил дядька, – как вас зовут?

Ну вот! Начинается! Все-таки мужчины дикие существа. Если женщине пришлось из-за отсутствия места и резко обострившегося голода приземлиться за столик кафе, то совсем не нужно к ней приставать!

Я снова яростно почесала ногу.

– Разрешите представиться, – робко проблеял бюджетник, – меня зовут Коля!

– Евлампия Андреевна! – рявкнула я в надежде, что назойливый кадр отвяжется.

Ну и времена настали! Одной никуда не пойти. Все особи мужского пола обчитались идиотских журналов и считают, что у женщин есть лишь два желания: секс и деньги, деньги и секс! Право, смешно! Впрочем, мне сейчас тоже хочется двух вещей: выпить капуччино и убить того комара, который укусил меня за ногу. Господи, лодыжка невыносимо зудит.

Сохраняя на лице суровое выражение, я снова принялась сладострастно скрестись о столик. Ох, не зря Козьма Прутков написал в свое время: «Нельзя перестать чесать там, где чешется».

– Евлампия Андреевна, – тихо заныл Коля.

– Что? – рявкнула я.

– Извините, но у меня есть жена, Леночка!

– И слава богу.

– Мы очень любим друг друга, – зудел Коля, – живем почти двадцать лет вместе.

Я хотела было поинтересоваться, с какой стати он решил рассказать незнакомке о своей непростой судьбе, но тут перед носом возникла чашка с высоко взбитой пеной. Я отхлебнула глоток и пришла в полнейший восторг. Тридцатирублевый напиток оказался просто восхитителен на вкус. Жизнь стала прекрасной. Какое замечательное кафе, милая официантка, цены смешные. Ей-богу, я ощутила бы себя почти счастливой, если бы не свербящая нога. Я попыталась кое-как утихомирить чесотку.

– Еще у нас трое взрослых детей, – бубнил Коля с остановившимся взглядом.

– И что? Они вам мешают? – Я начала злиться.

– Нет, но вы…

– Я? С какой стати мне могут послужить помехой ваши дети!

– Действительно, – вздохнул Коля, – впрочем, я справил недавно пятидесятилетие. Старый уже!

Я снова самозабвенно почесалась, откусила кусочек торта и застонала от наслаждения. Господи, тут работает гениальный кондитер. Такой вкуснятины я не ела нигде и никогда!

– Ой! – испуганно протянул Коля.

Неожиданно мне стало жаль дядьку. Вот бедолага! Видно, ему совсем плохо живется, если он рассказывает о своем семейном счастье каждому встречному.

– Не переживайте, – улыбнулась я, – пятьдесят лет самый расцвет мужчины.

– Вы полагаете? – с легким испугом воскликнул Коля.

– Твердо знаю, – покривила я душой, почесываясь о ножку, – лично мне кавалеры, перешагнувшие за пятый десяток, больше по душе.

– Вы замужем?

– Нет.

– А-а-а… а я вот женат, и счастливо!

Разговор пошел, похоже, по кругу. Следовало уйти, но я решила растянуть удовольствие, только не подумайте, что имею в виду беседу с Колей. Нет, я подозвала официантку и попросила:

– Повторите заказ.

– Сей момент, – услужливо ответила девица и унеслась.

Я снова поелозила ногой под столом. Может, сходить в туалет и посмотреть, что там, на лодыжке? Думаю, надо заехать в аптеку, купить антигистаминное средство, скорей всего, у меня началась аллергия, никакие комары в апреле не летают.

– Мне вас жаль, – брякнул Коля.

– По какой причине? – удивилась я.

– Ну… одна, в кафе, наверное, обидно, вот так…

– Вовсе нет, – улыбнулась я, – вокруг много милых людей, вы, например.

Коля закашлялся с такой силой, что на его глазах выступили слезы.

– Ну да, – забормотал он, – верно, понятно, но все же… Не переживайте, вы обязательно найдете любимого человека. Надо только терпеливо ждать, не навязываться первому встречному!

Я захлопала глазами. С какой стати Николай решил читать мне проповеди? Может, он какой-нибудь вербовщик и сейчас всучит мне брошюрку, а потом предложит вступить в секту? Но тут передо мной возникла новая чашка с капуччино, и настроение мигом исправилось. Я снова почесалась и сказала:

– Любовь такая штука… Может настигнуть вас в любой момент, когда и не ждешь! В трамвае, например, или вот в этом кафе.

Коля стал пунцовым.

– Э… ну… да… Леночка, дети… подождите!

Внезапно он вскочил и кинулся вбок, туда, где располагался гардероб. Я покачала головой. Бедный дядька! Совсем плохой!

Нога опять зачесалась, я слегка сдвинула ее вправо, ожидая ощутить часть стола, но коленка встретила пустоту. Я подвинула конечность правее, еще, еще, еще… Вы не поверите, но опора, на которой только что держался столик, исчезла! Я, страшно заинтригованная, заглянула под него и пришла в еще большее удивление. Столешница выступала прямо из стены, внизу не было ничего: ни тумбы, ни столбика, ни штатива…

– Не желаете еще кофейку? – заботливо спросила официантка.

– Ага, – машинально кивнула я, – вместе с тортом. Очень вкусно, лопну, но съем.

– К нам народ со всего города ездит, – улыбнулась девушка, – мы и на вынос торгуем!

– Здорово! – обрадовалась я. – Положите-ка в коробочку несколько вот этих пирожных…

Не успела официантка уйти, как появился Коля. Он был тщательно причесан и благоухал мятой.

– Вот, – заявил он, – теперь я совершенно свободен, позвонил Леночке и предупредил, что задержусь. Очень не люблю врать жене, поэтому сказал правду: сижу в кафе, ужинаю. Ленуся сегодня ничего не приготовила, она квартиру перед приездом тещи мыла. Видите ли, я всегда считал, что следует помогать другим, а вы чем хуже?

Вопрос застиг меня в момент уничтожения второго куска торта. Решив, что болтливый Коля задает его, так сказать, риторически, я промолчала, но он проявил настойчивость.

– Так как, – назойливо зудел Коля, – я правильно поступил, а?

Я собрала последние крошки и, ощущая себя удавом, заглотившим трехтонный грузовик, расслабленно ответила:

– Ну, если речь идет о вашем желании всегда говорить правду, то, на мой взгляд, супруге иногда следует оставаться в блаженном неведении. И вообще, привычка никогда не врать может довести до беды. Надеюсь, слышали, что бывает ложь во спасение? Неужели вы ни разу не солгали своей Леночке?

– Нет, – гордо заявил Коля.

– Жена никогда не спрашивает вас: «Милый, как я выгляжу?»

– Постоянно интересуется, – кивнул Коля.

– И что вы отвечаете?

– Только истину!

– Какую?

– Смотря по обстоятельствам. Вот позавчера мы собрались в гости, Леночка надела красное платье и попросила оценить ее внешний вид. Естественно, я сказал: «Знаешь, милая, для такого наряда следует похудеть килограммов на пять-семь. Валики жира никого не украшают. Да и красный цвет к лицу лишь молодой женщине, у тебя от него все морщины на лице видны».

Я вытаращила глаза:

– А она? Ваша супруга? Чем вас стукнула?

– Ну что вы! – засмеялся Николай. – Леночка поблагодарила меня и переоделась.

Я вздохнула. Очевидно, незнакомая мне супруга болтливого Коли просто святая. Ну-ка признайтесь, как бы вы поступили на ее месте? Лично я…

– И сегодня не солгал, ведь сижу в кафе! – закончил Коля. – Я решил: мой долг помочь вам!

Я машинально почесалась о ножку и тут же изумилась. Минуточку, с какой стати он решил помогать мне, в чем я, по его мнению, нуждаюсь и откуда у стола взялась нога? Только что же ничего не было!

– И далеко ехать? – вдруг спросил Коля. – Хочется к полуночи домой вернуться. По телику будут бокс показывать! Очень люблю на бои смотреть!

Я принялась судорожно оглядываться по сторонам. Куда подевалась официантка? Этот Коля явно не вполне адекватный человек, на улице начало апреля, самый разгар обострения у шизофреников. Может, уносить, пока не поздно, ноги? Но не могу же я удрать, не заплатив!

– Запах мяты не раздражает? – заботливо поинтересовался Коля.

– Нет-нет, – ответила я, нервно почесываясь.

– Я не слишком люблю средства для освежения дыхания, думаю, зубы надо вовремя чинить и регулярно чистить, а не грызть мятные пастилки, – пояснил Коля, – но сейчас я ел рыбу, вам это может не понравиться. Или я не прав? Рыба, которую я съел, вам она по вкусу?

– Рыба? – в изнеможении спросила я. – Как мне может понравиться рыба, которую ели вы? Я-то ее не пробовала.

В голову неожиданно пришло воспоминание. Вот наша семья празднует день рождения Катюши. Поскольку отмечалась круглая дата, то мы собрали безумное количество гостей. Приехали Катюшины коллеги по работе, приятели Сережки и Юли, «однополчане» Костина, соседи… Естественно, принять всех на городской квартире мы не могли, поэтому устроили шашлык на природе, организовали пикник в Алябьеве, там у нас была дача. Накрыли шведский стол, расставили мангалы. Кате, естественно, запретили даже думать о готовке, обслуживать пирушку поручили мне и детям. Кирюшка жарил шашлыки. Пробегая мимо печки с углями, я услышала замечательный диалог.

– Вы какие больше любите? – вопрошал мальчик у Татьяны Михайловны, Катиной коллеги. – На этом мангале шампуры со свининой и курицей. А на решетке с осетриной и овощами!

– Право, не знаю, – растерялась Таня, – все вроде вкусно. Ну… Дай мне то, что ест Костин! У него на тарелке очень аппетитный шашлык.

Лично я моментально бы крикнула: «Эй, Вовка, чем лакомишься?» и, услыхав, к примеру: «Свининой», – сняла бы с мангала шампур и подала Тане, но Кирюшка отреагировал иначе.

– Ох, боюсь не получится, – почесал он макушку.

– Почему? – изумилась Татьяна. – Тебе жаль угостить меня тем, что лопает Вовка?

– Нет, конечно, – вздохнул Кирюшка, – я могу попытаться у него отнять, но боюсь, он не отдаст!

Коля моргнул раз, другой, третий. Я продолжала пребывать в недоумении. Ну откуда под столом взялась опора? Обо что я сейчас чешусь? Чтобы разобраться в ситуации, я уронила на пол салфетку, нагнулась и… увидела под столешницей две конечности в мятых брюках и не слишком чистых ботинках.

Кровь бросилась в голову. Значит, я, попивая кофеек, самозабвенно прижималась к коленке Коли, приняв ее за ножку, на которой покоится столешница! Вот почему он сначала пугливо смотрел на меня, а потом завел нудный разговор о своем семейном счастье. Он-то полагал, что нахальная нимфоманка, бесцеремонно подсевшая к одинокому мужику, сейчас поймет тщетность своих попыток и уйдет, перекинется на кого-нибудь более сговорчивого. Но я настойчиво продолжала чесаться. И тогда верный муж сносился в туалет, пригладил шевелюру, сунул в рот мятные пастилки и теперь готов, как он выразился, помочь несчастной. Нет, просто с ума сойти можно! Каков кретин! Он когда в последний раз в зеркало смотрелся? Или мужчины вообще не способны себя объективно оценивать?

Отвратительная ситуация, и, как назло, официантка никак не принесет счет!

Я вынырнула из-под столика, Коля продолжал улыбаться.

– Вы ошибаетесь, я совершенно не хотела ничего такого! Даже в мыслях не держала. Лучше идите домой, к своей Леночке, – пробормотала я.

– Не волнуйтесь, я предупредил жену, – возразил Николай, – в конце концов, как порядочный человек, готов облегчить ваши страдания.

– Э… – залепетала я, тыча пальцем в столешницу, – нога… она… не ваша… в общем, не моя… чужая…

Коля разинул рот:

– Нога не ваша? Чья же?

– Ну… я думала… того… в общем, полагала… она деревянная!

– Боже! Вы на протезах, – подскочил Николай, – теперь мне понятно, отчего вы по кафе таскаетесь! А я-то все думал: вроде уж в возрасте, с какой стати ей так себя вести! Бедняжка! Знаете, теперь я еще с большей охотой помогу вам. Из чистого милосердия.

– Идиот, – прошипела я, – похоже, у тебя у самого протез, только вместо мозгов! Отстань! Что значит «в возрасте»? Я молодая женщина!

– Сама ко мне пристала, – обиделся Коля, – между прочим, я изменяю жене лишь в особых случаях…

Не в силах больше продолжать беседу, я вскочила, положила на стол купюру и убежала, не оглядываясь, прочь. Уже на улице мне пришло в голову, что я не дождалась коробочки с пирожными, оставила Лизавету и Кирюшку без вкусного. Наверное, следовало вернуться, но ноги сами собой понесли меня к машине. В конце концов, сладкое вредно, особенно на ночь.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *