Принцесса на Кириешках

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 22

Через десять минут я сделала два вывода. Первый: в статье нет ничего особенного, самый обычный рекламный материал, подобные часто появляются в разных изданиях. Журналисты тоже люди, им хочется пить, есть, ездить отдыхать, поэтому и пишут всякую ерунду. Автору этого материала, некоему Диме Ланскому, небось предоставили путевку со скидкой, вот он и расстарался изо всех сил. Вывод номер два: поданные сухарики очень вкусные!

Я поманила официантку.

– Повторить? – спросила было та и тут же добавила: – Ой, а вы даже не отхлебнули.

– Нет, честно говоря, я не люблю пиво.

– Зачем тогда заказывали?

– Мне надо посидеть спокойно, почитать бумаги, – призналась я.

– И чего? Отдыхайте сколько хотите!

– Без заказа?

– Ага.

– Обычно не разрешают.

– А у нас можно! Странная вы.

– Скажите, можно еще сухариков заказать?

– Я так вам их принесу!

– Мне неудобно.

– Ой, бросьте, не обеднеет наш хозяин, – отмахнулась официантка и, сбегав на кухню, приволокла полную тарелку вкуснятины.

Я снова принялась хрустеть ржаными корочками, перечитывая в который раз текст. Совершенно непонятно, что интересного увидела в более чем обычном сообщении Светлана и с какой стати она его тщательно спрятала?

Под подписью, сделанной черным шрифтом шариковой ручкой, был написан телефон. Я прожевала очередную порцию сухарей и вытащила мобильный. Может, дело совсем не в напечатанном материале, а в этих цифрах?

– Еженедельник «По городам и весям», – колокольчиком прозвенел тоненький голосок.

На секунду я растерялась, но потом, быстро сообразив, что это редакция, попросила:

– Позовите, пожалуйста, Диму Ланского.

– Он из какого отдела?

– Не знаю.

– Тогда соединяю с ответственным секретарем.

– Хорошо, – согласилась я и мгновенно услышала сердитое меццо-сопрано:

– Слушаю.

– Скажите, Дима Ланской…

– Он уволен, – перебила меня тетка.

– Не знаете, куда он устроился?

– Понятия не имею.

– Ой, только не вешайте трубку! – взмолилась я.

– Что еще?

– Мне очень надо найти Ланского!

– Ну и действуйте, я вам не мешаю!

– Подскажите его домашний телефон.

Из трубки послышался тяжелый вздох, а потом вопрос:

– И сколько?

– Что «сколько»?

– Ну какую сумму он у вас спер?

Я вновь растерялась, но взяла себя в руки:

– В принципе, небольшую, но для меня ощутимую.

– Советую забыть про деньги.

– Как это? – я старательно изобразила возмущение. – Я хочу вернуть свои кровные!

– Дмитрий у всех в редакции назанимал, – пояснила женщина, – а потом смылся. Думаю, он не первый раз такое с людьми проделывает, хрен моржовый. Вот ведь актер! Даже меня провел! Ладно, телефона я не знаю, а вот адрес есть, только нет никакой гарантии, что пакостник там живет.

– Давайте запишу, – обрадовалась я, – авось найду гада.

Секретарь продиктовала название улицы, номер дома, а потом добавила:

– Если Дмитрий обитает на прежнем месте, передайте ему привет от Натэллы и скажите, что у меня просто не хватает свободного времени, чтобы приехать и надавать ему по мерзкой роже!

Я сунула салфетку с координатами в сумку и подозвала официантку.

– Приходите еще, – улыбнулась девушка, – хотя о чем это я, пиво-то вы не любите!

– Зато сухарики подчистую съела! Кстати, если не секрет, как они у вас такие вкусные получаются! Что в них шеф-повар кладет?

Девушка заговорщицки подмигнула мне:

– Фирменное блюдо!

– А-а! Секрет, значит!

Официантка захихикала и зашептала:

– Умора прям! Это наш хозяин выеживается, велел в меню написать: «Соленые баранки собственного изготовления, кальмары по спецзаказу…» А на самом-то деле баранки он на хлебозаводе берет, кальмары в оптовом магазине, а сухарики… это же «Кириешки»! В любом ларьке ими торгуют! Они разные бывают! Такой маленький обман. Людям-то нравится, когда им что-нибудь эксклюзивное предлагают!

Я в изумлении смотрела на девушку. «Кириешки» – любимое лакомство Аси, не зря она их постоянно грызет. Ну отчего я ни разу не послушалась ее и не попробовала сухарики? Оказывается, «Кириешки» очень даже вкусные. А хозяин-то, вот хитрюга!

Посмеиваясь, я пошла к машине, по дороге наткнулась на палатку, торгующую всякой снедью, купила несколько пакетиков «Кириешек».

Интересно, отчего им дали такое название? Владельца фирмы зовут Кириллом? А может, к этому бизнесу имеет отношение бойкий молодой человек по фамилии Кириенко, наш бывший премьер-министр эпохи Ельцина? Ну это вряд ли. Скорей всего, их так назвали для легкости запоминания. Да и рекламный слоган в случае чего придумать легко, ну, к примеру: «Съел «Кириешки» – не нужны пельмешки», «Папа, мама, я – дружная семья, на диване сидим, в телик глядим, «Кириешки» едим». «Лопай «Кириешки» – будет…» Так и не придумав еще одну рифму, я переключила внимание на дорогу. В Москве за рулем нельзя расслабляться.

Дмитрий Ланской жил в большом темно-сером доме, построенном в начале прошлого века, в самом центре Москвы, с верхнего этажа, наверное, видно Кремль. Небось квартиры тут стоят умопомрачительных денег.

Я потянула на себя тяжеленную дверь и очутилась в невероятно грязном, воняющем кошками и отбросами подъезде. Консьержки не было, домофона и кодового замка тоже, впрочем, отсутствовал и лифт. Жильцы взбирались наверх по огромным лестничным пролетам. Мраморные ступени были выщерблены, деревянные перила кто-то пытался поджечь в разных местах, на подоконниках стояли пустые бутылки и валялись кипы бесплатных газет.

Двери, выходившие на площадки, выглядели ужасно: простые деревянные, выкрашенные некогда в темно-коричневый цвет, вместо ручек железные скобы, коврики заменяют рваные тряпки. Не похоже, что тут обитают обеспеченные люди. И потом, предложи кто-нибудь мне квартиру в этом доме, я мигом откажусь. Подниматься ежедневно по бескрайним лестницам с тяжелыми сумками – утомительное занятие. Да и к чему мне центр? Душно, грязно, с собаками погулять негде, магазинов с продуктами днем с огнем не найти, а если случайно обнаружите супермаркет, лучше в него даже и не заглядывать, получите нокаут от цен. Намного комфортнее жить в Куркино, около леса. Это раньше москвичи с презрением кривили лица, произнося:

– Фу, спальный район! Мы-то в пределах Садового кольца обитаем.

Но теперь технический прогресс быстро сменил приоритеты, люди поняли: квартира в так называемом отдаленном районе – счастье, почти дача. По крайней мере хоть ночью дышишь нормальным воздухом, а не смесью из выхлопных газов и взвеси тяжелых металлов.

Сопя, я добралась до нужной двери, пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце, навалилась на нее и моментально очутилась внутри квартиры. Похоже, Дима забыл запереть дверь. Полутемный коридор показался похожим на лефортовский туннель, длинный, извилистый.

– Есть тут кто? – заорала я, пытаясь справиться с тошнотой.

Воздух в квартире был гаже некуда. На кухне кто-то, очевидно, варил щи из тухлой капусты, а в ванной стирали белье вонючим хозяйственным мылом.

– Ау, отзовитесь! – взывала я. – Люди! Хозяева! Дмитрий Ланской! Здравствуйте!

Внезапно из темноты коридора вынырнула лошадь. Медленно перебирая длинными ногами, она стала приближаться ко мне. Сначала я удивилась до остолбенения. С ума сойти! Кого только москвичи не держат в своих квартирах! Я слышала о владельцах петухов, коз, свиней… А недавно прочитала в какой-то газете про тетку, у которой имелась хрустальная мечта поселить дома страуса. И она ее осуществила, правда, теперь не знает, как избавиться от съевшей все обои и поломавшей мебель агрессивной птички. Впрочем, кто сказал, что сбывшееся желание должно принести радость? Часто случается наоборот: получил, что хотел, теперь ешь хоть лопни.

Но, согласитесь, лошадь – это уже слишком. Но нет, это пони… или… о боже! Мои ноги приросли к полу. Монстр неотвратимо надвигался. Большая голова с висячими ушами, огромная пасть, из которой торчит сковородкоподобный язык, косматая шерсть… Ко мне медленно подбирался кобель, рядом с которым собака Баскервилей покажется милым щеночком. Наверное, следовало бежать с максимально возможной скоростью, но меня словно парализовало. Чудище на секунду притормозило и стало трястись. Я в ужасе зажмурилась, сейчас в разные стороны полетят хомяки, мыши и крысы!

Почему мне в голову взбрела сия идиотская мысль? Да очень просто! У такой собачищи в дремуче-непролазной, никогда не мытой, не стриженной и не чесанной «шубе» должны обитать не блохи, а грызуны.

Жуткое создание подошло ко мне почти вплотную, село и мрачно сказало:

– Р-р-р.

– Милая, – дрожащим голоском произнесла я, – любимая, славная киска…

– Р-р-р-р.

– Ой, ой не киска!

– Р-р-р-р.

– Хочешь конфетку?

Легкое постукивание донеслось снизу. Собака явно поняла слово «конфета», одна беда, я зря пообещала чудищу сладости, ничего похожего на шоколадку в сумочке не было.

– Подожди, дорогая.

– Р-р-р!

Трясущимися руками я порылась в ридикюле, нашла леденец от кашля, развернула и бросила его монстру. Псина схватила угощение, потом с негодованием выплюнула.

– Не понравилось? – в полном ужасе спросила я.

– Р-р-р.

Я вжалась в стену. Данная особь не любит сладкое, небось предпочитает мясо и сейчас бросится на незваную гостью, щелкая острыми клыками. Впрочем, если рассматривать госпожу Романову как кулинарную заготовку, то никакого толку от нее нет. Вкусных, сочных котлет из меня не сделать, так, бульон сварить можно, диетический, совсем нежирный. Но собачка-то об этом не знает.

В кармане что-то зашуршало. Пакетики с «Кириешками»! Я моментально схватила одну упаковку, разорвала ее и высыпала содержимое на пол.

– Ешь, солнышко!

Собакослон нагнул морду, понюхал угощение, чихнул и начал с энтузиазмом хрустеть сухариками. Я возликовала. Вот она, победа российского товара над импортным! Леденец, сделанный во Франции, был отвергнут умным животным, а наши сухари сметаются сейчас с полным кайфом. Оно верно, кобеля не обмануть. Полкан не захотел лакомиться канцерогенной конфеткой, побочным продуктом завода по производству лакокрасочных материалов. Небось в этом леденце собрана вся таблица Менделеева. А вкусные «Кириешки» – это обычный черный хлеб. Я дала собаке содержимое еще одного пакетика и осторожно стала пятиться к выходу. Наконец спина уперлась в дверь. Ура, сейчас убегу. Но дверь не поддалась, непостижимым образом она оказалась крепко запертой.

Страх ледяной рукой сжал желудок. «Кириешки» быстро исчезали в пасти собаки. Вот она дохрумкала последний кусочек и принялась, шумно сопя, вылизывать грязный пол. Сухарики настолько пришлись животине по вкусу, что она решила подобрать мельчайшие крошечки. Сейчас ужасное существо закончит трапезу, и что станет со мной?

– Мася, – раздалось из коридора, – Мася, ты чем тут занимаешься? Опять Мишкины сапоги жрешь?

– Идите сюда скорей! – завопила я.

Передо мной появилась женщина, довольно молодая, излишне полная, одетая в цветастый халат, в руках она держала поварешку.

– Вы кто? – удивилась тетка. – Как сюда попали? Впрочем, понятно! Мишка снова дверь не захлопнул, сто раз говорила: «Подергай за ручку, на юру живем, ограбят и не чихнут». Так нет! Усвистит, и все.

– Это ваша собака?

– Мася? Да. Вы не бойтесь, она еще маленькая, – затараторила хозяйка, – полугода нет.

Я поежилась. Интересно, какого размера достигнет эта псина, превратившись во взрослую особь?

– Так чего вам надо? – не успокаивалась хозяйка.

– Дима Ланской тут живет?

– Здесь, вон его комната.

– Можно я пройду к нему?

– Так Димки нет.

– Не знаете, когда он будет?

Тетка почесала поварешкой голову:

– Кто ж скажет?

– Он поздно возвращается?

– Димка в больнице, – зачастила соседка, – в наркологии. Он сначала пил, потом колоться начал. Во где страх божий! Не приведи господь увидеть! Был человек, а стал зверь. Мишка мой сперва его по-простому вылечить хотел. Морду набил и к батарее привязал. Воду, правда, пить давал. Первый день ничего еще было, Димка сам просил: вы меня не отвязывайте, перетерплю, переломаюсь и снова здоровым стану. Только ночью его так скрутило! Думали, помрет, пока «Скорая» явится! Теперь в больнице лежит.

– Адрес клиники не подскажете?

– Запросто, – ответила она, – запоминай.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *