Принцесса на Кириешках

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 23

Не кажется ли вам, что каждое помещение имеет свою энергетику? В иную квартиру придешь и сидишь как на иголках, не понимая, почему испытываешь дискомфорт. Вроде очень чисто, сделан ремонт, мебель красивая. А в другом доме и порядка нет, и диваны продраны, а душа радуется. Вот в больницу к Катюше я вхожу совершенно спокойно, хотя подруга работает в муниципальном заведении и никаких евроинтерьеров там нет.

Наркологическая же лечебница, несмотря на относительно уютный вестибюль, показалась мне мрачной дырой. Стены тут были нежно-бежевыми, на подоконниках росли незнакомые мне растения, но ощущение могильной плиты, упавшей на голову, не пропадало. Может, негативную ауру создавали люди, сидевшие в зальчике? Никто из них не улыбался, а одна тетка тихо всхлипывала, уткнувшись в платок. Больше всего «пейзаж» напоминал ритуальный зал крематория, а не холл больницы. В конце концов кое-кто вырывается от врачей здоровым и относительно счастливым, и в клиниках встречаются жизнерадостные люди.

Узнав в справочной, что Ланской лежит в триста пятой палате, я пошла по вытертому линолеуму в нужном направлении и, уже стуча в выкрашенную белой краской филенку, сообразила, что нужно было купить парню фруктов или соков. Неудобно заявляться к больному человеку с пустыми руками!

– Войдите, – раздалось изнутри.

Продолжая ругать себя за тупость, я шагнула в палату и постаралась не дышать. В комнате ужасно пахло. Шесть кроватей стояли почти впритык друг к другу, около четырех маячили железные ноги капельниц.

– Вы к кому? – прохрипело существо, лежащее у окна.

– К Ланскому, – быстро ответила я.

– Вон он, – вытянул вперед мосластую руку мужичонка. – Эй, Димон, очнись!

Сизое байковое одеяло, засунутое в застиранный, с огромной дырой посередине мешок, зашевелилось. Появилась почти лысая голова.

– Чего орешь? – прошептала она.

– Гости к тебе, – ответил мужичонка и отвернулся.

Дима уставился на меня запавшими глазами:

– Ты кто?

– Лампа, – машинально сказала я.

Ланской издал не то хрюканье, не то хмыканье.

– Забавно. Зачем явилась? Садись, не боись, заразы тут нет.

– Этта верно, – вновь ожил мужик-сосед, – спидоносы в другом отделении, у нас у всех анализ крови брали.

Я осторожно опустилась на край койки.

– Ну и че? – спросил Дима. – Кто прислал? Если Кирпич, можешь уходить. Денег нет и в ближайшее время не предвидится, а квартиру у меня не отнять. В коммуналке живу. На фиг Кирпичу убогая комнатушка? Он ее потом не продаст.

– Я пришла не от кредиторов.

Дима сразу заметно повеселел. Потом, совершенно не стесняясь меня, откинул одеяло, спустил ужасающе худые ноги на пол, нашарил тапки, влез в потерявший всякий вид, стираный-перестираный халат и предложил:

– Пошли покурим? Только там табаком пахнет.

Я с готовностью вскочила, все равно хуже вонять, чем здесь, нигде не будет.

Мы спустились по лестнице до площадки, на которой стояло железное ведро с окурками.

– Так че надо? – вновь спросил Ланской.

– Ты работал в еженедельнике «По городам и весям»?

– Ну.

– Да или нет?

– Есть сигареты? – вяло отреагировал Дима.

Я протянула ему пачку.

– Дерьмо, – констатировал парень, – такими не накуришься!

– Другие не употребляю.

– Сбегай купи! Тут рядом магазин есть.

– Сначала ответь на мой вопрос!

– Ага, был репортером, а потом беда случилась, заболел, меня вон выперли, никто не помог, – обиженно сказал Ланской, – давай хоть дерьмо покурю.

Я молча смотрела, как он дрожащими пальцами выуживает из пачки сигарету. Ну скажите, почему алкоголизм и наркомания считаются болезнями? Грипп, аппендицит, корь, инфаркт, рак – вот заболевания. Человек получает их внезапно, часто не совершая ничего плохого. Но если он сам хватается за бутылку и шприц, то есть лично принимает решение гробить собственное здоровье, с какой стати ему нужно сочувствовать? Может, я злая и бессердечная, но, на мой взгляд, в любви и поддержке нуждаются несчастные родственники любителей спиртного, «колес» и «шырялова». Вот уж кому не повезло, так это им.

– Какая разница, где я пахал? – спросил Дима, спокойно пряча мою пачку к себе в карман халата.

– В принципе, никакой. Эту статью ты писал?

Дима взял ксерокопию:

– Ну. – Да или нет?

– Подпись видишь? Дмитрий Ланской.

Господи, с ним разговаривать – словно товарный вагон руками толкать.

– Скажи, хорошая контора «Шар-тур»?

– А че интересуетесь, поехать куда собрались?

– Ну, в общем, да!

Дима поднял черные, словно лужицы дегтя, глаза. Сначала он внимательно ощупал взглядом мое лицо, потом фигуру, затем снова уставился на физиономию.

– Ну и как, я тебе понравилась? – не вытерпела я.

– Не. Принеси сигарет побольше, «Мальборо», красные, а еще чаю в пакетиках и конфет, шоколадных.

– С какой стати? Во-первых, у меня мало денег, а во-вторых, я не намерена исполнять чужие капризы, – не сдержалась я.

Дима скривился:

– Рыси в магазин. Хочешь небось про «Суперпутешествие» узнать, да боишься.

– Суперпутешествие?

– Ага.

– Это что?

– Не выжучивайся. Кого любишь? Малолеток?

– Ты о чем?

– Чеши в магазин, – ухмыльнулся Дима, – тащи курево.

Делать нечего, пришлось исполнить его просьбу, иначе я ничего не узнаю.

Получив пакет, Ланской поскреб грязными пальцами макушку и смилостивился:

– Спрашивай.

– Почему ты написал эту статью?

– Так бабки мне заплатили, – хмыкнул парень, – вот я и расстарался. Уроды!

– Плохая контора?

– Не, как все, и цены те же! Жлобы.

– Почему?

– У меня соседи есть, скидки им выбить думал, пусть хоть в Турцию скатаются, а то ничего слаще морковки не ели! Так не дали. Во уроды! Журналист про них пишет, старается, а ему!..

– Тебе же денег дали.

– И че? Пусть бы еще и скидку.

– Ладно, что-нибудь необычное в конторе приметил?

– Да не.

– А если подумать? Может, они клиентов дурят?

– Не, все нормально.

– Что такое «Суперпутешествие»?

– Не знаю!

Я выхватила у него из рук пакет.

– Офигела? – по-детски обиженно протянул Дима. – Там мои сигареты и чай.

– Там сигареты и чай, которые я купила тебе за откровенную беседу, но если разговор у нас не получается, то заберу мешок с собой.

– Ну ваще! Ничего не спрашиваешь и злишься!

– Это ты не отвечаешь. Что такое «суперпутешествие»?

– Не знаю!

– Ну вот!!!

– Так это правда! Ей-богу!

– Зачем тогда обещал мне что-то рассказать, если ничего не знаешь?

– Да у меня одни догадки…

– Выкладывай!

Дима покашлял и начал рассказ.

На «Шар-тур» его вывел коллега, позвонил и предложил:

– Димон, сделай статью про турагентство.

– На фиг она кому нужна, – зевнул Ланской, – никто печатать не станет, если эксклюзива нет.

– Они хорошо заплатят.

– Это меняет дело. А чего сам не хочешь?

– Да приболел немного, не до работы.

– Лады, – согласился Ланской и отправился собирать материал.

После двухчасового пребывания в конторе Диме стало ясно, что ничего нового или сверхинтересного он здесь не узнает. Обычное агентство средней руки с устоявшейся клиентурой из людей со средним достатком. Но статейку накропать можно.

Дима – стреляный воробей, он хорошо знает, что оплату за рекламные материалы нужно требовать у заказчика вперед. Ежели жадные людишки не хотят отдавать гонорар целиком, надо выбить из жлобов хоть аванс, иначе потом, когда материал увидит свет, ничего не добьешься. Поэтому Дима порулил к хозяйке агентства, молодящейся Эвелине Олеговне, и рубанул:

– Давайте бабки, иначе ничего не станцуется.

– Конечно, – кивнула она, – о чем разговор! Ступайте в бухгалтерию, там сидит Ирочка, она вам выдаст деньги, сейчас позвоню ей.

Дима пришел в крохотную комнатку, где впритык друг к другу стояли два стола. За одним сидела противная девица, сразу решившая показать, кто здесь хозяин.

– Меня Эвелина прислала, – сообщил Ланской.

– Знаю, – не отрывая глаз от компьютера, ответила Ира, – подождите.

– Я за деньгами явился.

– Слышала уже, – повысила тон бухгалтерша, – освобожусь и выдам.

– Мне некогда!

– А я занята! Подожди!

Дима плюхнулся за соседний стол.

– Не здесь! В коридоре! – рявкнула Ира.

– Там сесть негде.

– Можно и постоять!

– Смотри, я на тебя Эвелине пожалуюсь!

– Сколько угодно, – презрительно проронила Ира, – хоть весь обжалуйся! Еще неизвестно, кто тут главнее! Без Эвелины обойтись можно, а без меня никак!

– Станешь хамить – уйду, – пригрозил Ланской.

– Вали колбаской, – не испугалась бухгалтерша, – нового писаку найдем. Вас как грязи вокруг, голодные и за деньги на все готовые.

Выпалив хамскую фразу, Ира уставилась на Диму, тот на нее, в этот момент дверь растворилась, и в комнату ворвалась растрепанная тетка, похожая на сноп сена.

– Вот, – заорала она, – принесла!

Ира перевела взгляд на нее и с явным удивлением спросила:

– Что вам угодно?

– Так деньги принесла!

Бухгалтерша вздернула брови:

– Какие?

– А за путевку.

– Расчеты с клиентами ведет менеджер, будьте любезны обратитесь к своему оператору.

Бабенка хитро прищурилась:

– Меня зовут Ванда Миргородская.

– Замечательно, – кивнула Ира. – Но оплачиваете путевку у того, кто готовил маршрут.

– Я Ванда Миргородская.

– Да хоть царица Савская, – взвилась Ирина, – правила для всех одни. Я главбух, а не кассир! Чувствуете разницу?

Баба смахнула пот со лба и повернулась к Диме:

– Я-то все понимаю! Это она кретинка! Вы небось тоже в курсе дела? Ну-ка, объясните, можно ли за суперпутешествие оплату безналом провести?

– Видите ли… – осторожно завел Дима.

Он мигом понял: перед ним невменяемая особа. По редакциям ходят толпами подобные личности, в руках у них, как правило, папки с рукописями «великих» романов и поэм, а в голове твердо укоренившиеся мысли о собственной исключительности. Большинство непризнанных гениев милые, тихие люди, но встречаются и агрессивные экземпляры. Вот Дима и решил на всякий случай спокойно и вежливо объяснить: он тут ни при чем, не имеет к бухгалтерии никакого отношения.

Но Ванда не дала парню закончить фразу.

– У меня суперпутешествие, – отчеканила она, – и если сейчас же мне не объясните, как его оплачивать, я пойду сами знаете куда! Бюрократы! Довели меня до трясучки! Раз уж беретесь за такие дела…

Тетка стала выкрикивать несвязные фразы. Дима глянул на Иру и поразился. Лицо ее заливала бледность, губы посинели, а руки беспомощно перекладывали с места на место бумажки, коими был завален стол.

Не успел Дима испугаться, как в кабинет вошел парень в безукоризненном костюме и, ласково улыбаясь, произнес:

– Пойдемте, вы перепутали дверь. Сейчас мы решим все проблемы.

Дима успокоился. В бухгалтериях, как правило, имеется «тревожная» кнопка, расположенная, скорей всего, под столом. Ира нажала сейчас на нее ногой, и возник секьюрити, который деликатно удалит сумасшедную.

– Да? – с сомнением воскликнула Ванда.

Парень закивал.

– Ну ладно, – пробормотала Миргородская, – пошли.

Дима и Ира остались вдвоем.

– Че, перетрухала? – усмехнулся парень.

– Вовсе нет, – розовея на глазах, ответила главбух. – Сумасшедших-то сколько!

– А что такое суперпутешествие? – поинтересовался Ланской.

Ира вдруг опять стала бледнеть. Не ответив на вопрос, она вынула из своей сумки кошелек, вытащила оттуда доллары и сунула Диме со словами:

– Бери и уходи.

Ланской сделал стойку. Главбух явно чего-то снова испугалась. Купюры были ее собственными. Ирина настолько хотела побыстрее избавиться от посетителя, что не стала тратить времени на открывание сейфа.

– Так что такое суперпутешествие? – повторил он.

– Понятия не имею, – делано-равнодушно ответила Ирина, – спроси в рекламном отделе, у них каждый день новая фишка, небось проложили очередной маршрут и так обозвали. Меня тонкости туристического бизнеса не волнуют, главное, чтобы в бухгалтерии порядок царил.

Если вы занимаетесь любимым делом, то рано или поздно приобретаете профессиональное чутье. Каким-то сверхъестественным образом опытный сотрудник МВД вычисляет в толпе преступника. Если спросите у милиционера, как он сообразил, что именно этот милый, хорошо одетый, интеллигентного вида дядечка на самом деле жестокий убийца, то, вероятнее всего, услышите в ответ:

– Ну… не знаю, просто почувствовал.

Хороший врач «чует» болезнь, талантливый массажист сразу опускает руки на самое больное место, опытный шофер просекает опасную ситуацию заранее, когда на дороге все еще спокойно.

Дима же, нацеленный на сбор эксклюзивной информации, мигом почуял какую-то сенсацию.

Он вышел в коридор и, быстро оглянувшись, ринулся на улицу. Всякий хороший репортер умеет мгновенно оценивать ситуацию и сразу делает стойку. Дима сложил вместе несколько обстоятельств: бухгалтерия расположена на первом этаже, на улице хорошая теплая погода, окно раскрыто…

Выскочив в малошумный переулок, Ланской добежал до нужного окна и встал у стены, изображая из себя прохожего, решившего спокойно покурить. На календаре был конец октября, но погода, решив взять реванш за холодное лето, солнечно улыбалась москвичам, термометр показывал более двадцати градусов тепла.

– Нет никакой необходимости брать всех желающих, – долетел до слуха парня голос Иры, – так можно и нарваться!

Потом повисла тишина. Очевидно, главбух разговаривала по телефону, и сейчас собеседник что-то отвечал ей.

– Все равно опасно, – вновь донеслось из окна, – эта Ванда психопатка! У нас все рухнет! Да, понимаю, она казалась нормальной! Кто ее вообще к нам направил? Знаешь, что она выяснить хотела? Можно ли оплатить суперпутешествие безналом! Прикинь засаду?! Ну офигеть! Гони ее вон! Ну и что? Наври, скажи, пошутила! Хоть на уши встань, но заткни дуре рот! Она нас погубит! И вообще, лично я считаю, что следует брать только самых проверенных, а не хватать всех подряд! Ей-богу, Эвелина, мы вляпаемся в такое дерьмо! Обе на зоне окажемся, вместе с клиентами. Может, тебе там и привычно будет, но я не желаю в бараке париться из-за того, что у кого-то непомерные аппетиты. Никого я не пугаю, хотя могла бы! Ладно, этот разговор лучше продолжить в другом месте.

– Я сразу понял, – ухмыльнулся Дима, бросая окурок в ведро, – чем они в «Шар-туре» занимаются.

– И чем же? – осторожно поинтересовалась я.

– Люди-то расслабляются по-разному, – гадко ухмыльнулся Ланской, – большинство предпочитают во время отдыха просто пузом кверху на песочке поваляться, пивка попить, пиццу пожрать, ну познакомиться с кем-то, потрахаться. Но есть и другие. Им особые штуки подавай.

– Какие? – я по-прежнему ничего не понимала.

Дима снисходительно посмотрел на меня:

– Ну, возьмем, к примеру, педофилов. Секс с детьми запрещен официально везде, но есть страны, где вы спокойно найдете маленькую девочку или мальчика. Тур с гарантированным обслуживанием клиента Лолитами – вещь незаконная, но прибыльная. Еще можно отправиться на охоту без лицензии или на рыбалку во время нереста. Или вдруг кому-то для полного кайфа надо убить красивую девушку. Задушить ее и, зная, что останешься безнаказанным, вернуться домой! На земле полно маньяков, не надо думать, что все они нищие маргиналы или тупые идиоты, неспособные заработать! Нет, очень часто ублюдки – вполне успешные и даже богатые люди, готовые оплатить собственные прихоти. А раз есть спрос, то обязательно возникнет и предложение! Закон рынка, понимаешь, закоулки капитализма!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *