Принцесса на Кириешках

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 28

Эвелина стала приходить к Миано, и Сара с горечью констатировала: девица нравится не только Косте, но и Эсфири Леопольдовне. Оказалось, что кое-кто из членов их детской стаи тоже тут. В Берделкине проводили лето Веня Клоков и Лева Глоткин. Первый был по-прежнему влюблен в Эвелину и жил с ней вместе, а Лева Глоткин, успевший стать кандидатом наук, как всегда, сидел над книгами.

Только женщины, узнавшие об измене мужа и решившие сохранить, несмотря ни на что, семью, поймут Сару. Сколько слез было пролито ею, знает лишь подушка. Костя, наплевав на жену, начал оказывать знаки внимания Семилетко. Эсфирь не препятствовала появлению Эвы у себя на даче, а когда Сара один раз рявкнула: «Ну чего ты сюда шляешься!», свекровь покраснела и заявила:

– С какой стати ты делаешь замечания в моем доме моим гостям?

Но в конце августа Миано уехали в город, и Костя стал прежним, любящим мужем. Все вышло как в детстве, зимой одна жизнь, летом – совсем другая, и они не пересекаются.

На следующее лето Сара попыталась воспротивиться поездке в Берделкино.

– Зачем нам сидеть на огороде, – воскликнула она, – давай отдохнем на море!

– Что ты, – разозлился Костя, – я не могу бросить родителей одних. Впрочем, можешь катить в Крым одна. Лично я отправлюсь на дачу!

Сара поняла, что проигрывает, мужа магнитом тянуло к Эвелине. Пришлось ей ехать с супругом в Подмосковье, она не собиралась оставлять Костю один на один с гадкой разлучницей. И опять все получилось как в прошлом году.

Осенью, когда вернулись в Москву, муж стал задерживаться на работе, иногда от него, явившегося за полночь, пахло любимыми духами Эвелины. Та предпочитала душные, знойные ароматы. Сара очень хорошо понимала, что на этот раз роман не завершился, как всегда, с окончанием лета, любовники продолжают встречаться.

В канун старого Нового года Костя заявил:

– Уезжаю в командировку, на три дня, в Питер.

– И я с тобой, – обрадовалась Сара.

– А работа? – вскинулся Костя.

– Возьму несколько дней за свой счет, – ответила Сара и увидела в глазах мужа неприкрытое разочарование.

– Вообще-то, никто из наших жен с собой не берет, – забубнил Костя, – программа напряженная, сплошные семинары, ты будешь все время одна…

И Сара поняла: муженек врет, скорей всего, он решил прокатиться в Питер с Эвелиной. Больше всего Сару возмутила свекровь, которая тут же вмешалась в разговор, защищая интересы сына.

– Ты, Сара, жена ученого, – заявила она, – и должна уметь жертвовать своими интересами ради счастья людей, для которых работает Костик!

– Мне тоже хочется счастья, – парировала Сара, – Косте иногда нужно чем-то жертвовать ради семьи. Ведь я не прошу многого, так, крошки со стола.

Мать с сыном переглянулись, и тут Сару понесло. Слишком долго она жила, закрутив все гайки до упора.

– Если Костя хочет заниматься только наукой, может, ему не следовало жениться? Семейный статус налагает обязательства на мужчину тоже!

Костя хмыкнул, а Эсфирь процедила:

– Верное замечание. Однако ведь не поздно и переиграть ситуацию. Сарочка, ты недовольна своей жизнью? Но мы же не приковали сноху цепью.

Пришлось невестке прикусить язычок, Костя уехал в Питер, вернулся странный, дерганый, о чем-то нервно шептался с Эсфирью.

Через некоторое время он разругался с Сарой, уехал с мамой на конгресс и не вернулся.

Дней через десять после того, как на Сару свалилось известие о том, что она теперь супруга «невозвращенца», в квартиру Миано позвонили. Сара распахнула дверь и попятилась. На пороге стояла Эвелина, растерявшая всю свою красоту.

– Это правда? – спросила она.

– Что? – растерянно спросила Сара.

– Про побег Кости!

Сара кивнула.

– Подонок, – зашипела Эвелина, – ах, какая мразь! Он меня бросил!

И тут у Сары отказали тормоза.

– Сволочь, – завопила она, – скотина! Чужих мужей уводишь!

– Падла! – завизжала Эвелина, пытаясь схватить Сару за волосы.

Началась драка, в которой неожиданно победила хрупкая Сара. Отчаяние придало ей сил. Она втащила соперницу в коридор, повалила на пол, села верхом на соперницу и стала бить ее по голове босоножкой. Внезапно Эвелина заплакала и жалобно сказала:

– Знаешь, что он со мной сделал?

Сара опустила руку с обувью:

– Что?

Эвелина поведала следующее. Оказывается, старый Новый год Костя провел в Берделкине. Задумал повеселиться с любовницей. Ни в какой Питер он не собирался, Эсфирь, скорей всего, была в курсе дела и полностью одобрила планы сына.

На даче собралась теплая компания. Веня Клоков, Эвелина, Лева Глоткин, Костя и еще человек шесть, которых Сара не знала. Выпивки было много, еды мало, и в результате все «накушались» до свинячьего визга. Самым трезвым был Костя, он не любил возлияний.

Где пьянка, там и драка. Ближе к утру в даче осталось всего четверо человек, приятели детства, остальные расползлись по своим домам. И тут Веня Клоков начал приставать к Эвелине, приговаривая:

– Пошли баиньки!

Костя возмутился, Веня же, пьяно хихикая, сообщил:

– Не лезь, мы давно вместе живем.

Миано пнул Клокова, и началась потасовка. Сначала парни просто толкали друг друга, потом Косте под руку попался нож, которым гости резали единственный батон колбасы. Эвелина не успела даже вскрикнуть, как Веня замертво упал на пол. Лева мирно спал на диване, он ничего не видел и не слышал.

Страх, который испытали Эвелина и Костя, поняв, что перед ними лежит труп, описать невозможно.

– Надо позвонить маме, – одними губами шепнул Костя, – она поможет.

Хорошо, что Берделкино находится недалеко от Москвы, Эсфирь примчалась в мгновение ока. Ее трезвый ум ученой с ходу оценил ситуацию.

– Ужасно, конечно, – воскликнула она, – но ведь Вениамина не вернуть! А вам еще жить! Значит, действуем так!

Эсфирь решительно взяла нож, тщательно протерла рукоятку и осторожно вложила его в руку спящего Левы. Слегка прижав пальцы парня к ручке, она снова бросила орудие убийства на пол у трупа.

– Костя сейчас уходит со мной, – решительно заявила она, – а ты, Эва, вызываешь милицию и сообщаешь: «Мы остались после праздника втроем, вспыхнула драка, Лева убил Веню на моих глазах!» Станут спрашивать про Костю – он давно уехал в город. Ясно?

Эвелина молчала. Эсфирь тряхнула девушку за плечи:

– Эй, слушай внимательно. Вы с Костей любите друг друга. С Сарой у него давно не ладится, осталось лишь официально оформить развод. Я сплю и вижу тебя своей невесткой. Поставишь штамп в паспорте и получишь все: квартиру, дачу, сбережения. Я тебя выучу, устрою на хорошую работу. Если же расскажешь в милиции, как обстояло дело, что будет потом? Опять станешь продавщицей в магазине куковать?

– Но Лева, – начала было Эвелина, – с ним что станется?

– Я спасаю сына и его будущую жену, – заявила Эсфирь, – впрочем, если охота нищенкой ходить и всю жизнь в Берделкине провести, флаг тебе в руки. Знаешь, у нас с Яковом Ароновичем большие связи, я сына сумею из-под удара вывести, только ты тогда на брак с ним не рассчитывай. Я предательницу в семью не пущу! На размышления времени нет. Лев может протрезветь и проснуться. Впрочем, я приложу все усилия, нажму на нужные кнопки, и Лев отделается легким испугом.

– Хорошо, – кивнула Эвелина.

– Молодец, – обняла ее Эсфирь, – девочка моя любимая.

Потом она вынула из ушей серьги с крупными бриллиантами и вручила будущей невестке:

– Держи, дорогая, это только начало!

Началось следствие. Льва задержали, к Константину претензий не возникло – впрочем, к остальным членам компании тоже. Эвелину же постоянно вызывали на допросы, но она упорно твердила: видела, как Лева ткнул ножом Веню. Сам же Лева просто молчал, не называл даже своей фамилии, и в результате его отправили в больницу. Следователь временно оставил Эвелину в покое, а Эсфирь сказала:

– Мы с Костей съездим на конгресс, а когда вернемся, затеем развод. Сама понимаешь, если мальчик сейчас начнет бракоразводный процесс, это может помешать выезду. Потерпи еще пару недель.

Ну и что получилось?

Сара уставилась на Эву. Ей сразу стало понятно, что Эсфирь, патологически любившая сына, нашла способ спрятать его подальше. Хитрая старуха вовсе не собиралась иметь в невестках Эвелину, способную в любой момент шантажировать Костю! Вот почему они остались в Америке. Яков Аронович, смертельно больной, знавший о приближающейся кончине, наверное, полностью одобрил жену. Он тоже души не чаял в Косте и ради спасения сына мог пойти на все.

Сара замолчала.

– Чем же дело закончилось? – тихо спросила я.

Врач пожала плечами:

– Небось не поверишь, но Лева оклемался и попытался отбиться. Уверял всех, что спал. Только Эвелина продолжала его «топить».

– С какой стати она выгораживала Костю после его побега?

– Фиг ее знает! Может, она надеялась, что он все же вспомнит про любовницу! А потом, как ей следовало поступить? Менять показания? Признаться в лжесвидетельстве с целью оговора другого человека? За такое срок дают! Боялась сама за решеткой оказаться, вот и стояла на своем. Только все равно на зоне очутилась!

– За что?

Сара радостно улыбнулась:

– Бог шельму метит. Лева-то настоящий «ботаник» был, все с книжками таскался, мы его вечно разыгрывали, подчас глупо. Положим в тарелку всякой дряни, нарежем в огороде лебеду, польем маслом и сунем Леве. Кушай, дорогой, салатик. Только потом подсмеиваться над ним перестали. Да и неинтересно! Лева угощение спокойно съедал, уткнувшись носом в очередную книгу. Эсфирь небось думала: «ботаник» мигом каяться начнет, поверит, что убил. Только Лева другим оказался. Он, когда в себя пришел, сначала все отрицал, а потом вдруг признался:

– Да, убил, но случайно! Не хотел его жизни лишать, ненароком все получилось, но преступление совершил я не один, Эвелина помогала. Она меня подначила! Хотела от бывшего любовника избавиться, чтобы за меня замуж выйти! Убил-то я, а она подтолкнула! Эвелина Веньку держала, она моя подельница.

В результате за решетку отправились вдвоем. Сара не помнила, сколько лет дали Леве и Эве, да ее это и не интересовало. Больше она с бывшими друзьями не встречалась. И вот что странно! Лет с тех пор прошло немало, Сара успела выйти замуж, развестись и снова расписаться. У нее давно вполне счастливая семья, дети, но стоило мне сейчас сказать «Эвелина Семилетко», как в душе женщины мигом вспыхнули все старые обиды и желание отомстить сопернице.

– Значит, вы ничего не знаете ни о ком из приятелей детства? – еще раз уточнила я.

– Изредка общаюсь с Юрой Белявским, – ответила Сара, – только он к той истории никакого отношения не имеет. О произошедшем вообще сначала лишь трое знали: Эсфирь, Костя и Эвелина. Ну а потом уж я прибавилась.

– Почему же вы не пошли к следователю и не рассказали правду? – воскликнула я. – Отчего спокойно наблюдали, как невинных людей засадили в тюрьму?

– Невинных? – подскочила Сара. – Это Эвелина, что ли? Так ей и надо! Не разевай рот на чужого мужа. Дрянь! Все детство у девчонок парней отбивала, паскуда! Вот и дождалась, получила по заслугам. Хотела слона разом проглотить, а морда треснула!

– Лева-то чем виноват?

Сара моргнула раз, другой, третий.

– Лева? Ну, он просто так попал. Впрочем, его тоже не жаль. Вечно со мной снисходительно разговаривал. Весь в дядю Яшу пошел!

– Это кто?

– Да папа их, Левки и Петьки, братья внешне похожи, а по характеру совсем разные. Лева учился хорошо, в науку пошел. А Петька на одних троечках ехал, в школу ходить не хотел, только детективы читал. Дядя Яша все сокрушался по его поводу: «В семье Глоткиных одни кандидаты наук, а Петька ни хрена делать не хочет, прямо чужая кровь. Может, он не от меня? Вот Левка, тот точно мой!»

Внезапно в моей голове вспыхнул свет. Лев Яковлевич Глоткин – это же супруг Аси Курочкорябской! Капризный академик, любитель лопать геркулесовую кашу с водкой под названием «Дамская легкая»! Так он сидел на зоне? Ну и ну! Никогда бы не подумала!

Сев в машину, я глянула в зеркальце и ужаснулась. Пятна стали еще отвратительней. И что теперь делать? Вопрос относится не к моему внешнему виду, а к расследованию.

Некое неопознанное лицо велело мне отыскать убийцу Курочкорябского. Я старательно принялась грести лапами и доковырялась невесть до чего, узнала семейные тайны Курочкорябских, только толку-то? Похоже, Светлана по непонятной причине тоже охотилась в этом лесу, и она разведала, что у Льва Яковлевича за плечами совсем непростая молодость. Как она собиралась использовать полученную информацию? Пока мне это неясно. Единственная подозреваемая на роль убийцы – Оля. Но из-за чего бы ей избавляться от брата? Со Светланой понятно, та пользовалась Асиной любовью, тянула из свекрови деньги. Вот Ольга и решила избавиться от вдовы брата. Но Вася-то? Он здесь с какого боку?

В глубокой задумчивости я ехала по улице и в конце концов уперлась в огромный магазин, торгующий косметикой. Прямо у входа увидела свободное парковочное место. Сочтя это обстоятельство за счастливый знак, я аккуратно вписалась в «дырку» и пошла в царство пудры и губной помады. Сара предостерегла меня от пользования декоративной косметикой, но жить с таким лицом нельзя.

– Чем могу вам помочь? – спросила милая девушка в белой блузке.

Я сняла бейсболку.

– Ой, – шарахнулась продавщица.

– Это незаразно. Аллергия.

– Я просто так воскликнула, – стала оправдываться девушка.

– Подберите мне крем или пудру, – попросила я.

Примерно полчаса я намазывала на себя всякие средства, но ничего хорошего не получилось.

– Придумала! – воскликнула консультант.

– И что же?

– Возьмите автозагар.

– Зачем?

– Берите самый сильный, нулевой номер, вот он, – оживленно подскакивала девочка, – намажетесь и потемнеете, пятна не так заметны будут.

– Точно?

– Сто пудов!

Я приобрела необходимое средство, а потом попросила стилистку, зевавшую от скуки около столика с зеркалом:

– Помогите нанести автозагар на лицо.

– Этот для вас слишком темный.

– Вот и хорошо, пятна снивелируются.

– Шлифовку лица не пробовали? – спросила стилистка, ловко работая губочкой. – Хорошая штука, или химический пилинг, к примеру, он тоже от пигментации может избавить.

Я сидела, стиснув зубы. Терпи, Лампа, как бы тебе и впрямь не пришлось бежать в Институт красоты на всякие процедуры.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *