Приват-танец мисс Марпл

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 14

На улицах было безлюдно, и я взглянула на часы. Наверное, все на работе, а дети в школе. Хотя нет, вон бежит маленький мальчик с ярким ранцем на спине. Я опустила стекло и крикнула:

– Извини, не знаешь случайно, где живет Ольга Богатикова?

Ребенок приблизился к машине.

– Здравствуйте. Меня зовут Петя Ремизов. Оля Богатикова? А в какой класс она ходит?

– Это взрослая женщина, – улыбнулась я.

Школьник призадумался.

– Такой учительницы у нас нет. И в библиотеке тоже, там Вера Петровна и Елена Павловна работают.

– Ольга инвалид, ездит в коляске, – уточнила я.

Петя запрыгал на месте.

– Тогда вам надо ехать в дом милосердия. Сейчас объясню дорогу. Сначала вперед, до центральной площади, на ней стоит памятник Моцарту. Там свернете налево, поедете мимо супермаркета «Вкуснота», торгового центра «Эдем», увидите дорогу через лес. Но не пугайтесь, диких зверей в нашем государстве нет. И разбойников тоже. Езжайте прямо и окажетесь у большого дома. В нем живут инвалиды. Я хорошо объяснил? Могу повторить.

– Спасибо. Ты прекрасно описал дорогу, – похвалила я его.

Он шаркнул ногой.

– До свидания, хорошего вам дня. Вы в гости или хотите навсегда здесь поселиться? Ой, я слишком любопытный, да?

– Не смущайся, я тоже задала бы этот вопрос, – приободрила я Петю. – Приехала посмотреть на ваше государство, много о нем слышала.

– У нас лучше всех! – затараторил он. – Папа меня часто в Москву возит, мы по выходным в музеи ходим, в консерваторию. Мне там нравится, а в самом городе нет. Люди очень толкаются и злятся. В Табаско все вежливые, и наше мороженое вкуснее, его тетя Таня на ферме сама делает. Вы зайдите в магазин «Буренка», там его продают, попробуйте ягодное. Суперское!

– Петенька, – с укоризной сказала молодая женщина с сумкой, подходя к автомобилю, – похоже, ты забыл про занятия музыкой. Владлен Михайлович тебя ждет.

– Ой! Вера Петровна, тетя дорогу в дом милосердия спрашивала, – начал оправдываться малыш.

– Беги скорей к педагогу, – велела Вера Петровна.

– До свидания, – повторил Петя, – хорошего вам, тетя, дня.

– Приятный мальчик, – похвалила я убежавшего ребенка.

– У нас все такие, – сказала Вера Петровна. – Присматриваете дом? Обратите внимание на коттедж на Сиреневой улице. Участок неплохой, дом с виду кажется маленьким, но внутри очень просторный – восемь спален, пять ванных, гостиная, кухня-столовая, терраса. Мы с мужем хотели его купить, но потом подумали и на старом месте остались, поленились переезд затевать. Еще есть хорошее здание на Еловой, там земли даже побольше, тридцать пять соток, но оно соседствует со школой, а дети очень шумят.

– Здесь можно купить особняк? Я думала, что Новая Табаско – закрытое государство.

– Хорошим людям мы всегда рады, – заулыбалась Вера Петровна. – Цены на недвижимость тут смешные. Вон тот дом на днях приобрели за десять тысяч долларов.

Я посмотрела на двухэтажный коттедж, похожий на наш ложкинский.

– Вы шутите?

– Говорю серьезно, – заверила работница библиотеки. – Более того, когда вы соберетесь уезжать, государство выкупит у вас дом за ту же цену. Но есть нюансы: земля и все постройки принадлежат Егору Фомичу. Если вы приобрели домик, его нельзя завещать, хотя после смерти владельца его дети и внуки могут спокойно в нем жить. Любой человек может поселиться в Новой Табаске при условии, что есть свободное жилье.

Мне стало интересно.

– А вдруг мне захочется переделать дом, например, расширить его, пристроить террасу, лишнюю комнату, этаж?

Вера Петровна поставила на землю пакет, который держала в руках.

– Что ж, пожалуйста. Если размер участка позволяет и архитектурное управление не против, вам ничего не запретят. Подайте заявку в горсовет, дождитесь положительного решения, и вперед. Правда, есть кое-какие ограничения. Нельзя ставить сарай и другие хозблоки ближе чем за пять метров до забора. То же самое с детской площадкой. Если надумали обзаводиться бассейном, его можно рыть только на заднем дворе. И еще кое-что, наизусть не помню. Только, если решите покинуть государство, расходы вам не компенсируют. Купили дом за десять тысяч, а потратили тридцать на ремонт? Получите только десять. С домами легко, с гражданством намного труднее. Процедура его получения такова: покупаешь жилье, вселяешься и становишься кандидатом. Три года испытательный срок. Если не нарушаешь законы, приветлив с окружающими, честно работаешь, не пьешь, не куришь, не скандалишь, выучил историю Табаско, уважаешь флаг страны, то через тридцать шесть месяцев пиши заявление с просьбой о гражданстве. Его рассмотрит парламент, и коли большинство его членов проголосует положительно, идите оформлять паспорт. Но получение его не означает, что вы навечно стали табаскинцем. Почему дом на Сиреневой продают? Там жила семья Деминых, мать, отец и сын. Тихие, приветливые, работящие люди. Но мальчик побил ученицу параллельного класса, да так сильно, что ее на «Скорой» в Москву отвезли. У нас есть своя больница, очень хорошая, в ней работают прекрасные врачи, вам живо помогут, и аппендицит удалят, и протезирование зубов сделают. Но если сложный случай, пациента в столицу отправляют. Инцидент случился не в школе, педагоги жестко пресекают любые попытки детей решать проблемы кулаками. Нет, Глеб позвал Катю на опушку леса и там с ней расправился за то, что девочка не дала ему списать контрольную. В тот же день парламент единогласно проголосовал за выселение семьи. Через трое суток все они уехали. Мать так плакала! И я ее понимаю – из райского места в ужас большого города… Кошмар!

– Жестко, – поежилась я.

– Мы не хотим впускать в Табаско агрессию, – пояснила Вера.

– А работать надо обязательно здесь? – полюбопытствовала я.

– Почему? Если желаете, катайтесь в Москву, – усмехнулась собеседница. – Но что-то мало кто этого хочет. У нас тут несколько школ, больница, магазины, институт культуры, экономики и менеджмента, банк, полиция, библиотека, где, кстати, я и работаю, два кинотеатра, прачечная. Ну и, конечно, НИИ, это градообразующее предприятие. В научно-исследовательском институте трудится много народа, там не только лаборатории, но и производственные цеха.

– Вы служите в библиотеке, – остановила я собеседницу, – вероятно, знаете Ольгу Богатикову, она мне очень нужна.

Вера Петровна прищурилась.

– Всех посетителей я не помню. Женщина, о которой вы говорите, не входит в библиотечный совет и не является постоянной читательницей. Может, когда-то и брала книги, но не у меня. Извините, в этом я вам не помогу.

– Наверное, здесь есть администрация, где можно навести справки о жителях страны? – предположила я.

Вера Петровна стерла с лица улыбку.

– Не советую вам идти туда и задавать вопросы. Игорь Львович, наш мэр, строго запретил рассказывать служащим о том, кто в каком доме живет. У нас был неприятный случай: три года назад сюда примчался бывший муж одной табаскинки, узнал в мэрии, где находится особняк разведенной супруги, и устроил там дебош. С той поры у всех чиновников рты на замке, они вам ответят: «Сами ищите свою подругу. Позвоните ей, пусть даст точный адрес». Я бы и рада вам помочь, но в Табаско проживает более десяти тысяч человек, всех знать невозможно.

– Ничего себе! – ахнула я. – Думала, что Табаско совсем маленькая страна.

– Вы, похоже, не читали брошюру, которую на границе всем гостям дают, – догадалась библиотекарь. – Официально мы называемся «Научно-производственное отделение Новая Табаско». Егор Фомич владеет НИИ и заводом, производящим косметику. Среди жителей много ученых. Много лет назад Пискунов потерял свою жену и мать. Женщины возвращались из театра, к ним пристали какие-то подонки, ограбили и убили. Преступников не нашли. Егор Фомич поклялся создать в память о своей семье государство Новая Табаско, где не будет никакого насилия. И, как видите, ему удалось воплотить свою мечту в жизнь. Мы очень любим нашего правителя и благодарны ему. В стране спокойно, комфортно, дети играют на улицах, нет пьяных, хулиганов, в семьях хорошие отношения. Местным школам позавидует любая московская, в них преподают удивительные учителя. Да, еще есть театр, спектакли ставит самодеятельный коллектив, и приезжают гастролеры с антрепризами.

Я облокотилась о руль.

– Все, что вы рассказали, очень напоминает научные городки, которые во времена СССР были разбросаны по всей стране.

– В точку, – согласилась Вера. – Мы, по сути, именно такой город. А то, что Новая Табаско именуется государством и правит в нем монарх, никого не смущает, наоборот, радует. Пискунов решает все проблемы, люди занимаются наукой и творчеством. Вы кто по профессии?

– Преподаватель французского языка, Даша Васильева, – представилась я.

– Здорово! – обрадовалась Вера Петровна. – Надумаете перебраться в Табаско – без работы не останетесь. Школы, институт… Если в учебных заведениях штат заполнен, то в НИИ или на заводе определенно наберутся группы желающих заняться языком. Народ у нас обожает получать знания. Несколько лет назад в государстве появился тренер по йоге, и все так увлеклись! Я вам сказала про наш спортивный комплекс? В нем есть тренажерный зал, бассейн, разные занятия: цигун, йога, пилатес. Мы тут не скучаем.

– Что такое дом милосердия? – спросила я.

– Грубо говоря, дом отдыха и интернат для больных одиноких людей. Там нет граждан Табаско, потому что среди наших нет брошенных. А образно говоря, дом милосердия – это рука помощи тем москвичам, кому совсем плохо морально. Попасть на работу туда сложно, Зинаида Борисовна, главный врач, тщательно отбирает персонал. Вы съездите туда, полюбуйтесь на прекрасный парк.

– Меня пустят? – усомнилась я.

– Конечно, – заверила библиотекарь, – по территории может гулять любой табаскинец или гость. Непременно зайдите в дом. Вас встретят приветливо, проведут экскурсию. Ранее это была барская усадьба барона Вестгаузена. В комнатах сохранились роспись и лепнина на потолке, в столовой роскошный резной буфет. Там вообще много интересного, например, батареи чугунные с орнаментом. Егор Фомич с любовью все реставрировал. А вот если захотите устроиться туда на службу, будьте готовы, что Зинаида Борисовна вас под микроскопом изучит. Еще Пискунов открыл аптеку, непременно зайдите туда, она как раз по дороге в дом милосердия. Удивительное место, там работает Ирина Львовна, уникальный травник. Она вылечила мою мигрень, я навсегда забыла про головную боль. Ох, заболталась я с вами! Пора бежать. Живу на Тихой улице, дом семь. Устанете – заходите чайку попить. Хорошего вам дня.

Помахав мне рукой, Вера Петровна ушла, а я медленно поехала по дороге. Ну надо же, я попала в райское место! Эта Новая Табаско что-то вроде города Солнца, о котором писал Томмазо Кампанелла
[8]. Но, несмотря на идиллический настрой жителей, порядки здесь строгие, никто из местных чиновников адреса Ольги Богатиковой мне не даст, а у Раечки в компьютере просто указано: Московская область, деревня Табаско. Ни названия улицы, ни номера дома. Загляну-ка я в местную аптеку, мать умершей горничной Лены инвалид, наверное, она частенько заезжает за лекарствами или ей их доставляют прямо на дом.

Я медленно катила вперед, любуясь красивыми ухоженными участками. В государстве Егора Фомича никто не прятался за глухими заборами, и ни на одном доме я не заметила решеток. Улица вывела к небольшой лавке булочника. Симпатичная продавщица, улыбаясь, показала мне, как быстрее добраться до аптеки, а на мой вопрос про Богатикову ответила:

– Извините, народу много ходит, я в лицо всех знаю, а по именам нет. Всем очень мои крендели с корицей нравятся. Вот, попробуйте…

Я взяла умопомрачительно пахнущую булочку и поинтересовалась:

– Сколько с меня?

– Ешьте на здоровье, угощаю, – засмеялась булочница. – Если понравится, еще заглянете.

Я в полном изумлении покатила дальше. Просто сказка какая-то, а не страна! Егору Фомичу удалось создать оазис позитива и дружелюбия. Посмотрим, как меня встретит провизор, аптечные-то работники, как правило, очень серьезны. В небольшом киоске, где я всегда покупаю таблетки от головной боли, мне ни разу не улыбнулись, хотя я постоянный клиент.

Но Ирина Львовна была не похожа на своих московских коллег. Она обрадовалась так, словно увидела близкую родственницу:

– Мигрень? Очень вам сочувствую, неприятная штука. Правда, есть хорошая новость: с этой болячкой можно прожить более ста лет, угрозы жизни нет. Вы проходили обследование? Делали диагностику сосудов? Головного мозга? Необходимые анализы крови?

– Раз в год я прохожу диспансеризацию, и пока ничего тревожного нет, – ответила я.

Ирина Львовна постучала кулаком по прилавку.

– Тьфу-тьфу… Дам вам травяной сбор. Он не скоропомощное средство и, если вы его выпьете в момент приступа, не поможет. Принимать надо курсом четыре месяца, эффект наступит примерно на третьей неделе. Если полностью не избавитесь от мигрени, то приступы станут значительно короче и легче. И непременно исключите из рациона продукты, провоцирующие головную боль: выдержанный сыр, сдобную выпечку, шоколад, пиццу… Ну да, наверное, список у вас давно есть.

Я вспомнила о только что слопанном невероятно аппетитном кренделе и вздохнула:

– Почему медики, говоря о здоровом питании, всегда запрещают вкусное и оставляют геркулесовую кашу на воде без молока, соли, сахара и варенья?

Аптекарь рассмеялась, повернулась к стеклянному шкафу и распахнула дверцы. Я увидела большой пакет с яркой, сделанной черным фломастером надписью «Гарибальди» и тут же сообразила, как мне действовать.

– Какое смешное название лекарства – Гарибальди!

– Нет, – опять рассмеялась Ирина Львовна, – это фамилия женщины, которая покупает травяной сбор «Ароматные травы». Он очень ей нравится, берет его регулярно. Она сама врач, но предпочитает лечиться гомеопатией. Рассказывала мне, что ее дедушка был итальянцем, от него и фамилия ей досталась.

– У вас много постоянных покупателей, – сказала я, – например, Ольга Богатикова.

Фармацевт поставила на прилавок коробку.

– Не помню такую.

– Ну как же, Оля ездит в инвалидной коляске, – не успокаивалась я.

Провизор почесала ухо.

– А-а-а! Один раз сюда заглянула женщина в коляске. Была очень возбуждена, вкатилась и с порога заявила: «Мне нужны таблетки, от которых молодеют. Чтобы тридцать лет сбросить». Я ей объяснила: «Таких средств нет, могу предложить комплекс, от него улучшится пищеварение. От того, как работает кишечник, зависит наша внешность». Она разозлилась: «У меня намечается свадьба, жених намного моложе, надо ему соответствовать. Принесите пилюли, которые в доме милосердия раздают, они омолаживают». Тут я поняла, что у бедняжки проблемы с головой, попыталась осторожно узнать, где ее родственники, и услышала: «Живу с дочерью, но она работает, целый день отсутствует, мне одной приходится все вопросы, связанные со свадьбой, решать. Раз у вас такого лекарства нет, покачу в дом милосердия, там оно точно есть, я знаю». И к двери порулила. Имени-фамилии я у бедняжки не спрашивала. Но вскоре после того разговора я пошла в обеденный перерыв кофейку попить, глядь, а дама-инвалид навстречу едет. Приметила меня и говорит: «Как я выгляжу? Омолодилась прекрасно! А все потому, что пью лекарство, теперь каждый день езжу за ним в дом милосердия». Я, конечно, сказала: «Смотритесь юной девушкой», – а у самой жалость к больной разыгралась. Распрощалась с ней, иду в кафе и думаю: «Зинаида Борисовна, главный врач дома милосердия, очень хороший человек. Когда инвалид заговорила о волшебных пилюлях, она сразу поняла, кто перед ней. Разубеждать бедолагу, говорить ей: «Помилуйте, не существует такого средства! Да и откуда бы ему взяться в санатории для одиноких инвалидов? Наша задача не внешне омолодить постояльцев, а оздоровить их тело и душу» – не стала. Скорее всего, Зинаида Борисовна дает несчастной сахарные шарики, вот та и успокоилась.

8

Томмазо Кампанелла (1568–1639) – итальянский философ, писатель, представитель утопического социализма.

На двери звякнул колокольчик, в аптеку зашел мужчина.

– Добрый день, Миша! – приветствовала его Ирина Львовна. – Сейчас покупательницу отпущу и вами займусь.

Я расплатилась с аптекаршей, уточнила у нее дорогу до дома милосердия и двинулась в путь. Надеюсь, там-то разузнаю адрес Ольги.

Вдали показалась ярко-красная крыша большого дома, я увидела щит с надписью «Парковка для гостей», поставила машину и вошла в просторный холл.

– Здравствуйте, – заулыбалась пожилая женщина, сидевшая у вешалки. – Пожалуйста, бахилки наденьте на ножки, а курточку мне отдайте, вот вам одноразовый халатик.

– Прямо как в больнице, – пробормотала я, путаясь в слишком широком одеянии.

Гардеробщица нажала на клавишу, прикрепленную к стене.

– Ирина Викторовна, кандидатка на должность кастелянши пришла.

Потом протянула мне пояс.

– Вот, подпояшетесь, и хорошо будет. Больно у вас размер маленький, прямо детский. Вы не больны? К нам с заразой нельзя.

– Я здорова как корова, – рассмеялась я. – Просто принадлежу к породе мышей – рост небольшой, кости тонкие. Не волнуйтесь, никакой инфекции вам не принесла.

– Уж не сердитесь на нашу Анну Филипповну, – произнес за спиной тихий голос, – она за постояльцев, как за родных, переживает.

Я обернулась. Полная, похожая на только что вынутую из духовки сдобную булочку, молодая женщина широко улыбнулась.

– Я Ирина, старшая медсестра. Вы хотите устроиться на ставку кастелянши? Недавно поселились в Табаско?

– Меня зову Даша, – представилась я. – Нет, пока только присматриваюсь, хочу понять, правда ли тут так хорошо, как Вера Петровна рассказывала. Она местная, советует мне в Табаско устроиться.

– Верочка Абрамова? – обрадовалась Ирина.

– Библиотекарь, – добавила я.

– Прекрасный человек! А уж какой у нее муж! Он завлабораторией антивозрастных кремов, великолепный специалист! Веруня подарила мне на Новый год лично им приготовленную сыворотку от пигментных пятен. И, посмотрите, где они, а?

Я внимательно вгляделась в лицо старшей медсестры.

– У вас идеальная кожа, прямо как у ребенка.

– Вот! – гордо воскликнула Ирина. – Вы на Анну Филипповну обратите внимание. Ей семьдесят пять лет, а выглядит на пятьдесят.

– Потрясающе, – совершенно искренне восхитилась я.

– Я пользуюсь специальным набором для зрелой женщины, – тут же начала объяснять гардеробщица. – Там умывайка, лосьон, сыворотка, кремы, маски, флюид для тела. Если хотите, можете такой же в магазине при фабрике купить. Он там на четверть цены дешевле, чем в городе. Называется «Vivalin cosmetiklove».

– Это ваша, табаскинская, продукция? – поразилась я. – Некоторые мои подруги ею пользуются и очень хвалят. Но я думала, она производится в Англии.

– Почему вы так решили? – удивилась Ирина. – На всех баночках-скляночках написано «Москва».

– Не знаю, – растерялась я.

– Линия, которую предпочитает Анна Филипповна, вам пока не подходит, – деловито заметила Ирина. – Дам вам пробники другой серии, их хватит на месяц. Увидите положительный эффект, а он непременно будет, вот тогда и придете в наш магазин.

Я смутилась.

– Спасибо. Получается, я выпросила у вас подарок.

– Вовсе нет, – возразила медсестра. – Пробники для того и существуют, чтобы человек понял, нужен ему товар или нет. Так вы к нам устроиться хотите? Где про вакансию кастелянши узнали? В Интернете?

Мне следовало объяснить Ирине Викторовне, что я просто любопытствующий посетитель, гардеробщица ошиблась, назвав меня кандидаткой на вакантную должность, но вместо этого я неожиданно произнесла:

– Да, на сайте.

– К сожалению, вы приехали в неудачный день, – расстроилась медсестра, – главврач сегодня не встречается с соискателями. Уж простите, я понимаю, что вы проделали не близкий путь, но в объявлении указано: Зинаида Борисовна принимает исключительно по понедельникам.

– Неудобно получилось, – пробормотала я и начала отступать к двери. – Погуляю в вашем парке.

– Главврач занята, зато я вам все покажу, – весело продолжила Ирина. – Может, вам совсем у нас не понравится, решите, что не стоит на собеседование ехать. Заодно полюбуетесь на интерьеры. Наверное, читали на сайте историю здания и его реставрации?

Раз соврав, пришлось лгать дальше.

– Да, да, – закивала я.

– Я вам сейчас все про наш дом расскажу, – пообещала Ирина.

Мы медленно двинулись по широкому коридору. Похоже, моя спутница не первый раз проводила подобную экскурсию. Ее речь была ровной, явно информация заучена наизусть. Я старательно изображала интерес, ахала, охала, рассматривала потолок, батареи, переспрашивала и выжидала время, когда будет уместно спросить про Ольгу Богатикову.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!
Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: