Приват-танец мисс Марпл

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 19

– Надо отыскать ту Юлию Мельникову с тяжелой травмой бедра. Вероятно, она расскажет о таблетках, – задумчиво произнесла Емелина, когда я завершила свой рассказ. – А еще нужно найти Лидию Варсавину. Не самая легкая задача, учитывая отсутствие отчества и года рождения. Наверное, обе они москвички.

– Думаю, да, – согласилась я.

– Пошуровать, что ли, в базе медучреждений… – протянула Раиса. – Ладно, попытаюсь. А ты чем займешься?

Я зевнула.

– Попью чаю и лягу спать.

– Хорошая идея, – одобрила Рая и отсоединилась.

В столовой, куда я спустилась, как обычно, было много народа. Зоя Игнатьевна, сверкая бриллиантовыми серьгами, церемонно произнесла:

– Надеюсь, Дашенька, день прошел прекрасно.

– Замечательно, – заверила я и положила на тарелку хорошую порцию жареной картошки с грибами, подумав: перейду на здоровое питание утром, нет смысла начинать новую жизнь вечером.

– Мы уже познакомились с Полиночкой, – сообщила Глория. – Мама, у тебя из кольца один камень выпал.

Зоя Игнатьевна посмотрела на массивный перстень на указательном пальце левой руки.

– Странно, Глория, что ты лишь сейчас заметила дефект. Изумруда нет уже пятьдесят лет.

– Да ну? – удивилась дочь.

Зоя Игнатьевна взяла ломтик хлеба и начала аккуратно намазывать его тонким слоем масла.

– Кольцо, как и серьги, достались мне от бабушки. В них прекрасные бриллианты в обрамлении кабошонов.

– Капюшоны? – спросила Полина. – Как у куртки?

– Нет, дорогая, – приветливо возразила Зоя Игнатьевна, – кабошон. В середине слова буква «б», а не «п». И «о» вместо «ю». Изумруды зачастую шлифуют без граней. Посмотрите на мои серьги, там бриллианты, они сверкают в электрическом свете. Кстати, как вы думаете, почему воспитанные дамы никогда не выйдут с этими камнями днем?

– Не знаю, – пожала плечами Полина. – Если б у меня такие имелись, я бы их не снимала, пусть все видят и завидуют.

Зоя Игнатьевна отложила вилку, промокнула льняной салфеткой губы, потом откашлялась.

– Зависть разрушающее чувство, с ним надо бороться. А с бриллиантами все просто. При естественном освещении они теряют блеск, смотрятся стекляшками, зато при лампах или свечах начинают искриться. Чем лучше огранен алмаз, тем он ярче сверкает. Для этих камней очень важна правильная обработка и прозрачность. А вот для изумрудов основным критерием является цвет, чем они темнее, тем они дороже, светло-зеленые стоят совсем дешево. Количество граней при обработке изумруда значения не имеет, поэтому часто их делают просто шлифованными, то есть кабошонами. И украшения с глазом русалки, как с легкой руки сказочника Ганса Христиана Андерсена стали называть изумруды, можно спокойно надевать в любое время суток. Почему? Они одинаковы при любом освещении. Все правила, которые придумали люди, существуют не просто так. Современный человек их не знает и считает глупостью, он рассуждает примитивно: «Не украсить себя с утра сережками? Вот ерунда, пойду в бриллиантах на работу». Оставим в стороне вопрос морали, не будем спрашивать, стоит ли вызывать у коллег зависть, посмотрим на проблему иначе: как заиграют изумруды в полдень? Никак.

Полина показала на перстень Зои Игнатьевны.

– У вас там большой изумруд, по цвету, как винная бутылка, очень темный.

– И баснословно дорогой, – уточнила старшая Маневина. – Да, из его обрамления выпал крохотный камешек, но я не желаю нести кольцо ювелиру, боюсь, он его испортит.

– Ой, смотрите, псинка притащила посуду! – воскликнула Глория.

Я повернула голову и увидела Мафи, которая, держа в зубах фарфоровую мисочку, медленно шла в сторону кухни.

– Как аккуратно несет! – начала восторгаться моя будущая свекровь. – Сильно зубы не сжимает, словно понимает, что тогда…

– Ты где плошку взяла! – заорала Анфиса. – Целый день я ее искала и не нашла. Не собака, а чума. Верни немедленно!

– Не ругай Мафи, – попросила я. – Она ни при чем, это я оставила пиалу в беседке, читала там книгу и пила чай с вареньем. Чашку потом унесла, а пиалу, в которой был джем, забыла. Собака решила навести порядок. Похоже, она сообразительная, догадалась, что пиале место на кухне. А еще Мафи приволокла в прихожую мужской ботинок, правда, один. Темно-коричневый, из крокодиловой кожи. Игорь, это случайно не твой?

– Нет, – ответил он. – И Мафи вовсе не умна, наоборот, просто дурочка. Никак не желает землю копать. Сегодня таскал ее по поселку, по лесу, и ни одного куска цветного металла она не обнаружила. Зато приперла откуда-то губку для мытья посуды и швырнула в моей ванной.

Я покосилась на весело прыгающую псину. Нет, Мафи совсем не глупа, только не разбирает, какая мочалка для тела, а какая для кастрюль. Но ведь притащила ее туда, где Игорь принимает душ.

– Ничего, я ее выдрессирую, – без особой уверенности в голосе сказал Гарик.

– Конечно, дорогой, – поспешила похвалить его Зоя Игнатьевна.

Полина зевнула, я наклонилась к ней и тихо спросила:

– Устала?

– Глаза слипаются, – пробормотала девушка.

– Вам еще травяной чай принести? – крикнула из кухни Анфиса.

Я посмотрела на пустой стеклянный чайник.

– Кто-нибудь хочет пить?

– Я опустошила уже две кружки, – протянула Глория. – Спасибо, нет. Лучше лягу, вроде ничего особенного сегодня не делала, а руки-ноги не шевелятся.

– Наверное, погода меняется, – заметила Зоя Игнатьевна, – я чувствую себя разбитой, совершенно нет сил.

– Дождь собирается, давление упало, вот мы и ползаем дохлыми мухами, – с видом знатока заявил Игорь, – гран мерси за вкусный ужин, хочу на боковую.

Я посмотрела на остатки чая в своей кружке. Зря, наверное, положила в него столько варенья, получилось очень сладко, выпила всего треть и больше не могу.

Что-то рано сегодня все разбрелись по спальням, может, правда завтра пойдет дождь?

* * *

Но утром на небе продолжало сиять солнце. Я спустилась на первый этаж, вошла в кухню, не зажигая света, увидела на столешнице длинную тушку и удивилась. Что это? Вернее, кто? Кролик? Но Анфиса всегда покупает его уже разделанным, порубленным на порционные куски, а я вижу зверушку, так сказать, целиком. И у нее длинный тонкий хвост. Вроде у кроликов такого нет. Может, это рыба? И у нее лопушистые уши и серо-коричневая шерсть?

Сзади послышались шаркающие шаги, я обернулась.

– Фиса, что ты собралась готовить на обед?

– Еще за завтрак не принималась, – простонала домработница. – Состояние как с похмелья. Может, я отравилась вчера? Вы как?

– Нормально, – ответила я. – Ощущаю легкую слабость в ногах, но это от занятий фитнесом. Кто лежит на разделочном столике?

– Никого туда не клала, – удивилась Анфиса и щелкнула выключателем.

Под потолком вспыхнула пятирожковая люстра.

– Мафи! – в один голос закричали мы с Анфисой.

Тушка вздрогнула, подняла голову, попыталась встать и шлепнулась на пол. Кое-как все же поднялась, шатаясь, пошла в угол, где лежал матрасик мопсов, рухнула на него и захрапела.

– Вот нахалка! – в сердцах воскликнула Фиса. – Залезть на кухонный стол…

– Как она туда запрыгнула? – восхитилась я.

– У Мафи ноги-пружины, – сердито проговорила домработница. – Что за звук противный, словно стая комаров пищит? Вроде от вас летит.

Я засунула руку в карман халата, вытащила мобильный и пошла на террасу.

– Привет, – бодро сказала Рая. – Мне, как всегда, пришла в голову гениальная мысль. Если у человека инвалидность, то он должен где-то лечиться, так?

– И правда гениальная, – съехидничала я.

– Смейся, смейся, – не обиделась Емелина. – А еще я сообразила. В дом милосердия принимают только тех, у кого нет родственников и друзей. Следовательно, Юлия и Лидия одинокие. Значит, если они подхватят, например, грипп или другую заразу, ухаживать за ними будет некому. Именно этого, то есть остаться без помощи, боится большинство людей с ограниченными возможностями. И, пораскинув умом…

Я не выдержала:

– Раечка, можешь сразу сообщить, что ты узнала?

– В Москве существует «Луч надежды», милосердное общество, которое абсолютно бесплатно помогает таким больным. Основатели его – психолог Нина Парамонова, проживающая в поселке Вилкино, и ее муж Владимир. Ты мне о ней рассказывала, вы вместе участвовали в самодеятельном спектакле.

– Психолог и астролог, родители угрюмого Димы? – удивилась я. – Вот уж никогда бы не подумала, что они занимаются благотворительностью.

– Причем весьма успешно, – продолжила Раиса. – Нина организует аукционы, разные другие мероприятия и акции, получает деньги от сострадательных граждан. У общества есть сайт, где вывешивается информация, куда уходят пожертвования. Похоже, у организации все прозрачно. Так вот, в списках получивших материальную помощь я нашла Юлию Андреевну Мельникову с травмой бедра. И там же обнаружилась Лидия Олеговна Варсавина, которой после автомобильной аварии удалили часть правой ноги, «Луч надежды» покупал бедняжке импортный протез. Мельникова не так давно скончалась в больнице от инфаркта, а Лидия Олеговна жива и здравствует. Судя по документам, она не работает, не имеет семьи, никогда не рожала. Но, думаю, она где-то служит, просто не оформлена, как надо, получает зарплату в конверте. Сейчас поясню, почему я так решила. Варсавина живет в самом центре Москвы, в престижном доме, в огромной квартире, которая ей досталась от покойных родителей. Лидии еще нет пятидесяти, и она может не сообщать нанимателю о своем физическом недостатке. Если протез хорошего качества, она скорее всего даже не хромает, наденет брюки, и никто ни о чем не догадается. Квартплата за многокомнатные хоромы в Центральном округе должна быть огромной, и машину содержать не дешево.

– У Варсавиной есть автомобиль? – не поверила я своим ушам. – У нее же нет ноги.

– Может, машина с ручным управлением? – предположила Рая. – В документах просто сказано: «Мини-купер», цвет темно-синий». Был такой летчик, Алексей Маресьев, он во время войны обе ноги потерял, но не пал духом, научился управлять истребителем на протезах. Помню, папа мне в детстве книгу о нем дал, называлась «Повесть о настоящем человеке».

– Хорошее произведение, жаль, сейчас позабытое, его написал Борис Полевой, – пробормотала я. – Ты в курсе, сколько стоит «Мини-купер»? Эта крошечная, игрушечная на вид машинка имеет совсем не соответствующую своим миниатюрным размерам цену. Она требует дорогого техобслуживания, дядя Вася из простого автосервиса на коленке «малышку» не починит, придется отдавать ее в центр официального дилера. И бензин для нее нужен экстра-класса. Кроме того, «Купер» скоростной, разгоняется мгновенно. Во всех смыслах не подходящий для инвалида автомобиль.

– Есть еще и другая странность, – после паузы добавила Рая.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *