Приват-танец мисс Марпл

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 21

Выйдя из дома Парамоновой, я села на скамеечку на улице и набрала домашний номер мошенницы.

– Да, – звонко ответил приятный женский голос.

– Здравствуйте, Лидия, – затараторила я, – меня зовут Даша, вы оставили в нашем фонде заявку на получение помощи. Простите, пожалуйста, мы переезжали в другой офис, я потеряла ноутбук, там все рабочие записи остались, ваш мобильный наизусть я не помнила, пришлось номер по справочной искать. Спешу сообщить, что принято положительное решение, вам переведут полмиллиона рублей. Нам надо непременно встретиться для обсуждения всех формальностей. Пожалуйста…

– Девушка, – наконец-то перебила меня владелица телефона, – произошла ошибка, Лидия Варсавина тут не живет, она сдала мне жилплощадь.

– Ой, ой, ой! – запричитала я. – Давно?

– Не особенно, – ушла от точного ответа собеседница.

– Шеф меня убьет, – заныла я. – Что делать? Запишите мой телефон и передайте его Варсавиной. Вообще-то он у нее есть, Лидия обращалась к нам пару лет назад, ей отказали, а сейчас у фонда появился новый спонсор, он велел отыскать ее.

– Мы не общаемся, – отрезала незнакомка.

– Кто же ей арендную плату передает? – удивилась я.

– Я внесла всю сумму разом за год, – вывернулась собеседница. – Впрочем, ладно, диктуйте номер. Маловероятно, что я буду с Варсавиной беседовать, но совсем это исключить нельзя.

Я живо продиктовала цифры.

– Название фонда сообщите, – деловито уточнила квартиросъемщица.

– «Надежда», – сказала я.

Из трубки понеслись гудки. Я положила телефон в сумку, но он снова зазвонил.

– Дашенька, дорогая, вам не сложно подъехать домой? Это Зоя Игнатьевна, – раздалось из трубки.

Я не на шутку испугалась – до сих пор пожилая дама ни разу не звонила мне.

– Что случилось? Феликс заболел?

– Маленькая неприятность произошла, – уклончиво сообщила Маневина-старшая.

Мне стало еще страшнее.

Вчера поздно вечером Феликс связался со мной и предупредил, чтобы я не волновалась. Университет, где он сейчас читает лекции, любит устраивать для студентов и преподавателей выездные семинары. Группа людей с рюкзаками уходит в глубь одного из крупнейших национальных заповедников США и проводит там неделю, живя в палатках и готовя еду на костре. Особую пикантность походу придает наличие в округе диких зверей, в частности, медведей. Мобильные телефоны с собой брать нельзя. Конечно, группу сопровождают рейнджеры, и у них есть все средства связи, если кому-то станет плохо, помощь тут же вызовут. Но поболтать со мной, как всегда, после полуночи Маневин семь дней не сможет.

Я посоветовала Феликсу не отходить далеко от лагеря и не брать с собой в поход любимые шоколадные конфеты, на их запах точно прибегут все косолапые, а потом спокойно заснула. Но сейчас, услышав голос Зои Игнатьевны, сразу подумала, что Феликс в лесу, где полно диких зверей, а рейнджеры просто люди, они могут зазеваться.

– Все здоровы, – сказала Зоя, – никто не болен.

Я перевела дух. Главное, что нам не требуются врачи, машина реанимации и срочные операции, остальное чепуха.

– Мы вас ждем, – торжественно сказала пожилая дама. – Далеко находитесь?

– В десяти минутах езды от дома. Уже мчусь, скоро прибуду в Ложкино, – пообещала я, спеша к машине.

* * *

Глория и Зоя Игнатьевна встретили меня в гостиной. Лори была заплаканной, и я снова испугалась.

– Что случилось?

– Убедительная просьба, проверьте свою шкатулку с драгоценностями, – неожиданно попросила Маневина-старшая.

– Я не держу дома ценные украшения, храню их в банке, – удивилась я.

– Вчера на вас сверкали симпатичные серьги, небольшие, очень элегантные, – продолжала Зоя Игнатьевна, – но сейчас их нет. Где они?

– Забыла с утра надеть, выскочила из дома второпях, – пояснила я. – Букли
[10]на тумбочке у кровати, больше им негде быть.

– Пожалуйста, принесите их, – потребовала Маневина.

Я пошла в спальню, увидела, что на прикроватном столике лежит книга, стоят будильник и пустая розетка, куда я обычно кладу сережки, решила, что они упали на пол, встала на колени и начала водить ладонями по коврику.

– Не старайтесь, – раздался за спиной грустный голос Глории, – не найдете.

Я встала.

– Не понимаю, Лори, что происходит.

Будущая свекровь сгорбилась.

– Очень не хочется говорить, но придется. Дашенька, вы хорошо знаете Полину?

У меня похолодели кончики пальцев.

– Не очень. Познакомились случайно вчера.

– Похоже, она нас обворовала, – смущенно пробормотала Лори. – Я, как и вы, держу свои украшения в банковской ячейке. А мама не может без бриллиантов вечером, всегда выходит к ужину в подобающем платье и с комплектом украшений. Вчера вечером мы, попив травяного чая, внезапно захотели спать. Даже Мафи. А я видела, как собачка тайком вылакала остатки из вашей чашки. Сегодня головная боль сразила всех обитателей дома, а Мафи тошнит.

– В чае растворили снотворное или нечто типа клофелина, – пробормотала я. – Я ощутила лишь легкую слабость, потому что положила в кружку гору варенья и сделала всего пару глотков.

– После того, как мы уснули, Полина пробежалась по комнатам, собрала драгоценности и удрала. Она неплохо поживилась: твои и мамины серьги, кольца, браслет, подвеска, мои часы с брильянтами, брошь, медальон. У Анфисы пропали две золотые цепочки, перстенек, Игорь лишился печатки. Сейчас Фиса ходит по дому и проверяет, не унесла ли гостья что-нибудь еще, например столовое серебро или картины, – договорила Глория.

– Ага, – растерянно сказала я. – Простите, пожалуйста.

Лори обняла меня.

– За что? Никто не виноват, что девушка оказалась нечистой на руку.

– Мне не следовало приглашать в дом человека через десять минут после знакомства, – вздохнула я.

Глория разжала руки.

– Дашенька, если со мной происходит неприятность, я стараюсь не огорчаться, думаю: «Никто тебе не враг, никто тебе не друг, все учителя. Очень хорошо, что жизнь преподала мне урок. Теперь знаю, что может случиться, и в дальнейшем постараюсь избегать похожих ситуаций». Безделушки ерунда, главное, мы живы, здоровы, а цацки купим. И, пожалуйста, более не будем обсуждать произошедшее.

Она нежно поцеловала меня в щеку и ушла. Я осталась стоять в полной растерянности.

Полина оказалась воровкой! Уж не знаю, как она попала в дом милосердия, но, очутившись там, ушлая девица быстро разобралась в происходящем, испугалась, что ее вынудят принимать вредное лекарство, и решила сбежать. Зинаиде Борисовне нужны подопытные «кролики». Она не имеет права насильно удерживать людей, но ведь всегда можно сделать так, что человек останется. Ну, например, давать ему сильное снотворное. После приема некоторых транквилизаторов даже буйные сумасшедшие превращаются в послушных, тихих и улыбчивых заек. Полина, небось, испугалась, стала искать выход. И тут, о радость, появляюсь я. Девица оказалась неплохим психологом – сразу раскусила мой характер и бросила фразу про убийство Ольги Богатиковой. То ли хотела заинтриговать меня, то ли специально сгущала краски, чтобы я решила, что ей грозит нешуточная опасность, таблетки, которые Поле собрались давать, лишают людей жизни. Я клюнула на приманку и вывезла Полину за ворота.

10

Букли – сережки-гвоздики. От французского boucles d’oreilles – серьги.

Ну и как пакостница действует дальше? Она умело давит на жалость, не желает брать деньги на билет до дома, ловко выведывает, где мои родные, ведет себя так, что я приглашаю ее к себе. А вы бы высадили на вокзале девушку, у которой не работает одна рука? Уехали спокойно от бедняжки, у которой нет денег ни на билет, ни на съем жилья, ни на еду? То-то и оно! Беглянка очутилась в моем доме, а за ужином Зоя Игнатьевна, сверкая дорогими серьгами, стала рассуждать о драгоценностях. Гостья осмотрелась по сторонам, оценила обстановку и подсыпала в травяной чай снотворное. Откуда у Полины лекарство? Понятия не имею. Могу лишь предположить, что его давали перед отбоем в санатории, а Поля не принимала таблетки, прятала их.

Я вздохнула и позвонила Дегтяреву. Тот не ответил, но через минуту пришла эсэмэска: «Знят. Совщние». Мне стало тоскливо и обидно. Ну зачем я пригласила Полину? И что мне теперь делать?

Дверь спальни открылась, на пороге опять появилась Лори.

– Забыла сказать! Дашенька, не надо обращаться к Дегтяреву.

– Почему? – вздохнула я. – Полковник не занимается охотой на воров, он ловит более серьезных преступников, но, надеюсь, ради нас сделает исключение.

Глория опустила глаза.

– Даша, какая фамилия у Полины?

– Не знаю, – растерялась я.

– Где она живет? Кто ее родители? Дата рождения девушки? – принялась сыпать вопросами моя будущая свекровь.

– Ну… вроде до приезда в столицу она жила в маленьком городке, – без особой уверенности ответила я. – Полина воспитывалась в детдоме, хотя…

Я замолчала. Господи, Дашутка, ты на редкость глупое существо! Когда мы с девицей вошли в дом, та приняла мопсов за поросят и бросила фразу: «Боюсь свиней, на меня один раз летом, в деревне у бабушки, хряк напал». Может, не дословно я процитировала Полю, но важен смысл. Получается, лето «сиротка» проводила у родственницы. Почему я сразу не обратила внимания на ее оговорку? Хотя, может, она попала в интернат позднее…

– Дашенька, Александр Михайлович, услышав твою просьбу, только тебя отругает, – вздохнула Глория. – Представляю, что полковник скажет и как будет нервничать. А Полину все равно не поймают. О ней ведь ничего не известно, думаю, имя тоже фальшивое. Паспорт же она не показывала?

– Нет, – еле слышно ответила я.

– Поэтому нужно просто забыть об этой истории. Мама и Игорь того же мнения. Да, мы стали жертвами воровки, но это не самое страшное в жизни.

Я опустила голову.

– Вы все стали жертвами преступницы, которую я привела в дом.

Лори взяла меня за руку.

– Дорогая, впустить в дом подлого человека полбеды, главное, не впустить его в свою душу. Очень хорошо, что девушка сразу себя проявила, намного хуже было бы, поживи она в Ложкине пару недель перед тем, как обчистить приютивших ее людей. Не стоит грустить. Все проходит.

Мать Феликса ушла.

Вы когда-нибудь наступали на кучку навоза? Помните свои ощущения? Тогда можете понять, что испытывала я. И как поступить? Глория права, Дегтярев меня сожрет с потрохами, когда узнает правду. Но нельзя же оставить Полину безнаказанной, мерзавка еще кого-нибудь обчистит.

Мрачные раздумья прервал телефонный звонок. Я приложила трубку к уху и услышала тихий-тихий, бесконечно усталый голос:

– Добрый день, прошу прощения за беспокойство. Мне необходимо поговорить с Дарьей Васильевой.

– Слушаю, – стараясь успокоиться, произнесла я.

– Меня зовут Лидия Варсавина. Вы меня разыскивали?

– Ой, здравствуйте! – воскликнула я. – Наше руководство приняло решение о выплате вам материальной помощи в размере полумиллиона рублей.

– Да? – протянула Лидия. – А как называется ваш фонд?

– «Надежда», – пояснила я.

– Извините, я никогда туда не обращалась, – отрезала Варсавина.

– Ну как же, пару лет назад вы писали нам. Вам тогда отказали.

– Неужели?

Я набрала полную грудь воздуха.

– Очень неприятно рассказывать постороннему об этом, но, видно, придется. Человек, который ранее руководил фондом, оказался вором. Деньги, предназначенные для инвалидов, он забирал себе, подделывал финансовые документы. Слава богу, его поймали за руку и наказали, благотворительную организацию переименовали, ранее фонд назывался «Лайф»
[11].

11

Фонды «Лайф» и «Надежда» придуманы автором. Все совпадения случайны.

– Вроде что-то припоминаю, – слегка подобрела Лидия.

– В офисе пока полная неразбериха, половина бумаг пропала, бывший шеф их уничтожил, сайт не работает, – частила я, – пришлось вас искать по справочной. Спасибо милой женщине, которой вы сдаете квартиру, она…

– Я не нуждаюсь в средствах, – вдруг ледяным тоном заявила Лидия, – более меня не беспокойте.

– Но полмиллиона! – не утихала я. – Деньги вам уже выписали! Надо только встретиться для передачи суммы…

– Отдайте кому-нибудь другому, я выздоровела, – не клюнула на крючок Варсавина. – Да я и не в России, уехала за границу.

Из трубки понеслись частые гудки.

Я стукнула кулаком по спинке кресла. Варсавина оказалась осторожной, не помчалась сломя голову за большим кушем. Но я не привыкла сдаваться. Надо пойти в дом к Дегтяреву и вытащить из его письменного стола одну интересную штучку, которую Александр Михайлович отобрал у меня ранней весной. Уверена, полковник не выбросил ее. Он вообще не способен ни с чем расстаться, хранит, например, в кладовке коробочки и пакетики от подарков. Да он даже использованные зубные щетки складирует. Дегтярев по менталитету Плюшкин, и мне это сейчас на руку.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *