Приват-танец мисс Марпл

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 27

В день внезапной кончины Илоны вечером Рашидовой позвонила женщина и безо всякого вступления сказала:

– Ты в тяжелой ситуации. Могу тебе помочь. Хочешь стать женой богатого человека?

– Вы кто? – опешила Аида.

– Твой единственный друг, – заявила незнакомка. – Знаю, мои слова могут показаться тебе бредом, но, если ты послушаешься, через пару месяцев сыграешь свадьбу с Григорием Морозовым.

– Вы сумасшедшая, забудьте мой номер телефона, – велела девушка.

– Погоди! – не смутилась собеседница. – Завтра многие жители поселка пойдут к Григорию Константиновичу с соболезнованиями. Это же естественно – поддержать вдовца. Ты тоже загляни к нему в дом.

– Я не настолько знакома с олигархом, – невольно ввязалась в разговор Аида, – видела случайно его всего один раз.

– Неважно. Двери дома будут открыты для всех с полудня до пяти вечера. На первом этаже в холле положат книгу, в которой следует написать слова соболезнования. Ты непременно черкни в ней пару строк. Но только появись ровно в двадцать один ноль-ноль. Ни раньше, ни позже.

– Так меня не пустят… – возразила Рашидова. – Да и неприлично приходить так поздно, если просили до семнадцати.

– Не волнуйся, хозяин очень обрадуется тебе, – пообещала незнакомка. – Но есть маленькое условие. Тебе нужно слегка изменить цвет волос, сделать их чуть потеплее и немного подкорректировать прическу, предпочтительно каре до плеч.

– Никогда! – отрезала Аида, не понимавшая, почему она до сих пор не прервала беседу.

– Ожидаемый ответ, – хмыкнула тетка. – Выгляни на крыльцо, там лежит пакет, открой его, я подожду.

Заинтригованная Рашидова вышла из дома, и действительно обнаружила картонную упаковку. В ней были прекрасно сделанный парик из натуральных светлых волос, ярко-голубое платье, серые туфельки и черный фломастер.

– Слышишь меня? – спросили из трубки.

– Да, – ошарашенно подтвердила Аида. – Что все это значит?

– Это решение твоих проблем, – объяснила незнакомка. – Надень завтра этот наряд, он придется тебе впору. Надеюсь, и лодочки подойдут. Видела у Илоны родимое пятно чуть пониже уха?

– Ну да, она его не скрывала, – ответила Аида.

– Очень аккуратно нарисуй себе черным фломастером такое же. И приходи в девять к Морозову.

– Это розыгрыш? – пробормотала Аида. – Собираетесь поставить меня в идиотское положение? Кто вы?

– Ты лишилась работы и вот-вот потеряешь жилье, – резко оборвала ее собеседница. – Многие в Вилкине полагают, что ты дочь богача Тахира Рашидова, но мы-то с тобой знаем правду. Думаешь, я хочу подшутить? Нет. Я предоставляю тебе шанс выбраться из нищеты. Сделай, как велю. Что ты потеряешь, если меня послушаешься? Ничего. В жизни каждого человека бывает момент, когда ему надо решить, куда он повернет на перекрестке. Налево? Хорошо, там его ждет богатство и счастье. Направо? Увы, там нищета, горе и болезни. Но как понять, что где? Указателя на этой дороге нет, приходится угадывать, и ой как часто люди ошибаются. Тебе повезло, есть советчик. Я кричу: «Аида, туда иди, туда!» Но решение принимать тебе. Такой шанс дается лишь один раз. Съезди в салон или, на крайний случай, напяль парик, нарисуй родинку возле уха, надень платье, туфли. И еще! Когда Морозов предложит тебе поужинать, он спросит: «Вы любите барабульку?» Знаешь, что это такое?

– Нет, – призналась Аида.

– Маленькая рыбка, – пояснила тетка, – водится в море. Ты должна ответить: «Да, в особенности с белой спаржей и жареными помидорами». Во время ужина Морозов будет расспрашивать тебя о жизни. Скажи, что сейчас работаешь секретаршей, но мечтаешь стать профессиональной журналисткой, сотрудничаешь с интернет-изданиями и хочешь получить интервью от Григория Константиновича. Причем не собираешься задавать ему вопросы о личной жизни, исключительно о работе…

Замолчав, Аида осторожно поправила волосы и взяла чашку с кофе.

– Ты поступила так, как велела незнакомка, – поняла я. – И что получилось?

Девушка начала теребить край скатерти.

– Я кажусь вам дурой? Но слова про выбор на меня подействовали. Да, я нарядилась, как советовала звонившая, и ровно в девять вошла в дом олигарха.

Услышав это, я с большим трудом удержалась от восклицания: «Идиотка!» А Рашидова заговорила с удвоенной скоростью.

…Трудно поверить, только все получилось так, как обещала странная женщина. Посреди просторного помещения на пюпитре лежал том, вокруг стояли корзины цветов, вазы с букетами. Илону в Вилкине не любили, однако ее смерть потрясла жителей поселка, многие выразили Морозову соболезнование.

Аида приблизилась к поминальному фолианту, взяла ручку и вдруг услышала возглас:

– Яна!

Рашидова вздрогнула, обернулась и увидела Григория Константиновича. Хозяин в длинном темно-синем халате и с полотенцем в руках стоял в проеме одной из дверей, выходивших в прихожую.

– Яна… – повторил он. – Господи, Яна! Ты вернулась! Я так тебя ждал!

– Меня зовут Аида, – быстро произнесла она.

– Аида? – повторил вдовец, не двигаясь. – Откуда у вас это платье? И туфли?

– Купила в магазине, – соврала Рашидова, которой интуиция подсказала, что правду говорить не стоит.

– Удивительно… – пробормотал Григорий Константинович. – А вы кто? Зачем пришли?

Она показала на книгу.

– Хотела оставить запись. Простите, что явилась поздно, но дверь была открыта. Мы с Илоной участвовали в постановке самодеятельного спектакля, мне ее очень жаль.

Морозов бросил на пол полотенце.

– Извините мой внешний вид. Каждый вечер ровно в девять я иду поплавать в бассейне, поэтому сейчас в халате.

– Вы у себя дома, это я совершила бестактность, – смутилась Рашидова. – Мне пора.

– Стойте! – закричал Григорий Константинович. – Вы ужинали? Не откажетесь со мной потрапезничать? Марго, немедленно сюда! Марго!!!

Слева от хозяина открылась дверь, появилась стройная женщина.

– Звали, Григорий Константинович?

Владелец особняка не успел ответить, горничная увидела Аиду и ахнула:

– Яна?!

Рашидова сразу узнала хрипловатый голос и поняла, что ей звонила эта самая Марго.

– Я Аида, – пробормотала обескураженная секретарша.

– Платье… – продолжала Марго. – Григорий Константинович, это же… О! Простите, простите!

– Ничего, Маргоша, – произнес хозяин, – я сам в шоке. Накрой нам поесть. Что у тебя сегодня на ужин?

– Барабулька, – отрапортовала Марго.

– Вы знаете, что такое барабулька? – поинтересовался олигарх у Рашидовой.

Аида кивнула.

– Да, маленькая рыбка. Очень люблю ее, особенно со спаржей и жареными помидорами.

Горничная всхлипнула и убежала.

– Пойдем, милая, – ласково попросил Григорий Константинович, – я тебя давно жду. Понимаю, то, что я говорю это в день смерти Илоны, может шокировать. Не бойся, я совершенно нормален и не собираюсь тебя заманить в дом, а потом обидеть. Хочу, чтобы ты стала моей женой. Только, пожалуйста, не говори сейчас ни слова, не отказывай сразу. Дай мне шанс.

Аида, совершенно обалдевшая от происходящего, пошла с Морозовым в столовую.

Во время ужина Григорий Константинович расспрашивал гостью о ее жизни. Аида, помня указания, полученные по телефону, рассказала о желании получить интервью.

Морозов неожиданно схватил ее за руку.

– Дорогая! Наша встреча… она… извини… сейчас…

Он вскочил и выбежал из комнаты, а в столовую тут же вошла Марго и спросила:

– Вам понравилась барабулька?

– Очень, – на сей раз честно ответила Аида, – необыкновенно вкусно.

Домработница приложила палец к губам и положила перед Рашидовой лист бумаги. «Иди к воротам гаража немедленно. Молчи. Жди там», – прочла Аида.

Минут через пятнадцать в указанном месте к ней подошла Марго.

– Это я тебе звонила.

– Поняла уже, – прошептала секретарша. – Что происходит?

– Слушай меня и в ближайшем будущем станешь госпожой Морозовой, – пообещала горничная. – Все объясню, но не сейчас. Григорий Константинович очень разнервничался, я его уложила, однако он может в любой момент меня позвать, чаю попросить. Значит, так. Завтра срочно отправляйся в салон и сделай татуировку на месте нарисованной родинки. Вот тебе фото, это Яна. Дай снимок мастеру, чтобы он набил тату в нужном месте, а то ты ее чуть выше нарисовала. Григорий не заметил, а я увидела.

– Кто она такая? – не сдержала любопытства Аида, рассматривая снимок молодой и очень похожей на нее девушки.

– Потом, – отмахнулась Марго. – Встретимся в среду, в десять вечера. Видишь вон там беседку? Приходи со стороны леса через маленькую калитку, она будет открыта. Я тебе все объясню. Ты умеешь вязать?

– Да, а что? – спросила Рашидова.

– Я давно тебя приметила, – вздохнула Марго. – Видела пару раз в супермаркете и всякий раз думала: «Очень девушка на Яночку смахивает. Вот бы Григорию Константиновичу на нее Илону сменить». Ладно. Ушла. Ой, чуть не забыла! На похороны не ходи. На поминках не появляйся.

Вконец растерянная Аида вернулась домой, пошла в ванную, вынула из сумочки снимок, посмотрела на него, затем взглянула в зеркало и вздрогнула. Ее и незнакомую Яну можно было принять за близнецов. Неужели жизнь подкинула Аиде сладкий пряник? Вдруг Григорий Константинович на самом деле поведет ее под венец? Конечно, в ее душе нет нежных чувств к олигарху, но она так устала от одиночества, материальных проблем и отсутствия собственного жилья, что готова не раздумывая нестись в загс с любым, кто ей поможет…

Аида сцепила пальцы рук в замок.

– И зачем только я тебе все это рассказала? Умоляю, пожалуйста, никому ни слова! Просто ты меня испугала заявлением про серийного маньяка. Скажи, что соврала! Морозов хороший человек, да?

– Тебе не показалось странным его поведение? – спросила я. – У человека скоропостижно скончалась жена, а он в этот же день делает предложение незнакомой девушке.

– Он принял меня за Яну, – прошептала Аида, – наверное, это все объясняет.

– Фото с тобой? Покажи, – потребовала я.

Рашидова вытащила из сумки снимок.

– Действительно заметное сходство, – отметила я, доставая телефон. – Алло, Раиса? Добрый день, беспокоит Васильева, отправляю вам снимок. Женщину на нем предположительно зовут Яна. Попробуйте выяснить, кто она такая и какое отношение имеет к Григорию Константиновичу Морозову.

– Ты не одна? – догадалась Емелина. – Хорошо, я попытаюсь. Послушай, наш последний разговор прервал приход Дегтярева, я не успела тебе сообщить, что Ольга, мать Елены Богатиковой, умерла. Она скончалась раньше дочери, у нее случился инфаркт. А вскоре на тот свет ушла и Елена. Извини, не получилось перезвонить, Александр Михайлович завалил меня работой, заставил…

– Очень интересно, – перебила я Раису, – непременно выслушаю вас, но позднее. Сосредоточьтесь на поисках Яны.

– Вы из полиции, – прошептала, снова переходя на «вы», Аида и шмыгнула носом. – Григорий Константинович… Значит, он… мне не стать супругой богатого человека… я окажусь на улице… без работы…

Мне стало жаль бедняжку. Ну почему некоторым людям судьба постоянно расставляет капканы? Я возмущаюсь, как можно было поверить Марго и решиться на авантюру, повторяю: «Я бы никогда на такое не пошла». Но мне легко рассуждать: я росла под крылом любящей бабушки, получила хорошее образование, у меня есть дети, друзья, а потом Фортуна и вовсе преподнесла мне шикарный подарок, ту самую первую поездку в Париж, и моя жизнь изменилась волшебным образом
[12]. А вот Аида таких презентов не получала. Стоит ли удивляться, что у девушки, над которой все детство и отрочество издевались злые люди, появилось желание выйти замуж за успешного человека и наконец-то забыть обо всех передрягах и испытаниях. Но мне предстоит разрушить надежды Рашидовой. Я не могу позволить ей выйти замуж за серийного маньяка. Очень не хочется, но все же придется поведать секретарше правду.

12

Ситуация, о которой сейчас вспоминает героиня, описана в книге Дарьи Донцовой «Крутые наследники», издательство «Эксмо».

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *