Приват-танец мисс Марпл

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 30

Некоторые лекарства вызывают привыкание, а отдельные препараты при частом употреблении способствуют болезни, против коей направлены.

Ну, например, капли для носа. На их упаковках написано: «Используйте не более пяти дней». И если вы откладываете флакончик по истечении указанного срока, то ничего неприятного с вами не случится. Но некоторые люди продолжают их употреблять неделю, вторую, третью… А насморк не проходит, вам делается все хуже. Почему? Препарат теперь провоцирует заложенность носа. Немедленно выкиньте эти капли! Немного помучаетесь с затрудненным дыханием, а потом забудете о проблеме. Продолжите ими пользоваться? Не расстаться вам с ними годами.

То же самое происходит и с болеутоляющими таблетками. Постоянно глотаете пилюли, а голова раскалывается на части? Скорей всего, боль вызывает само лекарство.

Впрочем, думаю, большинство людей знает об этой проблеме и, купив в аптеке препарат, не станет им злоупотреблять. Но вот о чем мало кому известно, так это о зависимости пациента от психолога. На общение с душеведом подсаживаются, как на наркотик.

Не секрет, что клиентами психотерапевта становятся люди особого душевного склада. Не стоит считать их слабаками, не способными без посторонней помощи навести порядок в собственном внутреннем мире. Нет, очень часто это успешные, реализовавшиеся, хорошо зарабатывающие мужчины и женщины. Взбираясь на вершину финансового благополучия, они растеряли настоящих друзей, задавили своей чудовищной работоспособностью и желанием во что бы то ни стало добиться успеха членов семьи, и теперь им некому пожаловаться, не с кем посоветоваться. А человек, как собака, стайное животное, ему требуется тот, кто в нужную минуту подставит плечо, скажет слова поддержки, утешит. Поверьте, это необходимо всем, от президента до распоследнего бомжа, но совсем не каждый имеет такого друга. Осознав, что он один во всем мире, человек пытается справиться с тоской, часто терпит неудачу и обращается к психотерапевту, и вот тут может сработать правило капель от насморка. Один сеанс, второй, третий, десятый… двадцатый… Вы привыкаете к внимательному душеведу, он превращается в лучшего друга, без которого шагу не ступить.

Я знаю нескольких очень успешных мужчин, владеющих крупным бизнесом. В офисе это жесткие дельцы, за секунду принимающие правильное решение, в частной же жизни они полностью зависят от своего психоаналитика, без совета с ним боятся даже хлеб купить.

Одни специалисты, заполучив такого клиента, радостно потирают руки – сеансы стоят дорого, а чем их больше, тем выше доход. Другие, заметив признаки зависимости пациента, жестко обрывают контакт. Марго была из третьей категории. Через год она поняла, что стала для Григория Константиновича костылем, и начала аккуратно снижать градус общения с подопечным. Прежде всего сказала, что хочет поехать на неделю в отпуск.

Когда через семь дней Марго вернулась, Морозов пребывал в ужасном состоянии. Он бросился к ней и рассказал, что, как только она улетела, голос, нашептывавший ему всякие гадости, вернулся.

– Пока ты тут, он молчит. Никогда больше не бросай меня! – умолял Григорий. – Не смогу быть один!

Марго поняла, что пациента оставлять нельзя, но и возникшую зависимость надо разорвать. Как? Да очень просто: клиенту нужно найти жену, завести семью. Вот только Григорий не замечал женщин. Настина посоветовала ему походить по вечеринкам. Он согласился, стал исправно посещать тусовки, но ни одна из красавиц, фланировавших по залам, не произвела на него впечатления.

Как-то раз вернувшись после очередной гулянки, Морозов с тоской сказал Марго:

– Скопище избалованных богатыми родителями или бывшими мужьями дур вызывает у меня тошноту. Бабенки мнят себя королевами, полагают, что они – дорогой подарок. Им не нужны ни искренняя любовь, ни общение, они думают исключительно о том, чтобы поразить окружающих драгоценностями, машинами и статусом в обществе. Смешно и противно. Ни одной из этих обезьян не приходит в голову, что нормальному мужчине хочется заботиться о женщине, она должна быть слабее своего партнера.

Марго поняла, что нужно сменить тактику, и предложила подопечному:

– Почему бы тебе не организовать конкурс красоты среди покупательниц твоих магазинов?

– Отличная идея! – загорелся бизнесмен.

Настина усмехнулась про себя. Уж она присмотрит, чтобы в финал состязания вышли симпатичные девушки, в основном из провинции, не имеющие ни малейшего отношения к так называемому светскому обществу.

Григорий Константинович увлекся мероприятием, с удовольствием принимал в нем участие. Было понятно, что общение с простыми, не избалованными молодыми женщинами ему нравится. И в магазинах Морозова изрядно возросли продажи. Но! Марго снова просчиталась, он не обратил особого внимания ни на одну из трех победительниц. Григорию была нужна исключительно Яна.

Душевное состояние его ухудшалось, а тут еще, как назло, случилась неприятность. Григория Константиновича неожиданно попросили приехать в отделение полиции и там спросили:

– Где вы находились сегодня ночью?

– Дома, – удивился он.

– Может это кто-нибудь подтвердить? – продолжил следователь.

– Многие, – пожал плечами Морозов. – В квартире, например, проживают еще Маргарита Настина, домработница, охранник. А в чем дело?

Полицейский положил на стол пластиковую карту.

– Узнаете?

– Да, – подтвердил Григорий, – похоже, это одна из моих кредиток.

– Похоже? – повторил дознаватель. – Вы не уверены, что она ваша? На ней есть фамилия и имя.

Морозов спокойно ответил:

– Я имею не одну карту. Четыре лежат у меня в портмоне, одна у Марго, две у домработницы и шофера. Прислуга ездит за продуктами, оплачивает коммунальные расходы, водитель следит за машиной. Все средства оформлены на мое имя, у обслуживающего персонала доверенности на их использование. А что случилось?

Следователь положил на стол фото.

– Сегодня ночью, где-то от двух до четырех часов, была изнасилована и убита Оксана Петрова. Под ее телом обнаружили вашу пластиковую карту.

– Сделайте одолжение, уберите снимок, не могу на него смотреть, – попросил Морозов. – И, пожалуйста, принесите воды, голова закружилась.

– Вы не хотите позвонить своему адвокату? – поинтересовался полицейский, ставя перед ним одноразовый стаканчик.

– Зачем? – пожал плечами Григорий Константинович. – Я не нападаю на женщин. Поговорите с моими служащими. Но я абсолютно уверен, что никто из них не мог совершить столь омерзительное преступление. Вероятно, Володя или Наташа просто потеряли кошелек. А я ночью спал. В доме, где я живу, есть консьерж, в подъезде висят камеры, на парковке круглосуточно дежурит охрана, и там тоже ведется видеонаблюдение. Легко доказать, что я не покидал квартиру после того, как в десять вечера вернулся из офиса.

– Шофер сейчас с вами? Вас не затруднит подождать в коридоре, пока мы с ним побеседуем? – спросил следователь.

– Если не долго, то посижу, – неконфликтно согласился бизнесмен.

Григорий Константинович устроился на продавленном диване невдалеке от кабинета и пересказал Марго разговор.

– Неприятная история, – поморщилась она. – Но на тебе произошедшее никак не отразится. Думаю, водитель Володя забыл карточку на кассе, он уже пару раз косячил таким образом. Правда, его всегда останавливали и возвращали кредитку. Пойду, принесу тебе бутылку воды из автомата.

Психолог отошла. Вдруг раздался крик:

– Это он убил Оксаночку!

Марго обернулась и увидела двух женщин. Одна, постарше, вцепилась в Григория Константиновича, вторая, молодая, пыталась оттащить свою спутницу от него.

Куратор кинулась на помощь подопечному. Откуда ни возьмись в коридоре столпились любопытные, а вот полицейских не было видно. Слава богу, появился Володя. Он оттолкнул тетку и заорал:

– Эй вы, полицаи! Чего попрятались, как тараканы? Тут у вас на людей нападают!

И только тогда рядом возникли парни в форме, а из своего кабинета выглянул следователь.

Рыдающих женщин увели, дознаватель, глядя на расцарапанное лицо Григория Константиновича, сказал:

– Можете написать заявление о нанесении незначительного ущерба вашему здоровью. Но лучше пожалейте нападавшую. Она дальняя родственница Петровой, заменила девушке мать. Наверное, услышала, что в отделении находится мужчина, которого допрашивают в связи с гибелью Оксаны, и потеряла над собой контроль.

– Хороши порядки в вашем отделении! – возмутилась Марго. – Я считала, что сотрудники МВД, как врачи, обязаны тщательно хранить служебную тайну, а тут, как на деревенской завалинке, – сидим, семечки грызем, сплетничаем… Григорий Константинович напишет жалобу, но не на несчастную, обезумевшую от горя, а на тех, кто призван следить за порядком в этой лавочке. Пошли, Гриша, нам тут больше делать нечего.

По пути домой шофер пробормотал:

– Не знаю, где оставил карту. Может, в супермаркете «Синие паруса»? Вчера вечером как раз там покупал продукты.

– Тебя в этом магазине прекрасно знают, сразу бы вернули кредитку, – возразила Настина. – Помнишь, на какой кассе расплачивался?

Владимир кивнул.

– Давайте заедем в магазин, – предложила Марго.

Девушка, пробивавшая чеки, увидев Морозова с сопровождающими, испугалась. Услышав вопрос Марго, залепетала:

– Володю вижу здесь часто. Два раза он кредитку оставлял, но я всегда его окликала. Наверное, он обронил ее, когда покупки в пакеты запихивал. Можно попросить у охраны запись посмотреть, у нас повсюду камеры висят.

Секьюрити любезно разрешили бизнесмену посидеть у монитора. Вот только ничего интересного Григорий, Марго и Владимир не заметили. За шофером в очереди стояла молодая женщина с тремя детьми, смахивающими на вертлявых обезьянок, за ними старушка, выложившая на ленту скромные покупки. Ни многодетная мать, ни бабуля не походили на воров. Да они и не приближались к Владимиру. Вопрос, где шофер посеял кредитку, так и остался открытым.

Григорий Константинович заказал в банке другую карточку и хотел побыстрее забыть неприятную историю. Но не тут-то было.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *