Приват-танец мисс Марпл

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 34

– Вы ее знаете? – заинтересовалась Аня.

Я кивнула.

– Да, мы вместе участвовали в репетициях самодеятельного спектакля. Очень милая пожилая дама.

– Потрясающая! – воскликнула Голикова. – И даже сейчас, несмотря на все испытания, красавица. А уж раньше… Вот, смотрите.

Аня взяла с этажерки толстый альбом, полистала его и показала мне цветной снимок.

– Узнаете?

Я принялась разглядывать фото. В центре определенно Гарибальди. Аня права, Алевтина Валерьевна была на редкость хороша собой. И модно оделась. На фотографии она в нежно-голубом платье с розовым поясом, в тон ремешку лаковые туфельки, на указательном пальце левой руки кольцо оригинального дизайна – большой ярко-синий кристалл в центре, вокруг него ромашки из бело-желтых камней. Врач сидела в кресле, на ручке пристроилась белокурая девочка лет четырнадцати, державшая плюшевого мишку. Чуть правее, на маленькой скамеечке, сгорбилась девушка, тоже со светлыми локонами, наверное, десятиклассница. За невысокой спинкой кресла видна молодая женщина. Черты ее лица размыты, сколько ей лет, непонятно.

– Узнаете? – повторила Аня.

– Только Алевтину Валерьевну, – улыбнулась я.

Голикова показала на девочку с медведем.

– Это я. Моя мама дружила с Гарибальди. Раньше, до того, как Таня задумала дом в Вилкине купить, мы жили на одной лестничной клетке. Танюша сейчас крутая бизнесвумен, у нее фитнес-центр. А моя мамочка отговаривала ее дело начинать, убеждала: «Ерунда тебе в голову пришла, народ ленив, никто в твой клуб не пойдет. Сейчас продашь трешку, которая тебе в наследство досталась, пустишь деньги по ветру».

– Какая Таня? – перебила я.

– Макарова, – пояснила Анечка, показывая на женщину за креслом. – Она выучилась на дантиста, замуж вышла, фамилию поменяла, развелась и осталась по бывшему супругу Федоровой. А на скамеечке несчастная Оксана Петрова.

– Таня Федорова? – переспросила я. – Стоматолог по профессии?

– Да, да, – закивала Голикова. – Сейчас у нее суперский центр здоровья, моя мама была не права, у Танюши бизнес обороты набрал. А Алевтина святая, воспитала двух девочек.

Мне оставалось только моргать.

– Федорова дочь Гарибальди?

– Нет. Сейчас все расскажу, – пообещала Аня. И затрещала сорокой.

…У Алевтины Валерьевны было две двоюродные сестры, которых она очень любила. Сама Гарибальди детей не имела, а вот у Тамары и Жанны были дочери, Таня и Оксана, которую родные звали Ксюня. Сестры Гарибальди обожали отдых на природе, особенно походы на байдарках, Алевтина же Валерьевна предпочитала пляжное безделье. Таня терпеть не могла лодки, поэтому всегда ездила с ней, а Оксана была еще слишком мала, чтобы сплавляться по реке. В то роковое лето Тамара и Жанна в очередной раз отправились в отпуск на Урал. Танечка сдавала сессию, Оксана переехала к Алевтине. Ничто не предвещало беды, но она случилась. Байдарка сестер перевернулась, их не смогли спасти. Таня и Оксана осиротели – ни у той, ни у другой девочки не было отцов. Папа старшей умер, когда дочке исполнилось десять, а Жанна никому не сообщила имя мужчины, от которого родила.

Танюша тогда уже училась в мединституте, а Ксюнечка еще даже не ходила в детский садик, Жанна поздно произвела на свет ребенка. Татьяна не интересовала органы соцзащиты, а вот крошечной Оксане предстояло отправиться в приют. Гарибальди кинулась по всем своим знакомым, обратилась к многочисленным пациентам и всеми правдами и неправдами добилась опеки над ребенком. Таня тоже переехала к Алевтине. Гарибальди всегда имела большое влияние на старшую племянницу, Танюша решила пойти в медицину именно благодаря ей.

Анечка, ровесница Ксюни, жила в соседней с Гарибальди квартире, и, конечно, две маленькие девочки подружились.

Шло время, Татьяне надоело работать стоматологом, она решила продать квартиру матери, а на вырученные деньги открыть фитнес-клуб. Дело неожиданно быстро стало успешным. И у Гарибальди с благоприобретенными дочками все шло хорошо, пока в один черный день Ксюня не пошла на день рождения подруги. Что конкретно случилось с девушкой, так и осталось покрытым мраком неизвестности, ее нашли мертвой.

– Это был такой удар для Алевтины! – печально сказала Аня. – Она попала с нервным срывом в клинику, потом кое-как оправилась. Ксюнечку Алевтина считала любимой доченькой, просто ее обожала. Сейчас, когда у меня родился Макс, я вообще не понимаю, как тетя Аля весь тот ужас пережила. Вскоре после несчастья они с Таней переехали из Москвы в Вилкино. А недавно Гарибальди подсказала нам, что в Ложкине дом на торги выставлен. Ой, так нам повезло! У прежнего хозяина возникли проблемы, он очень спешил от недвижимости избавиться, отдал коттедж за четверть цены. Мы городскую квартиру продали, Алевтина Валерьевна немного в долг дала, мы въехали, уже третий месяц тут живем.

Голикова забрала альбом и поставила его на полку, продолжая говорить:

– Я так рада, что вы зашли! Вечно сижу одна, Сережа день-деньской на работе. С соседями пока познакомиться не успела, поговорить не с кем. Подруги все в Москве, и они заняты, некогда им сюда ездить. Раньше мы с девчонками могли в обед пересечься, а теперь Макс родился, мне от него не отойти. Вечерами Сережа дома, он сердится, если я с приятельницами болтаю. Одним словом, в загородной жизни свои трудности, но ради Максика я готова их терпеть. И жутко благодарна тете Але. Она удивительная! Знаете, какое у нее главное качество? Справедливость. Она нам с детства твердила: «Если тебя наказали за дело, нельзя обижаться. Ты набезобразничала, значит, справедливо поставлена в угол. На справедливости мир держится». Один раз Ксюнечку в школе побил старшеклассник, да так сильно, что ей пришлось швы накладывать. Алевтина Валерьевна кинулась к директору. Вернулась домой мрачная и сказала Ксюне: «Ты наказана – не пойдешь с классом в театр». Моя подруга заплакала, а я возмутилась: «Это еще почему? Наказывать надо того, кто ее побил!» Гарибальди ответила: «Мальчик рассвирепел, потому что Оксана назвала его маму шлюхой, которая родила сына неизвестно от кого. Вроде Ксюня несчастная, обиженная, но, если разобраться, поступила омерзительно и заслуженно получила по носу». Вот какой человек Алевтина Валерьевна. Обожала приемную дочку, но справедливость для нее превыше всего. Гарибальди наш добрый ангел. Она работает в разных местах, в частности в Табаско, в тамошней больнице…

У меня закружилась голова. Доктор с необычным кольцом, о котором говорила Наталья Одинцова – сестра Лидии Варсавиной, врач, проводящий обследование инвалидов и решающий, кто из них может принимать омолаживающие пилюли, – это Гарибальди? Или существует два столь необычных перстня?

А Анечка трещала без умолку:

– Алевтина пошепталась с Егором Фомичом, и тот взял Сережу психологом в детское отделение. Пискунов странный – объявил себя царем, спит, примотавшись к батарее проволокой, открыл аптеку, где сушеными лягушачьими лапами торгуют. Но лечиться у знахарей он никого насильно не заставляет. В Табаско открыты нормальная поликлиника и больница. У Сергея всего два рабочих дня, а зарплата…

– Аня, – сказал муж, входя в комнату, – имей совесть. Заболтала бедную Дарью, ей давно спать хочется.

Сергей посмотрел на меня.

– Анечка прикована к дому, ведь Макс еще маленький. Конечно, у нас няня есть, но все равно не очень хочется малыша с посторонним человеком надолго оставлять. У жены дефицит общения, ей поговорить охота, а не с кем. Извините, мне завтра рано вставать.

Я поняла намек и поднялась.

– Если Макс еще раз к нам приползет, сразу верну его назад.

– Спасибо огромное, – заулыбалась Голикова, – непременно приходите завтра чайку попить.

А Сергей демонстративно зевнул.

Я откланялась, вышла во двор, завернула за угол их особняка и услышала из открытого окна жесткий, злой голос хозяина:

– Какого черта! Ты совсем дура? Сколько раз повторять можно? Перестань распускать язык с посторонними. В Москве соседям все детали нашей личной жизни докладывала и здесь за старое принялась?

– Я ей вообще ничего не сказала, – плаксиво соврала Аня.

– Слышал твои слова про два рабочих дня, – настаивал муж.

– Так это моя мечта ходить на службу, когда Максик подрастет, на два дня, не больше, – вдохновенно солгала жена.

– А что здесь делает фотоальбом? Анна! Надеюсь, ты ничего не растрепала про Гарибальди?

– Нет, нет! Конечно, нет!

– О чем Таня просила, когда нашла нам дом в Ложкине? Повтори ее слова. Немедленно!

– Она сказала: «Ребятки, никому не говорите о нашем родстве с Алевтиной, и ни слова о том, что случилось с Оксаной, и вообще лучше не подчеркивать наши дружеские отношения».

Аня чуть не плакала.

– Значит, помнишь, – холодно заметил Сергей. – А почему нам нельзя откровенничать с людьми, а?

Жена попыталась прекратить неприятный разговор:

– Ну чего ты пристал? Устроил допрос…

– Отвечай, пока не получила как следует! – заорал муж.

– Таня объяснила, что они с Алевтиной работают в паре, – завсхлипывала Аня. – Когда к Федоровой приходит новый клиент, она его сразу отправляет к Гарибальди. Тетя Аля просвечивает человека на томографе, рассказывает Танюше, что у того болит, а Федорова потом клиенту слова Гарибальди повторяет. Человек думает: «Вот какая Татьяна умная» – и покупает у нее годовую карту. Они так не со всеми поступают, а только с известными богатыми людьми. Те сразу много контрактов берут, всем членам семьи, прислуге. А звезды еще и пиарят ее клуб бесплатно. Если станет известно, что Танечка и тетя Аля родственницы, их могут заподозрить в сговоре, бизнес пошатнется. Я не дурочка, все понимаю и язык за зубами держу.

– Гарибальди столько для нас сделала! – впал в еще больший раж Сергей. – Нашла мне подработку в Табаско, одолжила денег на покупку жилья в Ложкине. А ведь могла вообще нам не сообщать о том, что здесь выставлен на продажу на очень выгодных условиях дом. Алевтина первой узнала от своего пациента-риелтора, что у хозяина проблемы с законом, поэтому он спешно распродает имущество, и тут же звякнула мне. Нам бы никогда не потянуть загородный дом, но мы купили его за бесценок. И кто помог? Кто дал недостающие деньги в долг? А ты дрянь трепливая!

Раздался грохот, звон разбившейся посуды, затем визг Голиковой и крик Сергея:

– Как же ты меня достала! Ни хрена не делаешь, ребенком не занимаешься… Макс сегодня мог умереть!

– Не говори-и-и-и та-а-а-ак, – заплакала жена.

– И вечно язык распускаешь, не баба, а радио, – орал Сергей. – Что наболтала Дарье про Гарибальди? Фотки показывала? Вечно всем снимки суешь! Вот я их сейчас в камин кину… Дура! Идиотка! Раз попросили пасть заклеить, значит, заткнись!

Аня истерически зарыдала.

Я поежилась и помчалась к дому Дегтярева.

– Ты в курсе, который час? – сердито спросил полковник, открывая дверь.

– Неважно, – отмахнулась я. – Знаю, кто убивает жен Морозова, и понимаю, почему. Но никаких улик у меня нет, одни догадки. Пошли в гостиную, все расскажу. Давай, не спи на ходу!

– Иногда мне кажется, что после смерти я непременно попаду в рай, – заныл Александр Михайлович. – Добрый боженька точно простит все мои грехи за то, что я терпел тебя.

Я села на диван и приказала:

– Слушай! Ты ведь помнишь мой предыдущий рассказ о том, что Морозов не совсем нормальный человек?

– Да, – кивнул полковник, устраиваясь в кресле. – Он свихнулся после того, как пропала его любимая жена. Ужасно, когда человек не видит покойного и не может его похоронить. Конечно, он понимает, что близкий погиб, но все равно где-то внутри теплится надежда – а вдруг жив? Ко мне в отдел давно ходит Елизавета Фаломеева, у нее исчезла в свое время дочь, я еще в убойном простым бегуном работал, когда женщина впервые появилась. Ну никак не способна несчастная мать смириться, все надеется на возвращение ребенка. Жаль Фаломееву, но ей помочь невозможно.

– С Морозовым та же ситуация, – согласилась я, – только у него развилось душевное заболевание. Марго снабжает его женами, а тот считает, что вернулась Яна, и радуется. Когда очередная супруга умирает, Григорий Константинович пытается покончить с собой. Куратор приводит ему новую «Ковалеву», и Морозов снова идет в загс. Не знаю, кто из них более ненормален, бизнесмен или его психолог, по-моему, оба с левой резьбой. И вот что интересно. В обычном общении и в офисе Морозов совершенно нормален, он успешный бизнесмен. Дома же становится, мягко говоря, странным.

– Помню я некоего Зиновьева, – зевнул Дегтярев. – Прекрасный семьянин, верный муж, отец двоих детей, любитель животных. Трудился на нефтяных платформах вахтовым методом – месяц дома, тридцать дней на службе. А потом открылось, что у него есть вторая семья, и там он тоже любящий супруг, нежный родитель, хозяин двух пуделей и кошки, работает на нефтяных платформах. А чтобы содержать две семьи, Зиновьев работал наемным киллером. Меня трудно чем либо удивить, навидался психов всех мастей…

– Григорий Константинович не может убивать жен, наоборот, он их любит, балует, заботится о них, – продолжала я. – Но кто-то так ненавидит Морозова, что всякий раз отнимает у него супругу. Марго рассказала об одном случае, который произошел с Морозовым. Его кредитка была найдена под трупом Оксаны Петровой, несчастную сначала изнасиловали, потом лишили жизни. Григория Константиновича вызвали на допрос, и очень быстро выяснилось, что карточкой пользуется Владимир, шофер предпринимателя. Водитель ранее несколько раз забывал кредитку на кассе супермаркета, а накануне происшествия с Оксаной и вовсе где-то ее посеял. У Морозова было крепкое алиби, его отпустили. После того как Григорий Константинович вышел из кабинета, на него накинулась обезумевшая от горя женщина, которая с малолетства воспитывала девочку, ей нашептали, что у следователя сидит подозреваемый в убийстве Оксаны. Тетю погибшей с трудом оттащили от Григория Константиновича. А вскоре в желтой прессе появилась большая статья, где говорилось о кредитке, о вызове бизнесмена в полицию, об инциденте в участке. Григорий Константинович попал в очень неприятное положение. Его имя полоскали на страницах газет, а он тесно связан с иностранными партнерами, людьми весьма щепетильными, способными отказаться от сотрудничества с человеком, чья репутация пострадала. Прибавь сюда тяжелую депрессию, развившуюся после исчезновения Ковалевой, и несколько попыток самоубийства. Прежде Марго пыталась справиться с суицидальными наклонностями Морозова разными способами, но после той сцены в полиции поняла, что ему нужна исключительно Яна. Тогда она познакомила его с Ларисой, и он воспрял духом.

– Ну и что? – зевнул Дегтярев. – Да, неприятное приключение. Но не вижу в нем криминала.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *