Сафари на черепашку

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 12

Алина сунула конверт в карман, ей постоянно хотелось выделиться перед начальством, обратить на себя внимание, поэтому она никому не сообщила о предсмертном послании, решила сама передать его Араповой. Но встреча с Мариной могла состояться лишь утром, Иосифова принесла конверт домой и вскрыла его над кипящим чайником. Содержание записки ошеломило ее:

«В моей смерти виноват Константин Арапов. Сначала он изнасиловал меня. Дело произошло на вечеринке в честь дня рождения «Гемы», я не хотела, но Константин оказался сильней, и вообще он был пьян. Я побоялась позора и не пошла в милицию, утром Костя приехал ко мне, извинился, сказал, что любит меня и не сумел справиться со страстью. Мы стали встречаться. Но я скоро поняла, что нужна Косте лишь как запасной аэродром, он приходил ко мне раз в месяц, когда у него не находилось партнерши. Но я люблю Костю и решила родить от него ребенка. Вчера моей беременности исполнилось пять месяцев, и я сообщила Косте радостную весть. Он ударил меня по лицу, обозвал шлюхой и велел идти на аборт. Но я не хочу убивать дитя, оно уже шевелится, да и операцию делать поздно. Услыхав мои доводы, Константин избил меня и сказал, чтобы я не надеялась на помощь с его стороны, он пообещал, что вы уволите меня с работы, не дадите зарплаты за прошлый месяц. Да и еще меня изобьют и изнасилуют хулиганы. Как теперь жить, если мужчины такие? Прощайте, я со своим нерожденным ребенком покидаю мир, а вы знайте – ваш Костя чудовище и убийца, это он толкнул беременную женщину к самоубийству. Полина».

Утром Алина подстерегла Марину, когда та вылезала из роскошного джипа.

– Здрассти, – льстиво улыбнулась Иосифова.

– Доброе утро, – сухо обронила Арапова.

– Я у вас работаю, в отделе продаж.

– Вполне вероятно.

– Сижу вместе с Игорем Рогатым.

– Это еще не повод, чтобы приставать к человеку на улице, – отрезала начальница.

– Я нашла вчера в туалете Полину…

Арапова помягчела.

– А-а!.. Мне говорили! Разорвала веревку и спасла дурочку! Молодец. Я найду способ отметить тебя.

– Вот, – протянула Алина письмо, – оно лежало там, в сортире, под батареей, я решила, что его никому видеть не надо.

Хозяйка взяла послание и молча ушла в здание. В конце дня Арапова сама лично, не через секретаря связалась с Иосифовой.

– Знаешь кафе «Ринг»?

– В конце нашей улицы?

– Да. Жду тебя там ровно в девять, не опаздывай.

Когда обрадованная Алина прибежала на встречу, Арапова мгновенно заявила:

– Ты читала письмо. Не отрицай!

– Да, – кивнула Алина.

– Ты слишком любопытная, – сморщила нос начальница, – ладно, имей в виду, у Полины случился припадок безумия.

– Ага.

– Такое бывает с беременными.

– Ага.

– Гормональный фон меняется быстро.

– Ага.

– Не все это выдерживают.

– Ага.

– Вот крыша и едет.

– Ага.

– Чего ты «агакаешь»! – вскипела Арапова. – Говори по делу!

– Сказать-то что? – окончательно растерялась Иосифова.

– Правильно, – неожиданно улыбнулась Марина, – лучше молчать. Но я все же решила объяснить тебе. Костя тут ни при чем.

– Ага.

– Он не имел дела с Полиной.

– Ага.

– Ее соблазнил и бросил Игорь.

– Кто? – разинула рот Алина.

– Рогатый, – спокойно сказала хозяйка, – он назвался Костей, когда затевал роман с Астаховой, просто пошутил.

Иосифова заморгала, более дурацкое объяснение и придумать трудно. Полина работает в бухгалтерии, выдает зарплату, она великолепно знает Рогатого, ну как он мог прикинуться Костей?

Но Арапова, словно не замечая нелепицы, продолжала:

– Игорь сглупил, он еще молод, отсюда и ветер в голове. Я уладила дело, побеседовала с ним, съездила к Полине, и все устроилось лучше некуда. Игорек женится на ней, скоро невесту выпишут из больницы, благодаря твоей находчивости Астахова не получила сильных повреждений. Можешь считать нашу беседу приглашением на свадьбу, на нее позовут лишь избранных.

– Ага, – растерянно кивнула Алина, – ясно.

– Имей в виду, – ровным голосом вещала Арапова, – никакого письма не существовало.

– Ага.

– Ты мне ничего не передавала.

– Ага. Может, она и в петле не висела? – неожиданно осмелела Иосифова.

Красиво выщипанные брови Араповой изогнулись.

– Заруби себе на носу, – процедила она, – посмеешь говорить о Косте нелепицы, начнешь распространять дикие слухи о нем и бухгалтерше… В общем, лучше не надо. Поняла?

– Ага.

Арапова встала и ушла, забыв попрощаться со своей служащей.

Через месяц играли шумную свадьбу. В качестве подарка от «Гемы» молодые получили квартиру и машину. Свидетелем со стороны Игоря был Костя, со стороны Полины была Маша Башлыкова, девица из отдела рекламы. Алина затерялась в толпе, ее никак не выделили из общей массы. Тут лишь до Иосифовой дошло, что из всех участников малоприятной истории лишь она осталась в пролете. Костя благополучно избежал роли отца и мужа, Полина получила статус замужней дамы и хорошую прибавку к жалованью, а Игорь обрел квартиру с машиной. Правда, к сим материальным благам прилагалась ненужная жена с будущим младенцем, но, наверное, Рогатый счел подобный поворот сюжета выгодным для себя. Арапова, уладившая дело, могла теперь спать спокойно, одна Алина не выиграла ничего, кроме угроз.

* * *

– И как вам эта история? – спросила она у меня.

– Ну… всякое в жизни случается, – философски заметил я.

– Теперь ясно, отчего у Игоря режим наибольшего благоприятствования? – не успокаивалась Алина. – Он Костиков грех на себя взял, да и Полинка не растерялась. Ишь как ловко сориентировалась: сначала в петлю полезла, а про замужество услыхала – и мигом про обиду забыла! Я видела ее тут на днях, заявилась в офис, шубка норковая, сапожки классные, тысячу баксов стоят, не меньше, сумочка, духи… тьфу, противно просто. Одним все, мне ничего!

– Давайте домашний адрес Рогатого, – перебил я ее стенания.

Алина хмыкнула.

– Много за эти деньги хотите.

Я вытащил еще купюру и предусмотрительно заметил:

– Больше у меня нет.

– Ну и ладно, записывайте, – деловито велела жадная дурнушка, выхватывая ассигнацию из моих пальцев, – повезло вам, у Полинки недавно день рождения был, мы ей денег в подарок насобирали, я ей их отвозила, вот и знаю адресок. Грязно у нее, кстати, прямо бардак.

* * *

Пообщавшись с Иосифовой, я вышел на улицу, с удивлением обнаружил, что к вечеру неожиданно потеплело, и позвонил Норе.

– Так, – отреагировала хозяйка, выслушав мой отчет, – дуй к Полине.

– Но уже вечер.

– И что?

– Поздно.

– Жизнь только начинается.

– В квартире маленький ребенок.

– Ерунда, дети уже крепко спят.

– И что я скажу Игорю?

– Ничего.

– Как это?

– Его дома нет.

– Вы уверены?

– Почти на сто процентов.

– Но почему?

– Внутренний голос подсказал, – рявкнула Нора, – немедленно ступай к мадам, ловко устроившей свою судьбу, и задай ей пару вопросов. Первый – давно ли исчез ее муж? Второй – не искал ли его кто? Третий – почему она не подняла шума? Четвертый… ладно, дальше определишься на месте.

– А если он дома?

– Нет.

– Но все же?

– Тогда сунешь ему в нос визитку и заявишь: немедленно объясните, как она оказалась в сапоге Араповой!

– Право, мы…

– Ваня, молчать!

Я сунул мобильный в карман. Тот, кто работает на хозяина, хорошо меня поймет. Наверное, у вас тоже имеется должностная инструкция, в которой первый пункт выглядит так: «Начальник всегда прав. А если он все же не прав, тогда смотри первый пункт». Спорить с Норой невозможно, никто же не станет бороться с падающей на голову бомбой, все равно шмякнется и убьет.

Ощущая слабость во всем теле, я сел в машину, повернул ключ зажигания и услышал звук, который меньше всего желает уловить ухо автовладельца: цик, цик, цик.

Мотор не хотел работать. Повторив бесплодные попытки раз десять, я снова соединился с Норой.

– Уже поговорил с Полиной? – изумилась она.

– Нет, даже еще не поехал к ней.

– Почему?!

– Машина сломалась.

– Ваня, – торжественно заявила Элеонора, – хочу открыть тебе некую тайну, до сих пор ты понятия не имел о ней, но теперь, думаю, пора.

– Слушаю, – слегка насторожился я.

– В нашем не слишком комфортном, грязном мегаполисе имеются: метро, троллейбусы, автобусы, трамваи, такси, бомбисты, велосипеды, мотоциклы. Воспользуйся любым видом транспорта, на самый крайний случай иди пешком.

Я попытался воззвать к разуму хозяйки:

– Но Полина живет довольно далеко.

– Плевать.

– Бросить машину?

– Где она?

– На парковке у «Гемы».

– Пусть стоит, завтра разберемся.

– Автомобиль могут украсть.

– Твой металлолом никому не нужен.

Я обиделся:

– «Жигули» хорошие.

– Только не едут, – хихикнула Нора, – хватит, Ваня, у нас мало времени, вполне вероятно, что Марина сейчас нуждается в срочной помощи.

Я пошагал к метро, последний аргумент был самый действенный, только, боюсь, похитители давным-давно убили Арапову. Если повезет, мы обнаружим лишь тело бизнесвумен.

Подземкой я не пользовался уже давно и был немало удивлен произошедшими на метрополитене изменениями. Сначала мне пришлось довольно долго стоять в очереди к окошку, где продавали билеты на вход. Работала всего лишь одна касса, а когда я наконец подобрался к цели, то увидел за стеклом полубезумную бабушку, действовавшую словно под наркозом. Божий одуванчик нехотя взяла деньги, лениво отсчитала сдачу, медленно вытащила из стопки белый прямоугольничек, всунула его в какой-то аппарат, принялась набирать цифры, все время вздыхая, охая и кряхтя.

Не успел я пройти на платформу, как услышал бесцеремонный окрик:

– Эй ты!

Не предполагая, что сие обращение относится ко мне, я шагнул вперед, но тут чья-то рука ухватила меня за плечо.

– Куды бежишь! Велено стоять.

Я обернулся, передо мной маячил тонкошеий подросток, облаченный в милицейскую форму, круглое личико рязанского мальчика украшали нос картошкой и голубые безмятежные глаза.

– Вы меня звали? – удивился я.

– Тебя. Бумагу покажь.

– Вы желаете посмотреть мой паспорт?

– Кажи документ.

Я подчинился.

– Извольте.

Грязные пальцы парнишки помусолили странички.

– С какой целью передвигаемся по Москве?

– У меня постоянная прописка.

– И че в метро делаем?

– На волынке играю, – усмехнулся я, ожидая увидеть на лице патрульного подобие улыбки.

В глазах милиционера вспыхнул тревожный огонь.

– Волына? Пошли.

– Куда?

– В дежурку.

– Вы с ума сошли, – начал возражать я, но паренек вытащил свисток и начал дуть в него.

Понимая, что влип, я попытался исправить положение.

– Не шумите, пойдемте куда следует.

Тонкошеий «Геракл» крякнул и велел:

– Тудысь чапай, к первому вагону.

Идя рядом, словно школьники на экскурсии, мы вошли в служебное помещение.

– Никак ты, Сашок, опять террориста поймал, – с легким раздражением заявил мужчина в форме, поднимая голову от газеты.

– Он сам признался, Андрей Иванович, волына у него.

Дежурный кашлянул.

– Документики покажите.

Я протянул паспорт.

– И в чем проблема? – поинтересовался Андрей Иванович.

– Это следует спрашивать у вашего сотрудника, – ответил я.

– Волыну держит, – доложил Сашок, – сам сообщил.

– Вы имеете оружие? – насторожился Андрей Иванович.

– Упаси бог, нет, почему вам такое в голову пришло?

– Брешет, – твердо перебил меня Сашок, – дать ему по шеям, волына и выпадет. Он сам про нее сказал.

– Я?

– Ты.

– Про пистолет? Вам показалось.

– Ни фига! Кто ответил: на волыне играю?

Сообразив, что произошла нелепая ошибка, я обратился к Андрею Ивановичу, тот был старше глупого мальчишки, примерно одного со мною возраста и выглядел вменяемым: простой дядька в форме, но, похоже, не вредный и сообразительный.

– Ваш парнишка стал спрашивать, зачем я спустился в метро, право, глупый вопрос, вот я и пошутил: «На волыне играю».

Андрей Иванович потер затылок.

– Ты, Сашок, того, бдительный чересчур. Научись людей понимать. Он не волыну имел в виду, а волынку, такую штуку, мешок с дудками, противно очень воет, музыкальный инструмент.

– Верно, – обрадовался я понятливости дежурного, – именно так, национальная гордость шотландцев. Простите, а что означает слово «волына»? Оно мне незнакомо.

– Грубо говоря, огнестрельное оружие.

– Право, ужасно вышло. Мы с юношей не поняли друг друга, хорошо хоть вы разобрались. Я вел речь о волынке.

– Играть в метро нельзя.

– Простите?

– С вас штраф.

– За что?

– За игру на волынке, – спокойно сообщил Андрей Иванович, – постановление имеем, всех музыкантов вон.

Я потряс головой.

– Но это шутка.

– Какие шутки! Платите штраф! Я не думал над вами потешаться, – начал злиться дежурный.

– Я просто так ляпнул, нет у меня волынки. Сами посмотрите, только небольшая сумка.

– Чтой-то не пойму, – снова начал чесать в затылке Андрей Иванович, – то играете на волынке, то нет.

– Я по-шу-тил! Ха-ха!

– С кем?

– С парнишкой.

– Каким?

– Ну вот же он стоит.

– Это сотрудник милиции.

– Верно.

– С ним хаханьками заниматься не следует. Плати за волынку.

– Ее нет, – в полной безнадежности повторил я, – и не было, я не способен выдавить из мешка с дудками даже звука.

– Андрей Иванович, может, ему по шеям дать? – опять с надеждой предложил Сашок.

– Иди на пост, – велело начальство, – сам разберусь, больше москвичей не тяни да на одежду смотри, в дорогой не трогай, террорист в хорошем на дело не пойдет.

– Да? – изумился Сашок.

– Да! – рявкнул Андрей Иванович. – Сам рассуди, его ж на клочки разорвет, жаль новое пальто, рванину нацепит.

– Ясно, – кивнул Сашок и исчез.

– Прислали, на мое несчастье, – крякнул дежурный, – ни ума, ни соображения, тьфу.

Я остолбенело слушал милиционера. Интересно, ему не приходит в голову, что замысливший теракт человек может иметь московскую прописку и красивый костюм? Увы, встречаются люди, готовые ради звонкой монеты на все, и потом, если некая личность решила стать камикадзе, меньше всего ее волнует цена тряпок. Да хоть та же Алина, схватила доллары и мигом растрепала чужую тайну.

– Значитца, волынки нет? – протянул милиционер.

Я развел руками.

– Именно так.

– Пошутили?

– Верно.

– Следуйте в заданном направлении.

– Спасибо, – улыбнулся я и пошел к двери.

– Гражданин, – окликнул Андрей Иванович, – вы того, больше не веселитесь зря. Хорошо, вам я встретился, человек грамотный, с понятием и образованием, а если такой дундырь, как Сашок? Не отмоетесь потом, станете доказывать, что не верблюд, посинеете. Милиция имеет право спросить, а вам надлежит четко ответить – и свободен. Ладненько?

– Очень благодарен вам за совет.

– Отчего ж хорошего человека не поучить? – неожиданно улыбнулся Андрей Иванович и, не дожидаясь моего ухода, вновь уткнулся в кроссворд.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *