Сафари на черепашку

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 19

Нора встретила меня сердитым возгласом:

– Ну сколько можно жвачиться! Ваня, ты проиграешь даже на черепашьих бегах.

– За Че мне точно не угнаться, – улыбнулся я, вспомнив чудовище, обитавшее в аквариуме у Евгения.

– Хватит болтать ерунду, отчитывайся! – рявкнула Нора.

Я приступил к пересказу своей беседы с Загребским.

– Естественно, ты, как всегда, записал разговор на диктофон? – прервала меня хозяйка.

– Конечно, вот, пожалуйста.

Нора повертела в руках крохотный аппаратик.

– Ладно, дело ясное. Говоришь, Владилен Карлович тебе с детства знаком?

– Да, я часто гулял с ним во дворе.

– Я сама могу в злую минуту черт-те что брякнуть, – критично отметила Нора. – Сначала ситуация с Загребским показалась мне перспективной, но теперь понимаю – это лажа. Бедный профессор, не позавидуешь ему. И внук мерзавец, и невестка инвалид, и сам на краю могилы. Ваня, Владилену Карловичу следует помочь по линии «Милосердия», подготовь бумагу.

– Ясно.

– Впрочем, оставь мне запись, я еще раз послушаю.

– Хорошо, можно идти?

– Куда?

– Ну… к себе.

– Устал? – неожиданно заботливо осведомилась Элеонора.

Я насторожился: если хозяйка вдруг начинает беседовать сладким голосом – жди беды.

– Нет, нет, я абсолютно бодр, – соврал я, – просто время позднее.

– Я, Ваня, очень внимательно, не один раз, прогнала запись твоей беседы с Машей Башлыковой, – протянула Нора. – Скажи, ты ничего странного не заметил?

– В принципе, нет.

– А без принципа? – неожиданно заорала Нора. – Если не умничать, не занудничать, а трезво оценить ситуацию, то как?

Я попытался восстановить в памяти детали встречи.

– Ничего меня не царапнуло.

Нора ткнула пальцем в кнопку.

– Слушай.

Кабинет наполнил пронзительный голос Башлыковой:

«Костя был жуткий эгоист! Вечно в девках путался!»

Я слушал речь Маши, совершенно не понимая, что насторожило Нору.

– Ну, сообразил? – отмерла хозяйка.

– Простите…

– Ладно, давай еще разок!

«Костя был жуткий эгоист…»

Я решил прервать затянувшийся процесс прослушивания одних и тех же фраз.

– Нора, извините, наверное, я туп.

– Не «наверное», а точно туп, – мгновенно отбила мяч Элеонора, – напоминаю ситуацию. Тело Кости пока в морге, о его смерти не объявлено, все приятели и знакомые считают парня отдыхающим. Мы пока не имеем никакого права затевать бучу, не знаем, пропала Марина по собственному желанию или ее удерживают в тайном месте, нам необходимо найти либо живую Арапову, либо ее тело, тогда и поймем, как вести себя дальше.

– Я прекрасно помню об этом и делаю все, чтобы нащупать хоть тоненькую ниточку, ведущую к Араповой.

– Значит, о кончине Кости никому не известно?

– Естественно, в курсе лишь ваш адвокат и Эдик Марков, который сейчас руководит «Гемой».

– Оба крепко держат язык за зубами, – кивнула Нора. – Эдик на дню по два раза звонит, беспокоится о Марине. Информация о смерти Константина – тайна. Тогда почему Маша Башлыкова уверенно говорит о ближайшем друге мужа в прошедшем времени? «БЫЛ, обманыВАЛ девушек, ему на все плевать БЫЛО, никого, кроме себя, не любИЛ…» О живом человеке подобным образом не говорят, глаголы в настоящем времени употребляют: «Костя обманывает девушек, ему на все плевать, никого, кроме себя, не любит». Теперь ясно? И еще она сказала: «Без разницы теперь, кто кому ребенка сделал».

Я остолбенел, потом с огромным изумлением спросил:

– Но откуда Маше знать про кончину Кости? Может, ей Эдик сказал?

– Марков для Башлыковой слишком большой начальник, они общаются только на совещаниях.

– Но с Араповой Маша имела неформальные отношения!

– Верно, но лишь потому, что Костя дружил с Игорем. И Марина особо приятельство с Башлыковой не афишировала. Нет, Эдик молчит, он попал в сложное положение, ему сейчас никакие сенсации не нужны. Найдется Марина, пусть сама и рассказывает всем про Костю – такова его позиция. Так откуда сведения о кончине парня?

– Понятия не имею.

Нора схватила со стола карандаш, сломала его и в азарте закричала:

– Она знает намного больше, чем рассказала! Я уверена, что Игорь в курсе всех дел! Именно он и выложил гражданской жене правду, больше некому. Все одно к одному – визитка в вещах, таинственный отъезд в Минск. Он в Москве! Прячется!

– Где? И почему?

– На эти вопросы и требуется найти ответы.

– Но как? Башлыкова не произвела на меня впечатления идиотки, думаю, добром она тайны не выдаст.

– Не желает все рассказать по-хорошему, будем действовать по-плохому, – стукнула кулаком по стопке документов Нора.

Я перепугался не на шутку.

– Надеюсь, не заставите меня пытать девушку электротоком?

– Тебе надо проследить за ней, тайно. Завтра, после работы, когда красавица выйдет на улицу, пойдешь за ней пешком. Машины у Башлыковой нет, ее возит Игорь, сейчас Рогатый отсутствует, следовательно, пакостница отправится к метро.

– Или поймает бомбиста!

– Не суть важно. Твоя задача выяснить, куда она двинется.

– Домой небось.

– Ваня! Вполне вероятно, что Маша захочет навестить Игоря.

– Очень маленький шанс на такое развитие событий, – я принялся активно переубеждать хозяйку.

– Но он есть.

– Может, и так.

– Будешь ходить за Машей до тех пор, пока мы не разберемся в ситуации!

Я попытался воззвать к разуму хозяйки.

– Боюсь, затея обречена на провал, Маша видела меня и мигом опознает в толпе.

– Ясное дело, загримируем тебя. Каждый день будешь менять облик. Итак, завтра ты станешь женщиной.

Я чуть не выпал из кресла.

– Кем?

– Бабой!

– Что вы имеете в виду?

Хозяйка улыбнулась.

– Не дрожи, просто наденешь женское платье, парик…

– Нора! – закричал я. – Вы что, простите, белены объелись? Право, это дурацкая затея! Полнейший дебилизм.

– Вовсе нет. Я все продумала, до мелочей. Сейчас поедешь в торговый центр и купишь вещи по списку. Держи бумагу и деньги.

– Ночью?

– Этот торговый центр работает круглосуточно.

– Нора, мой рост около двух метров!

– И что?

– Много вы знаете женщин с подобными габаритами?

– До фига, – по-детски заявила Элеонора, – манекенщицы, спортсменки, просто дылды. Полно длинных баб, и вообще, ты сгорбишься, ссутулишься, подогнешь коленки…

Я проглотил рвущиеся наружу комментарии и еще раз попытался урезонить Нору:

– У меня короткая стрижка! Абсолютно неженственный вид!

– Ваня, там в списке есть парик, купи все, потом побалакаем.

– Но я в парике буду выглядеть идиотом!

Нора засмеялась, похоже, у нее было просто замечательное настроение.

– Ладно, могу отправить тебя на наращивание.

– Что? – не понял я.

Элеонора вынула папиросы и, пуская едкий дым в потолок, пояснила:

– В салонах сейчас оказывают такую услугу, «приваривают» к волосам чужие, длинные пряди, смотрится это вполне натурально, только тебе долго маяться в кресле придется, часа четыре, а то и пять.

– Как – чужие пряди? Они, наверное, синтетические.

– Нет, мой дружок. Волосы закупают в Индии, у бедных женщин.

– Спасибо, дальше объяснять не надо, я все понял.

– Вот и отлично, теперь шагом марш в магазин, – довольно протянула Нора.

Я покорно отправился выполнять приказ, по дороге изучая список: длинные юбки, водолазки, пиджачки, курточки, парики… Все во множественном числе! Акция задумывалась с размахом. Увы, в Норе много ребячества, она придумала сейчас нелепую забаву с переодеванием Ивана Павловича и совершенно счастлива. Думаю, надо обойтись одним, так сказать, комплектом.

У подъезда я наткнулся на дворника Петровича, с энтузиазмом размахивающего метлой. Небось он только вышел из запоя и решил исполнить служебные обязанности.

– Доброй ночи, Иван Павлович, – вежливо сказал Петрович.

Я с удивлением отметил, что он не только совершенно трезв, но даже и не пахнет переработанным алкоголем.

– И вам хорошего вечера, Петрович.

Дворник оперся на метлу.

– Сигареточкой не угостите?

– С удовольствием, берите сколько хотите.

– Дорогие курите, – покачал головой дворник.

– Бывают и подороже.

– Оно верно, – подтвердил Петрович, – я, Иван Павлович, тоже скоро на человека похож стану, и курева стрелять не придется. Пить бросил, два дня уж держусь.

– Молодец, главное – силу воли проявить.

Петрович почесал грязной рукой макушку.

– Вон Борисыч из седьмого дома в психушку угодил, чертей ловить стал.

– Плохо дело, – поддержал я разговор, отпирая машину.

– Верно, – закивал Петрович, – я, как инопланетянина увидел, живо смекнул: пора завязывать, иначе тоже в дурку попаду!

– Вы столкнулись с инопланетным разумом, – усмехнулся я, – и кого повстречали? Зеленого человечка, мыслящее облако или гиганта с лазерным мечом?

Петрович вновь поковырял сальные пряди.

– Тарелку. В подвале. Плоская такая, большая. Пошел метлу брать, а она там летает, низко над полом парит; жых, жых, один перископ торчит, навроде как у подводной лодки, я в молодости на флоте служил, насмотрелся там прогресса. И что интересно, Иван Палыч! Как пить бросил, так два дня ее нет, значит, чудилось мне, мерещилось.

– Не расстраивайтесь, друг мой, – стал я утешать пьяницу, – главное, вы осознали пагубность «зеленого змия», следовательно, сделали огромный шаг вперед на пути к трезвому образу жизни.

– Ох, етит твою козу, – выронил метлу Петрович, – чегой-то с ними.

Я повернул голову влево и ахнул. Из окна подвала валили крысы. Темно-серые комки на коротких лапах неслись от дома в сторону дороги, волоча за собой длинные жирные хвосты.

– Ой, неладно, – закрестился дворник, – беда скоро грянет! Знаете, когда крысы вон бегут?

Я, охваченный брезгливостью, не вымолвил ни слова, но по непонятной причине не сумел отвести взгляд от крысиного стада и покачал головой.

– Землетрясение случится или цунами, – зашептал Петрович, – вот пасюки и смазали пятки. Во сколько их! Мама родная, страх какой. Знал, конечно, что этой дряни в подвале полно, но чтоб столько!

Вдруг одна из крыс завизжала, закрутила головой, забила передними лапами в воздухе, создавалось впечатление, что некая таинственная сила не пускает грызуна на свободу, удерживает за хвост.

Мы с Петровичем схватились за руки и приросли к тротуару. В ту же секунду крыса была втянута в подвал. Послышался ее отчаянный визг.

– Ох и ни фига себе! – ожил Петрович. – Пойду стакашечку опрокину.

– Вы же приняли решение не пить, – напомнил я.

Дворник ткнул корявым пальцем в сторону убежавшей армии грызунов.

– Может, завтра конец света наступит, что ж мне, перед смертью переделываться? Не, я побёг! Давай со мной, Иван Палыч!

– Спасибо, – быстро отверг я предложение, – не подумайте, что брезгую, просто меня работа ждет.

– Ну, покедова, – закивал Петрович, – может, и не встретимся больше.

Завершив на этой бодрой ноте беседу, дворник бросил метлу и ринулся за угол. Я сел в машину и поехал в торговый центр. Интересно, почему крысы в массовом порядке начали эвакуацию? Естественно, ни в какой конец света я не верю хотя бы по той причине, что в Австралии сейчас уже наступило утро следующего дня. Однако сколько в подвале нечисти! По спине пробежал озноб. Я не истерическая барышня, при виде грызуна в обморок с воплем падать не стану, но чувство гадливости испытал в полной мере. Хорошо еще, что крысы не рискуют взбираться по этажам, а то ведь съезжать из квартиры придется. Думаю, жильцы элитного дома и не предполагают, какие соседи еще ютятся рядом.

Я доехал до сверкающего огнями магазина, поставил машину на парковке и пошел ко входу. В голову неожиданно пришла странная мысль. Вдруг крысы благороднее человека? Ну сами посудите, пасюков неисчислимое количество, они легко могли бы выжить людей из их обители. Человек лишь мнит себя царем природы, на самом деле он ее раб, не может справиться даже с невинными тараканами. Что, если грызуны на самом деле благородны и умны? Разрешают нам мирно обитать в квартирах, не нападают на людей из расположения к ним?

Стряхнув с себя задумчивость, я вошел в отдел с вывеской «Одежда на любой вкус» и сказал маявшейся от безделья продавщице:

– Мне нужна юбка.

Вообще говоря, я полагал, что девушка вытаращит глаза и начнет сыпать дурацкими восклицаниями типа: «Вау?», «Зачем?», но юная особа лениво поинтересовалась:

– Размер?

– Как у меня. Понимаете, – почему-то принялся я лгать, – хочу сделать сестре подарок, она в провинции живет, там девушке с высоким ростом трудно подобрать одежду, вот я и решил отправить ей посылку. Видите список?

Прочитав перечень, продавщица мигом сообразила, что к ней нежданно-негаданно почти ночью прибрел выгодный покупатель, и мгновенно стала милой и сладкой, словно сахарный пряник.

Не прошло и пяти минут, как я был препровожден с ворохом тряпок в примерочную кабинку.

– Меряйте, не стесняйтесь, – щебетала девчонка, – если вы с сестрой одного размера, очень хорошо. Ну как, подходят юбки?

– Вроде ничего, – пропыхтел я, чувствуя себя полнейшим кретином, – кое-как влез в нее.

– Можно глянуть?

– Пожалуйста.

Девушка просунула голову между занавесками.

– Ниче! – одобрила она. – Вы по залу пройдитесь.

– Зачем?

– Чтоб понять, не мешает ли вам чего.

Я вышел в залитое ярким светом пространство, слава богу, вечером тут не было никого из посетителей.

– Шагайте, – велела девушка, – и как?

– Вроде нормально, – промямлил я, путаясь в подоле, – только холодно, сквозняком от пола тянет.

– Лето скоро, а им и не пахнет! – произнесла она в ответ.

Я поежился, при чем тут погода, мы же не на улице находимся, а в помещении, просто кондиционер работает на полную мощность.

– Берете? – уточнила продавщица. – Все?

– Заворачивайте.

Обрадованная молодица ловко уложила пакеты в красивую сумочку из пластика и воскликнула:

– Носите на здоровье!

Поняв, что ни удивления, ни смеха, ни какой-либо негативной реакции мой визит не вызвал, я переместился в соседний отсек, где торговали обувью. Около выставленных туфель бродили две девушки, их, если верить бейджикам, звали Надя и Юля.

Я вновь озвучил версию про сестру.

– Какой у нее размер? – засуетились девчонки.

– В зависимости от фирмы и ширины колодки, – не подумавши ляпнул я, – когда сорок три беру, когда сорок четыре, впрочем, иногда мне и сорок второй впору.

Не успел я сие произнести, как тут же разозлился. Ну разве бывают «Золушки» с такими лапами?

– Надьк, глянь в «Рикардос», – невозмутимо велела Юля, – там сабо стояли. Вам на каблуке?

– Нет, нет, – замахал я руками, – что-нибудь удобное, сестра уже не юная особа.

– Многие и в гроб без шпилек не лягут, – философски ответила Надя, – с большими размерами беда, их мгновенно расхватывают. Сейчас у нас есть белые и черные сабо, кроссовки и босоножки, но у последних пятнадцатисантиметровая шпилька.

Я уставился на обувь, не в силах принять решение. Босоножки отпадают сразу, может, взять кроссовки? С другой стороны, у меня есть спортивная обувь, но, учитывая, что юбка доходит мне лишь до середины лодыжки, кеды никак не годятся.

– Хотите совет? – наклонила голову Надя. – Берите черные сабо. Цвет удачный, подо все идет, и если они чуть малы окажутся, то не страшно, ничего не натрут, пятки-то нет.

– Ладно, – кивнул я и повеселел: основные закупки сделаны быстро, осталась косметика и парик.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *