Сафари на черепашку

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 26

Я уже говорил, что не люблю раскатывать по городу на Норином лимузине, поэтому сразу вернулся домой. «Мерина» лучше поставить в гараж, а самому переместиться в «Жигули», надеюсь, они перестанут капризничать и начнут исправно служить хозяину.

Втиснув нестандартно длинную, сделанную по спецзаказу иномарку на нужную площадку возле нашего дома, я вылез из-за руля и тут же наткнулся на Евгения, Юлю и Люсеньку.

– Здорово, Ваня! – заорал сосед.

Юлечка сдержанно кивнула и нырнула в сверкающую машину.

– Куда вы всем семейством направляетесь? – улыбнулся я.

Евгений махнул рукой, а Люсенька быстро затараторила:

– Маме едем шубку покупать, белую, самую красивую, сейчас она дешевле стоит, чем зимой.

– Замечательно, – одобрил я.

Евгений крякнул:

– Да уж!

– Нашли черепаху? – Я решил сменить не слишком приятную для соседа тему и снова попал впросак.

– Нет, – закричала Люсенька, – Че исчезла, наверное, померла. Ой, бедненькая, нам ее так жалко! Правда, па?

– Хватит болтать, полезай в машину, – довольно сердито приказал отец, потом повернулся ко мне и продолжил: – Прямо в ушах от нее звенит, целый день стрекочет!

– Вот-вот, – подала из автомобиля голос Юлечка, – теперь, надеюсь, ты поймешь, каково мне приходится! Ты-то сутками на работе отдыхаешь, а я по хозяйству изматываюсь.

– Да заткнитесь вы обе, – рявкнул Евгений, – дайте с нормальным человеком парой слов переброситься. Слышь, Вань, неладно в нашем доме.

– Что случилось? – насторожился я.

Евгений округлил глаза:

– Тараканы из моей квартиры убежали.

– Так это же хорошо, – усмехнулся я, – хотя, честно говоря, не понимаю, отчего человек ненавидит вполне безобидных насекомых, они не кусаются, не жалят, не жужжат.

Сосед передернулся.

– Не знаю, меня прямо крючило всего, когда прусака видел. И чего только не делали: морильщика вызывали, ловушки расставляли, карандашом специальным чиркали, гелем под раковиной мазали, а эффекта ноль. И тут – все испарились.

– Думаю, в этом случае надо просто радоваться.

Евгений почесал в затылке.

– Еще дворник наболтал, будто крысы из подвала удрапали.

– Тоже неплохо.

– Эх, Ваня, не понимаешь ты! Беда у нас!

– Какая?

– Ни грызуны, ни прусаки просто так не катапультируются, – решительно заявил сосед. – Вот вчера по телику фильм показывали, «Страх в городке», не смотрел?

– Не довелось.

– Там в одном местечке под зданием дыра образовалась, – на полном серьезе завел Евгений, – разлом земной коры, прямо насквозь прошибло, и в это отверстие инопланетная нечисть поперла, жуткая, всех людей пережрала, пока ее главный герой не убил. Такая зеленая, круглая, отвратительная дрянь, голова на длинной шее… брр! Так вот, в том доме тоже вначале мыши удрали, затем тараканы! Чувствуешь?

Я практически не смотрю телевизор, но иногда все же от тоски и безделья переключаю каналы. Пару раз натыкался на триллеры и каждый раз испытывал здоровое удивление: ну неужели кого-нибудь и впрямь пугают монстры, всякие кустарники, убивающие ветвями, куклы, душащие владельцев? Подобное ведь невозможно и скорей смешно, чем страшно. Ужас меня охватывает лишь от фильмов Хичкока; в инопланетных чудищ, гигантских червей, выползающих из сливных отверстий кухонных раковин, и Фредди Крюгера я поверить не могу, мешает присутствие здравого смысла. Честно говоря, я всегда удивлялся: ну кто воспринимает такие ленты всерьез? И вот теперь знаю ответ на вопрос: мой сосед Евгений.

– Может, пока не поздно, квартиру поменять? – протянул Женя.

– Опсихел, да? – ожила Юля. – Ну ваще прям!

– С чего бы тараканам уходить? – не успокаивался мужчина. – Их, говорят, даже ядерная война не возьмет.

– Папочка, папочка, – стрекотала Люсенька, – хочешь, объясню, отчего противные таракашки смылись?

Отец снисходительно посмотрел на дочь.

– Ну, говори, чего придумала.

– Это не я, это мамочка сказала!

– Замолчи, Люська, – быстро велела Юля.

– Нет уж, пусть говорит, – мигом оживился муж. – И что там твоя мама нашуршала?

– К нам вчера тетя Катя приходила, – завела Люся и тут же ойкнула: – Ой, мама, не щипись!

– Не трожь ребенка, – прошипел Женя. – Говори, мое золотце! Значитца, вчера, пока меня не было, к нам, несмотря на то, что я категорично запретил не пускать в дом эту змею, заявилась Катька?

– Ага, – тут же сдала мать Люсенька, – она на кухне чай пила, потом пожаловалась, что ее тараканы одолели, и… ой, мамуля, не пинайся!

– Так какую глупость ляпнула твоя мать? – начал наливаться краской Евгений.

– А она сказала: «Ты пригласи к себе мою свекровь, у нее дома ремонт начался, старуха к нам жить прибыла, злобина вонючая, вечно всем недовольна. Но есть и от гадюки толк! Не успела к нам въехать, как тараканы ушли, небось плюнула старуха ядовитой слюной на кухне – и прусаки перемерли. Так что могу тебе эту язву в аренду за недорого сдать». Пап, а у бабушки правда яд во рту? Да? Скажи! Ну па-а-ап! Отве-е-еть!

Евгений превратился в гигантскую свеклу.

– Врет она, – пискнула из машины Юля, – вернее, не врет, а путает. Это Катька про свою свекровь говорила, ты же знаешь, я твою маму обожаю, она мне лучшая подружка!

Женя набрал полную грудь воздуха, я сообразил, что он сейчас набросится на супругу с кулаками, и решил отвлечь его внимание от Юли.

– Ой, кажется, я «мерс» поцарапал!

Евгений встряхнулся, словно вылезшая из воды собака.

– Где?

– Да тут, – я ткнул пальцем в идеально сверкающее и, слава богу, нигде не покоробленное крыло «мерина».

Маневр удался; забыв о супруге, Евгений наклонился над иномаркой.

– Где? – повторил он.

– Вот здесь!

– Это просто грязь, – с облегчением вздохнул сосед.

– Слава богу, – с фальшивой радостью воскликнул я, – а то моей зарплаты на ремонт не хватит. Ладно, поеду по делам.

– Ваня, – неожиданно тихо сказал сосед, – сам знаешь, я никогда ни с кем не ругаюсь, потому что интеллигентный человек.

Я улыбнулся и кивнул, не понимая, куда клонит Евгений.

– По поводу пидарасов заморочек не имею, – продолжал Женя, – разговариваю с ними нормально, могу и чаем угостить, особой посуды заводить не стану, вымоем потом сервиз с содой – вот и вся печаль. Главное, чтоб ко мне не приставали, верно?

– В принципе, да, – удивленно ответил я.

– Ты хороший парень, и не мое дело зырить, с кем ты спишь. Как сосед ты меня вполне устраиваешь.

– Вы о чем? – изумился я.

Евгений кашлянул.

– Но ведь не все в нашем доме такие хорошие. Вот, например, Родионов из пятнадцатой квартиры, видел его?

– Анатолия Сергеевича? Конечно.

– Знаешь, кто он?

– Богатый бизнесмен.

Женя облокотился на иномарку.

– Ну все мы сейчас на плаву, я о другом спрашивал: ты в курсе, кем кент был в добизнесменской жизни?

– Нет.

Евгений почесал левое ухо.

– Бандитом. Отсидел чирик, потом вышел, вырыл сундук с награбленным и забизнесменствовал.

– Ну, если детально изучить историю ста самых богатых семейств мира, то в любой найдется некий прадедушка, промышлявший Соловьем-разбойником на проезжей дороге, – улыбнулся я.

– Да не о том речь, – гаркнул Женя, – ты поосторожней, не демонстрируй так свои пристрастия, Сергеевич натуральный псих, войдет с тобой в лифт, глянет на руки и пристрелит. У них, у уголовничков, с пидарасом рядом стоять западло. Уж не обижайся, Ваня, я тебя просто предупредить хочу. Ты пальцы, того, в общем, не надо!

Закончив свою странную речь, Женя влез в автомобиль и быстро выехал из гаража. Я ошеломленно посмотрел ему вслед, потом перевел взгляд на свои руки и издал совершенно несвойственный мне вопль:

– Вау!

Было от чего потерять самообладание! Мои ногти оказались покрыты ярко-красным лаком. Через секунду я понял, что произошло. Для большего сходства с дамой вдохновенный торговец косметикой Юра, кроме макияжа, сделал мне и маникюр, наклеил искусственные когти, пообещав при этом, что они легко отойдут, если их протереть специальной жидкостью. Вроде он даже сунул в пакет бутылочку.

После весьма удачно сыгранного «спектакля» я переоделся в свою одежду, снял парик, смыл макияж, а про ногти забыл. Норин лимузин я всегда вожу в перчатках, поэтому Аня ничего не заметила, хотя, покидая машину на стоянке, я бросил «варежки» в салоне, но Анечка, наверное, не смотрела на мои руки. Впрочем, хорошо воспитанная девочка промолчала бы в любом случае. Вот бред!

Я кинулся к лифту, сейчас же отыщу пузырек и попытаюсь отклеить когти.

На счастье, Нора заперлась в кабинете, поэтому мне удалось незамеченным пройти в свою комнату и начать поиски средства. Через полчаса я констатировал: флакончик исчез, впрочем, может, Юра попросту забыл дать мне его с собой?

Решив, что красные ногти не самая худшая неприятность, которая со мной случалась, я осторожно, стараясь не производить лишнего шума, покинул квартиру. Путь лежал в торговый центр. Сейчас Юра даст мне необходимый раствор, и мои пальцы обретут первозданный вид.

Но приветливого юноши за прилавком не оказалось, вместо него там скучала хмурая, сильно размалеванная девчонка.

– Пожалуйста, позовите Юру, – попросил я.

– А его нету.

– Обедать пошел?

– Не-а.

– Простите, когда Юрий вернется?

– Через две недели, он отпуск взял, – сердито пояснила девчушка, – подался в Египет, а другие за него должны без выходных пахать!

Я решил не отчаиваться и спросил:

– Можно купить растворитель?

– Тут косметика, а не скобяная лавка, – презрительно сказала продавщица.

Мне захотелось объяснить неприветливой особе, что в скобяной лавке торгуют не бытовой химией, а гвоздями, шпингалетами и другими железками, но я решил не поучать дурочку, а просто потребовать необходимое.

– Вероятно, я употребил неправильный термин, – поправился я, – хочу искусственные ногти снять.

– Гель или акрил? – не удивилась собеседница.

– Понятия не имею.

– Где их взяли-то?

– У вас.

– Такой дрянью мы не торгуем, в магазине представлены суперские бренды, – с выражением полнейшего презрения на мордочке заявила продавщица.

– Мне Юра наклеил пластинки.

– Вот пусть и снимает.

– Но он вернется не скоро.

– И че?

– Не могу же с такими ногтями разгуливать.

– Почему бы нет? Прикольно.

– Дайте мне средство для удаления маникюра!

– Не держим подобных вещей!

– А где его можно взять?

– Без понятия.

Наверное, мое лицо выражало отчаяние, потому что девчонка решила сменить гнев на милость.

– Вы идите в салон, – вдруг вполне человеческим голосом сказала она,– там мастер либо спилит ногти, либо отклеит.

Я поблагодарил девушку за хороший совет, вернулся к машине, быстро натянул на руки перчатки и поехал к Лиховой.

Нет худа без добра, сейчас попытаюсь вытрясти из Анжелы все известные ей подробности, а потом отправлюсь в парикмахерскую, вернее, в студию Маркела Листового, где работает Грибков. У меня теперь есть отличный повод для общения с его сотрудниками – нужно удалить приклеенные ногти. Надеюсь, маникюршей служит симпатичная, болтливая особа, которая любит во время работы лясы точить.

* * *

Дверь в квартиру Лиховой оказалась открытой, я вошел в маленькую прихожую, услышал гул голосов из комнаты, увидел забитую одеждой вешалку и с огромным разочарованием понял: у Анжелы полно гостей, в ее доме какой-то праздник, может, день рождения.

Еще раз вспомнив о том, что уныние – смертный грех, я решил не сдаваться и пойти к Анжеле. Скорей всего, хозяйка слегка выпила. Может, мне удастся с ней уединиться? Женщина подшофе легко развяжет язык. Хотя сначала лучше спуститься вниз, у подъезда я видел ларек с цветами.

Пришедшая в голову идея показалась мне удачной, я быстро смотался на улицу, приобрел несколько кроваво-красных роз на длинных стеблях, вернулся назад, вновь беспрепятственно проник в прихожую и наткнулся там на женщину лет пятидесяти, одетую в черный брючный костюм.

Увидав меня, дама отчего-то зажала рот рукой.

– Добрый день, – вежливо сказал я.

Но незнакомка не ответила, она захохотала и ушла в комнату. Наверное, Анжела начала отмечать праздник с раннего утра, и сейчас гости достигли той стадии, за которой начинается бесконтрольное пение, а потом выяснение отношений: «Ты меня уважаешь?»

На смену пьяной тетке в коридор вышла девушка по виду чуть старше Лиховой.

– Вы кто? – сурово поинтересовалась она. – Чего с цветами приперлись? Вот уж глупость так глупость! Похороны завтра.

Я выронил букет.

– Похороны? Чьи?

В прихожую выскочила еще одна девица.

– Лена, – тихо сказала она, – Галине Петровне плохо.

Лена вздрогнула.

– Иду. Слышь, Светка, разберись с этим!

Светлана посмотрела в мою сторону.

– Здрассти.

– Добрый день, – пробормотал я.

– Ну уж и совсем не добрый.

– Простите, кажется, я не вовремя.

– Ага, – кивнула Света, – вы вообще кто?

– Знакомый Анжелы Лиховой, она дома?

– Нет, – замотала растрепанной головой Света и представилась: – Я ее сводная сестра, как и Лена. Моя мама вышла замуж за папу Анжелы, а отец Ленки женился на Галине Петровне, маме Лиховой. Надеюсь, я понятно объяснила?

– В принципе, да, – ответил я, – извините, я уже ухожу. Зайду к Анжеле через несколько дней.

Светлана повертела указательным пальцем у виска.

– Вы не врубились, да? Анжелка померла!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *