Сафари на черепашку

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 28

За все время работы Семина ни разу не задала мне вопроса, лишь в самом конце, подавая зеркало, настороженно произнесла:

– Посмотрите сзади, вас устраивает?

Волосы выглядели как всегда, но я изобразил невероятный восторг.

– Потрясающе, до сих пор еще никому не удавалось сделать из меня такого красавца.

Слабое подобие улыбки скользнуло по бледным губам Риты.

– Спасибо.

– Вот, держите.

– Зачем так много? И потом, деньги у нас принимают на рецепшен.

– Это чаевые.

– Столько?!! Я не возьму! – решительно отрезала Семина.

– Но вы так старались!

– Всякая работа имеет цену, – не сдалась Рита, – вы же не станете покупать карандаш за миллион рублей.

– Ну, если им работал великий Пикассо, – засмеялся я, – то он и дороже потянет. Вы славно потрудились, не обижайтесь, я от чистого сердца даю.

– Спасибо, – кивнула Рита и взяла одну из купюр, – этого с лихвой хватит.

– Ладно, – согласился я, – будь по-вашему. Когда вы заканчиваете работу?

– Салон закрывается в десять.

– Вы на машине?

– На метро.

– Давайте подброшу вас до дома.

– Спасибо, – твердо ответила Рита, – я привыкла пользоваться подземкой.

– Мне не трудно.

– Благодарю.

– Значит, в двадцать два у дверей?

– Нет.

– Не подумайте ничего плохого, просто я хочу оказать вам услугу, – настаивал я, – тем более что нам по пути, я живу буквально напротив вашего дома.

В глазах Риты вспыхнул огонек.

– Откуда вы знаете мой адрес? – неожиданно оживилась она.

Я посмотрел на легкий румянец, который озарил щеки девушки, и соврал:

– Право, это неважно. Знаю, и все тут, впрочем, мне известно не только, где вы живете, но и то, что Лихова скончалась, а Грибков одной ногой в могиле. Рита, мне необходимо срочно с вами поговорить.

Семина молча уставилась в окно.

– Вы слышите меня? – Я начал выходить из себя.

– Да.

– Грибков затеял какую-то аферу?

Семина по-прежнему не произносила ни слова.

– Они с Лиховой задумали нечто плохое? – изощрялся в догадках я.

Вновь никакой реакции.

– Я не исключаю, что они хотели втянуть в это дело и вас с Рамкиным.

Рита продолжала изображать из себя статую.

– Да поймите, все очень серьезно! – попытался я воззвать к разуму Семиной. – Что вам известно о судьбе Кости?

Парикмахерша поежилась.

– Костик умер в результате неправильно сделанного наркоза, это была трагическая случайность.

– Я не о Рамкине сейчас речь веду, а об Арапове, его тоже звали Константином.

– Почему «звали»? – одними губами спросила Рита, потом, мгновенно спохватившись, добавила: – Кто такой Арапов? Никогда не слышала эту фамилию.

– Вы дружили с Лиховой?

– Да. Мы в одно училище ходили.

– И не слышали про Арапова?

– Нет, – вяло отбивалась Рита.

Я потерял самообладание, похоже, Семина считает меня дураком!

– Анжела жила с Константином Араповым…

– Что-то не так? – спросила Арина с рецепшен, быстрым шагом направляясь к нам. – У вас проблемы? Рита плохо постригла вас? Только скажите, она будет переделывать за свой счет!

– Дело в другом, – начал я и поймал взгляд Риты.

В глазах девушки застыло отчаяние, приправленное страхом.

– Что произошло? – наседала Арина. – Имейте в виду, мы всегда на стороне клиента; мастера, обидевшего вас, немедленно уволят.

– Наоборот, – замахал я руками, – великолепная работа, чудесная! Я хотел поощрить девушку, дал ей чаевые, а она отказывается, говорит, сумма слишком велика, неудобно ей.

Арина зыркнула на Риту:

– Возьми купюры и не выдрючивайся! Человек от чистого сердца благодарит.

Семина покорно протянула руку, я положил ей на ладошку ассигнации.

– Позвольте проводить вас, – с ужимками обезьянки засуетилась Арина.

Больше всего мне хотелось сказать ей: «Отстаньте! Нам с Ритой лучше побыть наедине».

Но этого делать было нельзя, пришлось под конвоем Арины дойти до стойки, расплатиться и направиться к выходу.

«Ну ничего, – думал я, хватаясь за здоровенную ручку из латуни, – посмотрим, что Рита запоет вечером, непременно дождусь ее после работы».

Вдруг я ощутил легкое прикосновение и обернулся, рядом стояла Семина.

– Простите, – очень громко заявила она, – когда вы давали мне чаевые, среди купюр затесалась бумажка с телефоном, может, он вам нужен?

Я взял клочок и выбрался на улицу– не следует читать записку в непосредственной близости от Арины, похоже, сия девица не только языкаста, но и глазаста.

На всякий случай я развернул листочек, сидя в своей машине. На нем оказалась всего одна фраза, наспех нацарапанная карандашом: «22.30, метро «Китай-город», выход к церкви. Если опоздаете – подожду до 23.00».

Я бросил взгляд на часы, завел мотор, времени вполне достаточно, чтобы, даже учитывая пробки, добраться до места свидания.

Семина появилась точно в указанное время, правда, я сначала не узнал ее, без форменной одежды девушка стала еще меньше и тоньше, на вид Рите теперь с трудом можно было дать шестнадцать лет.

– Вы кто? – с места в карьер спросила она.

– Давайте поедем в одно кафе, – предложил я, – не разговаривать же нам в толпе, право, неудобно.

– Не надо, – быстро сказала Рита.

– Ладно, – согласился я, – можно отправиться ко мне.

– Ой, никогда.

– Что, я так похож на сексуального маньяка?

Семина потупилась.

– Нет.

– Хорошо, едем к вам, говорите адрес.

– Ни в коем случае, – почти с ужасом воскликнула девушка, не заметив моей оплошности.

Совсем недавно я утверждал, что великолепно знаю о Рите все.

Я попытался привести дурочку в чувство:

– Ангел мой, я не нападаю на девушек, не прокусываю им шею клыками и не пью чужую кровь. Я абсолютно порядочен, и вы – простите, конечно, – не вызываете у меня никаких низменных страстей. Я частный детектив, вот документ. Читайте внимательно, в нем все указано: имя, фамилия, должность, номер лицензии.

Дрожащая рука схватила бордовую книжечку.

– Вовсе ни о чем таком я и не думала, – вдруг стала оправдываться Рита, – в кафе дорого, у меня денег нет.

– Господи, счет оплачивает кавалер!

– Ко мне домой нельзя, потому что в комнате парализованная мама, инсульт с ней случился, третий год без движения, – разоткровенничалась Семина, – все деньги на сиделку и памперсы уходят. Нам даже поговорить негде, на кухне мой диван разложен, я там живу.

– И как поступить?

Рита дернула плечиком.

– Давайте в вашей машине посидим, вот тут, на площади.

– За чашечкой кофе комфортней, – ласково сказал я, – а по поводу счета не волнуйтесь, соглашайтесь! Вы же видели документы, понимаете теперь, что мой интерес к вам вызван лишь профессиональным любопытством. Кстати, вы нелогичны. Моя машина тонирована, крепко запирается изнутри, ничто не помешает обидеть вас даже в случае парковки на людной площади. Ну же, решайтесь, нельзя же быть такой глупышкой!

Рита сдвинула тоненькие красивые брови.

– Вовсе я не дура!

– Конечно, нет.

– Где кафе?

– В двух минутах езды.

– Ладно, – кивнула Семина, – ваша правда, мне кофе хочется, и разговаривать лучше в спокойном месте.

* * *

Устроившись за столиком, я некоторое время потратил на уговоры, предлагал Рите сначала мясо, потом рыбу, затем сладкое, но девушка качала головой:

– Нет, мне только латте.

В конце концов я сдался, заказал ей кофе, а себе чай и тарелку с пирожными. Когда аппетитные эклеры, буше и картошки окажутся на столе, Рита не устоит перед соблазном, а съев сладкое, станет более спокойной и не такой колючей.

Вначале все шло по моему сценарию. Когда официант поставил блюдо, Рита мечтательно протянула:

– Какие корзиночки!

– Со взбитыми сливками, – словно змей-искуситель, сказал я.

Девушка взяла пирожное и мгновенно проглотила его. Я обрадовался и решил исподволь завести разговор.

– Насколько я знаю, вы дружили с Анжелой.

Рука Риты, тянувшаяся к буше, повисла в воздухе.

– Дружили? Ох, боюсь, трудно точно определить тип наших отношений.

– Вы в парикмахерской сказали, будто ходили с Анжелой в одно училище, – напомнил я.

Рита осторожно положила пирожное на десертную тарелочку.

– Почему вы интересуетесь Лиховой?

– Вы знаете, что она умерла? – задал я свой вопрос.

Семина кивнула.

– Мне звонила ее сводная сестра, звала на похороны.

– Пойдете?

– Конечно, – вздохнула Рита, – если человек умер, живые обязаны его простить и проводить в последний путь.

– Анжела вас сильно обидела?

– Неохота вспоминать, – мрачно ответила парикмахерша, – всякое было, и плохое, и хорошее. Раньше мы дружили, потом перестали, обычное дело.

– Лихова жила с Грибковым?

– Вроде да.

– А потом переметнулась к Константину Арапову?

Рита сделала вид, что не слышит мой совершенно конкретный вопрос, она взяла пирожное и принялась с преувеличенным аппетитом есть его.

– Анжела закрутила роман с Араповым? – не отступал я. – Только очень прошу вас, Рита, не надо снова говорить, будто вы не знаете сына богатой бизнесвумен.

– Ну… он ходит к нам, – протянула Семина, – у Грибкова стрижется, маникюр у Раи делает, хороший клиент, веселый такой, придет, улыбается, всем доволен, чаевые оставляет щедрые. И сестра его у нас обслуживается. Только Костя давно не заглядывал, занят, наверное, а Анечка на днях приходила, ей на учебу в Англию улетать, вот и приводила себя в порядок. Села ко мне в кресло и говорит:

«Ты, Ритуся, меня поярче покрась, в Лондоне парикмахерские дорогие, жаль деньги тратить, сделай так, чтобы минимум на три месяца хватило, потом, конечно, придется к англичанам идти».

Араповы – приятная семья, у нас в салоне много богатых клиентов, некоторые такие распальцованные! Но ни Костя, ни Аня щек не надувают, и мама у них милая.

Выпалив это, Семина взялась за высокий бокал с латте.

– Значит, Анжела решила прибрать Константина к рукам! – воскликнул я.

– Не знаю.

– Риточка, – сохраняя внешне спартанское спокойствие, протянул я, – вы можете попасть в беду. Впрочем, наверное, и сами хорошо понимаете размер нависшей над вами опасности, иначе по какой причине решили встретиться со мной?

Парикмахерша оторвала безмятежный взгляд от латте.

– Уж извините, – внезапно улыбнулась она, – но вы показались мне упертым. Отчего-то я подумала: такой не оставит в покое, подстережет после работы, у салона, а мы обычно большой компанией до метро идем. Арина увидит и мигом вывод сделает: клиент на Семину запал, нажалуется хозяйке, та мне втык устроит, еще и вон выставит, наше начальство дико скандалов боится. Знаете, как бывает, муж девчонке глазки строит, а жена в салон явится и стекла перебьет.

А еще, не дай бог, ко мне домой притопаете, маму больную напугаете. Вот я и решила: лучше уж поговорим в укромном местечке, мне же меньше головной боли. Только прямо скажите, чего вы хотите?

Неожиданная вербальная активность тихони сначала меня удивила, но потом я понял: Рита напугана, сейчас она старательно прячет страх под не присущей ей разговорчивостью.

– Случилось что-нибудь? – продолжала девушка.

Я на секунду заколебался, интуиция велела мне честно изложить Семиной факты в расчете на то, что скромная, милая девушка знает некие детали, держит в руках ключик к загадочной истории, может даже, наверное, назвать место, где находится Марина. Но Элеонора велела мне не раскрывать тайны. И как поступить? Посоветоваться с хозяйкой сейчас невозможно. Хотя я могу выйти якобы в туалет.

– Простите, – заулыбался я, – хочу руки помыть.

Рита кивнула.

Чуть ли не бегом я достиг туалетной комнаты и попытался соединиться с хозяйкой.

– Алле, – ответила Ленка.

– Позови Элеонору.

– Она уехала.

– Куда?

– Разве ж она мне докладает, – забубнила домработница, – облилась дрянью вонючей и умотала, сижу теперь, чихаю.

Не став слушать нытье Лены, я отсоединился и живо набрал номер мобильного.

– Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети.

Но меня так просто не вышибить из седла, Нора всегда ездит с шофером Шуриком, а у того имеется сотовый. На этот раз я достиг успеха.

– Слушаю, – отозвался водитель.

– Вы где?

– Так на работе, Иван Палыч.

– Ясное дело, куда подевалась Нора?

– В дом пошла.

– Какой?

– Серый, с колоннами.

– К кому?

– Мне не сказала, – туманно пояснил Шурик, – выйдет, непременно сообщу о вашем звонке.

Я сунул трубку в карман и поспешил назад. Шурик предан Норе безмерно, он никогда никому не скажет, куда пошла хозяйка, режь его, строгай на бекон – будет молчать, сцепив крепкие зубы.

* * *

– Так что случилось? – воскликнула Рита, вертя в пальцах крохотную ложечку.

И я решился подчиниться голосу интуиции.

– Рита, вы умеете держать язык за зубами?

Семина кивнула.

– Я не слишком болтлива.

– Я понял это, когда стригся у вас.

– Надеюсь, вы не обиделись? Мне трудно работать и молоть языком!

– Нисколько. Очень хорошо, что вы не похожи на Олесю.

– Да уж! У той язык без костей, – довольно сердито отметила Семина, – знает все об окружающих, и, как правило, неточно.

– В семье Араповых случилось большое несчастье.

– Ой!

– Костю похитили бандиты, потребовали от матери выкуп, Марина согласилась, отдала деньги и… пропала.

– Ой, ой, ой, – зашептала Рита, делаясь белее сливок, потом подняла наполнившиеся слезами глаза, – значит, они сделали это… все-таки решились… ну, сволочи… Анжела! Господи! Костя! Это он всех убил! Боялся, что правда станет известна! Может, он и меня… того? Хотя мой Костя Арапову сказал, что я не в курсе, сам-то он… ой, мама!

По лицу Риты потекли слезы. Я вскочил, подошел к стулу, на котором скрючилась девушка, обнял ее за плечи и быстро сказал:

– Спокойно, не надо лишней сырости.

Парикмахерша затряслась, словно выброшенный на улицу котенок.

– Главное, не впадать в истерику, – пытался я привести девушку в чувство, – хочу помочь вам.

– Это невозможно, – пролепетала Рита.

– Безвыходных ситуаций не бывает, – решил я приободрить собеседницу.

Внезапно Семина резко оттолкнула меня.

– Глупый оптимизм человека, у которого в жизни ни разу не случалось беды. Лично я все время нахожусь в ужасном положении, мама висит между жизнью и смертью, Костя умер. И как вы предполагаете разгребать такие обстоятельства?

– Одна голова хорошо, а две лучше, – тихо сказал я, – давайте вместе поищем выход.

– Лично я всегда считала по-другому, – отрезала Рита, – одна голова хорошо, а вторая пошла на фиг.

– Человек стадное животное, ему свойственно обращаться за помощью к друзьям.

Рита схватила со стола салфетку, быстро вытерла лицо и с полной безнадежностью в голосе ответила:

– Единственный мужчина, которому я доверяла, как себе, умер.

Я снова обнял ее за плечи.

– Нельзя носить в душе горе, лучше поделиться им, считайте меня священником или сейфом, который никогда никому не откроет своего содержимого.

Рита замерла, потом вдруг согласно кивнула:

– Хорошо, хоть и не понимаю почему, но верю вам, вдруг вы мне поможете?

– Во всяком случае, очень постараюсь, – пообещал я, – но мне для этого надо знать, что произошло.

– Ладно, – решительно заявила Рита, – слушайте, но придется мне начать издалека.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *