Штамп на сердце женщины-вамп

Внимание! Это полная версия книги!

Онлайн книга «Штамп на сердце женщины-вамп»

Внимание! Это полная книга!
Cтраница 41

– Дальше можешь не продолжать, знаю, чем занимается старший сын Марии Ивановны, – остановила я Кузю.

– Ладно, – согласился тот. – Но упомяну, что Геннадий может продублировать не только мебель, но и ковры, гардины, картины. Его жена создает прекрасные гобелены, кроме нее, на старшего Демидова работает целая бригада опытных мастеров. Десять лет назад Геннадий выучился на ювелира и теперь может создавать копии драгоценностей. Он не стоит на месте, развивается и хорошо зарабатывает. Первый раз женился в юности, но через три года развелся. Пара не смогла пережить суровое испытание, у них родилась девочка с тяжелой патологией позвоночника, прожила всего три дня. Во втором браке у Демидова родился мальчик Филипп. Ребенок тоже оказался болен, у него, как и у первого младенца, проблема с позвоночником. Он с трудом передвигается, в основном ездит в инвалидной коляске.

Младший сын Марии Ивановны Миша в отличие от Гены прекрасно учился в школе, получил золотую медаль. Поступил в институт, выбрал профессию модельера. После защиты диплома мыкался по разным местам. Возможно, у Михаила были большие амбиции, в мечтах он видел себя Ив Сен Лораном и Карлом Лагерфельдом в одном флаконе, а приходилось работать на фабрике, где шили жутковатые женские платья. Миша не прослужил на предприятии и года, перешел в ателье, но и там не задержался, перебрался в мастерскую, где из старой одежды мастерили новую. Никакого успеха он не добился, хотя в студенчестве подавал большие надежды, побеждал на разных конкурсах. До того момента, как бизнес Гены стал приносить доход, Миша был самым обычным неудачливым портным. Потом старший брат помог младшему открыть собственное ателье, тот стал шить одежду по своим эскизам, но конкурировать с Шанель-Прада-Хлоя не мог. Богатые клиентки к нему не шли, а тех, что победнее, отпугивал авангардный крой, эпатажный подбор цветов и материалов, вызывающая фурнитура. Как будет ощущать себя женщина, которая в полном вагоне метро утром катит на работу, а вечером спешит в магазин за покупками и в детский сад, если она наденет брючки и жакет, придуманные Мишей? У штанишек верх клетчатый, низ в звездах, пояс ниже пупка, по бокам расшитые стразами лампасы, а верх комплекта из ткани в горошек с большим количеством мелких пуговок в виде черепов, которые корчат разные рожи. Если бы не постоянная финансовая помощь брата, Михаилу пришлось бы закрыть ателье. Но не зря говорят, что никогда нельзя сдаваться…

Глава 23

– Младший Демидов раз в году устраивал показы, демонстрировал свои модели. Особого интереса его коллекции не вызывали, и полагаю, основное количество гостей являлось приятелями Геннадия или людьми, которые вели с ним бизнес, а журналистов привлекал щедрый фуршет. Все расходы скорее всего брал на себя тоже Геннадий Борисович. На один из таких показов пришла симпатичная молодая женщина по фамилии Редькина. Она тоже считала себя модельером. Создавала шляпы, шапки, шарфы. Флора предложила Мише создать совместную коллекцию, сказала, что у нее есть щедрый спонсор. Михаил согласился, они очень быстро сыграли свадьбу, и вскоре на свет явилась Марфа. У Редькиной не было собственной квартиры, она вместе с мамой снимала двушку в районе Садового кольца. Откуда у девушки взялись деньги на проживание в центре Москвы?

Флора работала маникюршей в салоне, возможно, клиентки оставляли щедрые чаевые. Олеся Николаевна, теща Миши, астролог, она составляла клиентам гороскопы. На оплату квартиры в центре, еду-питье женщинам хватало, а вот на собственные апартаменты и машину нет. На момент знакомства с Мишей Флора ездила на метро. Через два месяца после свадьбы Михаил начинает шить пижамы, халаты, пеньюары и тапочки. Поскольку ранее производством домашней одежды он не занимался, то можно подумать, что идею попробовать себя на этой ниве ему подала жена. К Михаилу потянулась тоненькая цепочка клиентов. Сейчас на него работает пара мастериц, они шьют красивое белье, которое может приобрести любой желающий. Фланелевые пижамы украшены принтами в виде мишек-зайчиков-белок, есть модели из шелка с буйством кружев и смелыми вырезами. Шьются и тапки в той же стилистике. Сам Михаил выполняет эксклюзивные заказы для обеспеченных клиентов. Халат от Демидова – это взрыв красок, стразы, вышивка, мех. В общем, дорого-богато, хорошо сшито.

Братья живут одной большой семьей. Мария Ивановна давно вышла на пенсию, она твердой рукой ведет хозяйство. Олеся Николаевна по-прежнему составляет клиентам астрологические прогнозы, у нее есть офис в Москве. Флора занимается воспитанием детей, она не работает, давно забыла о своем желании мастерить шляпки.

– Марфе пятнадцать, ее брату чуть меньше, – перебил Кузю Семен. – Нет больше необходимости везде ходить с детками за руку, Флоре просто не хочется работать, вот она и заявляет о воспитании подростков. Ничего подозрительного в семье Демидовых нет.

– Да, – согласился Кузя. – На первый взгляд со всех сторон положительные граждане. Налоги и коммуналку платят исправно, никаких задолженностей не имеют, обладают многолетними шенгенскими визами, которые людям с подмоченной репутацией получить невозможно. Геннадий Борисович и Флора иногда нарушают правила дорожного движения. Старший Демидов слишком быстро ездит, его постоянно ловят на шоссе. А Флора может припарковаться в неположенном месте. Но это не криминал. В поле зрения органов правопорядка Демидовы попали всего два раза. В первый очень давно. Геннадию тогда едва исполнилось девятнадцать. Он обнаружил в своем подъезде труп изнасилованной и убитой женщины. Сейчас… момент… ее звали Лаура Кукасян. Гена видел убийцу, им оказался один из жильцов дома, Артем Зинкин, состоявший на учете в психоневрологическом диспансере. Его отправили в особую лечебницу, спустя несколько лет выписали. До самой смерти больной жил вместе со своей сестрой Светланой Егоровной Зинкиной…

Кузя замолчал.

– Что не так? – насторожилась я.

Компьютерщик пожал плечами.

– Да вроде пока ничего особенного, но Зинкины жили в одном подъезде с Демидовыми. Светлана и Артем занимали служебное жилье в подвале. Сестра работала дворником. За это им выделили хоромы общей площадью двадцать один квадратный метр.

– Нельзя эту квартиру назвать просторной, – заметила я.

– Да уж, – согласился Семен. – Не особенно приятно обитать в крохотной каморке с психом.

– Через некоторое время после того, как Артем очутился в поднадзорной палате, Светлана переезжает в просторную трехкомнатную квартиру, – продолжал Кузя. – Правда, в спальном районе. Дом принадлежит «НИИбиораз», в котором работает Борис Демидов, это, как тогда говорили, кооператив. Ну прямо чудо чудесное! Откуда у дворничихи деньги на покупку жилья? Ответ «скопила» не принимается.

– Богатый любовник, – тут же предположил Сеня. – Женатый старичок, который не собирался разводиться, не хотел приезжать в подвал, купил для своих встреч с женщиной приличную квартиру.

– Немалую сумму Зинкиной действительно мог дать щедрый кавалер, – согласилась я. – Сейчас любовницы олигархов требуют загородные дома во Франции, Англии, Италии. В советские годы они были скромнее, квартирка на выселках являлась предметом мечтаний. Но у меня появился другой вопрос. В СССР, кроме больших денег, надо было иметь разрешение на вступление в кооператив. Зинкина ни малейшего отношения к НИИ не имела. Как она ухитрилась стать членом ЖСК, в котором состояли одни научные работники?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *