Штамп на сердце женщины-вамп

Внимание! Это полная версия книги!

Онлайн книга «Штамп на сердце женщины-вамп»

Внимание! Это полная книга!
Cтраница 48

– Помогла? – повторила Демидова. – С тобой щедро расплатились. Имеешь работу в прекрасном месте, собственное жилье, избавилась от психа. Живи да радуйся. Ко мне больше никогда не обращайся. Не подруги мы с тобой, ни по возрасту, ни по образованию, ни по социальному статусу не совпадаем.

Пока Тема жил в психушке, Света несколько раз заводила романы, но ей попадались расчетливые кавалеры, которые хотели устроиться в Москве, получить столичную прописку, а вместе с ней дармовую домработницу. Принца Зинкина не дождалась. Когда Артема насовсем отпустили домой, Света стала истово заботиться о брате, искупала свой грех. Вскоре после освобождения Тема опять стал агрессивным, орал на сестру, пускал в ход кулаки.

Зинкина побежала к врачу, брата опять госпитализировали, но на сей раз в обычную, а не в спецлечебницу.

– У нас с лекарствами плохо, – сказал доктор. – Даем пациентам, что в нашей аптеке есть. Купите Артему вот эти медикаменты и принесите, ему нужно на курс тридцать коробок.

Светлана поплелась в аптеку, узнала, сколько стоит одна упаковка, умножила цену на тридцать и зарыдала. Где взять бешеные деньги?

– Ну раз материальное положение не позволяет вам обеспечить брата импортными препаратами, будем лечить нашими, хотя толку от них мало, – мрачно заявил психиатр.

После этих слов у Зинкиной успевший притихнуть комплекс вины разбушевался по полной программе. Светлана сжирала себя, думая, что она самая ужасная женщина на свете: сначала сделала из Темы убийцу и насильника, а теперь, когда несчастный брат наконец-то на свободе, не может достать ему лекарства, которые вылечат его.

Прорыдав неделю, Светлана поехала к Демидовой. Она знала, что та с семьей перебралась на новое место жительства. Выяснила через «Мосгорсправку» адрес и заявилась без приглашения в гости.

Мария Ивановна не предложила Зинкиной зайти, сама вышла на лестничную клетку и буркнула:

– Что надо?

Зинкина начала путано говорить про лекарство.

– Уходи, – процедила Демидова.

– Нет, – возразила Светлана. – Или вы мне даете нужную сумму, или я рассказываю всем, что Геннадий убийца и насильник.

– С ума сошла, дура? – возмутилась собеседница. – Мой сын ни при чем!

И Светлану понесло.

– Решили, что я идиотка, потому что восемь классов еле-еле на тройки окончила? Может, математику я не знаю и пишу с ошибками, но соображение имею. Ради кого вам так стараться? Квартиру мне дарить? Вы Гену спасали! Видела я, какой он красный, потный и растерянный был, когда вы в наш подвал спустились. Давайте деньги! Или я к ментам пойду и правду расскажу. Вы теперь не бедные.

Демидова молча ушла в квартиру, вернулась с деньгами и сказала:

– Не смей меня более шантажировать, не получится. Ну, сбегаешь ты в полицию, и что? Никто старое дело ворошить не начнет. Да и себя погубишь. Ты лжесвидетельствовала, за это срок положен. Квартиру у тебя отберут. Соображение у тебя, Света, есть, но оно дурное. Деньги я тебе из чистой жалости даю, из христианского милосердия, потому что Господь велит помогать тем, кому плохо. Но доброта моя одноразовая. Все. Кормушка закрыта. Только сунься еще раз ко мне!..

Светлана Егоровна замолчала.

– Но вы ослушались Марию Ивановну, – сказала я. – Пришли попросить денег на похороны брата?

Зинкина кивнула.

– Артему внезапно плохо стало, я «Скорую» вызвала. Брата в больницу отвезли, он там от инфаркта умер. В похоронной конторе счет составили. А у меня накоплений совсем нет, даже на самое дешевое погребение не хватает. Всю ночь проплакала, нельзя же Тему, как собаку, зарыть. Даже иным псам хозяева памятник ставят. Неужели мой несчастный брат хуже животного? И я перед ним сильно виновата, оклеветала Артема за квартиру, а теперь упокоить его достойно не могу. Я бы не сунулась к Демидовой, да как на грех решила успокоиться, включила телевизор, какой-то кабельный канал, а там Генку показывают. Сколько лет прошло с нашей последней встречи, и не вспомню, а он мало изменился, не разжирел. Демидов корреспонденту про мебель рассказывал, как он по заграницам ездит, ее находит, потом делает и продает. Сидел, умничал, за версту видно, что богатый. Мне плохо стало: вот он, убийца, на свободе, живехонек-здоровехонек, денег несчитано имеет, сытый весь. А у моего бедного братика гроба приличного нет. И снесло мне крышу! Помчалась к Демидовым на квартиру, а там уже другие живут, хорошие люди, они сказали, что Геннадий в доме своем обитает, адрес дали, я в поселок кинулась. В дверь колотила, деньги требовала и в полицию попала.

Светлана махнула рукой.

– Вспоминать неприятно. На меня такая злость накатила.

– Вы уверены, что женщину в подъезде убил Геннадий? – спросила я.

– А кто? – пожала плечами Зинкина. – И ради кого еще Демидова бы свою новую, только что построенную квартиру отдала? Борис Константинович за пару лет до своей смерти в кооператив вступил. Пай он сразу выплатил, весь целиком. Уж не знаю, где деньги взял, люди-то аванс вносили, а потом двадцать пять лет оставшийся долг выплачивали. Видно, водились у них денежки, прикидывались бедными, а чулок был хорошо набит.

Демидовы про свои планы молчали, я случайно о них узнала от Миши. В подъезде, сбоку от лифта, был чулан, запертый на висячий замок. Там хотели консьержку посадить, даже диван поставили, но почему-то не получилось. Когда я дворничихой стала, каморка уже заперта была, ее никогда не открывали. Внутрь я не заходила, а снаружи створку всегда мыла. Незадолго до убийства той тетки жильцы денег собрали, дали мне краску и велели дверь в порядок привести, а то она обшарпанная. Я расстаралась, аккуратно покрасила, всем понравилось. А потом на ней кто-то сердце нарисовал. Я его оттерла, но оно снова появилось, пришлось вновь тряпкой орудовать. Вечером иду со двора, гляжу: Миша на двери сердце малюет, я ему сказала:

– Тебе не стыдно! Большой уже, а ума нет. Самому-то приятно будет в грязный подъезд входить? Это твой дом!

И тут подросток выдал:

– В гробу я его видел! Мы скоро переедем! У нас такая трешка будет!

И все выложил про кооператив и выплаченный пай. Потом испугался, стал просить не говорить матери, что он язык распустил. Мария Ивановна сыновьям о ЖСК болтать запретила.

Квартиру построили незадолго до убийства в подъезде, они только-только переезжать собирались. Борис Константинович на следующий день после того, как я в милиции сказала, что Артем несчастную убил, со мной к нотариусу отправился и дарственную на жилплощадь оформил. Только он меня попросил через полгода туда перебраться.

Я молча слушала Светлану. Значит, Кузя не нашел упоминания о дарственной. В бумагах, которые он смотрел, было указано, что Зинкина владеет трешкой, как она ее получила, сведений не оказалось.

– Тук-тук, – раздался за дверью веселый голос. – Светусик, давай чайку с плюшечками выпьем. Шла мимо французской кондитерской, а там горячие витушки из печки вытаскивают. Взяла нам по две штучки для каждой.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *