Страсти-мордасти рогоносца

Внимание! Это полная версия книги!

Страсти-мордасти рогоносца | Автор книги —
Дарья Донцова

Cтраница 16

Я выдохнула, Иван разжал объятия.

– Хорошо, что ты успокоилась. Танюша, это не пантера, а Альберт Кузьмич.

– Кот? – ахнула я. – Они не бывают размером со слона.

– У страха глаза велики, – рассмеялся муж, – до слона кошаку еще расти и расти. До пантеры тоже. Да и вообще Котофеевич не столь уж большого размера.

– Громадина! – заспорила я. – Гигант! Титан! Великан! Циклоп!

– Последний в ряду явно лишний, – усмехнулся супруг, – у котика оба глаза на месте.

– У котика? – повторила я. – Это же котище! Как-то мне не по себе.

Иван открыл дверь в квартиру и втолкнул меня в холл.

– Сейчас познакомишься. Мы с ним уже наладили отношения. Альберт Кузьмич, друг мой, разрешите представить вам Таню, мою жену.

Кот, который и в самом деле оказался довольно крупным, молча изучал меня круглыми желтыми глазами. Я поежилась, взгляд котяры прожигал насквозь.

– Танюша, поздоровайся, – попросил меня муж.

– Привет, – вякнула я.

Иван Никифорович присел около неподвижно сидящего кота.

– Альберт Кузьмич, простите ее, неразумную. Ну откуда моей супруге знать, как нужно общаться с вашим королевским величеством? Вы же проявите к ней милость, а?

Кот задрал морду, я засмеялась.

– Отлично, ты уже разговариваешь с кошаком. Причем на «вы». Что дальше? Запоешь песни вместе с Роки и Мози?

– Он все понимает, – остановил меня Иван.

– Да ну? – еще сильнее развеселилась я. – Бертик, сколько будет дважды два?

Кот отвернулся к стене.

Иван вытянул руку ладонью вверх.

– Альберт Кузьмич, я понимаю, обращение «Бертик» вас обидело. Еще раз прошу извинения. Мы же пожмем опять друг другу руки… э… лапы в знак уважения?

– Ой, не могу! – расхохоталась я. – Спасибо за веселую сцену в конце тяжелого дня. Сейчас котище, конечно же, протянет тебе свою длань!

Альберт Кузьмич медленно повернул голову в мою сторону, и я перестала смеяться. На черной морде явственно читалось, что в данный момент думает кот: «Ты вообще кто такая?» Желтые глаза котофея несколько секунд разглядывали меня в упор, потом зверь поднял правую лапу, пару раз ударил ею по раскрытой ладони Ивана и оставил ее на руке моего мужа.

– Спасибо, Альберт Кузьмич, – поблагодарил Иван Никифорович, – рад, что у нас с вами опять мир. Не беспокойтесь, Таня скоро поймет свою ошибку.

И тут в прихожую с громким лаем влетели Мози и Роки. Щенята моментально запрыгали по холлу. Мози кинулся к пуфику, на котором стояла моя сумка, столкнул ее на пол и начал бесцеремонно рыться внутри. Роки стащил с вешалки шелковый шарф Ирины Леонидовны и принялся жевать его.

– Эй, эй! – возмутилась я и попыталась отнять кашне.

Куда там, бульдожка не собирался отдавать добычу. Я, боясь разорвать нежную ткань, не рискнула потянуть шарф, а попыталась разжать зубы безобразника. Вот только челюсти его оказались стальными.

– Роки! А ну отдай телефон! – загремел за моей спиной Иван.

– Сумку потрошит Мози, – возразила я, – Роки жрет шарфик.

– Нет, – заспорил муж, – наоборот.

– Какая разница, кто из них кто? – пропыхтела я, делая бесплодные попытки вызволить из пасти щенка дорогое кашне Рины. – Надо же, не выпускает…

– Выплюнь ручку! – потребовал Иван, пытаясь отогнать Мози от мелочей, выпавших из моей сумки.

Сбоку раздался тяжелый вздох, я повернулась на звук. Ко мне приблизился Альберт Кузьмич.

– Вот только тебя тут не хватало! – в сердцах воскликнула я. – Ступай на кухню или еще куда-нибудь. Роки, отдай!

– Р-р-р, – нагло ответил щенок, решивший, что он в доме хозяин, – р-р-р!

Похоже, в переводе с собачьего языка на человеческий это означало: «Иди ты лесом».

– Оххххх, – издал вдруг странное шипение кот. И повторил: – Уххх.

Затем он поднял правую переднюю лапу и отвесил Роки смачную затрещину. Раздался звук, который получается, если ударить ложкой по пустой кастрюле, – бооом!

Роки от неожиданности разинул пасть, я не растерялась и вытянула шарф. А Альберт Кузьмич стал обходить меня сзади. Я быстро обернулась и успела увидеть, как лапа кота опустилась на пышную попу Мози. На сей раз послышался сочный шлепок. Щенок взвизгнул, подпрыгнул, выпустил авторучку, которую у него безуспешно отнимал Иван, и вжался в пол. Потом приподнялся и наклонил голову.

– Мози, – сказал мой муж, – не делай этого!

Но «француз» не собирался подчиняться Ивану. С громким заливистым лаем кабачок кинулся на обидчика. А справа на Альберта Кузьмича понесся оскорбленный Роки.

Я схватила тапочки.

– Не мешай, – остановил меня муж.

– Собаки сильнее кошек, – занервничала я, – сейчас они Бертика порвут.

Кот сидел, не шевелясь. Но в тот момент, когда щенки почти схватили его за бока, вдруг ловко отпрянул назад. Роки и Мози не смогли остановиться и врезались друг в друга лбами. Теперь по прихожей полетел звук, который издают две пустые кастрюли, если ударить их друг о друга.

– Один ноль! – воскликнул Иван.

Я онемела. Этот кот – великолепный стратег: подождал, пока противники сблизятся, и сделал так, чтобы они больно ударились и лишились возможности продолжать боевые действия.

А Альберт Кузьмич тем временем встал и отвесил лапой сочный шлепок Роки. Потом развернулся и вмазал хук Мози. Все это молча, не выпуская когтей. Применив физическое наказание, Альберт Кузьмич вздыбил шерсть, вот теперь став просто огромным, разинул пасть и… запел. Описать мелодию, вылетавшую из его пасти, я не в силах, но это была победная песня. Возможно, Альберт Кузьмич цитировал «Илиаду» Гомера: «Медью светилась равнина. Заполнили всю ее люди. Кони. Дрожала земля от топота дружно идущих в битву мужей». Французские бульдоги опустили уши, поджали хвосты и кинулись в коридор. Распевая свой зонг во все горло, Альберт Кузьмич величаво двинулся за ними.

Я попятилась.

– Ну и ну!

Иван потер затылок.

– Мда… Не знал, что котяра способен на подобные штуки. Думаю, мы еще много чего интересного про него выясним.

Глава 12

На следующий день во время завтрака я спросила у домработницы:

– Какой породы ваш любимец?

Надежда Михайловна смутилась.

– Я говорю всем, что он британец. Но на самом деле четыре года назад я нашла его, совсем еще котенка, на бензоколонке. Зима стояла, мороз, котик маленький, без ошейника – определенно ничей. А у меня недавно кошка умерла, Клеопатра. Двадцать лет прожила, умнейшая девушка была. Стукнуло мне тогда в голову: возьми малыша, Надя, послала тебе Клепа утешение. Ну я его и подобрала. Стал он расти, получился громадный. И это не кот, а прямо существо из сказки – все понимает, разговаривает.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *