Страсти-мордасти рогоносца

Внимание! Это полная версия книги!

Страсти-мордасти рогоносца | Автор книги —
Дарья Донцова

Cтраница 31

Со стороны Антонины стояла такая же лампа, около нее маячил фарфоровый слоник, рядом пачка бумажных салфеток, книга «Лучшие рецепты со всего мира», а на блюдечке лежали лекарства. Похоже, супруги были здоровыми людьми, им требовались легкие препараты для желудка, профилактическая проверка давления да еще витамины по утрам.

Я просмотрела кулинарную книгу. Из нее выпал листок, на котором оказался список вещей, написанный аккуратным женским почерком: «Один чемодан. Вес не более двадцати трех кг. Ручная кладь – десять. Обувь – кроссовки, новые черные туфли. Нижнее белье, фарфоровый слоник…»

Оторвавшись от чтения, я посмотрела на тумбочку. Слоник? Вот же он, около лампы. Наверное, эта статуэтка – талисман. Антонина и Тихон собирались куда-то лететь, жена хотела взять с собой фигурку. Если судить по буклетам, пара решила посетить Италию. Я опять посмотрела на статуэтку. Однако странно… Если Антонина не хотела путешествовать без своего оберега, почему оставила его, отправляясь в Подмосковье? И по какой причине супруги вдруг воспылали страстью к перемене мест? Раньше-то они не путешествовали.

Я открыла тумбочку. Ба! Там лежала начатая коробка швейцарских шоколадных конфет – судя по всему, хозяйка дома любила побаловать себя перед сном. Рядом с лакомством обнаружилась губная помада, не самая дешевая. Я открыла тюбик и изумилась. Вот уж никогда бы не подумала, что Антонина пользовалась оттенком алого цвета. Пожилые дамы предпочитают спокойные тона. Побывав в гардеробной, я поняла, что Ткачева принадлежала к редкому племени людей, которые во всем поддерживают порядок. Мне казалось, что и косметика у такой женщины будет в идеальном состоянии. Ан нет, красный столбик был стесан и обломан. Создавалось впечатление, будто владелица его что-то писала, слишком сильно нажала, и помада сломалась.

Покинув спальню, я походила по квартире, удостоверилась, что болеро нигде нет, и ушла, не забыв аккуратно запереть дверь. Телефон, найденный на тумбочке, я прихватила с собой.

Глава 22

Спустившись во двор, я увидела на скамейке женщину и бегающую по детской площадке малышку в розовом комбинезончике с надписью «Моя принцесса». Подошла к лавочке, показала даме рабочее удостоверение и улыбнулась.

– Можно задать вам вопрос?

– Да, – испуганно ответила мамаша. – Что случилось?

– Все в порядке, – успокоила я ее, пристраиваясь рядом. – Вы недавно вышли погулять с ребенком. Когда спускались в лифте, вы были в нем одни?

– Нет. Мы проехали один этаж, и вошел старик с пакетом в руке, – дрожащим голосом пояснила женщина. – Понимаете, я не мать, а няня. И очень испугалась. Мужчина был на маньяка похож – черная куртка, капюшон на голове, седая борода здоровенная, усы, очки… А ну как он Леночку схватит и убежит? Вдруг он педофил? Вид у этого типа был ужасно неприятный. Я прижала девочку к себе, стою, трясусь. Сил у меня немного, а дед выглядел крепким.

– Значит, усы-бороду вы хорошо рассмотрели? – уточнила я.

– Да, – кивнула няня, – за ними лица видно не было. И знаете, судя по седине, человек он совсем пожилой, но одет по-молодежному, куртка на нем от «Варкин».

– Какая? – не поняла я.

– Фирма «Стен Варкин», – растолковала женщина. – У моего сына такая же. Они сейчас среди студентов и тех, кому лет двадцать пять – двадцать девять очень популярны. Но стоят дорого. Солидная одежда для молодежи. Мой Леня в банке работает, недавно туда устроился. Никак не мог хорошую службу найти. Пройдет собеседование, ему говорят: «Мы вам позвоним». И тишина. Потом ему один человек подсказал: менеджер по персоналу в первую очередь оценивает внешний вид. Надо приходить в дорогом костюме, в рубашке с галстуком. Обязательно куртка «Стен Варкин». Чтобы понятно было – соискатель не нищий. Купила я ему все, и вы не поверите, его сразу приняли на работу.

– Куртка «Стен Варкин»… – задумчиво повторила я.

– Но этому деду она не помогла приятным стать, – передернулась няня. – Страхолюдина. Вылитый маньяк. И молчал, голову опустил. Ужас, как я перепугалась. Вот вчера я в лифте тоже с мужчиной ехала, так рядом с ним прямо будто солнышко засияло – поздоровался, мне комплимент сказал, комбинезончик на ребенке похвалил. Вот с таким человеком в одном лифте приятно прокатиться.

Я встала.

– Очень вам благодарна. Но вот что хочу сказать. Конечно, угрюмый старик с буйной седой растительностью на лице не самый приятный компаньон для поездки в лифте, но меня бы больше встревожил говорливый парень, осыпающий комплиментами незнакомую женщину. Многие социопаты, которые чаще всего и становятся серийными убийцами, милейшие в общении люди. Они хорошо воспитаны, не забудут поздороваться, улыбнуться… Вы будете с удовольствием общаться с таким человеком, не зная, что на его совести несколько убитых женщин, которых он заманил в укромное место, используя свое обаяние.

Няня ойкнула.

– Не хотела вас пугать, – вздохнула я, – просто имейте в виду: настораживать должна не только угрюмость и необщительность, но и излишняя приветливость. И желание сделать для вас, совершенно незнакомого человека, нечто приятное.

В моем кармане затрясся мобильный. Я взяла трубку.

– Алло!

Мне никто не ответил. Звонок опять поступил с неопределяемого номера. Может, попросить техотдел выяснить, кто мне названивает и молчит? Вообще говоря, я обязана сообщать о подобных проделках. Но ведь меня беспокоят не по рабочему, а по личному мобильному. И все же сегодня расскажу об этой странности Ивану. Один звонок можно счесть случайностью, но когда их несколько, это подозрительно. Мне это уже не нравится.

Я села в машину, сунула трубку в держатель, включила мотор, и вдруг с заднего сиденья раздался тихий голос:

– Отлично, Таняша! Сто раз тебе говорил, не садись в тачку, предварительно не проверив, нет ли кого в салоне.

Я изо всех сих постаралась не вздрогнуть и не вскрикнуть. Заглушила двигатель и оглянулась.

– Здравствуй, Гри. Или лучше звать тебя Виктор Юрьевич Ростов?

– Узнала… – удовлетворенно ответил Гри.

– Поставь двойку тем, кто готовил тебя к работе под прикрытием, – продолжила я, усмехнувшись. – Над твоим лицом хорошо потрудились, родная мать мимо пройдет. Но большой палец правой руки не тронули, а на нем искривленная ногтевая фаланга, тонкий шрам и родинка на первом суставе. С этим тоже следовало что-то сделать. Ну и глаза. На чужом лице твои.

Гри крякнул.

– Умные люди предлагали мне ампутировать палец, вроде как я в аварию попал и потерял его. Будь это мизинец, я не сомневался бы ни минуты, хотя, конечно, не очень приятно без него остаться. Но без большого-то вообще никуда! Я же лишусь возможности пользоваться правой рукой, ничего взять ею не смогу.

– Неужели не могли хотя бы родинку убрать? – поморщилась я.

– Это и сделали, – пояснил Гри. – А за семь дней до нашей встречи в загсе она внезапно заново выросла, за одну ночь прямо. Я пошел к доктору, попросил удалить. Врач взял анализ, приказал явиться через две недели. И мы отправились заявление подавать. Я тебя сразу узнал.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *