Страстная ночь в зоопарке

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 15

Из комнаты за постом вышла медсестра.

– Не шумите, – возмутилась она, – здесь больница!

– А у меня работа сдельная, – набычился дядя Саша, – стою тут, деньги теряю. Если вызвали, покажите, где непорядок.

Из тринадцатой палаты выскользнула девушка в голубом халатике и накинулась на слесаря:

– Больная уснула. Не вопите!

– Что с дверью случилось? – спросил рабочий.

– Не знаю, недавно я ощутила сквозняк в палате, подошла к стеклопакету, а внизу маленькая штучка торчит, из-за нее дверь плохо закрылась, щель образовалась.

– Штучка, – передразнил дядя Саша, – кто-то в сад выходил, а потом неправильно створку захлопнул. Все надо уметь, везде есть свои хитрости, без навыка и с балконом не справиться.

Медсестра уставилась на него:

– Больная лежачая.

– Значит, встать может, – не сдавался мужик, – или ты решила палату проветрить, а потом неаккуратно дверь закрыла! Вызвали меня по ерунде, Федору небось сейчас большой заказ достался. Я зря в коридоре торчу, а он еврики загребает! Лежачая больная! Чё, у нее ног нет?

– Есть, – с достоинством ответила Зоя, – но врач ей запретил с кровати вставать.

Дядя Саша заржал:

– Вот дуры! А она не послушалась и вскочила!

– Нет, – ввязалась в глупую беседу Зоя, – указания доктора нарушать не положено.

– Проветривание осуществляется только в течение десяти минут через форточку, – пояснила вторая медсестра, – на улице декабрь! Все балконы, они же выходы в сад, на зиму закрыли.

– Вчера дуло? – поинтересовался дядя Саша.

– Я не заметила, – после небольшой паузы ответила Зоя.

Дядя Саша скорчил гримасу:

– А сегодня тебе по пяткам засвистело? Значит, либо больная за пончиками ходила, либо ты дверь открывала. Третьего не дано. Ладно, некогда мне с вами трепаться.

Дядя Саша сделал шаг в сторону тринадцатой палаты.

– Вы куда? – в унисон воскликнули девушки.

– Пиво пить, – буркнул рабочий, – и креветки жрать! Дверь в сад хочу закрыть нормально!

– Больная спит, приходите через два часа! – приказала Зоя.

Дядя Саша поджал губы, повернулся ко мне и горько сказал:

– Ну? Видела? Вот как они к рабочему классу относятся! Вызвали, без дела тут продержали, заработка лишили и прочь прогнали!

Он развернулся и потащился в сторону холла.

Зоя повернулась ко мне:

– Раиса после укола сразу заснула, вы лучше завтра ее навестите.

Я попрощалась с медсестрами, тоже пошла в холл, и тут зазвучал мобильный. На экране высветилось «Юра».

– Привет! – радостно сказала я. – Как дела?

– Хорошо, – отрапортовал Шумаков, – ты где?

– В Бургштайне, – хмыкнула я, – неужели забыл?

– Помню, – засмеялся Юра, – а в каком месте этого славного города ты находишься?

– В госпитале милосердия, – пояснила я.

– Эй, ты случайно не заболела? – забеспокоился Шумаков.

– Чувствую себя прекрасно, – заверила я, – зашла проведать знакомую.

– Слушай, в Бургштайне есть магазин чая, – неожиданно сказал Шумаков. – Такой большой, его украшают колонны. Он стоит на самой центральной улице, возле здоровущего универмага. Видела?

– Да, – удивилась я, – несколько раз мимо проходила, приметное здание, похоже на восточный дворец, называется «Тысяча и один день».

– Ты же собиралась привезти мне сувенир? Купи пачку лапшанг сусонга, – попросил Юра.

– Что это? – не поняла я.

– Особый сорт чая, – объяснил муж, – его листья коптят на дровах. В Москве настоящий лапшанг трудно найти.

– Завтра непременно зайду, – пообещала я.

– Лучше сегодня, – неожиданно сказал Шумаков, – лапшанг сусонг быстро раскупают, его мало производят, а любителей много. Иди, не задерживайся! Я по Интернету смотрел, сегодня в «Тысяча и один день» свежую партию доставили. До утра расхватают.

– Сомнительно, что все население Бургштайна ринется за твоим сусонгом лапшой, – вздохнула я.

– Тебе трудно, да? – заныл Юра.

– Время подкатывает к девяти, наверное, лавка закрыта, здесь не Москва, – ответила я, – торговля начинается в семь утра, чтобы народ перед работой все купил, а заканчивается в районе шести вечера.

– Нет, чайный домик круглосуточно работает! – радостно сообщил Юра.

– Ну, если тебе так хочется, – засмеялась я.

– Да! Очень! Не засну, пока не услышу, что пачка лапшанг сусонга у тебя в руках! – возвестил Юра и отсоединился.

Я положила сотовый в карман и поспешила к автобусу, который как раз подкатил к остановке.

Юра не соврал, магазин оказался открыт, я вошла внутрь и попросила продавца:

– Мне нужны макароны.

– Мне специализируемся исключительно на чае, – вежливо ответил тот, – загляните на соседнюю улицу, там есть круглосуточный маркет.

– Это сорт чая, – пояснила я, – макароны лонг.

– Впервые о таком слышу, – поразился торговец и поправил бейджик, прикрепленный к темно-синему шелковому халату, сшитому в псевдокитайском стиле.

Я прочитала его имя и сказала.

– Дмитрий, мне специально позвонили из Москвы с просьбой приобрести у вас этот сорт. По сведениям из Интернета, вы только-только закупили партию макарон лонг.

Продавец окинул взором полки:

– Вас разыграли.

– Может, спагетти суши, – предположила я, – я могла перепутать.

Дмитрий отошел к кассе.

– Нет-нет.

– Равиоли сушняк? – выдала я. – О! Лапша с ногами! Точно! Именно так!

Дмитрий опустил голову.

– Может, лапшанг сусонг?

– Верно! – подпрыгнула я. – Ну наконец-то!

– Вам сколько? – поинтересовался продавец, взяв железный совочек.

– Спасибо, я уже купил, – раздался за спиной Юрин голос.

Я изумленно обернулась и ахнула:

– Юра? Как ты сюда попал?

– На автобусе, – спокойно ответил Шумаков, – а перед тем, как в него сесть, ехал на такси и летел в самолете.

Я никак не могла оправиться от изумления.

– Что ты здесь делаешь? Постой-ка! Никаких сушеных макарон тебе не надо! Под предлогом покупки чая ты вызвал меня сюда на свидание!

Юрино лицо расплылось в улыбке:

– Ага! Но, пока тебя ждал, приобрел-таки сто граммов лапшанг сусонга. Цена умопомрачительная, зато аромат упоительный.

– Тебя отправили в командировку? – предположила я. – Почему ты не сказал? Не предупредил?

Юра указал рукой на дверь:

– Пошли.

– Куда? – спросила я.

Но Шумаков проигнорировал мой вопрос. Он вывел меня на улицу и лишь там пустился в объяснения:

– Я решил устроить тебе сюрприз. На работе отгула не дают, вот я и подумал, прилечу тайком на одну ночь и… Нам сюда, в эту гостиницу.

Не успела я опомниться, как Юра втолкнул меня в полутемный холл, взял у портье ключ и зашагал по коридору.

– Нравится? – спросил он, когда мы очутились в комнате, где основное место занимала большая кровать под балдахином.

– Приятный интерьер, – осторожно сказала я, рассматривая спальню, декорированную в восточном стиле.

Ну не говорить же Шумакову, что он нашел несколько странное место: душно, темно, пахнет чем-то сладким, на полу слишком много ковров, а в балдахине над постелью, наверное, скопилась тонна пыли.

– Ты еще ванную не видела, – засуетился Шумаков и распахнул дверцу, разрисованную павлинами.

Ванная комната оказалась в разы больше спальни, в центре сверкала утопленная в пол огромная джакузи, к которой вели мраморные ступени.

Юра закатил глаза:

– Класс! Все, как ты мечтала!

– Да ну? – осторожно произнесла я.

Шумаков обнял меня за плечи и увел в комнату.

– Думаешь, я ничего не помню? Просто времени не было осуществить твое заветное желание. А потом Андрюшка Розов свою Ленку свозил в Париж, и я подумал: ну чем я хуже Андрея? Надо устроить Вилке романтические каникулы. Ты порой говоришь: «Женщине хочется сказки!»

– Неужели? – засомневалась я.

Юра засмеялся.

– А еще я присутствовал при твоей беседе с Наташей Лактионовой. Помнишь?

– Наташку? – фыркнула я. – Ее забудешь! Она у меня вечно деньги в долг берет!

– Я про разговор, – уточнил Юра.

– Мы много о чем треплемся, – вздохнула я.

Шумаков улыбнулся:

– Лактионова съездила в Египет, примчалась к нам и ну вещать, как круто провела отпуск, тарахтела погремушкой, остановиться не могла. А ты сказала: «Сама мечтаю побывать в сказке, в восточном дворце стать принцессой. Рахат-лукум, цветы, ванна из шампанского. Завидую тебе!»

Я начала припоминать. Действительно, состоялась такая беседа. Вот только я не испытывала ни малейшего желания есть рахат-лукум в номере, завешанном коврами. Я не любительница духоты и никогда не поеду в Египет, жаркая страна не для меня. Но Наташке очень хотелось, чтобы я ей позавидовала, у нее такой характер, ей нравится, когда подруги восклицают: «Боже! Какая у тебя шубка! У меня такой нет и не предвидится!» Она в восторге от своего манто, но если кто-то им восхищается и возжелает такое же, счастье Лактионовой затопит все берега. Лишь по этой причине я сказала про свою любовь к Востоку.

– Я разозлился на себя, – продолжал Юра, – моя Вилка позавидовала этой лахудре! Что я за мужик, если не могу своей женщине праздник устроить?!

– Милый, – воскликнула я, – ты меня поразил!

Шумаков вскочил и стал мерить шагами комнату.

– Я нашел отель, заказал номер, решил тебя удивить, приехать неожиданно, но мне показалось, что ты не рада?

Я призвала на помощь все свои актерские способности:

– Это лучшее, что случилось в моей жизни. Извини, если я слегка растерялась. Не ожидала. Восток! Балдахин! Блюдо с фруктами! Джакузи! Я просто обомлела!

– Погоди, это лишь начало! – радостно воскликнул Юра. – Отель называется «Декамерон». Здесь исполняют любые сексуальные желания постояльцев. Мы с тобой устроим такое!

– Может, не надо? – испугалась я.

Юра погрустнел.

– Не хочешь? Я зря это затеял?

– Что ты! – опомнилась я. – Просто… ну… короче… не знаю, как сказать…

– Прямо, – разочарованно пробубнил Юра, – честно скажи: «Шумаков, ты дурак, вечно тебе в голову ерунда лезет!»

– Нет-нет, – запротестовала я, – но понимаешь, мы с тобой не любители обсуждать вопросы секса!

– А чего о нем говорить, лучше практически заниматься, – заявил Юра.

Я смутилась. Что тут поделать? Говорят, есть семьи, в которых матери весьма откровенно объясняют дочерям интимную сторону брака. Но меня воспитывала тетка Раиса, которая повторяла: «Мужики сволочи! Им надо лишь одно! Как они это «одно» получат, делаются еще сволочнее. Принесешь в подоле, я тебя убью!»

Во дворе, где прошло мое детство, почти у всех соседок о сексе было такое же мнение. Катя из девятнадцатой квартиры в шестнадцать лет родила двойню, и мать оставила ее в живых, правда, дочери на протяжении всей беременности доставались от родителей тумаки и затрещины, но никому не нужные младенцы, появившись на свет, тут же стали предметом страстной любви молодой бабушки, что не мешало ей всякий раз при виде меня восклицать:

– Вилка! Смотри, не будь дурой, как моя Катька. До свадьбы никаких мужиков. А то получит свое и смоется, гад ползучий, девке подарок останется.

Годам к семнадцати я была твердо уверена, секс – это нечто ужасное, приносящее одни неприятности женщинам. Потом мое мнение изменилось, но я стараюсь не вести бесед на постельные темы ни с подругами, ни с Юрой. Почему? Не смейтесь, я стесняюсь.

– По-моему, у нас и так все хорошо! – ответила я.

Юра взял с тумбочки брошюрку.

– Я уделяю тебе мало времени, это неправильно. Знаешь, когда сутки проведешь на работе, потом хочется лишь пожрать да заснуть. А ты страдаешь от недостатка внимания.

Мне вдруг стало весело.

– Кто тебя натолкнул на мысль об этой гостинице?

– Андрюша, – признался Шумаков, – он сказал, что бабы обижаются на мужиков, которые не делают им подарков, не говорят хороших слов, ну хоть раз в году не дают женщине почувствовать, что она королева.

– Психолог, однако, – пробормотала я.

– Смотри! – воскликнул любимый и нажал на красную кнопку, расположенную на прикроватном столике.

В номере неожиданно раздалась громкая барабанная дробь – она сопровождает в цирке особенно опасный трюк. Последний раз я слышала ее во время представления, когда Аскольд Запашный смело засунул голову в клыкастую пасть тигра. Нехорошее предчувствие зацарапалось в душе. Очень надеюсь, что сейчас в номере не появится кровожадный хищник.

Дверь торжественно распахнулась, в спальню ужом проскользнул мужик, облаченный в расшитый золотом халат, ярко-красные туфли с карикатурно задранными носами и тюбетейку. Подбородок незнакомца украшала длинная седая борода. Переступив порог, он нагнулся в поклоне и замер.

– Вот! – объявил Юра. – Твоя сексуальная фантазия!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!
Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: