Страстная ночь в зоопарке

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 23

– Какой смысл определять вес мозга? – изумилась я.

Артур погладил коробку.

– Познавательно. Занимательно. Хотите попробовать? Всего за пятьдесят евроцентов!

– Это не больно? – на всякий случай спросила я.

Провизор аккуратно снял крышку, поставил на прилавок предмет, отдаленно похожий на будильник, и сказал:

– Работает на батарейках.

– Он электрический? – изумилась я. – Тогда лучше не надо, еще током ударит.

– Холодильник включен в розетку, – пожал плечами фармацевт, – но вы же спокойно открываете дверцу.

– Голод не тетка, – нашлась я.

Провизор взял два электрода, приложил к своим вискам и через секунду попросил:

– Посмотрите на экран, какая там цифра?

– Один килограмм двести пятьдесят два грамма, – отчеканила я.

– Правильно, – согласился Артур, – видите, это очень просто, я не ощутил ни малейшего дискомфорта.

Из подсобного помещения вышла девушка. Она несла в руках упаковки с разноцветными ватными шариками.

– Леночка! – оживился Артур. – Разреши измерить твой мозг?

– Хорошо, – согласилась помощница и покорно дала прислонить к своей голове электроды.

– Один килограмм сто граммов, – огласила я.

– Верно, – обрадовался провизор, – женский мозг слегка меньше мужского.

– Вечно мы у них дуры, поэтому так прибор и сконструировали, – нараспев произнесла Лена и положила вату в нижний ящик длинного комода.

– Ну, решайтесь, – вкрадчиво сказал Артур, – пятьдесят евроцентов не деньги. Да и сам аппарат не роскошь, у нас его можно приобрести за сорок евро.

Я поежилась.

– Страшновато. Может, вы способны терпеть боль, а я падаю в обморок при виде бормашины.

Сидевшая на корточках Лена повернулась:

– Знали бы, что делается с Артуром при виде кабинета с табличкой «Стоматолог»! Он туда без памперсов не входит!

– Глупости, – возмутился провизор. – Ладно, продемонстрирую на Мусе. Милая, ты где? Мусь, Мусь, Мусь!

Из-под прилавка вылезла болонка и посмотрела на хозяина. Понимаю, что вас удивляет присутствие собаки в аптеке, но Бургштайн не Москва. Надписей «С животными вход запрещен» здесь не увидите. Владельцы псов преспокойно сидят со своими любимцами в ресторанах, гуляют по городу, посещают торговые центры, ездят с четвероногими в общественном транспорте. Впрочем, собаки хорошо воспитаны, они не затевают между собой свар, не лают на незнакомых и выглядят намного достойнее, чем некоторые дети. А в связи с декабрьской непогодой все собаки Бургштайна облачились в непромокаемые стеганые куртки с капюшонами, нацепили резиновые сапоги и стали похожи на рождественских гномов.

– Муся, – заворковал Артур, – дай головку. А вы посмотрите на экран.

– Семьсот граммов, – огласила я результат.

– Вчера было шестьсот восемьдесят, – хихикнула Лена, – у Муси полушария поправились.

– Теперь ваша очередь! Не бойтесь! Даже Муся спокойно выносит измерение, – соблазнял меня провизор. Наверное, он имел небольшой процент с каждого проданного агрегата.

– Ладно, – сдалась я, вынимая из кошелька монету.

Моих висков коснулись резиновые присоски.

– Читайте, – заговорщицки произнес Артур.

– Пятьсот граммов! – протянула я.

– Меньше, чем у Муси! – ехидно констатировала Лена.

– Извините, сбой системы, – засуетился провизор, – наверное, батарейка умирает, сейчас поменяю. Вот, проведем процедуру заново.

– Четыреста девяносто девять, – завопила Лена.

Я уставилась на болонку и ощутила прилив обиды. Неужели у популярной писательницы ума меньше, чем у собаки?

– Ерунда какая-то, – забубнил Артур и прикрепил электроды к своей голове.

На экране появилась цифра 1.252.

– Замечательно работает, – заржала Лена, – давайте на мне проверим!

1.100!

– Теперь Муся! – воскликнула Лена. – О! Она у нас Сократ! Как вас зовут?

– Виола, – представилась я.

– Отличное имя, – одобрила Лена и, не дожидаясь моего согласия, прижала к моим вискам электроды.

– Пять, два нуля, – озабоченно произнес Артур, – надо признать, ваш мозг не велик.

– Вы еще интеллигентно выразились, – вздохнула я, – похоже, под моей черепной коробкой пусто.

Лена прыснула и ушла из зала, я в легкой растерянности обратилась к Артуру:

– Не знаете, существуют ли препараты, увеличивающие вес мозга?

– Понятия не имею, – честно ответил провизор. – Я торгую измерителями больше года. Многие, как и вы, сразу не решаются на покупку, приходится им действие прибора демонстрировать. Видел разные цифры, но пятьсот никогда. Вы уникум.

– Приятно слышать, – вздохнула я, – давайте вернемся к основной цели моего визита – головной боли.

Из подсобки донеслось радостное ржание Лены. Судя по издаваемым звукам, помощница Артура считала, что у меня нечему болеть под черепом. Действительно: нет органа – нет проблемы.

Я повысила голос:

– Очень смешно. Но пятьсот граммов в наличии, и в них случилась мигрень. Дайте таблетки.

– Не имею права, – отрубил провизор.

– Я пойду попью кофе! – крикнула Лена. – Загляну в бистро к Грете.

– Ступай, – милостиво разрешил начальник.

– Теперь, когда мы остались вдвоем, может, вы расщедритесь на упаковку пилюль? – заныла я. – Давайте куплю мозговой измеритель, сделаю вам кассу.

– Сорок евро, – обрадовался провизор.

Я протянула ему кредитку.

– И посчитайте еще средство от мигрени.

Артур ловко провел пластиковой кредиткой по терминалу, выполз чек, я посмотрела на бумажку.

– Снято сорок евро.

– Верно, – кивнул фармацевт, вытаскивая из ящика запечатанную упаковку с измерителем.

– А таблетки? – напомнила я.

Артур протянул мне пакет:

– Не просите. Меня могут лишить лицензии, но еще я являюсь принципиальным противником самолечения и всегда придерживаюсь правила: никогда, никому, ничего без рецепта доктора!

– Даже если человеку стало плохо на пороге аптеки? – изумилась я.

– Конечно, – подтвердил провизор. – Я не знаю, чем посетитель болен. Мой долг вызвать «Скорую».

– Не хотела бы умирать у вашего прилавка, – не выдержала я, – небось, даже стакан воды не подадите. Вот только в отношении некоторых людей ваша агрессивная принципиальность не срабатывает. Кое-кому вы отсыпаете медикаменты из-под полы!

– Я? – ахнул Артур. – Ложь! Клевета! Кто распространяет такие слухи? Назовите фамилию! Я подам в суд!

– Роберт Волков, – сказала я. – В этой аптеке ему отпустили сильное болеутоляющее, и он скончался! Наверное, вы уже слышали.

Артур беззвучно открыл рот, потом закрыл его и спустя секунд десять спросил:

– Вы кто?

– Та, кто поможет вам избежать неприятностей. Думаю, скоро сюда заявится Вальтер, – стараясь казаться невозмутимой, произнесла я. – Начальник полиции пока еще не догадался спросить: «Почему Роберт зашел именно к Артуру? Волков двигался по улице вниз, на его пути было три аптеки, но он их миновал. Не значит ли это, что Артур ранее снабжал Роберта лекарствами, и Волков был уверен, ему дадут викасолин?» Кстати, Анна Ильинична ничего Роберту не выписывала, а к другому доктору он никогда не обращался! Оцените свое положение. Если вы надеетесь скрыть посещение Волкова, то зря. У Роберта нашли ваш фирменный пакет с чеком внутри, на нем указаны дата и час покупки пилюль.

– Роберт умер, – пробормотал Артур, – а меня притянут к ответу за нарушение закона. Я лишусь аптеки! Мне больше никогда не разрешат работать с лекарствами!

– Вполне вероятно, – согласилась я. – В Евросоюзе строго наказывают провизоров-махинаторов.

Артур схватил с прилавка рекламную листовку и принялся ею обмахиваться. Я молча смотрела на мужчину, по лицу которого было понятно, что творится у него на душе. В конце концов фармацевт приподнял доску прилавка, выскочил в торговый зал, повесил на дверь табличку «Извините. Закрыто по техническим причинам» и поманил меня:

– Идите сюда.

Офисное помещение аптеки напоминало кухню хорошей хозяйки. Повсюду чистота, уютные занавески в бело-синюю клетку, безукоризненно белые шкафчики на стенах и овальный стол в окружении трех стульев. Артур сел, я устроилась напротив и велела:

– Рассказывайте.

– Дело это очень щепетильное, – признался провизор. – А вы действительно поможете мне избежать неприятностей?

– Люди, помогающие следствию, получают снисхождение от суда, даже если совершили тяжкое преступление, – произнесла я. – Нехорошо отпускать лекарства без рецепта. Но если в ваших действиях не было злого умысла или желания обогатиться, то, полагаю, правонарушение не так уж велико. Насколько я поняла, вы хотели помочь Волкову. Не торгуете же вы препаратами из-под полы постоянно!

– Конечно, нет, – устало произнес Артур, – и я ему всегда твердил: «Обратитесь к врачу. Любую болезнь лучше схватить в самом начале». Но проблема была крайне деликатной. Вы, полагаю, не из полиции? Не живете в Бургштайне, я никогда вас не встречал!

– Для вас главное не то, какое ведомство я представляю, – сказала я, – а то, что могу вам помочь, поговорить с Вальтером, убедить его закрыть глаза на нарушение, которое вы совершили.

– Не обманете? – колебался провизор. – Как мне проверить вашу честность?

Я развела руками:

– Никак. Придется рискнуть.

Фармацевт взлохматил аккуратно уложенные волосы.

– Поклянитесь, что ни одной душе не передадите мой рассказ.

– Не могу, начальник полиции непременно его услышит, – предупредила я.

Артур провел ладонями по лицу.

– Чёрт.

Я положила руки на стол.

– Известно, что Роберт сюда заходил. Еще раз напомню, при нем найден пакет с названием вашей аптеки и чек. Кассовый документ свидетельствует о честности провизора, вы не торговали сильнодействующим препаратом тайно, следовательно, не наживались на пилюлях. Уже легче, правда?

– Просто я хотел помочь, – еле слышно произнес провизор.

– Давайте рассуждать спокойно, – продолжила я, – правда уже известна, приход полиции – дело времени. Предположим, я обманщица, которая по некой причине заявилась к вам в аптеку с целью узнать кое-что про Роберта и не собираюсь вам помогать. Будет ли вам хуже, если вы расскажете правду? Нет, потому что уже плохо. В следующий раз, когда окажете больному дружескую услугу, не кладите медикаменты в сумку с логотипом и не проводите покупку через кассу. Есть шанс, что я не вру, расскажите мне все.

– Есть шанс, – эхом повторил Артур.

– Так используйте его, – посоветовала я.

Провизор вытащил из кармана ярко-желтый баллончик и пшикнул себе в рот.

– Гомеопатическое успокоительное, – пояснил он, – отличное средство, находится в свободной продаже, его я могу отпустить без предписания доктора. Роберт очень помог моей маме. Он был добрым, сострадательным человеком.

Я кивала в такт словам провизора, а тот поведал следующую историю.

Мать Артура, верующая женщина, каждый вечер молилась перед сном, просила у Бога всяческого благополучия для Волкова, который устроил ее, эмигрантку из России, на хорошую работу, замолвил словечко в банке при получении кредита на жилье и подсказал адрес риелтора, быстро решившего проблему с покупкой дома. На каждый праздник дама отправляла Роберту поздравительную открытку и часто говорила сыну:

– Волков святой человек, он помогает простым людям и не ждет благодарности.

Артур, естественно, знал, как выглядит Роберт, но никогда не общался с ним. Господин Волков, конечно, бывал иногда в районе, где жил и работал Артур, но в его аптеку не заглядывал.

Несколько месяцев назад, поздним вечером, в квартире провизора раздался звонок. Артур живет над аптекой, а вход украшает табличка: «После двадцати двух нажмите на кнопку домофона». Артуру нетрудно встать с постели и спуститься в торговый зал, чтобы обслужить клиента. Конкуренция среди провизоров высока, по соседству расположено еще несколько аптек, но ни одна из них не работает круглосуточно, поэтому мужчины, которым спешно понадобился презерватив, или родители внезапно заболевших детей спешат к Артуру.

Фармацевт открыл специальное окошко в двери, через которое отпускает в темное время суток товар, увидел мужскую фигуру и спросил:

– Чем могу помочь?

Человек пониже надвинул на лицо бейсболку с длинным козырьком.

Артур насторожился. В Бургштайне, как и в любом городе мира, есть воры, грабители, наркоманы. Аптеки часто становятся объектом нападения подсевших на иглу, поэтому под прилавком встроена тревожная кнопка, а в ящике кассы лежит оружие. Артур сделал шаг назад, но посетитель быстро сказал:

– Извините за ночной визит, мне необходимо срочно побеседовать с Еленой Константиновной.

Провизор вздрогнул:

– Это невозможно.

– Пожалуйста, попросите ее спуститься, – тихо продолжил незнакомец, – не бойтесь, я не преступник. Скажите матери, что пришел Роберт.

Артур от неожиданности обомлел, потом воскликнул:

– Вы Волков?

– Да, пожалуйста, не шумите, – взмолился покровитель эмигрантов, – я знаю, это против правил, но впустите меня внутрь, я не хочу маячить на улице.

Фармацевт отпер дверь, Роберт проскользнул в торговый зал.

– Еще раз прошу прощения за то, что разбудил вас, но Елена Константиновна…

– Мама умерла, – выдавил Артур, – еще весной.

Роберт помрачнел.

– Я не знал.

– Она всю жизнь вспоминала вас в своих молитвах, – сказал провизор, – никогда не забывала пожелать своему благодетелю счастья и здоровья.

– Спасибо ей, я пойду, пожалуй, – нервно произнес Волков.

– Я могу чем-то вам помочь? – осведомился Артур.

Волков поправил бейсболку.

– Мне нужен викасолин.

– Нет проблем, – улыбнулся Артур, – давайте рецепт.

– Его нет, – коротко сказал Роберт, – пожалуйста, отпустите упаковку. Очень болит нога, с трудом ступаю на нее.

– Вам лучше обратиться к специалисту, – посоветовал Артур.

– Это невозможно, – отрезал Волков.

– Почему? – удивился провизор.

– Невозможно, – повторил ночной гость. – Я надеялся на помощь Елены Константиновны, она по образованию врач.

– Да, мама в Москве работала участковым терапевтом, – подтвердил Артур, – а когда очутилась в Бургштайне, сдала благодаря вашей протекции экзамен на провизора. Все, что мы имеем: аптека, дом, материальное благополучие, – обретено благодаря вам. Я отпущу викасолин без рецепта. Покажите больное место.

– Зачем? – устало спросил Роберт. – Просто у меня болит нога.

– Возможно, вам нужно другое средство, – пояснил Артур. – Я, конечно, не врач, не имею права на практику, но четыре года учился в медицинском колледже.

Волков поколебался несколько мгновений и задрал штанину. Артур наклонился, осмотрел пораженную поверхность и явно встревожился:

– Давно у вас язвы?

– Около месяца, – ответил Роберт, – они открываются, потом рубцуются и сильно болят.

– Других симптомов нет? – осторожно спросил фармацевт. – Можете сказать, где образовалось первое поражение? Ведь не на ноге! Так?

Волков заметно смутился.

– Ну… такая штука появилась… э… э…

– На половом органе? – подсказал Артур.

Роберт кивнул:

– Ранка меня не беспокоила, не болела. Я подумал, что стал жертвой какого-то насекомого… укусил во сне комар… потом язвочка затянулась… а теперь на ноге возникла такая же и причиняет страдания.

Артур еще раз глянул на голень.

– Ваша жена здорова?

– Да, а что, эта дрянь заразна? – испугался Волков.

– Боюсь, у вас сифилис, – выпалил фармацевт, – в запущенной третьей стадии.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *