Страстная ночь в зоопарке

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 26

Карина подмигнула мне.

– Девка. Гриша к ней неровно дышит, вот и решил помочь. Слов нет, красивая, но нищая! Старшему Гришке без разницы, с кем сын возится, у того на уме одна колода карт, но Вероника Григорьевна внука пасет, она ему никогда не разрешит на Рике жениться! Да и сама Рика на младшего Гришку не глядит. В общем, старуха поняла, что внук голову потерял, и закрыла проход. Бабка не дура, хороший повод нашла, дескать, на кухне тесно, нужен еще один холодильник. Некуда его поставить, кроме как в самый конец коридора, но там дверь во двор! Короче, ее загородили. Наши внимания не обратили, установила Вероника бандуру, и ладно. Теперь там мороженое держат. Вообще, прикольно, в меню добавили пункт: «Домашнее гляссе по старинному рецепту бенедиктинцев».

– Сомневаюсь, что монахи готовили мороженое, – сказала я, – они в основном держали пост.

– С этим можно поспорить, – возразила Карина, – шампанское, коньяк, фуа-гра… Изыски придумали парни в сутанах, но я сейчас не о том. Посетителям обещают собственноручно приготовленный айскрим, а на самом деле его покупают в магазине, раскладывают по креманкам, засыпают тертыми орехами, фруктами и подают с важным видом. Сходи в тупиковую часть коридора, засунь нос в холодильник, найдешь там изрядный запас пломбира. Оцениваешь хитрость Вероники? Она якобы ничего против Рики не имеет, просто холодильничек понадобился. Ха!

– Карина, прости, я не понимаю, о ком речь, – сказала я. – Кто такая Рика? Какое отношение она имеет к «Шпикачке»? И при чем здесь холодильник?

Карина легла грудью на стол.

– Ничего не слышала про Светлану и ее дочь? Неужто?

– Не имею понятия, кто это такие, – ответила я.

Кара закатила глаза.

– Сейчас расскажу. Ты в курсе, с чего город расти начал? Местную историю кто-нибудь тебе рассказал?

Я кивнула:

– Вроде Ольга, Роберт и Борис решили заняться книгоиздательским бизнесом. Боря жил в Бургштайне, Волковы приехали к нему из Парижа, ну и понеслось.

– Верно, – подтвердила Карина, – было маленькое, сонное, забытое богом местечко, типа большой деревни, а теперь это столица русской эмиграции, перевалочный пункт для тех, кто решил сменить Россию на другую страну проживания, крупный центр с печатным комбинатом и издательством. Так вот, когда Волковы сюда перебрались, в Бургштайне жили всего двое русских. Борис Марков, брат Оли, принципиальный холостяк, и Светлана Казаченко. Она приперлась сюда вроде из Москвы, а может, и нет, никто ее не расспрашивал, никому это не интересно. Сколько ей лет стукнуло, когда сюда Волковы перетащились, тоже неизвестно. Ну уж не первой свежести роза, и даже не второй. Хотя выглядела Света всегда роскошно. Стройная, спина прямая, походка легкая. Только угрюмая, не улыбалась, людей сторонилась, иностранными языками не владела, жила на окраине и бедствовала. Работу не найти, кто возьмет на службу бабень, которая на пальцах объясняется? Светка перебивалась случайными заработками – то полы помоет, то постельное белье кому постирает. С Борисом они не дружили. По идее, два русских одиноких человека на чужбине должны стать добрыми знакомыми, не зря же эмигранты сбиваются в стаи, например, селятся на Брайтон-Бич, в своем квартале, вместе выжить легче.

Но Марков и Казаченко лишь сухо кивали друг другу при встречах. Потом в Бургштайн потянулись другие русские, Светлану взяли на работу в издательство, ее жизнь благодаря Волковым стала налаживаться. Она приобрела небольшой домик, который укромно прятался во дворе за более массивным зданием. Света по-прежнему жила обособленно, ни на какие вечера, организуемые соотечественниками, не ходила. Дом – работа – дом, изредка магазин, вот и все. Никаких мужчин вокруг нее не крутилось, а потом Светлана родила девочку. Кто отец ребенка, не знала ни одна душа, но было понятно, что он из местных, Света ни разу не покинула Бургштайн, не ездила ни на море, ни в ближайшие города.

Пару лет в Бургштайне судачили про Казаченко, а затем тема перестала быть горячей, нашлись более животрепещущие поводы для сплетен. Когда девочке, которую мать назвала Ириной, исполнилось двенадцать лет, Света умерла, утонула. Милосердная Ольга Волкова приняла самое активное участие в судьбе Иры, оплатила ее обучение в элитной школе при одном из французских монастырей.

Рика, так звали ребенка в Бургштайне, провела у священнослужителей шесть лет, потом та же Оля отправила ее учиться на модельера. В Бургштайн Рика вернулась не так давно. Сначала открыла небольшое ателье, которое не пользовалось популярностью у местных жителей. Его пришлось закрыть, Рика сменила вид деятельности, начала делать сумки и весьма в этом преуспела. Ее модели раскупает молодежь, солидным дамам не интересны торбы из холста, украшенные вязаными цветами или фигурками животных. Рика имеет сайт в Интернете, где можно сделать заказ, она не тиражирует свои изделия, каждое уникально. Зарабатывает не особо большие деньги, но этой осенью ей очень повезло: ее сумки увидел один всемирно известный модельер и попросил сшить несколько штук для моделей, которые будут представлять его новую коллекцию. Сейчас Рика выполняет этот заказ, вероятно, ее судьба изменится к лучшему. Всем понятно, что после демонстрации коллекции на сироту из Бургштайна обратят внимание глянцевые издания, а когда на их страницах напечатают снимки с показа, к Рике потекут покупательницы.

Ну а теперь вернемся к «Шпикачке». Младший Гриша изо всех сил пытается спасти погибающий ресторан. Сначала он нанял Болека и Лелика в надежде на то, что сюда пойдут местные тусовщики. И действительно, народу в ресторане прибавилось, вот только стать супермодным заведением «Шпикачке» не удалось.

Гриша не сдался, решил использовать тот же прием во второй раз и обратился к Рике. Почему его выбор пал на сумочных дел мастерицу, которая сутками сидит у швейной машинки и редко выходит на улицу? Всё очень просто: у Рики в Интернете блог, она активно общается в виртуальном мире, обзавелась там массой друзей, поклонников, снискала уважение, и к ее мнению прислушиваются.

Сообразив, что светская тусовка не спешит посетить его заведение, Гриша обратился к Рике с предложением:

– Если будешь писать иногда о «Шпикачке», упоминать, что ходишь к нам обедать, назначать в ресторане встречи с клиентами, я готов платить за пиар-акцию. Еда за наш счет.

Рика отказалась. Гриша упорствовал, привел железный аргумент:

– Никто не узнает, что ты получила деньги от ресторана. Твой дом находится в нашем дворе, тебе просто удобно пить здесь кофе. Я открою заднюю запертую дверь, ты будешь пользоваться этим входом. Всего пара метров, и пожалуйста – капучино с булочками.

Рика призадумалась. Ее крохотный, состоящий из двух маленьких комнаток особнячок находится во внутреннем патио «Шпикачки». Когда Рике надо поехать в центр Бургштайна, она выходит на небольшую узкую улицу и довольно долго идет до остановки автобуса. Днем еще ничего, хотя идти приходится далеко. Но вечером страшно: фонарей на улочке мало, некоторые из них разбиты хулиганами. Не следует думать, что Бургштайн сродни Эльдорадо. С тех пор как город разросся, он заболел всеми недугами больших населенных пунктов. Есть здесь и пьяницы, и наркоманы, и молодежные банды. Вдоль переулка, по которому Рика ходит домой, тянутся здания, в которых живут до крайности нищие семьи, по большей части состоящие из женщин с детьми. Здесь после полуночи бродят стаи шестнадцатилетних юношей и девушек, одетых в грубые ботинки и грязные джинсы, они легко могут отнять кошелек, выхватить из рук сумку.

Гриша же предлагал ей проход через «Шпикачку». Спустя десять секунд Рика выходит на большой, хорошо освещенный проспект, где много людей и полиции, а до остановки автобуса рукой подать. И девушка согласилась, стала пользоваться рестораном и ненавязчиво рекламировать «Шпикачку» в своем блоге.

Увы, Гришин расчет не оправдался. Более того, люди, привлеченные Болеком и Леликом, увидев тех, кто пришел по наводке Рики, решили, что «Шпикачка» стала чем-то вроде кафе фастфуда, и перестали посещать заведение. А молодежь, послушав Рику, неуютно чувствовала себя в интерьере классического ресторана с крахмальными скатертями и чинными официантами. Гриша нарушил одно из основных правил пиара, смешав две полярные целевые аудитории, и остался ни с чем. Правда Болек и Лелек до сих пор честно отрабатывают гонорар, а вот Рика вернула Грише деньги, сказав:

– Прости, я зря в это ввязалась, меня народ в Сети обвиняет в продакт плейсменте, блог теряет посетителей, я больше не хочу пиарить «Шпикачку».

– Не надо, – быстро сказал Гриша, – просто заглядывай пообедать за мой счет! И, если хочешь, можешь продолжать пользоваться проходом, незачем тебе кругом по опасному району бегать.

– Вот спасибо! – обрадовалась мастерица.

На бесплатную еду Рика не польстилась, а проходом пользовалась охотно, более того, рассказала о нем своим заказчикам, и люди стали сновать через «Шпикачку».

Догадываетесь, как отреагировала Вероника Григорьевна, когда поняла, что ресторан превращается в караванную тропу? Старуха гневлива и легко переходит на крик. Но в случае с Рикой она догадалась прикусить язык, скумекала, что модельер нравится Грише, он влюбился. Портить отношения с внуком бабушка не хотела, но и позволить бегать туда-сюда по коридору невесть кому не могла. И Вероника Григорьевна придумала историю со здоровенным холодильником, который некуда поместить, кроме как в торцевую часть галереи, закрыв тем самым злополучную дверь.

Карина посмотрела на меня:

– Ловко?

– Давно привезли холодильник? – спросила я.

– За день до твоего появления, – пояснила бухгалтер. – Вероника его без участия внука купила и установила, не посоветовавшись с ним.

Гриша, увидев нововведение, возмутился:

– Бабушка! Ты зачем морозильник приобрела? Здесь я управляю.

А старуха в ответ пробормотала:

– Неужели я ничего тебе не сказала? Гришенька, ты забыл, мы год назад решили приобрести еще один рефрижератор. Жаль, он дверь закрыл, но она нам не нужна, правда?

Гриша покраснел:

– Через нее Рика ходит.

– Зачем разрешать постороннему человеку пользоваться служебными помещениями? Она больше на нас не работает, – вкрадчиво произнесла старуха. – Или у тебя к ней пиковый интерес?

Внук возмутился:

– Некрасиво закрывать дверь, не предупредив Ирину.

– Конечно, расскажи ей о новом холодильнике, – согласилась Вероника.

– Знаешь фамилию Рики? – спросила я у Карины.

Она нахмурилась:

– Понятия не имею. Гриша ей деньги в конверте давал, по документам не проводил. Полагаю, он Рике больше отвалил, чем бабушке озвучил.

У меня заколотилось сердце. Вальтер предположил, что Федосеева работает в «Шпикачке», проверил список сотрудников и не обнаружил таковую. То, что она живет в соседнем доме, к которому можно пройти через ресторан, ни ему, ни мне не пришло в голову. Что, если Ирина – это Арина Федосеева? Кредитку выписывают на основании паспортных данных, а в паспорт к модельеру никто из жителей Бургштайна не заглядывал. Возможно, в графе «имя» у девушки стоит Арина. У меня есть подруга Тата Винкина, и большая часть знакомых считает, что полное имя Татки – Наталья. Впрочем, все зовут ее Тата, Ната или Наташа никто не произносит, и лишь близкие в курсе, что при рождении ее нарекли Татьяной.

– У тебя голова заболела? – заботливо спросила Карина. – Ты прямо в лице изменилась.

– Вспомнила про смерть Волкова, – вздохнула я, – говорят, он раньше никогда не посещал «Шпикачку».

– Да уж, повезло ресторану! Местный царь в кои-то веки решил почтить его своим присутствием и помер в холле. Если б Роберт у нас в постоянных клиентах числился, мы бы назывались «Тюрбо» и располагались около ратуши. Наши короли в восторге от «Тюрбо», поэтому там всегда полно тех, кто надеется с ними невзначай столкнуться.

– Вдруг Роберт торопился не в ресторан? – произнесла я.

– А куда? – хмыкнула Карина.

– К Рике, – сказала я.

Бухгалтер скорчила гримасу:

– Смешно! Хотел заказать себе сумку? С изображением кошечек? Сомневаюсь, что Роберт даже слышал про нее.

Я приуныла. Если Волков был не знаком с девушкой, то он понятия не имел о проходе через ресторан. Моя замечательная версия разлеталась на осколки. Хотя проверить паспортные данные Ирины все же стоит.

– Но даже если предположить на секунду, что Волков сошел с ума и решил сам посмотреть работы Рики, – продолжала Карина, – зачем ему сюда переть? Мог вызвать девчонку к себе, та бы ласточкой полетела. Или Раисе велел бы ее доставить!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *