Страстная ночь в зоопарке

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 5

Оля нахмурилась:

– Невероятно. Повторяю, он затворник. Я ни разу не встречалась с ним, он не пришел даже в ресторан, когда мы отмечали юбилей его жены.

– Сидит безвылазно дома? – уточнила я. – Похоже, у гения проблемы с психикой.

Оля пошла к двери.

– Давайте еще раз обойдем все помещения. Толя человек ревнивый, когда к жене заезжают гости, он тут же начинает капризничать, требует еды, скандалит. Рая не любительница созывать народ, но пару раз, очень давно, она меня приглашала, и всегда получалось одно и то же. Не успевали мы сесть за чашечку кофе, как из коридора неслось: «Рая! Чаю! Немедленно!»

Бедняжка пыталась успокоить супруга, а тот лишь сильнее злился, переходил на крик. Скажите, вам хочется участвовать в семейном скандале?

– Естественно, нет, – возразила я, – даже если близкие подруги в моем присутствии ругаются со своими мужьями, я испытываю дискомфорт. Создается впечатление, что подглядываю за кем-то.

– Вот-вот, – протянула Оля, – в результате Анатолий отвадил от дома всех, кто хотел общаться с его супругой, получив Раю в свое полное распоряжение.

Мы еще раз тщательно осмотрели дом, и Ольга констатировала:

– Похоже, здесь никого нет! Куда мог подеваться Потапов? С какой стати он ушел поздно ночью, в декабре? Да он и жарким летом отказывается в парк выйти! Что случилось?

– Вероятно, Раиса отнесла в кабинет поднос, и ей стало плохо, – предположила я, – она потеряла сознание, упала, Толя испугался и убежал. Вот только странно, что он, увидев меня на кухне, не произнес ни слова.

Оля вытащила из кармана мобильный и набрала номер.

– Анатолий не общается ни с кем, кроме жены. У него такой принцип: никогда не иметь дело с посторонними.

– Но Рая лишилась чувств! – возмутилась я.

Ольга с сомнением посмотрела на сотовый:

– Вальтер не отвечает. Наверное, уехал в охотничий дом. Вальтер, это комиссар полиции Бургштайна, прекрасный человек и профессионал. Но, к сожалению, как и у всех полицейских, у него проблемы с женой. Элиза хочет полярных вещей: чтобы муж постоянно находился при ней и зарабатывал как можно больше денег. После очередного выяснения отношений Вальтер иногда уезжает в горы, в маленький домик, и становится недоступен для связи.

В руке Волковой зазвонил телефон.

– Да, – ответила она, – о боже! Я совсем про них забыла! Уже едут из аэропорта? Сейчас буду! – Хозяйка издательства сунула сотовый в карман. – Слышали когда-нибудь фамилию Звонарев?

– Владелец фабрик, заводов, лесов и пароходов? – улыбнулась я. – Ну кто же не знает про Федора Звонарева и его дочь Надю. Бизнесмен – постоянный гость на всяких телепрограммах, он стал частью шоу-бизнеса, а Надя зажигает на вечеринках.

– Давайте поедем домой, – предложила Оля и поспешила в холл, продолжая говорить: – Все верно, Федя обожает внимание, он человек-фейерверк, Надежда безалаберное существо. Звонарев потерял жену, когда дочь была совсем маленькой. Федя только-только начал зарабатывать приличные деньги, и они ему, как водится, ударили в голову. Ну и понеслось: тусовки до утра, по четыре турбийона на руках, костюмы с бриллиантовыми пуговицами, ботинки из кожи мамонта и, конечно, самые святые мужские игрушки – машины. Федя частенько садился пьяным за руль и летел сломя голову по проспектам. Хорошо хоть, подобные заезды он в основном устраивал после полуночи на относительно свободной дороге. Автомобили он менял как перчатки. Знаете популярный анекдот про то, как новый русский приобрел «Роллс-Ройс», а через неделю пришел в салон и сказал:

– Ребята! Пора покупать новую машину!

– Разбили «Роллс-Ройс»? – пришел в ужас дилер. – Сломаться он ну никак не мог!

– Не, парень, – успокоил его «малиновый пиджак». – Просто пепельницы переполнились. Ну не ездить же в тачке с окурками!

Звонарев поступал так же. Порой сам забывал, на каком автомобиле сегодня приехал в ресторан, и со смехом говорил приятелям:

– Привет, пацаны! Забыл в тачанке барсетку, пошел на парковку, встал возле колес, жму на брелок, жму. Дверь не открывается! Я в непонятке. Тут подгребает Сенька Манин и спрашивает: «Чё мою колымагу открыть пытаешься?»

Я зырк на тачку и типа фигею! Ну ваще! Я ж вчера свой «Феррари» на «Бугатти» поменял, сейчас в манинскую телегу лезу, ну позабыл.

Первые российские бизнесмены, достигнув определенной планки финансового благополучия, живо меняли старых жен на юных блондинок, но Федор остался со своей Таней, которая была под стать муженьку. Они часто веселились вместе, Татьяна пила наравне с супругом, а потом садилась рядом в машину и приказывала:

– Втопи педаль! Жми на газ!

Большинство нормальных жен попытается отнять у потерявшего соображение супруга ключ или, сохранив трезвость, садится за руль. Но Таня не была обычной женщиной. Наоборот, она принадлежала к категории ненормальных, поэтому любую затею пьяного обормота приветствовала радостным гиканьем. Дочь Татьяна отдала профессиональным нянькам, по неделям не захаживала в комнату девочки, которой занимались знающие, но чужие люди.

У Звонаревых была целая армия ангелов-хранителей. Все их выходки заканчивались благополучно, но потом кто-то из покровителей на небесах замешкался, и гоночный автомобиль бизнесмена впечатался в бетонный столб.

За рулем находилась Таня, она погибла на месте. Федор не получил ни единой царапины. Когда сотрудники ГАИ вытащили его из покореженного салона, Федор… спал. Он был до такой степени пьян, что ничего не мог вспомнить даже спустя сутки. Когда мозг бизнесмена начал работать в привычном режиме и до него донесли весть о кончине супруги, Звонарев здорово перепугался.

С тех пор Федор не выпил ни капли. Он навсегда отказался от алкоголя, перестал гонять на машинах, остепенился и сейчас является образцом нравственности. Единственное, в чем можно его упрекнуть, это в чрезмерном честолюбии: Звонарев обожает красоваться перед телекамерами, готов бежать на любую передачу и рассуждать на все темы, не чурается участвовать в шоу с сомнительной репутацией и с радостью готов плясать на льду или бороться с быком. К слову сказать, телевизионщики обожают Федора, у него хорошо подвешен язык, нет ни малейшего смущения перед камерой, Звонарев всегда отлично одет, аккуратно подстрижен, позитивно настроен и старается понравиться всем: зрителям, операторам, режиссеру, гримерам и даже девочке, которая встречает гостей у входа в телестудию. Почему сказочно богатый человек ведет себя, словно школьник, которому дали возможность помахать друзьям с телеэкрана ручкой, совершенно непонятно. Надо просто воспринимать его непомерную жажду славы как должное.

Спустя год после кончины Тани Федя женился на диаметрально противоположной ей по характеру Оксане. А та быстро родила девочку, назвала ее несовременным именем Зинаида, выгнала из дома обнаглевшую от безнаказанности и отсутствия присмотра прислугу, стала сама твердой рукой вести хозяйство и заниматься детьми. Оксана оказалась отличной матерью, в меру требовательной, заботливой, ласковой, поощряющей детей за хорошие поступки и сурово пресекающей любые капризы. Но, к сожалению, у девочек был папа, который отчаянно их баловал. Мало того, что Федор покупал им не положенные в их возрасте вещи вроде бриллиантовых ожерелий, так он еще не забывал говорить про Надюшу:

– Бедняжка! У девочки нет матери! Надо ее радовать! Ребенок страдает!

Только не подумайте, что младшая девочка ела на золоте, спала на бархате, а старшая грызла сухари в чулане. Надя и Зина имели все поровну. Но если жена наказывала Зинаиду, отец помалкивал, а вот когда карающий меч пытался опуститься на голову Нади, Федор ощетинивался и кричал:

– Не смей трогать сироту!

Дети – моментально обучаемые системы, поэтому Надя быстро усвоила: она может вытворять любые безобразия, папенька всегда встанет на ее защиту. Хулиганке надо лишь оттопырить губу и плаксиво протянуть:

– Я так страдаю без мамы!

Один раз Оксана не выдержала и резко ответила:

– Настоящая мать тебе я! Женщина, которая тебя родила, не хотела о тебе заботиться и погибла оттого, что пьяной села за руль. Очнись! Прекрати безобразничать, возьмись за ум.

Куда там! Добрый папа совал «страдалице» в карман толстые пачки купюр и очень «педагогично» заявлял:

– Гуляй, пока молодая. Выйдешь замуж, не потусишь!

И Надя, которой уже давно не двадцать, а хорошо за тридцать, до сих пор веселится на полную катушку. Она вечный ньюсмейкер для желтой прессы не только России: у Звонарева дома в Ницце, Сан-Тропе, квартира в Париже. Надя летает на личном самолете, закатывает в столице Франции шумные вечеринки, около ее подъезда на «Улице четырех ветров» вечно сидят в засаде папарацци.

Зина не похожа на сестру, она застенчивая, тихая, никогда не наденет мини-юбку и топик, обнажающий пупок. Младшая дочь Звонарева поэтесса, любимое ее занятие – забиться в угол беседки и сидеть там с рассвета до заката, записывая стихи. На светских мероприятиях Зина появляется исключительно с родителями, у нее нет широкого круга общения. Единственная подруга, самая близкая, которой можно доверить любые тайны, и она никогда не предаст, – это Надежда.

Конечно, странно, что столь разных девушек связывают столь близкие отношения, но, сколько ни удивляйтесь, положение вещей именно таково. При этом Зина никогда не осуждает Надю, а та не навязывает сестре свой образ жизни, не втягивает в разгул и не обзывает ботаном. Надя горой стоит за Зину, и если старшей покажется, что кто-то пытается обидеть младшую, от хама не останется даже рваной тряпки: Надя спалит его из огнемета. Да что там обидеть! Достаточно покоситься в сторону Зины или хмыкнуть при виде ее фигуры в сером балахоне. Узрев усмешку, Надя вскочит на боевого слона и понесется на вас, размахивая саблей. Убежать пока никому не удавалось, пленных старшая дочь Федора не берет, рубит головы наотмашь. В детстве, если Оксана наказывала младшенькую, ставя ее в угол, Надежда подбегала к мачехе, кусала ее и орала:

– Это моя Зина! Я сирота! Меня нельзя обижать! Немедленно выпусти Зинушку, или у меня будет аппендицит!

Зинаида всегда помогала Наде с уроками. У девочек два года разницы, но третьеклашка умела решать задачи по алгебре, с которыми не могла справиться сестра, посещавшая пятый класс. Зина писала за Надю сочинения, доклады, щелкала задачи по математике, физике и собственноручно делала наглядные пособия, ну, например, смастерила из папье-маше скелет человека для кабинета биологии. Он вышел настолько правдоподобным, что училка пришла в полнейший восторг, мигом забыв все выходки Нади вроде рассыпанных на ее стул кнопок, и поставила старшей Звонаревой жирную пятерку за год.

А Надя отомстила Ангелине Семеновне, руководительнице школьного театра, которая не захотела дать Зине роль в спектакле. Противная баба сказала девочке:

– У тебя нет таланта и внешность подгуляла. Джульетту будет играть Ника Рюминова.

– Эта драная кошка? – возмутилась Надя, узнав о решении Ангелины. – Да у Ники жирные ноги, а задница семьдесят восьмого размера. А ты красавица.

– У Ангелины другое мнение, – дрожащим голосом произнесла Зинаида, – да я совсем даже не расстроилась!

– Ага, – зловеще протянула Надя, – ну-ну, посмотрим их постановку.

Спектакль прошел успешно, правда, бочкообразная фигура возлюбленной Ромео вызвала ехидные смешки в зале, которые перешли в шушуканье, когда на сцене возникла Ангелина Семеновна в образе кормилицы, но в целом премьера удалась. Но когда Джульетта и ее няня начали смывать грим, они неожиданно столкнулись с рядом трудностей. Парики никоим образом не желали слезать с головы, накладные ресницы не отклеивались, тени, румяна, губная помада держались насмерть. Ника разрыдалась, в конце концов ей пришлось наголо обрить голову. Ангелина кое-как избавилась от синтетических кудрей, но боевой раскрас держался на их лицах недели две.

Надя так и не рассказала Зине, чем намазала внутреннюю поверхность париков и какую едкую краску подмешала к гриму. Старшая дочь Федора изощренно наказала обидчиц младшей и осталась непойманной. Конечно, директор школы не сомневался, кто автор проделок, но вызванная на ковер Надя спокойно выслушала выговор, с явным удовольствием посмотрела на рыдающих Ангелину с Никой и произнесла замечательный спич:

– Огульные обвинения делать опасно. Есть ли у вас улики, свидетельствующие о том, что грим испортила я? Меня кто-то видел? Покажите этого человека. Можете предъявить записи камер наблюдения?

– Все знают, что твоя бесталанная сестрица-уродина хотела исполнить роль Джульетты, – взвизгнула забывшая о статусе педагога Ангелина.

Надя кивнула и достала из кармана диктофон:

– Хорошо, здесь записано, как вы нас обозвали, меня и Зиночку. Делом займется адвокат отца, думаю, вам предъявят обвинение в клевете, превышении служебных полномочий, нанесении морального вреда ребенку, ну и еще что-нибудь, я не очень хорошо разбираюсь в законах.

Оля перевела дух и взглянула на меня.

– Ну как?

– Интересная девочка, – улыбнулась я, – не давала в обиду ни себя, ни сестру.

Ольга нажала на брелок. Большие ажурные ворота медленно разъехались в стороны.

– Она таковой и осталась, несмотря на свои тридцать с хвостиком. Не изменилась ни на йоту! Не учится, не работает, кочует из одного клуба в другой, радует желтую прессу. Зина другая. Окончила Литературный институт, много читает. Я давно знакома с Федором, его дети выросли на моих глазах. Я считаю их своими племянницами, близкими, родными людьми. Звонарев очень хотел, чтобы мы выпустили сборник стихов Зины. В России, по его мнению, нет издательства, достойного таланта дочери. Мне пришлось прочитать рукопись. Обычно начинающими авторами занимаются редакторы, но наш завотделом поэзии не рекомендовал ее вирши к печати, я решила сама их прочесть и попала в крайне неловкое положение.

Оля повернула руль, мы въехали на дорогу, освещенную яркими фонарями, и направились к темнеющему вдали коттеджу.

– Стихи оказались откровенно слабыми, – продолжала Волкова, – подобной, с позволения сказать, поэзией нас заваливают графоманы. Следовало набраться окаянства и честно сказать Феде: «Прости, Зина сочинила нечто неудобоваримое», – но я приняла малодушное решение выпустить сборник, о чем потом пожалела. На Зину ополчились критики, пришлось активно ее защищать. Я побаивалась, что она, не дай боже, решит продолжить рифмоплетство, но Зиночка больше не строчит поэмы, около года назад она неожиданно сама, без посредничества отца, прислала рукопись пьесы с короткой запиской: «Дорогая тетя Оля, я решила сменить направление творчества. Пожалуйста, оцени. Извини за беспокойство, но ты должна дать объективную оценку. В Москве три режиссера сразу воскликнули: «Потрясающе», – а потом добавили: «Надеемся, ваш отец будет полностью спонсировать спектакль». Мне хочется думать, что пьеса неплохая, но театральным режиссерам в России хочется сорвать куш побольше. А ты скажи честно. Если пьеса хороша, то я мечтаю, чтобы ее поставили именно в Бургштайне. Твоя Зина».

Оля не сразу взяла в руки рукопись, но потом у нее выдался свободный вечер, и она решила полюбопытствовать, что там наваяла Зинаида. Ольга погрузилась в сюжет и, одним духом проглотив пьесу, сказала:

– Гениально!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *