Свидание под мантией

Внимание! Это полная версия книги!

Свидание под мантией | Автор книги —
Дарья Донцова

Cтраница 67

Ирина тайком отнесла в свою квартиру Сонечку, потом они с Софьей Михайловной погрузили на садовую тележку спящего Виктора и привезли к Королевым. Женщинам повезло, никто их не заметил. Затем Софья Михайловна вернулась назад, а домработнице велела весь день не выходить, ждать, когда ее пригласит следователь, рассказать ему, что она ушла домой, а семья Нечаевых осталась в особняке. И сказать, что Ольга уехала в столицу. А спустя несколько дней поздно вечером вызвать такси и сматываться в Москву.

Ирина рассказала мне, что профессорша хотела поджечь дом, имитировать несчастный случай. Огонь уничтожит следы убийства, никаких досужих домыслов не возникнет. Об алкоголике Петре, который спал в гостевой комнате, якобы просто забыли. Но, думаю, Софья Михайловна прекрасно помнила о пьянице и запланировала его смерть. Иначе почему она велела Ире выдать Виктора за своего мужа? Нет, ради спасения сына и Сонечки, а главное, ради сохранения доброго имени Геннадия Андреевича профессорша пожертвовала запойным алкоголиком. Вот только что-то пошло не так. Софья Михайловна открыла газ, вышла во двор и… Мы никогда не узнаем, что случилось. Был очень сильный взрыв, вспыхнул пожар, который действительно уничтожил все следы. Осталось лишь немного костей от Геннадия Андреевича и якобы от Виктора, от Сони и Арины пряди волос, которые валялись в саду, их вроде выкинуло из здания. А вот Софью Михайловну нашли у калитки, ее взрывной волной швырнуло на землю, она упала на скамейку головой и сломала шею. Софья просто не успела убежать, не рассчитала, что газ рванет с такой силой.

– Ну и ну! – удивилась я. – И никто не понял, что произошло на самом деле? От мужчин остались кости, а от Арины ничего? Следователь не удивился, что женщина и ребенок сгорела без остатка? Я не эксперт, но знаю, что всегда что-то остается. Пряди волос на улице? Это как-то странно.

Вик помолчал, потом сказал:

– Следствие вели не очень умные и опытные люди. Дело происходило в девяностые годы, в самое бандитское время, когда каждый день случались убийства, перестрелки, грабежи. Из МВД начался отток лучших сотрудников, правоохранительные органы сотрясали безостановочные реорганизации, начальство тасовалось, как колода карт в руках шулера, а здесь вроде все было ясно: взрыв газа, бытовуха. Ирина, придя к следователю, ужасно нервничала, плакала, но четко выполнила все указания Софьи. Тот поверил домработнице и допросил ее всего один раз.

– Почему? – удивилась я.

Вик взял бутерброд с паштетом, мигом уронил его на себя и расстроился.

– Вот черт! Прямо из руки выпрыгнул. Почему Ира более не интересовала местную милицию? Нехорошо говорить в этой ситуации «повезло», но иначе не выразишься. Дом Нечаева взлетел на воздух рано утром. В районе пяти вечера с Ириной провели беседу. Не успела Королева вернуться домой, как на рынке в Пузырске прогремел мощный взрыв. В одном кафе, где ели торговцы и посетители, рванули баллоны с газом. Было много погибших, масса раненых. Все силы местной милиции были брошены туда. Сначала произошедшее сочли терактом, приехали спецы из Москвы, началось столпотворение, родственники рыдали, осаждали местную администрацию.

– На фоне большого несчастья трагедия в доме Нечаевых померкла, – кивнула я.

– Верно, – согласился Вик, – соседи Ирины оплакивали своих покойников. То, что спустя несколько дней после гибели семьи профессора Королевы куда-то уехали, никто не заметил. Не до сплетен людям было. Произошедшее в доме Геннадия Андреевича быстро объявили несчастным случаем, дело отправили в архив. Софья Михайловна допустила несколько ошибок, но их никто не заметил.

– Каких? – живо спросила я.

– Разных, – покачал головой Вик, – все перечислять нет необходимости. Ну, например, пожалела собаку и отпустила ее. С какой стати домашний пес начал бегать по городку? А Ира прихватила Дика с собой.

– Вот кому принадлежала миска на антресолях, – протянула я.

– Отлично помню Дика, – кивнула Ксюша, – он очень долго прожил у нас.

Вик продолжил.

– Не нашлось никаких останков Арины и девочки. Но, повторяю, времена были сложные, плюс взрыв на рынке. Вскоре Бинск начинают покидать жители, птицефабрика закрывается, ликвидируют зоны. Ирина вместе с «Ксюшей» и «Петром Сергеевичем» тихо живет в Москве. Домработница не верит, что Софья Михайловна погибла: та же велела ей не воспринимать такую информацию всерьез. Королева думает, что профессорша непременно вернется, выполняет ее приказ о покупке квартиры. Ира понимает: нельзя с бухты-барахты идти неизвестно к кому с деньгами, надо искать знакомых. И куда она отправляется? Ну?

– Офигеть, – затряслась Ксюша, – к Валерию Попову! Ирка полная идиотка!

– Не дай Бог тебе когда-нибудь очутиться в ее положении! – разозлился парень. – Ирина честнейший человек. Оцени ситуацию! Ее родная дочь умерла, муж-алкоголик тоже. Девочка и Виктор, которых Королева привезла в Москву, по сути ей чужие, в руках у нее большая сумма денег. Можно спокойно бросить ребенка и парня, купить себе квартиру и начать новую жизнь. Но Ире это даже не приходит в голову, она верна клятве, данной хозяйке. Кроме того, Ирина любит Валерия, она хранит его единственное письмо, ты же читала его, нашла в портфеле, и надеется… сама не знает на что. Валера ее единственный знакомый в Москве, других у нее просто нет.

Королева приходит к Попову, но ничего не рассказывает о Нечаевых. Тот сначала пугается, потом понимает, что обманутая им девушка не собирается мстить, она просит помочь купить ей жилье. У Попова, наверное, просыпаются остатки совести, он тогда пытался заниматься риелторским бизнесом, владел агентством. И быстро нашел ей двушку. Ирина переезжает из квартиры Нечаевой на новое место.

В качестве бонуса Валера устраивает Иру на работу, звонит своему приятелю, и тот берет бывшую зэчку лаборанткой. Не забудьте, у Иры есть диплом медсестры, вот он и пригодился.

– А портфель из крокодиловой кожи откуда? – полюбопытствовала я.

Вик, вытиравший салфеткой свою испачканную паштетом рубашку, бросил скомканный кусок бумаги на стол.

– Он принадлежал Геннадию Андреевичу. Софья Михайловна положила в него доллары для покупки квартиры. А Ира, уходя домой, прихватила блюдечко от любимой чашки Сони. Зачем она это сделала? Хотела сохранить что-то на память о доме Нечаевых, где она впервые в жизни была счастлива. Уезжая из Бинска, Ира прихватила самые ценные для себя вещи: эту тарелочку, единственное письмо Валерия, которое прошло с ней через годы заключения, справку о смерти Ксюши. От родной дочки у Иры ничего не осталось, даже фото, бумажка о кончине девочки – единственная реликвия. Знай Софья Михайловна, что домработница прихватила с собой документ, она бы отняла его у Королевой и сожгла. Но Нечаева мертва, а Ирочке не приходит в голову, что справка – свидетельство того, что ребенок, растущий в семье Королевых, не родной.

Глава 22

Начинается обычная жизнь. Маленькая Ксюша, для простоты оставим это имя, ходит в садик, девочка ничего не помнит о Нечаевых, откликается на новое имя, считает Ирину мамой, а Петра отцом. С ней проблем нет. Вот с мужем хуже. Софья Михайловна дала Ире пузырек и велела:

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *