Версаль под хохлому

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 14

Антон встал, подошел к большой доске, висящей на стене, взял фломастер, нарисовал круг со знаком вопроса в центре и сказал:

– Давайте плясать в обратном порядке. Предположим, что Леонид Маркелов не виноват. Тогда как выглядит убийца? Кто он?

– Близкий знакомый Сухановой и Потемкина, – сказала я. – Виктор и Вероника спокойно впустили его в свои квартиры. Преступник дал жертвам кракон и убедил их написать предсмертные записки. Ведь никаких следов насилия на трупах не обнаружили.

– А мы в курсе, что Джулия, подружившись со Светой, узнала, где лежат ключи от апартаментов Вероники, – напомнил Егор.

– Но не Виктора! – вставил слово Костя.

Лазарев посмотрел на Антона.

– У бывшей супружеской пары сохранились дружеские отношения, не удивлюсь, если у Ники имелась связка ключей от жилища первого мужа. Светлана говорила, что ее мать ничего не прятала, связка могла открыто висеть в прихожей.

– Узнай точно, была ли у Сухановой возможность посещать дом прежнего супруга в его отсутствие, – приказал Котов, глядя на меня.

Я кивнула.

– Если разрешите, позвоню прямо сейчас.

Светлана взяла трубку сразу.

– Да?

– Вас беспокоит Таня Сергеева, – представилась я, включая громкую связь. – Один маленький вопрос. Ваша мать имела доступ в квартиру Виктора Потемкина?

– Да, конечно. Папа дал маме ключи, – живо ответила девушка. – Но она ими никогда не пользовалась, поместила их туда, где держала все остальные – от гаража, запасные от пентхауса, от машины и дачи. Погодите-ка…

Из трубки послышался шорох, легкий стук, затем снова раздался голос Светы:

– Вот, у меня в руках папины ключи. Они очень приметные – брелок в виде черепа, маме жутко не нравился. Если они вам нужны, я отдам. Когда все проблемы с наследством утрясутся, папино жилье мне достанется, но пока я им пользоваться не могу. И, если честно, не хочу.

– Спасибо, просто я хотела узнать, далеко ли Ника спрятала ключи от квартиры бывшего супруга, – объяснила я.

– Мама их вовсе не прятала. Зачем? – удивилась Света. – Висят вместе со всеми в шкафчике у вешалки.

Я нажала на «отбой» и посмотрела на коллег:

– Комментарии, наверное, излишни.

Егор поправил узел галстука.

– Остается удивляться беспечности Ники. Все ключи буквально на глазах.

– У Сухановой есть сейф, а его пароль записан на бумажке, которая открыто валяется на столе. Квартира оборудована сигнализацией, но Ника постоянно забывала кодовое слово и в конце концов перестала подключаться к пульту охраны, – уточнила я.

– Ну разве не глупо так поступать? – укоризненно воскликнула Лиза.

– Обычно люди считают собственные квартиры надежным убежищем, – вздохнула я. – В общем, получается, что Джулия могла убить и Виктора, и Веронику. Мотив она озвучила младшей сестре: Свету любили, баловали, от нее же избавились из-за ее уродства. Джулия вроде как черновик, а вторая дочка – переписанный набело чистовик. К тому же Света получила имя, которое предназначалось первому ребенку Потемкиных.

– Что-то Светлана тоже не очень счастлива, – возразил Егор. – Мать была с ней неласкова. Похоже, Суханова вообще лишена материнского инстинкта. Джулию она бросила, от Светы жестко требовала безупречного поведения, а не сумев добиться результата, отдалила от себя дочь, даже лишила ее наследства.

– Давайте вспомним, что Светлане нравилось дразнить Джулию, – добавил Костя. – Младшая сестра врала старшей о чудесных отношениях и с мамой, и с папой. Откуда бы Крыловой знать правду?

Я заерзала в кресле. Какая-то мысль метнулась в голове, но поймать ее за хвост не удалось.

– Говори, – улыбнулся мне Антон, – что не так?

– Сама не знаю, – призналась я. – Вроде все складно. Джулия подходит на роль убийцы, у нее были и мотив, и возможность тайком проникнуть в квартиры жертв.

Лиза, запустив ладонь в копну волос, поспешила поделиться своими соображениями:

– Кракон не имеет ни вкуса, ни запаха, ни цвета. Таблетка быстро растворяется в любой жидкости: супе, чае, кефире, простой воде. Изменения температуры никак не влияют на свойства препарата, хоть в кипяток его брось, хоть в мороженое. Знаете, что могла сделать Джулия? Прийти в дом Ники и Виктора в момент, когда хозяев нет дома, и положить убойную дозу кракона в еду. Допустим, растолочь таблетки и подсыпать в сахар или кинуть в молоко. Крылова легко могла выяснить у Светы привычки родителей. Допустим, Виктор каждый вечер пил кефир, а Ника обожала чай с вареньем. Вам понятен ход моих мыслей?

– Вполне. Но как ты объяснишь предсмертные записки? – спросил Антон. – Экспертиза подтвердила: послания не подделка, написаны умершими.

– И еще вопрос, – подхватила я. – Почему Джулия пыталась покончить с собой? Что толкнуло девушку на подобный шаг? По словам Светланы, Раиса Демьяновна бросилась искать биологических родных внучки после того, как та предприняла попытку уйти из жизни, слопав кучу лекарств из аптечки. Не соверши Крылова эту глупость, сестры никогда бы не встретились. Вся эта истории кажется мне странной. Не могу сказать конкретно, но что-то меня настораживает.

– А вот мне кажется странным поведение Леонида, – бесцеремонно вмешался Егор. – Навесили на Маркелова два убийства, а он заявляет: «Да, это я лишил их жизни». И все! Адвоката он не нанимает, не оправдывается. Кто так себя ведет? Кстати, знаете, чем он занимался в следственном изоляторе? Музыку писал!

– В СИЗО есть пианино? – удивилась Лиза. – Далеко зашел прогресс.

– Слышал, что в Бутырке открыли солярий, – задумчиво протянул Костя. – Наверное, скоро на зоне гольф-клубы появятся.

– Чтобы сочинять музыку, не надо инструмента, достаточно ручки и бумаги, – усмехнулся Егор, все еще вместе с Костей глядя в компьютер. – Вот, слушайте, каким было последнее слово Маркелова на суде: «Жизнь коротка. Любовь не вечна. Бессмертна музыка одна»[7].

– И все? – поразилась Лиза. – Он не просил о снисхождении?

– Не-а, – покачал головой Костя.

– Что-то здесь не так, – пробормотала я. – Зачем Леониду убивать жену и ее бывшего мужа? Где мотив?

– Деньги, – коротко ответил Егор. – Хотел получить наследство. Простой, вульгарный, но весомый повод.

– На мой взгляд, вообще у всех преступлений бывают лишь две причины – бабло и секс, – объявил Костя. – Как ни крути, что ни придумывай, а под кучей всего скрываются деньги или основной инстинкт, остальное – фиговый листок, которым прикрывали правду из стыдливости или хитрости.

– Если человек кого-то убил, он не может наследовать его имущество, – напомнила я. – Это известно всем. Думаю, и Маркелову тоже, несмотря на его отрешенность от жизни. К тому же он не отрицал свою вину, а, наоборот, признал ее, значит, не рассчитывал получить капитал.

Но Лизавета, накрутив на палец прядь волос, возразила:

– Большинство людей юридически безграмотно. Многие черпают сведения из сериалов или детективных романов, а их авторы частенько допускают ошибки. Вряд ли Леонид, живший исключительно музыкой, штудировал законы. Он просто не знал про то, что не получит наследство. Полагал, отсидит и станет богатым.

– Человек, подобный Маркелову, вообще не может задумываться о тяжком преступлении! – воскликнула я. – А уж об убийстве в особенности!

– Но он признался, – напомнил Егор.

– Значит, у него была на то очень веская причина, – протянула я. – А вообще все не стыкуется! Откуда взялись письма самоубийц?

7

Стихи Ильи Резника. Цитата взята из его книги «Две звезды и другие созвездия».

– Леонид хотел денег, – не отступала от своих позиций Лиза. – Может, он все же знал законы, поэтому решил представить убийство как суицид.

– А потом признался? – скривилась я. – И не захотел дать объяснений? Нелогично.

– Под давлением улик и не такие парни кололись, – хмыкнул Егор.

– Но теперь получается, что есть другая подозреваемая – Джулия, – гнула я свою линию. – Вполне вероятно, Леонида подставили. Однако он солгал на суде, признался в преступлении. Почему? Что-то тут не так!

Антон посмотрел на часы.

– Егор, свяжись с начальником колонии, где сидит Леонид. Ты, Костя, пошарь по архивам, найди нам другие случаи отравления краконом, а заодно пошуруй в семейной истории Крыловых и Виктора с Вероникой. Мы далеко не все о них знаем. Таня, осторожно поговори с Раисой Демьяновной. Но надо найти хороший повод. С одной стороны, требуется, чтобы пожилая дама была откровенной, с другой, нельзя допустить, чтобы Джулия заподозрила интерес к своей особе.

– А я уже его обнаружил! – воскликнул Костя и обвел нас взглядом. – Хороший повод есть. Джулия Крылова отправила резюме в банк «Омосбер», хочет занять место секретаря, а в финансовых учреждениях весьма серьезно подходят к найму сотрудников. Раисе Демьяновне, наверное, известно желание внучки получить должность с приличным окладом, ее не удивит, если к ней явится менеджер банка по персоналу. Даже если о встрече бабушки и клерка узнает Джулия, она тоже…

– Ясно, – остановила я Костю. – Сделай мне удостоверение. Кстати, кем сейчас работает Джулия? Правильно ли я поняла, что у нее нет высшего образования?

– В вузе Крылова не училась, – мгновенно ответил Рыков, – работает от случая к случаю. Сидела на кассе в ресторане «Бургер цыпа», была курьером в разных организациях, сейчас числится при магазине, который торгует по каталогам. Покупатель делает заказ, оплачивает его через Интернет, Джулия привозит товар. Она не на окладе, а на сдельщине, получает небольшую сумму за каждую доставку.

– Сомневаюсь, что с таким послужным списком Крылову возьмут секретарем в серьезное место, – вздохнула я. – Но Джулия молодец, решила изменить свою жизнь к лучшему, ищет хорошую должность. Кстати, помнишь, я просила выяснить, кто звонил Светлане во время моей с ней беседы?

Рыков повернулся к другому ноутбуку:

– Пожалуйста, готово. Городской номер дизайнера набирала Жанна Владимировна Гуськова. Она же общалась с Потемкиной по мобильному, других звонков на ее сотовый не поступало.

– Интересно… – пробормотала я. – Значит, Света солгала, сказав мне, что по сотовому ее беспокоили бывшая одноклассница и соседка, у которой в квартире пахнет газом, а по стационарному телефону капризная клиентка… Надо выяснить, чего хотела Гуськова.

– Может, Света у нее мужа увела? – усмехнулась Лиза.

– Или деньги взяла в долг и не отдает, – кивнула я. – Необходимо проверить. Завтра с утра этим займусь. Сейчас звякну Раисе Демьяновне, договорюсь о встрече.

– Отлично, – подвел итог совещания Котов и ушел.

Костя снова уставился в монитор, Лиза умчалась в лабораторию, а я пошла в свой закуток и набрала номер квартиры Крыловой. Трубку сняли не сразу.

– Алло, – произнес усталый, чуть надтреснутый голос.

Я сказала тоном бойкой служащей:

– Добрый вечер! Вас беспокоят из «Омосбер»-банка. Позовите к телефону Раису Демьяновну.

– Подождите секундочку, – печально прозвучало в ответ. Потом незнакомка свистящим шепотом произнесла в сторону: – Катерина, Раю из банка разыскивают.

– Хватит с нее на сегодня волнений, – ответили издалека, – попроси завтра перезвонить, после полудня, она как раз очнется.

Дама откашлялась и обратилась ко мне:

– У Раисы Демьяновны давление подскочило, «Скорая» приезжала, уколов наставила, спит она сейчас. Вас не затруднит позвонить завтра?

– Да, конечно, – согласилась я и набрала номер Жанны Владимировны Гуськовой. Но услышала бубнеж автоответчика: «Оставьте сообщение после гудка». Я решила, что женщина тоже отдыхает.

Что ж, пора и мне домой.

* * *

Открыв дверь квартиры, я ощутила запах жареного мяса и сглотнула слюну. Пообедать мне сегодня не удалось, но я ведь решила непременно похудеть, поэтому специально не зашла в супермаркет, не купила даже обезжиренный йогурт, намеревалась попить пустой чай, утопить голод в кипятке. Вот не поем пару месяцев и стану стройной, как швабра. А тут упоительный аромат!

Стараясь не дышать, я сбросила уличную обувь и твердо сказала себе: «Татьяна! Ты сейчас быстро принимаешь душ – и в кроватку!»

– Ну наконец-то пришла, – произнес веселый голос Ларисы.

Я обернулась – из кухни выглядывала соседка.

– Давай скорей, ужин остывает, – распорядилась она.

Мой рот наполнился слюной, а голодный желудок скрутил спазм.

– Жаль, что не придумали таблетки от голода, – выдохнула я. – Как было бы хорошо – слопала одну и сыта по горло.

– Ты чего, Тань? Давно такие пилюли есть, – сообщила Лариса.

– И как они называются? – обрадовалась я. – Только не рассказывай о всяких там «блокаторах аппетита», я перепробовала все, не помогают. На время желание поесть и правда испаряется, но спустя час чувствуешь себя голодной, как аллигатор.

– Не, мои таблеточки супер, тебе понравятся, – пообещала Лара. – Они на кухне тебя поджидают.

Заинтригованная сверх меры, я поспешила за соседкой, увидела за столом Игоряшу с Генашей, на плите сковородку, прикрытую крышкой, не заметила ни малейших признаков упаковки с лекарствами и обратилась к Ларе:

– Ну и где твои пилюли от голода?

Соседка жестом фокусника показала на большое блюдо в центре стола.

– Плиз! Тефтели – самое лучшее и верное средство от разгулявшегося аппетита.

Генаша похлопал рукой по табуретке.

– Садись, Тань. Ларка «ежики» лучше мамы делает.

– Из трех сортов мяса, – объяснила Лариса. – Но никакой свинины, она для печени тяжела. Курятина, индюшатина и телятина смешиваются в равных пропорциях, добавляется белый хлебушек, размоченный в молоке, две столовые ложки сметаны, мелко нарубленная зелень, соль, перец по вкусу. Основной секрет: фарш надо вымешивать, как тесто, десять минут. Потом берем три столовые ложки отварного риса и добавляем щепотку порошка для выпечки, перемешиваем с мясом, формируем шарики, обваливаем их в обычной муке и жарим. Не советую брать готовую панировку, она весь вкус убьет. Для соуса я соединяю десятипроцентную сметану и простую томат-пасту в равных частях. Можно туда жареный лучок кинуть или свежую зелень. Или и то, и другое. Сметану легко заменить сливками. Ну, как?

– Замечательно, – ответила я с набитым ртом.

Лариса с умилением смотрела, как я уничтожаю «ежики» – один, второй, третий… Остановиться удалось лишь на шестом.

– Чайку? – заботливо предложила Лара.

Я кивнула и сделала попытку незаметно расстегнуть юбку.

– Покурить бы, – робко сказал Генаша.

– Еще чего! – сердито воскликнула Лариса. – Не смейте у Тани в квартире пакостничать!

– На лестницу пойдем, – неконфликтно сказал Игоряша.

– Нет, – уперлась Лара, – во двор! Иначе все равно дым в квартиру натянет.

– Это генофон! – возмутился Генаша.

– Геноцид, – как обычно, поправил Игорь и встал из-за стола. – Ладно, брат, поехали вниз.

– Сурово ты с ними, – укорила я Ларису, когда мы остались вдвоем.

– С мужиками иначе нельзя, – нахмурилась соседка, – а то живо на шею сядут. Их необходимо воспитывать жестко! Тань, можешь помочь?

– Если сейчас не лопну от обжорства, то да, – прошептала я. – Твои тефтели оказались слишком вкусные.

Лариса навалилась грудью на стол.

– Миша две недели назад перешел на новую работу. Место отличное – зарплата выше, соцпакет и всякие приятные мелочи вроде бесплатного чая. Но начальница отдела…

Соседка закатила глаза.

– Жутчайшая бабень! Ругается хуже мужика, требует выполнять ее указания по свистку, не задерживаясь, считает всех парней недоумками. Большей радости для нее нет, как директору предприятия на подчиненного настучать. К женщинам она не приматывается, а вот противоположному полу приходится несладко.

– Обычно наоборот бывает, – удивилась я, – тетки-руководительницы благосклонно относятся к сильной части человечества и выживают из офиса симпатичных девушек, в которых видят соперниц.

– Может, она лесбиянка? – скривилась Лара. – Уж не знаю, чего там у Карины Карловны в башке варится, но на Мишу она конкретно танком поехала. Сделала ему жутко неудобный график работы. А сегодня вызвала вечером и велела: «Поезжайте к шести утра на Курский вокзал и встретьте поезд Уварово—Москва. Надо доставить в офис брумбель».

– Это что такое? – удивилась я.

Лариса почесала кончик носа.

– Вопрос на миллион. Мишаня не знает, поэтому я к тебе и обращаюсь. Одолжи Мише свой джип.

Я сделала стойку.

– С чего ты взяла, что у меня есть такая машина?

Лариса усмехнулась.

– Да ладно тебе! Видела, как ты за рулем «троллейбуса» с мигалкой из подземного паркинга в соседнем доме выруливала.

– Да ну? – пробормотала я.

– Правда, правда, – кивнула Лара. – Я по тротуару шла, услышала шум, увидела, как ворота парковки открылись, и остановилась. Гляжу, джипяра здоровущий выкатывается. А за баранкой ты. Лихо водишь, однако! Газанула, как Шумахер, в левый ряд встроилась и по проспекту рванула. Понимаю, ты не хочешь перед домом тачку светить, но я никому о ней не расскажу. Мишка начальнице ничего сказать не успел, та сразу агрессию выдала: «Вас предупреждали, что нанимают на службу с личной машиной? Вот и доставьте брумбель в полнейшей сохранности». А у Миши малипусенькая малолитражка, трехдверка, старая, как мир, да еще праворульная. Багажник в тачке – почтовая марка не поместится. А Мишка опасается – вдруг тот брумбель здоровущий и не влезет в его микроб? Представляешь, как Карина Карловна отреагирует?

Я попыталась вытащить хвост из западни:

– Джип служебный.

Лара умоляюще сложила руки:

– Танюшенька! Больше попросить некого! Мишаня легко может работы лишиться, у него же испытательный срок. Поезд прикатывает в шесть утра, он успеет автомобиль вернуть.

Поняв, что меня элементарно загнали в угол, я подавила недовольство и сказала примирительно:

– Одолжить рабочую тачку постороннему человеку я не имею права. Пусть Миша завтра в пять пятнадцать ждет меня у подъезда. Надеюсь, рано утром еще не будет пробок и мы успеем на вокзал.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Люблю героиню Таню. Мне кажется, что детективы про Сергееву самые удачные. Книга понравилась, буду читать другие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *