Версаль под хохлому

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 19

Ну, а потом пришел день, который Золотарева никогда не забудет. Двенадцатого марта они с подругой пили чай на кухне у Крыловых. Юлия была в командировке, Николай чем-то занимался в своей комнате, Джулия заперлась в ванной. Только что завершился очередной истерический припадок девчонки, но на сей раз ей не удалось получить желаемое. Николай резко осадил дочь, сказав:

– Будет так, как решил я!

Здесь необходимо сделать отступление и объяснить, почему потакавший приемышу во всем Коля неожиданно проявил стальную несгибаемость. Он изо всех сил старался улучшить внешность девочки, Джулии сделали не одну пластическую операцию. Чтобы иметь возможность оплачивать работу хирургов, Коля продал дачу, дом в деревне, где раньше жила его бабушка, и экономил буквально на всем. К сожалению, манипуляции врачей были болезненными, и они не заканчивались в клиниках. Джулии предписывалось тщательно следить за кожей лица, каждый вечер накладывать особые маски, разглаживать рубцы электрическим прибором, похожим на крошечный утюжок. Последняя процедура была весьма неприятной – утюжок больно щипался.

Врачи знают, что у любого долго болеющего человека наступает момент, когда он устает лечиться и перестает посещать доктора и пить лекарства. Большинство хроников, правда, спохватываются и через какое-то время вновь бегут к врачам, но есть люди, которые на все уговоры родных упорно отвечают: «Не хочу глотать таблетки. Надоело, лучше умереть, чем так жить».

Джулия стала увиливать от походов к специалистам. Раиса Демьяновна не могла уговорить девочку – у нее сердце сжималось от сочувствия, когда, сидя в коридоре, она слышала из кабинета плач внучки. Бабушка пошла на поводу у Джулии, и та пропустила несколько визитов к врачам. Тогда Николай решил сам ездить с дочерью. Спокойный, всегда баловавший Джулию мужчина в вопросах исправления ее внешности был непоколебим.

– Через пару лет от шрамов и следа не останется, – объяснял он рыдающей Джулии. – Надо найти в себе мужество, потерпеть ради красоты. Да, случилась неудачная операция, но мы со всем справимся.

А девочке хотелось, чтобы ее наконец-то оставили в покое. Каждое посещение клиники предварялось скандалом. Джулия плакала, отец буквально тащил ее на аркане, а пару раз Коля даже хватался в запале за ремень.

– Не хочу! – орала Джулия. – Буду жить с такой мордой, мне плевать на красоту!

– А мне нет, – сердито возражал Крылов. – Через пять лет «спасибо» мне скажешь.

В начале марта Николай сообщил Джулии, что ему удалось договориться с одним из лучших хирургов – тот берется сделать очередную операцию, девочку скоро положат в клинику. Следующие дни она умоляла оставить все как есть. Чем ближе становилась назначенная дата, тем чаще она устраивала истерики. Но отец не обращал на них ни малейшего внимания.

И вот наступило двенадцатое марта. Катерина Андреевна с Раисой Демьяновной сидели на кухне, слушая вопли Джулии, которая уже вышла из ванной и в очередной раз пыталась уговорить отца.

– Несчастный ребенок! – простонала Крылова-старшая. – Коля перегибает палку.

– Нет, Николай поступает абсолютно верно, – не согласилась подруга, – старается ради счастья дочери. Сейчас ей тяжело, но потом девочка будет ему благодарна.

– Ох, не знаю… – прошептала Раиса. – У меня в груди холодеет от предчувствия беды.

– Папочка, не веди меня к доктору! – заголосила Джулия. – Он опять мне больно сделает, лучше я такой, как есть, останусь!

– Через мой труп! – в сердцах воскликнул Николай. – Вот умру я, и делай, что хочешь. Но пока жив, я несу ответственность за твое будущее.

– Чтоб ты подох! – заорала дочь.

Раиса Демьяновна встала.

– Пойду, попробую успокоить Джуленьку.

– Сами разберутся, – попыталась остановить ее Золотарева.

И тут прогремел выстрел. Обе женщины опрометью бросились в комнату и увидели Николая, лежавшего на диване с окровавленной головой. Рядом стояла Джулия с пистолетом в руке. Увидев бабушку и тетю Катю, она отшвырнула оружие и закричала:

– Он сам выстрелил! Случайно! Я не хотела!

Катерине Андреевне стало дурно, а Раиса Демьяновна неожиданно проявила твердость характера. Ее муж, как и отец зятя, некогда был высокопоставленным работником МВД, выучил многих специалистов, помогал коллегам, его любили и уважали. И помнили. Крылова немедленно соединилась с друзьями покойного супруга, и на место преступления прибыло начальство. Золотареву отвезли домой, предупредив ее:

– Вас здесь не было.

Смерть Николая объявили несчастным случаем. Джулию отправили в так называемую «лесную школу», где обучались дети, имевшие проблемы со здоровьем.

Катерина Андреевна была возмущена тем, что убийца Николая избежала наказания, но ради Раисы Демьяновны не поднимала шума. А та была в ужасном состоянии – теперь к вине за смерть крохотной Жуленьки прибавилась вина за кончину зятя.

– Почему я не пошла в комнату и не велела им прекратить скандал? – плакала несчастная женщина. – Отчего не проверила, где пистолет Коли? Ну и глупость же он придумал – чистить оружие и одновременно вразумлять ребенка. Разнервничался и потерял осторожность!

Услышав это, Золотарева возмутилась:

– Рая! И я, и ты видели ствол в руке Джулии! А на столе никаких тряпок, щеток или чем там приводят оружие в порядок, не было! Мы обе отлично знаем, как погиб Коля.

Раиса Демьяновна заморгала.

– Катя, ты ошибаешься, от волнения все перепутала. Пожалуйста, никогда никому этого не говори…

Потрясенная рассказом, я отодвинула тарелку с несъедобным мясом.

– Ничего себе! Раиса простила приемную внучку?

Катерина Андреевна отломила корочку хлеба и начала аккуратно собирать ею подливку.

– Надо знать характер Раи. У нее глобальное чувство вины. На другом конце земного шара вспыхнет война, а она переживает так, будто сама поспособствовала началу конфликта. Моя подруга была уверена: трагедия случилась, потому что она в тот день вовремя не пресекла скандал. Джулия ни при чем, всего-то несчастный больной ребенок, подросток, которому положено капризничать. Упрямец Николай не хотел сдавать позиций, нашла коса на камень. Значит, Рае следовало вмешаться и предотвратить беду. А раз не вмешалась, не предотвратила, ответственность за случившееся лежит на ней.

– Вот уж глупость! – удивилась я.

– Важно не то, что вы думаете о Раечке, а то, как устроен ее ум, – справедливо заметила Катерина Андреевна. – Она считала, что Джулия обделена с рождения, и только-только девочка стала превращаться в нормального ребенка, стряслась беда. Еще ей казалось, что Коля был жесток, заставлял дочку терпеть болезненные операции, не жалел ее, только понукал, вот она и не справилась с гневом. Но во всем виновата она одна, Раиса, Джулия – жертва обстоятельств.

– Отлично… – пробормотала я. – Полагаю, поведение бабушки способствовало развитию не лучших качеств у Джулии. А почему промолчала Юлия?

Катерина Андреевна отвернулась к окну.

– Рая не сказала дочери правду, озвучила ту же версию, что и для посторонних. Когда Юля, спешно прервав командировку, прилетела в Москву, Джулия уже была в больнице – девчонка вскрыла себе вены. Сплошная демонстрация! Думаю, малолетняя преступница боялась, что мать начнет ее расспрашивать и заподозрит неладное, вот и схватилась за лезвие. Вся история с ее якобы самоубийством шита белыми нитками. Раиса была дома, когда Джулия, написав записку «Я очень люблю папу, не хочу без него жить», отправилась в ванную и уронила там таз. Бабушка ринулась на шум и обнаружила внучку с порезанной левой рукой. Спрашивается, зачем резать вены, когда в доме кто-то есть? Дождись, когда бабушка уйдет, и действуй. Но нет, эмалированная шайка весьма вовремя свалилась на пол. Раиса пришла в ужас и повезла девчонку в больницу.

– Мда… – выронила я.

– Джулия восстанавливала нервную систему в «лесной школе». А потом произошла новая трагедия – отравилась Юлия. И ее убила Джулька! – сурово заявила Катерина Андреевна.

– Вероятно, Юлия очень любила мужа и не смогла без него жить, – сказала я. – Очень тяжело лишиться близкого человека. Считается, что время лечит, но, на мой взгляд, оно плохой лекарь.

– Сейчас вы лишний раз подтвердили, что Джулька убила и мать, – скривилась моя собеседница. – Раз Юлия не хотела жить без мужа, то в ее смерти надо обвинять ту, кто отправил в могилу Николая. Но вы многого не знаете.

Катерина Андреевна обхватила ладонями стакан с псевдокофе, отхлебнула и продолжала обличительную речь.

…За день до того, как Юлия наглоталась таблеток от гипертонии, Золотарева была у Крыловых. И, сев ужинать вместе с ними, стала свидетельницей жаркого спора между матерью, дочкой и бабушкой.

– С десятого января пойдешь на подготовительные курсы при пединституте, – сказала девочке Юля. – Это невероятное везение. По окончании занятий в середине мая проводят конкурсные испытания, и если ты получаешь на них «четыре»-«пять», то автоматом попадаешь на первый курс. Нахватаешь двоек – сдаешь вступительные с абитуриентами. Но при получении «троек» тебя непременно зачислят.

– Не хочу в пед, – надулась Джулия.

– А куда хочешь? – быстро спросила Раиса Демьяновна.

– Не знаю. Но становиться училкой не собираюсь, – отрезала девчонка. – С моим-то лицом? Дети же дразниться будут.

– Получишь диплом о высшем образовании, – попыталась вразумить ее мать, – а потом совсем не обязательно идти работать в школу.

– Нет! – затрясла головой Джулия. – Лучше умереть, чем в педе обучаться!

– На курсах ограниченное количество мест, туда трудно устроиться, мне пришлось задействовать свои связи. И я уже оплатила занятия, – ответила Юлия.

– Следовало спросить меня, – буркнула дочь, – поинтересоваться моим мнением, а не опираться на собственный эгоизм. Ты решила, а мне подчиняться?

– Деточка, диплом просто необходим для дальнейшей жизни, – увещевала ее Юлия. – Он нужен, чтобы потом писать в анкете «имею высшее образование», и только! Не счесть людей, которые, выучившись на педагога, работают совсем в других областях.

– Не хочу, – плаксиво затянула Джулия, – не желаю пять лет от скуки загибаться на лекциях.

– Ладно, – дала задний ход мать, – расскажи, куда намерена поступать?

– Не знаю, – нудила девочка, – понятия не имею. Никуда мне не хочется. Устала учиться, надоело!

– Иди в пединститут, – не сдалась Юлия, – а там, глядишь, тебе понравится быть студенткой. Веселая пора, все еще впереди.

– Нет! – заорала Джулия. – Отстаньте. Думаете, раз я урод, то можно надо мной издеваться? Я сирота! Мой папа умер! Теперь никто меня к врачу не водит, шрамы навсегда останутся!

Громко рыдая, Джулия вылетела из-за стола и кинулась в коридор. Катерина Андреевна не поверила своим ушам и от нахальства Джулии лишилась дара речи. При жизни отца девчонка закатывала истерики, категорически отказываясь лечиться, а теперь упрекает мать, что та не имеет возможности продолжить делать ей дорогостоящие операции? Какой беспрецедентной наглостью надо обладать, чтобы козырять званием сироты! И кто убил Николая, а?

Пока Золотарева пыталась справиться с эмоциями, ее подруга вскочила с места со словами:

– Юлечка, нужно быть с девочкой деликатной, у нее трудный возраст. Ну зачем ты сама решила вопрос с курсами? Это неверно, следовало хоть для проформы обсудить с Джулией ее будущее.

И бабушка побежала за внучкой.

– Мама права, – расстроилась Юля. – Но я-то хотела как лучше! Случай устроиться на подготовительное отделение представился неожиданно, я ухватилась за этот шанс, понимая, что другого не будет. Если бы у Джулии был хоть какой-то талант, я бы непременно постаралась устроить ее в соответствующий вуз, но у нее ни к какой профессии тяги нет.

Юля вдруг схватилась за горло и замолчала.

– Врешь! – закричала, вбегая в кухню, Джулия. – Я увлекаюсь чтением! Обожаю комиксы!

Катерина покосилась на красную от гнева девчонку и решила хоть раз поставить ее на место:

– Комиксы? Тетрадки с картинками? Тебе самой не смешно?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Люблю героиню Таню. Мне кажется, что детективы про Сергееву самые удачные. Книга понравилась, буду читать другие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *