Версаль под хохлому

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 20

Когда Джулия, поджав губы, ушла, Юля с трудом выдохнула и пожаловалась:

– Грудь как ремнем стянуло. Воздух в легких застрял и ни туда ни сюда.

– Немедленно обратись к врачу, – испугалась Катерина Андреевна.

– Прямо сейчас запишусь, – пообещала Юлия и взялась за телефон.

– После обследования непременно сообщи мне о результатах, – потребовала Золотарева.

Около полудня следующего дня Юля позвонила подруге матери и сказала:

– Тетя Катя, все нормально, анализы хорошие. Вчера у меня от волнения случился сосудистый спазм, надо попить кое-какие лекарства.

– Досконально выполняй предписания доктора, – напомнила Катерина Андреевна.

– Я была в аптеке, – ответила Юля, – оставила там немалую сумму. Денег жаль, но здоровье дороже. Сегодня мама в боевом настроении, идет на меня танком, требует разрешить Джулии самостоятельно выбрать институт. Я бы и рада согласиться, но вижу: ума и желания трудиться у дочери нет, ей светит аттестат с троечками. Ну выберет она себе МГИМО или МГУ, и что? Как туда попасть без золотой медали или связей? Попробую еще разок спокойно побеседовать с Джулией, авось она остыла после вчерашней истерики и нормально воспримет мои аргументы.

– Бог тебе в помощь, – пожелала Катерина Андреевна, – ты одна в вашей семье разумная.

– Спасибо, – грустно откликнулась Юля. – Теперь все на мне, не дай бог, умру, прежде чем дочку в жизни устрою. Встречу на том свете Колю, он меня никогда не простит за то, что Джуленьку покинула…

Рассказчица умолкла и внимательно посмотрела на меня. А затем задала весьма резонный вопрос:

– Ну и как вам кажется, женщина, которая пошла к доктору, потратила немалую сумму на дорогие лекарства, чтобы не потерять здоровье и не оставить Раису Демьяновну с Джулией одних на белом свете, могла в тот же день наложить на себя руки? Совсем ведь не похоже, что ответственная Юлия, желавшая видеть дочь студенткой пединститута и намеревавшаяся вечером объяснить ей необходимость высшего образования, задумала отравиться таблетками.

Мне не оставалось ничего иного, как согласиться с Катериной Андреевной. И та, удовлетворенно кивнув, продолжила повествование.

…Что происходило с Юлией в промежуток с часа дня и до пяти, когда она, приехав домой, выпила стакан воды с растворенными в ней таблетками кракона, не знает никто. Доподлинно известно, что в половине первого она отпросилась с работы. Пришла к начальнице, Елене Львовне, и сказала:

– Сделайте одолжение, отпустите меня. Я должна познакомиться с дамой, которая может устроить Джулию в любой вуз России за вменяемые деньги. Предложение действительно только один день, завтра я им уже не смогу воспользоваться.

У Елены Львовны два сына-школьника, поэтому она сразу согласилась:

– Конечно, поезжай. Но только не плати никаких сумм вперед, вдруг эта дама мошенница.

– Не буду, – кивнула Юля. – Предоплаты и не требуют. Елена Львовна, пожалуйста, никому не рассказывайте, куда я направилась. Эта женщина условие поставила, чтобы я молчала о ней, иначе она откажется иметь со мной дело.

Начальница пообещала держать язык за зубами. Однако все же нарушила данное слово – когда к ней пришли из милиции и стали задавать вопросы, чтобы установить, как Юлия провела последние часы своей жизни…

Катерина Андреевна допила остывший кофе и сурово спросила:

– Ясно? Раиса в тот день уехала к стоматологу, коронки она ставила, просидела в кресле дантиста чуть не весь день. Вернулась в восемь и нашла Юлю мертвой. А рядом пустой стакан. Лично я совершенно уверена: Джулия отравила мать.

– Ее подозревали? – уточнила я.

– Ни на секунду! – воскликнула собеседница. – Девочка утверждала, что она после школы шаталась по городу. Знала, что бабушка в поликлинике, и не торопилась домой, не хотела столкнуться с матерью, боясь, что та непременно начнет с ней скандалить по поводу института. Джулия бродила до десяти, потом позвонила домой. Трубку сняла я – Рая лежала с приступом гипертонии. В квартире врачи, милиция, ужас! А Джулия весело так говорит: «О, тетя Катя, привет! Хорошо, что ты у нас. Бабушка уже вернулась? Если да, я тоже иду. Неохота мне с мамой разговаривать!» Ну я ей и ответила: «Нет у тебя больше матери, а бабушке совсем худо».

– И как отреагировала Джулия? – тихо спросила я.

– Пришла, плакала, кричала, – хмыкнула Катерина Андреевна. – Но я все равно уверена, что мать отравила Джулия.

– Смелое предположение, – вздохнула я. – Улик-то нет.

– Какие еще нужны доказательства? – возмутилась старушка. – Девчонка настоящий тролль!

– Это не аргумент.

Катерина Андреевна принялась комкать салфетку.

– Джулия не хотела учиться в институте, а Юлия давила на нее. Небось она пригрозила ей чем-нибудь, а та угостила мать краконом и ушла. Явилась после десяти и пакетом размахивала, кричала: «Искала подарки бабушке и любимой мамочке на старый Новый год!» Никогда раньше Джулия не совершала длительных походов по магазинам, традиционно преподносила родне самодельные поздравительные открытки, а тут внезапно, именно в тот день, когда умерла мать, утопала на целый день за презентами. Неужели этого мало? – кипела старушка. – Джулия не хотела жить по воле родителей. Отца она убила, чтобы избежать операции, мать за твердое желание отправить ее в институт. И все сошло ей с рук!

– Смерть Юлии сочли самоубийством. Милицию не смутило отсутствие предсмертной записки.

– И все же я уверена, Джулия убила мать, так же, как и тех несчастных, о ком откровенно написала в письме, которое получила Рая! – крикнула Золотарева.

– Кого еще она лишила жизни? – подскочила я.

Катерина прикрыла рот рукой.

– Ой! Я вам ничего не говорила!

– Немедленно рассказывайте! – насела я на Катерину Андреевну. – Почему Джулия оказалась в клинике?

– Особых подробностей я не знаю, – кисло протянула старушка. – Джулька и ранее демонстрации устраивала, когда после смерти отца вены резала, а потом травилась из-за несчастной любви. Оба раза записочки оставляла, что-то вроде «Жить не хочу, прощайте». Учитывая, что она застрелила своего отца, я в искренность ее желания первый раз убить себя не верю, спектакль был разыгран для Раисы. Бабушка должна была думать, что пистолет выстрелил случайно, она не сознательно убила папу и теперь безумно переживает. А второй раз Джулия влюбилась в женатого мужчину. Раисе она ничего не рассказывала, мне, естественно, тоже, но мы сами все поняли. Ведь девчонка часами по телефону с кем-то говорила, по вечерам уходить стала. Я Рае сказала: «Надо узнать, что за мужчина». А Рая в ответ: «Первая любовь у всех несчастная, скоро она закончится».

Так и вышло! Мужик побаловался с Джулией и к законной супруге вернулся, а наша дурочка к домашней аптечке кинулась. Чуток снотворного нашла и кучу пилюль от тромбов, которые Раиса постоянно пьет. Я совершенно уверена: она хотела снова спектакль устроить, думала, любимый узнает о самоубийстве и прибежит. Но получилось иначе – Джулия чуть не умерла, а хахаль ее исчез, как его и не было.

Катерина Андреевна укоризненно покачала головой:

– Первые месяцы Джулия мрачнее тучи бродила, потом повеселела. Я Рае и говорю: «Ох, как бы опять нам девчонку в больницу не везти. С кем на сей раз она амуры крутит? Неужто снова на чужого мужика сачок накидывает? Только бы не гастарбайтер!» А Раиса руками замахала. «Нет, он москвич, зовут Вадик. Я имя случайно выяснила. Зашла к ней в комнату, а на столе лежит открытка, такие девочка нам к праздникам пишет. Любопытство меня одолело, я и засунула в нее нос, а там: «Вадик, любимый!» Но я вида не подаю, что про кавалера знаю. И ты молчи». Рая гадкую девчонку всегда поддерживала, оправдывала ее. Когда после второй попытки самоубийства Джулии смерть в затылок дышала, я обрадовалась: погибнет тролль, освободится Раечка от паразитки, сбросит наваждение. Но моя бедная подружка нашла донора, перелили Джульке кровь, выздоровела она. Зато сейчас, слава богу, померла. Надеюсь, прямиком к сатане угодила.

Я внимательно посмотрела на разговорившуюся Золотареву. Если человек вдруг начинает слишком много болтать, он явно пытается что-то скрыть. Надо узнать, что сейчас старается «закопать» старушка.

– Катерина Андреевна, что за письмо Джулия написала про убийство еще каких-то людей?

Золотарева смутилась.

– Ну… э… в общем…

– Была предсмертная записка! – осенило меня. – Куда она подевалось?

– О, я одну вещь вспомнила! – снова попыталась увести беседу в сторону старушка. – Ее нынешний кавалер хромой. С чего я это взяла? Один раз в доме Крыловых лифт сломался, я пешком пошла. Остановилась на лестничной площадке дух перевести и вдруг слышу сверху голос Джулии: «Ясно, даже колченогому, как ты, я неприятна». Потом она заревела, и дверь хлопнула. Девица с кавалером по телефону поругалась, обозвала его «колченогим», значит, тот хромает. Но больше ничего о нем я не знаю. Если открытка предназначалась ему, то он Вадим.

– Где предсмертное послание? – решительно перебила я Золотареву.

– Раиса его сожгла, – после небольшого колебания ответила та.

– Почему? – не отставала я.

Катерина Андреевна навалилась грудью на пластиковую столешницу.

– Человека после кончины судить нельзя?

– Конечно, нет, – согласилась я.

– Смерть смывает любое преступление? Хоть ты страшный маньяк, много людей убил, но раз умер до приговора, то вроде как честный гражданин?

– Да, – ответила я, не понимая, куда клонит старушка.

– Мы с вами законы знаем, – гордо вскинула голову Золотарева, – а Раиса нет. Она вообще наивный человек, а в плане юриспруденции совсем профан. Нашла Джулию в кресле и давай мне звонить. Я, естественно, тут же прилетела. Чувствую, в квартире горелым пахнет, спрашиваю: «Что здесь случилось?» Раиса меня в гостиную ведет и рыдает. «Джуленьке плохо, у девочки в жизни сплошные беды, от переживаний ум помутился. Она составила страшное письмо, написала, что убила кучу народа. Я никого из них не знаю, и ты, Катюша, ни о чем не спрашивай, не хочу, чтобы внучку отправили после выздоровления под замок. Да и не верю я, она себя оговорила. Я признание сожгла. Ох, ну почему врачи не едут?»

Катерина Андреевна посмотрела мне прямо в глаза.

– Вот чего Раиса наделала! Джулия еще кого-то жизни лишила, а моя подружка, загипнотизированная этим троллем и мучимая мнимым чувством вины, ее снова спасти решила, уничтожила признание в убийстве. Рая не думала, что Джулия умрет, ведь две ее попытки самоубийства ничем не закончились. Зря я вам про письмо сболтнула. Разнервничалась сильно, вот и проговорилась. Джулию ведь сейчас судить не могут? Я не о ее черной памяти беспокоюсь, за Раису переживаю, она ума лишится, если на это исчадие ада тень упадет.

– Значит, сами вы записку не видели? – уточнила я.

– Нет, – отрезала Золотарева. – Лишь вонь от нее осталась, когда я пришла.

– Скажите, а почему у тещи и зятя одна фамилия? – запоздало удивилась я.

– Да ничего особенного, – хмыкнула Катерина Андреевна, – однофамильцы они. Не о том думаете, лучше помогите Раисе правду объяснить. Если она осознает, что Джулия преступница, может, горевать перестанет и наконец-то заживет для себя.

Я решила честно высказать свое мнение:

– Сейчас, когда Крылова госпитализирована с гипертоническим кризом, не стоит затевать с ней такие беседы. И, на мой взгляд, Раисе Демьяновне необходима помощь квалифицированного психолога.

– Нет у нее денег на эту ерунду, – отмахнулась бабулька, – сами разберемся. Вы только докажите, что Джулька со всех сторон убийца. Мне Рая не поверит, а к вам, в особенности если вы удостоверение покажете и строго заявите: «Джулия совершила преступления, о которых сообщила в предсмертном письме», – прислушается.

– Я не видела послания, не знакома с ним, – начала сопротивляться я. – Крылова сразу уличит меня во вранье, ведь она сожгла записку.

– Скажите, что вы ее восстановили, – настаивала Катерина Андреевна. – Наука идет вперед, наверное, теперь и по пеплу текст восстанавливают.

– Джулия умерла, – напомнила я, – она более не доставит бабушке неприятностей.

– Так Рая уродку канонизирует! – воскликнула Золотарева. – Памятник ей поставит, будет на могилу каждый день ездить. Вы обязаны Рае правду объяснить! Приходите, когда ей станет лучше, а я побегу назад, в больницу. Посижу в коридоре, вдруг понадоблюсь. Не дай бог, начнет Раечка звать, а меня нет. Я вам все честно рассказала. Почему? На то у меня две причины. Тролль умер, вот от радости язык и развязался. И второе. Очень надеюсь, что вы сможете вложить Рае в голову простую мысль: хватит ей себя во всех бедах Джулии винить и за смерть Жуленьки переживать. Не моя несчастная подружка пьяной рукой баранку того грузовика держала, не она Джулию страшную в детдоме выбрала. Пусть очнется! Объясните ей, что не стоит кормить овсом деревянную лошадку. Только не упоминайте больше про психолога, Рая никогда к нему не пойдет. Поможете нам?

– Сделаю, что могу, – ответила я. – Но мне придется задать Раисе Демьяновне ряд вопросов, вероятно, не очень для нее приятных.

– Ладно, – согласилась старушка. – Я вам позвоню, как только Рае станет легче. И последнее. Я не могла ничего никому о Джулии рассказать из-за Раисы. Мысли о девушке с кривым лицом и черной душой в себе держала, потому что подругу жалела.

Катерина Андреевна встала, гордо подняла подбородок, выпрямила спину и ушла из дешевой столовки походкой царицы.

Перед тем как сесть в машину, я решила сделать несколько звонков. Сначала набрала номер Маркеловой.

– Вау! – вскрикнула Светлана. – Крылова умерла? Жуть! Она же ненамного старше меня. Джулия часто о самоубийстве заговаривала, но я считала, что она выделывается, внимание к себе таким дешевым способом привлекает. А она объяснила, почему отравилась? В таких случаях всегда письмо оставляют.

– Записки нет, – вздохнула я.

– Вау! – снова воскликнула Света. – Как же так? Может, вы плохо искали? Странно же – уйти добровольно на тот свет и не сказать о причине. Может, кто на пол письмо уронил, и оно под мебель завалилось? Вы у нее в квартире поройтесь!

– Бабушка утверждает, что ничего не было, – скрыла я правду.

– Вау! – стандартно отреагировала Маркелова. – Нет, ищите лучше, должна быть писулька.

– Больше ничего сообщить не могу, – вздохнула я. – Записку никто не видел. Раиса Демьяновна в тяжелом состоянии. В больнице после известия о смерти внучки у нее случился гипертонический криз.

– Сама сейчас трясусь от переживаний, – призналась Светлана. – Прямо ноги подгибаются.

– Будьте добры, дайте мне контакты Вадима, – попросила я.

– Чьи контакты? – не поняла девушка.

– Молодого человека Джулии, – уточнила я.

– У нее не было парня, – удивилась Маркелова.

– Получается, вы не все знали о сестре, – укорила я ее. – Джулия была влюблена в Вадика, у них был роман.

– Хм, – пробормотала Света, – впервые слышу. Кто вам про Вадима натрепал?

Я без запинки соврала:

– Джулия о нем бабушке рассказала.

Честно говоря, я подумала, что Света, узнав о кончине сестры, просто не хочет давать мне координаты Вадима. Не желает впутывать его в историю, связанную со смертью девушки, опасается, что к молодому человеку проявит излишний интерес полиция. Может, парень нравится самой Свете или она с ним дружит? Поэтому я и сказала, что Джулия разоткровенничалась с бабушкой. Значит, теперь Свете нет нужды хранить чужую тайну.

Светлана вдруг закашлялась. А затем спросила:

– И чего, старуха видела хахаля? Тот Джулии букеты приносил, в кино водил, ночевать в ее комнате оставался?

– Сомневаюсь, что Раиса Демьяновна разрешила бы внучке провести ночь с мужчиной, с которым не оформлен брак, – вздохнула я, – не тот, мне кажется, у нее менталитет. Нет, Вадима она не видела.

– Вообще-то нехорошо так говорить, когда человек умер… – зашептала Света, – то, что с Джулей случилось, ужасно. Но… Ладно, скажу. Она врала много. Сколько раз я ее на брехне ловила, причем глупой, сразу заметной. Купит на рынке майку с надписью «I love NY» и говорит: «В Америке приобрела». Смешно. Кто ж ей поверит? У Джулии денег на мороженое не было, курьер на службе копейки получает, какие поездки в США? Думаю, и про Вадима набрехала она бабке. Выдумала его, чтобы та к ней с вопросом о делах на личном фронте не вязалась. Имейся у Джульки парень, я бы сразу узнала. Забудьте о Вадике.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Люблю героиню Таню. Мне кажется, что детективы про Сергееву самые удачные. Книга понравилась, буду читать другие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *